ЕВАНГЕЛИСТЫ это:

ЕВАНГЕЛИСТЫ

[от греч. εὐαγγελιστής; лат. evangelista, evangelizator; сир.  ,  ], 1) апостолы, написавшие канонические Евангелия (см. статьи Евангелие; Иоанн Богослов, ап.; Лука, ап.; Марк, ап.; Матфей, ап.), 2) христ. проповедники, 3) чтецы.

В нехрист. текстах слово «Е.» встречается крайне редко. Известно 2 надписи, в одной из к-рых Е., возможно, называется языческий жрец (СIG. XII 1. 675. 6), в другой - жрица богини Геры названа словом εὐαγγελίς (GDI. 5702. 22, 37; см.: Dieterich. 1900).

Благовещение. Евангелисты Иоанн с учеником Прохором, Матфей, Лука, Марк. Царские врата. Нач. XV в. (ГТГ)

Благовещение. Евангелисты Иоанн с учеником Прохором, Матфей, Лука, Марк. Царские врата. Нач. XV в. (ГТГ)


Благовещение. Евангелисты Иоанн с учеником Прохором, Матфей, Лука, Марк. Царские врата. Нач. XV в. (ГТГ)

В НЗ слово «Е.» использовано 3 раза: в Деян 21. 8, где евангелистом назван Филипп - один из 7 диаконов (ср.: Деян 8. 4-5, 12, 35, 40); в Еф 4. 11, где речь идет о Е. как об одном из церковных служений наряду с апостолами, пророками, пастырями и учителями; в 2 Тим 4. 5, где автор послания призывает Тимофея совершать «дело благовестника» (ἐργὸν εὐαγγελιστοῦ), содержание которого, как можно предположить, передано в словах 1 Фес 3. 2 - ап. Павел называет Тимофея «служителем Божиим» и своим сотрудником «в благовествовании Христовом».

Вульгата переводит греч. εὐαγγελιστής словом evangelista. В Пешитте греч. εὐαγγελιστής в Деян 21. 8, Еф 4. 11 и 2 Тим 4. 5 передается словом   (от сир.   - весть, евангелие, возможно этимологически связанного с древнеевр.  ,  ). В синодальном переводе слово «Е.» употреблено только в Еф 4. 11; в Деян 21. 8 и 2 Тим 4. 5 греч. εὐαγγελιστής переведено рус. «благовестник».

В патристической лит-ре слово «Е.» нередко использовалось для обозначения христ. проповедников. Так, в одном из приписываемых свт. Афанасию I Великому сочинений евангелистом называется ап. Павел (Athanas. Alex. De sancta Trinitate. 1. 12 // PG. 28. Col. 1136). Однако чаще Е.- это странствующие христ. миссионеры, последователи и продолжатели дела апостолов. Евсевий Кесарийский так говорит об их деятельности: «Многие из тогдашних учеников, чью душу слово Божие поразило великим любомудрием, исполняли прежде всего спасительную заповедь: раздавали свое имущество бедным, а затем отправлялись путешествовать и выполнять дело евангелистов, спеша преподать слово веры тем, кто о ней вовсе не слыхал, и передать книги божественных Евангелий. Заложив где-нибудь на чужбине только основание веры, они ставили пастырями других людей, поручали им только что приобретенную ниву, а сами, сопутствуемые Божией благодатью и помощью, отправлялись в другие страны и к другим народам. Множество чудес совершалось ими тогда силой Духа Божия, так что после первой же проповеди все до единого человека с готовностью воспринимали душой своей веру в Создателя всего мира» (Euseb. Hist. eccl. III 27. 2-3). К числу Е. Евсевий относит Фаддея, ап. от 70, к-рого ап. Фома отправил в Эдессу в качестве «вестника и евангелиста [для проповеди] учения о Христе» (κήρυκα κα εὐαγγελιστὴν τῆς περ τοῦ Χριστοῦ διδασκαλίας - Ibid. I 13. 4), а также священномучеников Игнатия Антиохийского, Климента Римского (Ibid. III 38. 1) и основателя Александрийского огласительного уч-ща Пантена (Ibid. V 10. 2-3). Кроме того, в сочинениях христ. писателей есть примеры употребления слова «Е.» в этом же значении по отношению к Богу (Clem. Alex. Strom. III 12), Христу (Hippolytus. In Ps. 109 // PG. 10. Col. 609) и ангелам (Orig. In Ioan. 1. 12).

