ИЕЗУИТЫ это:

ИЕЗУИТЫ

[офиц. название - Societas Jesu (SJ), Об-во Иисуса], католич. орден монашествующих регулярных (уставных) клириков, основанный в 1534 г. католич. св. Игнатием Лойолой и утвержденный 27 сент. 1540 г. папой Римским Павлом III буллой «Regimini militantis Ecclesiae». Деятельность членов ордена имеет целью пропаганду и защиту католич. веры, миссионерство, просветительную деятельность, католич. воспитание и образование верующих. Символ ордена - монограмма имени Христа (IHS), девиз - «Ad majorem Dei gloriam» (A.M.D.G.- К вящей славе Божией).

Термин «И.» долгое время употреблялся как неофиц. наименование членов ордена (до XVI в. термин использовался для обозначения ревностных подражателей жизни Иисуса). И. называли себя «игнатианцами» по имени основателя ордена, «воинством Иисуса», а также «сотоварищами Иисуса» (см.: Nigrono J. Regulae Communes Societatis Iesu. Cracoviae, 1913. T. 1. P. 338-341). Впервые официально слово «иезуит» было употреблено в постановлении 32-й генеральной конгрегации ордена (1975), однако вплоть до наст. времени в офиц. документах в отношении членов ордена применяются описательные выражения «члены Общества Иисуса», «священники... монашествующие... регулярные клирики Общества Иисуса».

Организация и устав

Структура ордена сложилась к сер. 40-х гг. XVI в., организационные принципы И. были закреплены 21 июля 1550 г. буллой «Exposcit debitum» папы Римского Юлия III и нашли отражение в пространных орденских конституциях (Constitutiones), работа над к-рыми была начата Лойолой в 1547 г. и закончена уже после его смерти (конституции утверждены на 1-й генеральной конгрегации И. в 1558). Об-во Иисуса - муж. орден, в нем нет жен. ветви и ветви мирян (терциариев). Орден изначально мыслился и предназначался для активной работы в миру, поэтому в отличие от «классических» монашеских орденов И. не вменяется в обязанность совместное богослужение (в т. ч. совместное чтение бревиария), отсутствуют внутренние предписания более строгих постов или покаянной практики. И. не имеют особого орденского облачения, его членам разрешено носить одежды приходских священников той местности, где они находятся, или светскую одежду. И.- орден с четкой структурой и жесткой дисциплиной; его члены не могут занимать к.-л. высшие церковные должности или принимать епископский сан без особого дозволения руководства ордена.

Одобрение устава Общества Иисуса папой Павлом III. Роспись ц. Богоматери в Оломоуце, Чехия. Худож. Я. К. Хандке. 1743 г.

Одобрение устава Общества Иисуса папой Павлом III. Роспись ц. Богоматери в Оломоуце, Чехия. Худож. Я. К. Хандке. 1743 г.


Одобрение устава Общества Иисуса папой Павлом III. Роспись ц. Богоматери в Оломоуце, Чехия. Худож. Я. К. Хандке. 1743 г.

Вступление в Об-во Иисуса связано с прохождением особой длительной подготовки (формации), что является одной из отличительных особенностей ордена. Прошедшие испытательный срок (преновициат; обычно ок. 6 месяцев) становятся послушниками (новициями). В течение 2 лет новициата послушники учатся жить в мон. общине, практикуют «Духовные упражнения» (см. в ст. Лойола) и «эксперименты» в миру, работают в приходах, в больницах, во время паломничеств (новиции еще могут добровольно покинуть орденские учреждения). По окончании новициата послушники приносят 3 монашеских обета: нестяжания, целомудрия и послушания («первые», или «простые» обеты). Новые члены ордена (схоластики) уже не имеют права покинуть орден без особого разрешения; в течение последующих 10 лет они изучают различные науки. Их обучение, как правило, состоит из 2 лет юниората, когда интенсивно изучаются гуманитарные науки (лит-ра, искусство, языки), и последующего изучения философии (3 года). Затем схоластики проходят педагогическую практику (магистерий) в орденских школах и коллегиях (ок. 2 лет), а также занимаются изучением богословия (4-5 лет), имея право одновременно обучаться светским наукам в к.-л. ун-те. В конце курсов богословия большинство схоластиков принимают сан пресвитера (обычно его могут принять лица не моложе 33 лет примерно после 10 лет общей подготовки). По завершении богословских занятий И. проходят терциат («третий год», т. е. 3-й по отношению к 2 годам новициата), посвященный углубленному изучению основ духовной жизни и правил ордена.