В качествеве эпитета к именам апостолов, написавших канонические Евангелия, слово «Е.» в христианской лит-ре начинает употребляться с рубежа II и III вв. Сщмч. Ипполит Римский (De Christ. et Antichrist. 56) называет евангелиста Луку, Тертуллиан (Tertull. Adv. Prax. 21, 23) и Дионисий Александрийский (Euseb. Hist. eccl. VII 25. 8) - Иоанна.

В нек-рых литургико-канонических памятниках словом «Е.», по-видимому, обозначается особая должность церковного чтеца. Так, в Дидаскалии апостолов (III в.) в описании необходимых для кандидата в чтецы качеств говориться, в частности, что он должен «понимать, что исполняет служение евангелиста» ( - Didasc. Apost. 3. 6). В совр. практике правосл. Церкви слово «евангелист» в этом значении употребляется в тексте Литургии свт. Иоанна Златоуста в обращении диакона к служащему иерею перед чтением Евангелия: «благослови, владыко, благовестителя (εὐαγγελιστήν)…»

Св. Иоанн Креститель и евангелисты. Передняя панель трона архиеп. Максимиана. 546-556 гг. (Архиепископский музей, Равенна)

Св. Иоанн Креститель и евангелисты. Передняя панель трона архиеп. Максимиана. 546-556 гг. (Архиепископский музей, Равенна)


Св. Иоанн Креститель и евангелисты. Передняя панель трона архиеп. Максимиана. 546-556 гг. (Архиепископский музей, Равенна)

С кон. II в. для характеристики особенностей канонических Евангелий начинают использоваться образы 4 небесных существ, известные по Книге проророка Иезекииля (Иез 1. 4-14) и Откровению Иоанна Богослова (Откр 4. 6-8). Впервые эта символика появилась у сщмч. Иринея Лионского. Доказывая, что единство Евангелий не нарушается различиями между ними, он говорит о них как о едином Евангелии, данном христианам в 4 видах, и сопоставляет Евангелие от Иоанна со львом, символизирующим «действенность, господство и царскую власть» Сына Божия, Евангелие от Луки - с тельцом, поскольку оно означает «священнодейственное и священническое достоинство» Слова, Евангелие от Матфея - с человеком, т. к. оно «изображает Его явление как человека», а Евангелие от Марка - с орлом, как указывающее «на дар Духа, носящегося над Церковью» (Iren. Adv. haer. III 11. 8).

В последующей традиции использование этой символики продолжалось, но конкретные образы, символизирующие то или иное Евангелие, нек-рое время не были постоянными. Наименее устойчивой была символика Евангелия от Марка: блж. Августин сопоставлял его, с человеком (Aug. De cons. Evang. I 6. 9), свт. Амвросий Медиоланский и блж. Иероним Стридонский - со львом (Ambros. Mediol. De instit. virgin. 114; Idem. De Abr. II 54; Hieron. In Ezech. I 1; Idem. In Matth. Prol.). Символика, предложенная блж. Иеронимом, в к-рой орел соответствует Евангелию от Иоанна (по причине «недостижимой высоты богословия» пролога), лев - Евангелию от Марка (начинающемуся словами о «гласе вопиющего в пустыне»), телец - Евангелию от Луки (начинающемуся рассказом о жертвоприношении Захарии), а человек - Евангелию от Матфея (показавшему генеалогию Спасителя по человечеству), преобладает в дальнейшей традиции.

Лит.: Dieterich A. εὐαγγελιστής // ZNW. 1900. Bd. 1. S. 336-338; Leclerq H. Evangélistes (Symboles des) // DACL. 1922. Vol. 5. Col. 845-852; Harnack A. Mission und Ausbreitung des Christentums. Lpz., 19244. 2 Bde; Schlier H. Der Brief an die Epheser. Düsseldorf, 1957. S. 196; Hadidian D. Y. Tous de euangelistas in Eph. 4. 11 // CBQ. 1966. Vol. 28. P. 317-321; Käsemann E. Epheser 4, 11-16 // Idem. Exegetische Versuche und Besinnungen. Gött., 19706. Bd. 1. S. 288-292; Merklein H. Das kirchliche Amt nach dem Epheserbrief. Münch., 1973. S. 73-75, 79-80, 348-392; Ernst J. Die Briefe an die Philipper, an Philemon, an die Kolosser, an die Epheser. Regensburg, 1974. S. 354; Schnackenburg R. Der Brief an die Epheser. Zürich, 1982. S. 183; Подосинов А. В. Символы 4 евангелистов: Их происхождение и значение. М., 2000.