После терциата большая часть И. вновь приносят 3 монашеских обета («последние», «торжественные» или «публичные» обеты) и «четвертый обет», обет повиновения папе Римскому «в вопросах миссий», т. е. готовности принять от него любые поручения (монахи др. орденов могут получить такое распоряжение лишь от своих настоятелей). Принесшие «торжественные» обеты и обет послушания папе получают статус профессов и становятся членами Об-ва Иисуса «в полной мере», т. е. могут выполнять наиболее важные функции и участвовать в управлении орденом. Лица, не принесшие обета подчинения папе Римскому и, как правило, не имеющие сана пресвитера, повторяют «простые» обеты и остаются в ордене как братья. Ранее они назывались коадъюторами (помощниками; в наст. время это понятие не употребляется), к которым относились И., допущенные к принесению 3 публичных обетов по достижении 30 лет и после 10 лет испытаний и обычно занимавшиеся хозяйственными делами (светский коадъютор), а также И., не получившие иезуитской формации, но назначенные на должности преподавателей, проповедников, руководителей домов и коллегий (духовный коадъютор).

Орден состоит из провинций, которые в основном соответствуют совр. границам гос-в. В орденскую провинцию входят дома профессов, коллегии, новициаты и резиденции, возглавляемые ректорами. Неск. провинций, объединенных по территориальному или языковому принципу, образуют монашескую ассистенцию (изначально их было 5 - Итальянская, Португальская (включавшая Португалию, Гоа, Малабар, Японию с Сиамом, Тонкином и Кохинхиной, Китай, Бразилию, Мараньян), Испанская (включавшая Толедо, Кастилию, Арагон, Сардинию, Перу, Чили, Терра-Фирма, Мексику, Филиппинские о-ва, Парагвай и Кито), Французская и Германская; в наст. время в ордене 10 ассистенций). Россия и страны СНГ входят в Независимый российский регион Об-ва Иисуса (Regio Independens Russica). Литва, Латвия и Эстония выделены в самостоятельные провинции.

Руководство орденом осуществляется генеральным настоятелем (у И. он называется генеральным препозитом, или генералом), избираемым пожизненно на генеральной конгрегации. Резиденция генерала ордена находится в Риме близ Ватикана (ул. Борго-Санто-Спирито, 5). У генерала есть генеральный викарий (осуществляет руководство орденом в случае смерти генерала и отвечает за созыв генеральной конгрегации), советники-ассистенты (представители ассистенций), секретарь и наблюдатель (admonitor). Раз в 3 года собираются конгрегации представителей провинций - прокураторов. У начальников провинций - провинциалов, назначаемых генералом (обычно на 3-летний срок),- также есть советники и наблюдатели. Высшей законодательной властью в ордене обладает генеральная конгрегация, в которой участвуют генерал, генеральный викарий, провинциалы и делегаты от каждой орденской провинции и от миссий. Конгрегация созывается для решения особо важных вопросов в жизни всего ордена и имеет право вносить изменения в его устав, издавать новые декреты, а также смещать или принимать добровольную отставку генерала.