А. В. Пономарёв

Иконография

Важность значения изображений Е. в христ. искусстве соответствует их исторической роли писателей Евангелий, признанных каноническими. Образы Е. встречаются в апостольских циклах, в сценах НЗ с IV-V вв. С 400 г. с Е. начинают сопоставлять их символы, известные по видению прор. Иезекииля и по Откровению ап. Иоанна Богослова,- человека, льва, тельца и орла. Параллель между Е. и их символами на Западе выявляется как в области эсхатологических видений, так и в богословской. В нек-рых случаях символы могут представлять самих Е. Кроме традиц. системы отождествления тетраморфа с образами Е. блж. Иеронима Стридонского могут использоваться др. интерпретации (сщмч. Иринея Лионского, блж. Августина, свт. Афанасия Александрийского, предполагаемого автора «Синопсиса»).

Раннехристианская эпоха

Самое раннее изображение Е., фигуры к-рых идентифицируются по коробке с 4 свитками у ног Спасителя, находится в рим. катакомбах святых Марка и Марцеллиана (до 340). К IV в. относятся рельефные изображения Е. на саркофагах: в соборе г. Апт (Франция) - сохранились надписи над Иоанном и Марком; с изображением Собора апостолов (Музей античных Арля и Прованса); с аллегорическим изображением Церкви-корабля с Иисусом Христом у руля и Е.-гребцами, над каждым имеется надпись с именем (Латеранский музей, Рим; фрагмент). С VI в. Е. изображаются вместе с Богородицей или св. Иоанном Крестителем, напр. на резных пластинах трона (кафедры) еп. Максимиана (546-556, Архиепископский музей, Равенна). С этого же времени изображения Е. встречаются в миниатюрах рукописей: Россанский кодекс (Евангелия от Марка и от Матфея, VI в., Музей кафедрального собора, Россано); Четвероевангелие Раввулы (Laurent. Plut. I. 56, 586 г.). Одно из ранних изображений символов Е.- тельца и ангела среди клубящихся облаков - присутствует в композиции «Жены-мироносицы у Гроба Господня» на резной пластине из слоновой кости, ок. 400 г. (VI в.?) (диптих из собрания Тривульцио, Милан).

Символы евангелистов. Христос и апостолы. Мозаика конхи апсиды ц. Санта-Пуденциана в Риме. Ок. 400 г.

Символы евангелистов. Христос и апостолы. Мозаика конхи апсиды ц. Санта-Пуденциана в Риме. Ок. 400 г.


Символы евангелистов. Христос и апостолы. Мозаика конхи апсиды ц. Санта-Пуденциана в Риме. Ок. 400 г.

Изображения крылатых животных - символов Е.- помещались в композициях триумфального характера, прославляющих величие Бога или поклонение Ему небесных сил: мозаики конхи апсиды ц. Санта-Пуденциана в Риме (ок. 400) - над изображением Небесного Иерусалима человек (ангел) впервые представлен с крыльями; арка апсиды Санта-Мария Маджоре (432-440) в Риме; свод крещальни св. Иоанна Крестителя в Неаполе (IV в.); паруса свода мавзолея Галлы Плацидии в Равенне (ок. 440) - в центре звездного неба представлена композиция «Триумф Креста». В тот же период появились изображения символов Е. с книгами: апсида ц. Сан-Паоло фуори ле Мура в Риме (V в.); свод Архиепископской капеллы в Равенне (494-519); триумфальная арка Сант-Аполлинаре ин Классе в Равенне (ок. 549) и др.

Тема видения прор. Иезекииля получила развитие в композиции «Maestas Domini», где символы расположены по диагоналям вокруг медальона с изображением стоящего или сидящего на радуге Спасителя. Самый ранний пример - рельеф врат ц. Санта-Сабина (ок. 430). В этой же композиции символы Е. в виде тетраморфа под мандорлой возносящегося Иисуса Христа представлены на миниатюре из Евангелия Раввулы (Fol. 13v) и на мозаике в апсиде ц. Осиос Давид в Фессалонике (посл. четв. V в.). Расположение символов (человек вверху слева, лев внизу слева, орел вверху справа, телец внизу справа) соответствует описанию видения пророка и стало в дальнейшем традиционным. В качестве темы алтарных росписей эта композиция получила распространение в искусстве христ. Востока: капелла мон-ря Бауит и мон-рь св. Иеремии в Саккаре, Египет (VI в.); икона VII в. «Христос - Ветхий денми» (мон-рь вмц. Екатерины на Синае).

В V-VI вв. появились изображения самих Е. с их символами. Один из первых примеров - мозаика капеллы ц. Сан-Джованни ин Латерано (461-468): символы изображены в облаках рядом со стоящими Е. На мозаиках вимы ц. Сан-Витале в Равенне (546-548) Е. представлены без книг и с бескрылыми животными: Матфей с человеком, Лука с тельцом, Марк со львом, Иоанн с орлом; на миниатюре из Евангелия св. Августина Кентерберийского, кон. VI в. (б-ка Корпус-Кристи-колледжа, Кембридж. Ms. 286. Fol. 129v), Лука изображен с крылатым тельцом.

Византийское искусство

В послеиконоборческий период широкое распространение получили изображения Е., пишуших Евангелия. Этот иконографический тип, сложившийся в раннехрист. искусстве, восходит к античным портретам поэтов, ораторов и философов, обдумывающих и пишущих свои произведения или вдохновляемых музами (Венский Диоскорид - Vindob. Med. gr. 1. Fol. 4v, ок. 512 г., К-поль; Codex Virgilius Romanus - Vat. lat. 3867. Fol. 3v, 500 г.; Corpus Agrimensorum - б-ка герц. Августа в Вольфенбюттеле (Н. Саксония). Guelf. 3623. Fol. 69v, VI в.). Чаще всего Е. изображались сидящими перед столами с письменными принадлежностями или пюпитрами, с книгами и свитками, размышляющими над текстом, читающими или записывающими. К X в. было выработано неск. устойчивых вариантов изображения сидящих Е. Традиционностью отличается и иконография их обликов: Иоанн и Матфей - седовласые старцы, Марк и Лука - мужи средних лет с короткими темными волосами и бородой, Лука иногда с гуменцом (тонзурой). Реже встречаются фигуры стоящих Е. с раскрытой книгой или со свитком в руках (Paris. gr. 70. Fol. 4v, 3-я четв. X в.). Такие портретные миниатюры Е. известны с VI в. В Евангелии Раввулы на листах с таблицами канонов Е. представлены 2 типами портретов: сидящие Е.- один пишет в свитке, другой размышляет над лежащим на коленях раскрытым кодексом, указывая правой рукой вверх; стоящие Е. с закрытыми кодексами в руках. В Евангелии из Россано (Fol. 121r) Марк представлен сидящим в кресле перед благословляющей его труд жен. фигурой (персонификацией Божественной Премудрости?). Сложившиеся в послеиконоборческий период основные типы композиций с портретами Е. отличаются позами последних, числом персонажей, количеством предметов обстановки и характером фона (фоны без архитектурных кулис, архитектурные или пейзажные фоны, напр. изображения Иоанна на о-ве Патмос). Наиболее распространенной является иконография сидящих Е., реже встречаются фигуры стоящих Е. (напр., Четвероевангелие из б-ки Принстонского ун-та - Princeton. Garrett. 6, 2-я пол. IX в.; Paris. gr. 70. Fol. 4v).

Евангелист Марк с ап. Петров. Миниатюра из Евангелия. XIII в. (РНБ. Греч. 101. Л. 50 об.)

Евангелист Марк с ап. Петров. Миниатюра из Евангелия. XIII в. (РНБ. Греч. 101. Л. 50 об.)


Евангелист Марк с ап. Петров. Миниатюра из Евангелия. XIII в. (РНБ. Греч. 101. Л. 50 об.)

В системе декорации крестово-купольного храма изображения Е. помещали в парусах под куполом, что символизирует распространение евангельского учения на все стороны света. Иконы Е. могли входить в состав деисусного ряда темплона (ок. 1360, мон-рь Хиландар на Афоне).