История ордена

Игнатий Лойола, баск по происхождению, избравший сначала военную карьеру, в 1521 г. был ранен при осаде Памплоны и во время выздоровления вдохновился идеей «подражания Христу» (imitatio Christi). После неск. лет духовных исканий он решил проповедовать Евангелие и разработал собственный метод личного совершенствования, основанный на молитве и созерцании (изложен в соч. «Духовные упражнения»). Пропаганда этого нетрадиц. метода привлекла внимание инквизиции. Лойоле пришлось переехать в Париж, где он начал обучение в Сорбонне и в 1534 г. получил степень магистра свободных искусств. Сформировавшийся кружок единомышленников Лойолы стал основой будущего ордена И. Датой основания Об-ва Иисуса считается 15 авг. 1534 г., когда Лойола и его товарищи собрались в одной из церквей на Монмартре и торжественно поклялись отправиться миссионерами в Иерусалим или, если это окажется невозможным, туда, куда прикажет папа Римский. Кроме Лойолы в этот кружок вошли 4 испанца: католич. св. Франциск Ксаверий, Альфонсо Сальмерон, Диего Лайнес и Николас Бобадилья, савоец Пьер Фавр и португалец Симан Родригиш.

Игнатий Лойола. Скульпторы К. и Д. Рускони. 1723 г. (собор св. Петра в Риме)

Игнатий Лойола. Скульпторы К. и Д. Рускони. 1723 г. (собор св. Петра в Риме)


Игнатий Лойола. Скульпторы К. и Д. Рускони. 1723 г. (собор св. Петра в Риме)

В 1537 г. будущие миссионеры, число к-рых увеличилось до 10 чел., собрались в Венеции для выполнения принесенного обета. Поскольку из-за войны Венеции и герм. имп. Карла V с турками добраться до Иерусалима по морю было невозможно, они решили отправиться в Рим. Нек-рые спутники Лойолы и он сам в разное время были рукоположены во пресвитеры; парами они разошлись по университетским городам Италии. Лойола, Лайнес и Фавр пришли в Рим с надеждой получить от папы одобрение своей деятельности. Здесь они создали орден на новых началах (без строгих правил общежительной жизни, с учетом необходимости жить «в рассеянии») и написали проект устава (Formula Instituti), к-рый был одобрен в 1540 г. папой Павлом III. Изначально количество членов ордена ограничивалось 60, но в 1544 г. это ограничение было снято (булла «Iniunctum nobis»). Первым генералом ордена стал Лойола; он сам занялся составлением орденских конституций. В 1550 г. папа Юлий III буллой «Exposcit debitum» вновь одобрил деятельность И., объявив, что кроме пропаганды католич. веры целью ордена является защита Римско-католической Церкви. Среди задач ордена рассматривались миссионерская деятельность и воспитание юношества в католич. традиции.

Преемником Лойолы стал Диего Лайнес (избран на генеральной конгрегации ордена в 1558), вместе с Сальмероном в 1545-1548 и 1551-1552 гг. он был представителем Римского папы на Тридентском Соборе, где И. активно участвовали в работе над декретами об оправдании и о таинствах. Третьим генералом ордена в 1565 г. стал католич. св. Франциск Борджа (см. ст. Борджа). К 60-м гг. XVI в. в ордене было 2 тыс. членов, в 1615 г.- более 13 тыс. В период борьбы с Реформацией пропагандистская, воспитательная и миссионерская деятельность И. находилась под покровительством католич. государей. В странах, где распространился протестантизм, И. основывали свои резиденции, а если это оказывалось невозможно (напр., в Англии), то открывали соответствующие орденские дома и коллегии в Риме.