Один из ярких примеров воплощения в визант. искусстве классических традиций - портретные миниатюры Е. в Четвероевангелии из мон-ря Ставроникита на Афоне (Ath. Stauronik. 43. Fol. 10v, 11r, 12v, 13r, X в.). Е. представлены на фоне архитектурного c элементами пейзажа задника - разнообразных массивных античных построек, акцентирующих глубину пространства. Фигуры Матфея и Иоанна развернуты влево, Марка и Луки - вправо. Е. сидят в свободных позах на табуретах с подушками, ногами опираясь на подножия, перед столиками с письменными принадлежностями и пюпитрами, на к-рых лежат книги. Матфей глубоко задумался перед раскрытой книгой, приложив палец к углу рта; Марк держит стило, готовый писать, но пока его рука покоится на колене; Лука окунает стило в чернильницу, раскрытый для письма кодекс лежит на коленях, через закрытую книгу на пюпитре перекинут длинный свиток, его конец находится на полу; Иоанн со свернутым свитком в левой руке сосредоточенно размышляет перед раскрытой на пюпитре книгой, прижав палец к губам, около пюпитра - коробка со свитками. На столах - чернильницы, прозрачные сосуды с черными и красными чернилами, циркули. Обстановка работы над рукописью передана с большой точностью и эмоциональной достоверностью. Вероятно, рукопись копирует ранний визант. образец.

Евангелист Лука, пишущий икону Богородицы. Миниатюра из Лекционария. Кон. XIV - нач. XV в. (Sinait. gr. 233. Fol. 86v)

Евангелист Лука, пишущий икону Богородицы. Миниатюра из Лекционария. Кон. XIV - нач. XV в. (Sinait. gr. 233. Fol. 86v)


Евангелист Лука, пишущий икону Богородицы. Миниатюра из Лекционария. Кон. XIV - нач. XV в. (Sinait. gr. 233. Fol. 86v)

В это же время создаются миниатюры др. типа. Так, в Четвероевангелии из Ватопедского мон-ря на Афоне (Ath. Vatop. 949. Fol. 83v, 222v, 949 г.) Е. представлены на ровных золотых фонах. Их фигуры обращены в одну сторону. Позы приобрели более сдержанный и условный характер, что позволило в дальнейшем повторять их из рукописи в рукопись. Нек-рые иконографические варианты пользовались особой популярностью и сохранялись почти без изменения на протяжении столетий, напр. изображение Марка, к-рый сидит, подпирая голову левой рукой и опустив правую руку со стилом на раскрытый кодекс, лежащий у него на коленях (Ath. Vatop. 949. Fol. 83v; Ibid. 950. Fol. 72v, XI в.; Ibid. 960. Fol. 104v, 1128 г.; Ibid. 953. Fol. 92v, XIII в.; Ibid. 939. Fol. 82v, XIII в. (фигура развернута фронтально); РНБ. Греч. № 801, XI в.; мозаика ц. Успения Богородицы в Никее, 1065-1067, не сохр.). Также Марк может изображаться читающим, он держит книгу обеими руками (Ath. Vatop. 913. Fol. 74v, нач. XIV в.); пишущим в книге, к-рая лежит на коленях (Ibid. 917. Fol. 62v, XIV в.); опустившим стило в чернильницу и придерживающим лист пергамена на колене (Ibid. 974. Fol. 74v, XIII в.; Ath. Stauronik. 56. Fol. 62v, XIII в.); опустившим руку со стилом на колено и придерживающим левой рукой кодекс на пюпитре (Трапезундское Евангелие - РНБ. Греч. № 21. Л. 5 об., сер. X в.); разворачивающим свиток обеими руками (Ath. Laur. А-113. Fol. 210v, XIV в.). Каждый из Е. может быть представлен в одной из таких поз, Е. в одной рукописи могут быть изображены одинаково, напр. пишущими в книгах (Ath. Vatop. 917. Fol. 7v, 62v, XIV в.).

В палеологовскую эпоху в визант. миниатюрах появились изображения Евангелиста, затачивающего стило (изображение Матфея - Ath. Vatop. 937. Fol. 14r, нач. XIV в.), заимствованные из западноевроп. миниатюр XI-XII вв. (Buchthal. 1983. P. 158).

Наряду с представлением к.-л. этапа в процессе создания автором книги - писания текста, обдумывания, сверки текстов, приготовления инструмента письма - в изображениях Е. могут быть запечатлены особые обстоятельства, при к-рых были написаны Евангелия, отражены агиографические детали, имеющие и историческое и духовное значение. Так, в изображениях Иоанна показана его работа с учеником Прохором и получение Откровения с небес. Существует неск. вариантов такой иконографии: Иоанн стоит, полуобернувшись вправо к небесному сегменту, внимая Богу, вытянув благословляющую руку к сидящему на табурете пишущему Прохору, на золотом фоне (Ath. Vatop. 960. Fol. 264v, 1128; Четвероевангелие X в.- Ath. Dionys. 588), та же сцена на фоне горок, т. е. на о-ве Патмос (Ibid. 587. Fol. 1v, XI в.; ГИМ. Греч. № 41, XII в.); Иоанн на фоне архитектуры с раскрытой книгой сидит в кресле, диктуя сидящему напротив Прохору (РНБ. Греч. № 101. Л. 116 об., нач. XIV в.); Иоанн сидит на фоне горок, обернувшись к небесному сегменту, и диктует Прохору (Vindob. Theol. gr. 300, 1-я пол. XIV в.); Иоанн сидит на фоне пещеры, полуобернувшись к небесному сегменту, макая стило в чернильницу, без Прохора (Ath. Vatop. 913. Fol. 186v, нач. XIV в.; Ath. Laur. А-113. Fol. 4v, XV в.); Иоанн сидит в такой же позе на золотом фоне (ГИМ. Греч. № 407, XIV в.) или стоит (там же) на фоне горок, обернувшись к небесному сегменту, также без Прохора.

В иконографии Луки нашло отражение предание о том, что им были написаны первые иконы Богоматери. В палеологовское время в монументальной живописи, в миниатюрах и на иконах встречаются изображения Луки, пишущего икону Богоматери. Лука представлен сидящим, но вместо пюпитра перед ним мольберт с иконой Богоматери, вместо чернильницы - краски, в руке кисть (фреска ц. Рождества Богородицы мон-ря Матейче, Македония (1355-1360); миниатюры из Лекционария (Sinait. gr. 233. Fol. 87v, кон. XIV - нач. XV в.) и Евангелий мон-ря св. Иоанна Богослова на Патмосе (напр., Patm. 330. Fol. 82v, 1427 г.); икона Доменико Теотокопулоса (Эль Греко) (1560-1567, Музей Бенаки, Афины)).

Евангелисты Иоанн и Матфей. Роспись вост. парусов Спасо-Преображенского собора Евфросиниева мон-ря в Полоцке. 60-е гг. XII в.

Евангелисты Иоанн и Матфей. Роспись вост. парусов Спасо-Преображенского собора Евфросиниева мон-ря в Полоцке. 60-е гг. XII в.


Евангелисты Иоанн и Матфей. Роспись вост. парусов Спасо-Преображенского собора Евфросиниева мон-ря в Полоцке. 60-е гг. XII в.

Е. изображаются также со своими учителями: Марк - с ап. Петром, Лука - с ап. Павлом (РНБ. Греч. № 101. Л. 50 об., 76 об.),- или с персонификацией Божественной Премудрости в образе девы, что должно свидетельствовать о богодухновенности их текстов. Этот античный мотив, напоминающий о поэте и музе, получил распространение в балканском искусстве в палеологовский период. Е. с персонификациями Премудрости Божией (иногда присутствует соответствующая надпись - Ath. Chil. 13. Fol. 155, 1354-1375 гг.) чаще встречаются в монументальной живописи (ц. Богородицы Левишки в Призрене, Сербия (1310-1313); ц. вмч. Георгия в Старо-Нагоричино, Македония (1317); ц. Вознесения в мон-ре Раваница, Сербия (ок. 1387)), а также на иконах и на миниатюрах.

Благословение на труд Е. могут получать непосредственно от Христа. Такова миниатюра из Ванского Евангелия (Кекел. А 1335, кон. XII в.), на к-рой представлен стоящий и благословляющий обеими руками Христос, по сторонам Которого склонились в молитвенных позах Е. Иконография этой сцены (аналогичная - в Vat. gr. 756, XI в.) соответствует композиции «Отослание апостолов на проповедь».