Важную роль в ордене, одной из основных целей к-рого являлось обучение, играла образовательная система, включавшая средние и высшие учебные заведения. В 1539 г. Лайнес предложил для образования и воспитания молодых людей организовать орденские коллегии; первоначально они были открыты в виде общежитий И. при ун-тах Парижа (1540), Падуи, Коимбры (1542) и Валенсии (1544), куда новые члены ордена направлялись для учебы. Первым собственным учебным заведением И. в 1546 г. стала коллегия в Гандии (Испания), чей статус в след. году папа Павел III возвысил до ун-та. В 1548 г. по приглашению испан. вице-короля Неаполя И. открыли в Мессине коллегию (впосл. также ун-т), учебный план к-рой послужил основой для преподавания в др. коллегиях. В 1551 г. с одобрения папы Юлия III была учреждена коллегия в Риме (впосл. преобразованная в Григорианский университет). Папа передал под управление И. основанную в 1552 г. Германскую коллегию, где готовили священников для служения в странах с распространявшимся протестантизмом. К кон. 50-х гг. XVI в. ордену принадлежало 45 коллегий, к 1579 г.- 144, а к 1626 г. число иезуитских коллегий достигло 444, к этому времени в ведение И. было передано 56 ДС. С 1571 г. И. преподавали в крупнейших европ. городах. Создавая свою собственную систему образовательных учреждений, И. также стремились проникнуть в уже существовавшие известные ун-ты и по возможности подчинить их своему влиянию. Центрами иезуитского влияния стали ун-ты в Кёльне и Ингольштадте, коллегии в Вене, в Чехии, в Венгрии, во Фландрии. Принципы, правила организации и методы, положенные в основу иезуитской системы образования (Ratio atque institutio studiorum societatis Jesu), были разработаны под наблюдением генерала ордена Клаудио Аквавивы (1581-1615). В учебной программе, составленной в 1586 г., основное внимание уделялось богословию и гуманитарным дисциплинам; преподавание также включало математику и физику. В переработанном виде программа была принята в 1599 г. и с небольшими изменениями действует до наст. времени (см. Ratio studiorum).

Церковь Иль-Джезу в Риме. Архитекторы Дж. да Виньола и Дж. Делла Порта. 1568-1584 гг.

Церковь Иль-Джезу в Риме. Архитекторы Дж. да Виньола и Дж. Делла Порта. 1568-1584 гг.


Церковь Иль-Джезу в Риме. Архитекторы Дж. да Виньола и Дж. Делла Порта. 1568-1584 гг.

К кон. XVI в. И. стали играть ведущую роль в системе образования в католич. странах. В отличие от доминиканцев, в основном занимавшихся обучением католич. клира, И. стремились создать систему католич. образования для мирян, доступную для выходцев из разных слоев, формально бесплатную. При обучении большое внимание уделялось развитию способности отстаивать определенную т. зр. и умению побеждать в соревновании с другими. Старшие ученики участвовали в обучении младших, и на каждом этапе учащийся имел руководителя. В обучении сохранялись нек-рые схоластические принципы, большое внимание уделялось философии (гл. обр. Аристотеля) и богословию (особенно Фомы Аквинского). Воспитанники И. получали разностороннее образование: наряду с классическими языками и лит-рой в школах и коллегиях преподавались риторика, математика и физика. И. стремились использовать достижения совр. им науки и культуры. Это привлекало много учеников, к-рым И. старались в той или иной мере привить свои взгляды. В программу обучения входили занятия театральным искусством; театр был представлен почти во всех иезуитских коллегиях, что привело к развитию особого жанра «иезуитской драмы». В целях пропаганды И. поощряли организацию пышных праздничных шествий, постановку мистерий и сцен из церковной истории, из житий святых.

И. активно пропагандировали почитание Девы Марии и Пресвятого Сердца Христова. Орденский храм в Риме, где похоронен Лойола,- ц. Пресвятого Имени Иисусова (Chiesa del Santissimo Nome di Gesù, Иль-Джезу) была сооружена в стиле «иезуитского барокко», впосл. часто использовавшегося в архитектуре католич. храмов.

Наибольшее число И. и принадлежавших ордену домов (резиденций) находилось в Италии и Испании, странах, почти не испытавших влияния Реформации. В 1544 г. в Риме при ц. Санта-Мария делла Страда был открыт 1-й дом профессов, ставший образцом для устройства др. домов И. В 1551 г. учреждена Римская, или Итальянская, пров. (включавшая Папскую область и Тоскану), затем были основаны отдельные провинции на Сицилии, в Милане (где им покровительствовал архиеп. Милана кард. Карло Борромео), Венеции и Неаполе. В нач. XVII в. И. оказались замешанными в конфликт между Венецианской республикой и Папским престолом (папа Римский Павел V в 1606 наложил на город интердикт) и были изгнаны с территорий, принадлежавших Венеции до 1657 г.