Распространенные в раннехрист. период изображения символов Е. в визант. искусстве чаще встречались в композиции «Maestas Domini»: на миниатюре из Евангелия (Marc. gr. Z 540, XII в.); на двусторонней иконе ок. 1395 г. из Поганова (Национальная художественная галерея, София). Символы включались также в миниатюры с Е. (ГИМ. Греч. № 519, 2-я пол. XII в.: над Марком, согласно системе отождествлений, принятой свт. Афанасием Александрийским,- телец) или помещались на фоне рядом с заставкой и началом текста (Матен. 7347. Л. 165, 1113 г.- телец перед Лукой). В палеологовскую эпоху символы и тетраморфы стали изображаться отдельно от фигур Е. (Ath. Vatop. 937. Fol. 17r, 129v - тетраморфы, 128r - орел с книгой, 322r - лев с книгой, нач. XIV в.). Тетраморфы встречаются в различных контекстах, в т. ч. в композиции «Небесная литургия» (фрески ц. арх. Михаила в Леснове, Македония, 1346-1349) и в различных системах отождествления с Е., напр., по сщмч. Иринею Лионскому, рядом с орлом - Марк (Ath. Vatop. 937. Fol. 129r, XIV в.), рядом со львом - Иоанн (Ibid. Fol. 322r). Вместо тетраморфов могут изображаться полуфигуры символических животных в ряд, так изображены символы Е. на нижних полях 2 листов канонов (напр., в Евангелии - Ibid. 247. Fol. 21r, 21v, XIV в.).

Древнерусское искусство

Изображения Е. и их символов появляются в самых ранних сохранившихся произведениях Др. Руси. В соответствии с визант. программой храмовой декорации образы сидящих за столиками и пишущих Е. были помещены в парусах Софийского собора в Киеве (40-е гг. XI в.). В Спасо-Преображенском соборе Евфросиниева мон-ря в Полоцке (60-е гг. XII в.) Е. представлены в разных позах: Иоанн, запрокинув голову, смотрит вверх, указывая правой рукой в небеса. Портретные миниатюры Е. с их символами имеются в древнейших рус. рукописях - Остромировом (РНБ. F. n. I. 5. 1056/57 г., Киев) и Мстиславовом (ГИМ. Син. № 1203. Нач. XII в., Новгород) Евангелиях. Следуя визант. традиции, рус. иконописцы Галицко-Волынской Руси, Новгорода, Твери, Ростова использовали принятые иконографические схемы, а также применяли сложные композиционные решения (напр., парный портрет Луки и Марка - Спасское Евангелие, Ярославль, ЯИАМЗ. № 15690. Л. 102 об.). Типичным для рус. искусства стало изображение Е. на створках царских врат, а также в деисусных чинах иконостасов (Кирилловский иконостас, 1497, ПИАМ). В произведениях XIV-XV вв. отразились тесные связи рус. искусства с искусством Балкан. В новгородских рукописях и фресках, тверских иконах XIV-XV вв. появились изображения Е. с персонификациями Божественной Премудрости (роспись ц. Успения Богородицы на Волотовом поле в Вел. Новгороде (80-е гг. XIV в.); миниатюры из Евангелия - РГБ. Ф. 247. Рогож. № 138; фрагмент царских врат из Твери, 2-я пол. XV в., ЦМиАР). В XVI в. в Пскове была создана икона «Евангелист Лука пишет икону Богоматери» (ПИАМ). К нач. XV в. относятся 2 московские роскошные рукописи с образами Е. на отдельных листах и их символами (Евангелие Хитрово - РГБ. Ф. 304. III. № 3/M.8657, ок. 1400 г.; Евангелие Успенского собора Московского Кремля - ГММК. Кн. № 34, 1-я четв. XV в.) и рукопись, украшенная композицией «Maestas Domini» (Андрониково Евангелие - ГИМ. Епарх. № 436, 1-я четв. XV в.), в иконографической программе к-рых отразились палеологовские тенденции. В это же время в рус. искусстве появилась композиция «Спас в силах», в к-рой символы Е. изображены в углах красного ромба. Е. и их символы могут помещаться также на драгоценных окладах Евангелий (оклад Евангелия Хитрово, Евангелия из Успенского собора Московского Кремля). В кон. XVI в. в росписях храмов вместо Е. иногда изображались только их символы (Смоленский собор Новодевичьего монастыря, ц. Св. Троицы в Вязёмах).

Лит.: Friend A. M. The Portrets of Evangelists in the Greek and Latin Manuscripts // Art Studies. Camb. (Mass.), 1927. Vol. 5. P. 115-147; 1929. Vol. 7. P. 3-29; Klein D. St. Lukas als Maler der Madonna: Diss. B., 1933; Weitzmann K. Die byzant. Buchmalerei des IX. und X. Jh. B., 1935; Djuric V. J. ber den «Cin» von Chilandar // BZ. 1960. Bd. 53. S. 333-351; Buchthal H. A Byzantine Miniature of the Fourth Evangelist and Its Relatives // DOP. 1961. Vol. 15. P. 127-139; idem. Toward the History of Paleologan Illumination // idem. Art of the Mediterranean World: 100 to 1400. Wash., 1983; Nilgen U. Evangelisten // LCI. Bd. 1. S. 696-713; The Treasures of Mont Athos: Illuminated Manuscripts. Athens, 1974-1975. Vol. 1-2 / S. M. Pelekanidis, P. C. Christou, Ch. Mavropoulou-Tsioumis, S. N. Kadas; 1979. Vol. 3 / S. M. Pelekanidis, P. C. Christou, Ch. Mavropoulou-Tsioumis, S. N. Kadas, E. Kalamartsi-Katsarou; 1991. Vol. 4 / P. C. Christou, Ch. Mavropoulou-Tsioumis, S. N. Kadas, E. Kalamartsi-Katsarou (т. 4 на греч. яз.); Hunger H., Wessel K. Evangelisten // RBK. 1977. Bd. 2. S. 452-507; Лихачева В. Д. Визант. миниатюра. М., 1977. Ил. между табл. 26 и 27; Лазарев В. Н. История визант. живописи. М., 1986. С. 69. Табл. 258-259, 523; Spatharakis I. The Left-handelt Evangelist: A Contribution to Palaeologian Iconography. L., 1988. fig. 2, 4; Смирнова Э. С. Лицевые рукописи Вел. Новгорода: XV в. М., 1994. С. 215-227; Покровский Н. В. Евангелие в памятниках иконографии. М., 2001. С. 485; Попова О. С. Проблемы визант. искусства. М., 2006. Ил. 99, 110-111.

Н. В. Квливидзе


Православная энциклопедия. - М.: Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». 2014.

Смотреть что такое "ЕВАНГЕЛИСТЫ" в других словарях:

  • ЕВАНГЕЛИСТЫ — (греч. благовестники). Апостолы, описавшие жизнь и учение И. Христа. Впоследствии в зап. Европе евангелист стал означать то же, что миссионер. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ЕВАНГЕЛИСТЫ греч.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Евангелисты — (благовестники) авторы четырёх Евангелий Матфей, Марк, Лука и Иоанн. В древности евангелистами называли и проповедников Евангелий, у протестантов миссионеров и проповедников учения Иисуса Христа …   Исторический словарь

  • ЕВАНГЕЛИСТЫ — 1) Мифич. авторы евангелий: Матфей, Марк, Лука и Иоанн. Первый и последний из них, по церк. традиции, были апостолами, Марк – учеником апостола Петра, Лука – учеником и спутником апостола Павла. 2) Е. (или евангельские христиане) – название одной …   Философская энциклопедия

  • Евангелисты — У этого термина существуют и другие значения, см. Евангелисты (значения). Четыре ев …   Википедия

  • Евангелисты — (греч. euangelion благая весть) евангельские христиане, секта, близкая к баптистам. Евангелисты веруют в личное перевоплощение и искупление через смерть Христа как средство своего спасения. Политическое и социальное влияние массового евангелизма… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Евангелисты — христианская секта протестантского толка, исповедующая жизнь точно в соответствии с Евангелием (отсюда и название). Это евангельские христиане, которые очень широко трактуют учение Христа, считая, например, спасение души независимым от личных… …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • Евангелисты — (благовестники)    апостолы, которые были авторами Евангелий. Они не только благовествовали миру, но и изложили Евангелие в письменном виде. Это апостолы Матфей, Марк, Лука и Иоанн Богослов. Матфей и Иоанн были апостолами от 12 ти, а Марк и Лука… …   Православная энциклопедия

  • Евангелисты — (греч. благовестники). Так называются авторы четырех Евангелий Матвей, Марк, Лука и Иоанн. В древности это название было шире; оно прилагалось ко всем проповедникам Евангелия или слова Божия. Среди протестантских народов такое употребление слова… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • ЕВАНГЕЛИСТЫ — 1) В христ. богословии мифич. авторы Евангелий. 2) Члены секты т. н. евангельских христиан …   Советская историческая энциклопедия

  • Евангелисты — (благовестники) (Еф.4:11 ) название тех из апостолов и их сотрудников в Христианской церкви, которые не только проповедовали Евангелие словом, но и изложили оное письменно, а именно: Матфей, Марк, Лука и Иоанн.1 й и последний были из 12, а второй …   Библия. Ветхий и Новый заветы. Синодальный перевод. Библейская энциклопедия арх. Никифора.

Книги

Другие книги по запросу «ЕВАНГЕЛИСТЫ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»