Церковь Св. Троицы в Инсбруке. 1627-1640 гг.

Церковь Св. Троицы в Инсбруке. 1627-1640 гг.


Церковь Св. Троицы в Инсбруке. 1627-1640 гг.

В Испании начало деятельности ордена было положено в 1544 г. родственником Лойолы пресв. Антонио Араосом при активной поддержке герц. Гандии Франциска Борджа (впосл. генерал ордена). В 1547 г. Лойола учредил Испанскую пров. ордена, которая в связи с быстрым ростом числа членов, домов и коллегий И. в 1554 г. была разделена на Кастильскую, Севильскую и Арагонскую провинции (впосл. учреждены Толедская и Сардинская провинции). Успехи И. в Испании повлияли на возникновение конфликтной ситуации по вопросу о первенстве в ордене: испан. провинции, апеллируя к тому, что основателями и первыми генералами ордена были испанцы, претендовали на верховенство и самостоятельность и требовали введения особой должности комиссара-генерала ордена для испан. провинций, что было отвергнуто 5-й генеральной конгрегацией ордена (1593). Из испан. и итал. И. вышли крупнейшие идеологи Контрреформации кард. Роберт Беллармин, Хуан де Мариана, Педро де Рибаденейра. К ордену принадлежал известный испан. писатель и моралист Бальтасар Грасиан (его труды были осуждены местными руководителями ордена).

Пользуясь особой поддержкой кор. Жуана III, И. достигли быстрого расцвета в Португалии, где в 1546 г. была учреждена 1-я отдельная провинция ордена. Важное значение для деятельности миссий играли португ. коллегии Об-ва в Коимбре (при ун-те) и в Эворе (с 1553), в к-рых получили образование и подготовку большая часть миссионеров-И., направлявшихся в Азию, Африку и Лат. Америку.

Как в Испании, Италии, Нидерландах и др. странах, в разное время входивших в состав владений императоров из династии Габсбургов, И. пользовались их покровительством и на герм. землях. В 1541 г. по приглашению герц. Вильгельма IV первые И. прибыли в Баварию, откуда орден начал постепенно распространяться по всей Германии. В 1540-1543 гг. по поручению Лойолы герм. земли посещал П. Фавр, привлекший в Об-во Иисуса богослова и проповедника нидерландского происхождения Петра Канизия. В 1556 г. были основаны Верхне- и Нижнегерманская провинции ордена, из к-рых затем выделились Австрийская (включавшая Венгрию, 1563), Фландрская (1564), Нидерландская (1612), Богемская (1623), Верхне- и Нижнерейнская (1626) провинции. В нек-рых странах, где деятельность И. официально находилась под запретом и с неодобрением встречалась населением, им удавалось привлечь на свою сторону монархов, как, напр., в Швеции, где под влиянием И. перешли в католичество кор. Юхан III и кор. Кристина (после ее отречения от престола).

Эдмунд Кампион. Гравюра М. Лерха. 1631 г. (Британская б-ка)

Эдмунд Кампион. Гравюра М. Лерха. 1631 г. (Британская б-ка)


Эдмунд Кампион. Гравюра М. Лерха. 1631 г. (Британская б-ка)

Во Франции, где 1-я провинция была основана в 1555 г., орден также пользовался поддержкой франц. королей (начиная с Генриха III (1574-1589) королевские духовники были, как правило, из числа И.), однако против его деятельности выступали Парижский парламент (высший суд) и Парижский ун-т, часто отстаивавшие позиции галликанизма. Орден поддерживали и нек-рые франц. прелаты, напр. Клермонский еп. Гийом Дюпра в 1550 г. подарил И. свой особняк в Париже, где в 1563 г. открылась иезуитская коллегия (с 1564 после судебного разбирательства, начатого по инициативе Парижского ун-та, недовольного популярностью бесплатного образования, предоставляемого И., коллегия стала называться Клермонской, а не «коллегией Об-ва Иисуса», т. е. вошла в состав ун-та; в наст. время - лицей Людовика Великого). В период религиозных войн во Франции И. часто обвиняли в подстрекательстве к религ. погромам, в частн. к Варфоломеевской ночи, хотя в наст. время исследователи опровергают эти обвинения. В 1594 г., после покушения на франц. кор. Генриха IV, совершенного Жаном Шастелем, бывш. воспитанником иезуитской коллегии, по решению Парижского парламента И. были изгнаны из Парижа и ряда областей Франции, хотя причастность ордена к покушению доказать не удалось. В 1603 г. запрет на деятельность И. был снят (орден пользовался покровительством кор. Марии Медичи и ее окружения); в 1608 г. по просьбе кор. Генриха IV на 6-й генеральной конгрегации была учреждена Французская ассистенция ордена, включавшая в себя 4 провинции (Аквитанскую, Лионскую, Тулузскую и Иль-де-Франс). После гибели короля в 1610 г. обвинения против ордена были возобновлены в связи с тем, что нек-рые иезуитские писатели (Х. де Мариана, Франсиско Суарес) оправдывали в своих трудах тираноубийство, однако И. публично осудили эту теорию. С сер. XVII в. И. вели активную полемику с последователями янсенизма. Самым ярким моментом этой полемики стали «Письма к провинциалу» Б. Паскаля - сатирическое произведение, направленное против этики и практики ордена. Папа Римский и власти Французского королевства выступили тогда на стороне И.

Миссия И., начатая в Англии в 1580 г. пресвитерами Эдмундом Кампионом и Робертом Персонсом, была прервана в 1581 г. казнью Кампиона (канонизирован католич. Церковью в 1970). В Ирландии миссия И. началась по поручению Лойолы в 1542 г. в Тироне и Донеголе. В 1565 г. открылась школа И. в Килмаллоке (графство Лимерик). Во время гонений на католиков в 1575 г. в Корке был повешен Эдмунд О'Доннелл, 1-й мученик-иезуит в Европе. Ввиду того что в протестант. Англии публичная деятельность И. была невозможна, орден открыл на континенте коллегии и дома для католич. эмигрантов из Англии, Шотландии и Ирландии: Английскую коллегию в Риме (1579), коллегии в Дуэ (Франция, с 1559), Саламанке (Испания, с 1592) и Севилье (с 1619), англ. новициат в Льеже (с 1614), дом в Лувене (Лёвене, с 1614) и др. В 1623 г. была учреждена Английская пров. ордена, в 1633 г. в Англии и Уэльсе находилось ок. 200 И. Благоприятные для деятельности И. периоды (правление Стюартов) чередовались с гонениями, к-рые были вызваны обвинениями в заговорах («пороховой заговор» 1605; «поповский заговор» 1678) и сменой власти (гражданская война 1641-1660; «Славная революция» 1688). И. постоянно присутствовали на Британских о-вах как члены др. орденов или нелегально.

Научная и образовательная работа была важной частью деятельности И. Они основывали астрономические обсерватории, составляли географические карты неизвестных европейцам земель. Иезуит пресв. Христофор Клавиус был одним из авторов реформы календаря при папе Римском Григории XIII. Важный вклад в становление совр. научной хронологии, а также в развитие комплексного исследования христ. догматики, патристики и церковной истории внес франц. иезуит Дионисий Пето (Петавиус; 1583-1652). И. составили первые словари япон. языка (на португал. языке в 1602), изучали кит., вьетнамский, индейские языки, санскрит. Болландисты, предпринявшие с 1643 г. научное издание «Acta Sanctorum», собрали много ценных средневек. рукописей и способствовали развитию почитания святых. В XVIII в. иезуит пресв. Руджер Бошкович достиг серьезных успехов в области астрономии, физики, геодезии и математики.

Критика и запрет ордена

И. ставили своей целью защиту и расширение влияния Римско-католической Церкви. К сер. XVII в. они получили ряд уставных послаблений, к-рые позволяли им идти к этой цели, вступая в конфликты с представителями др. конфессий, со светскими властями, а также с членами др. католич. орденов и конгрегаций, с церковными иерархами и даже с папами Римскими. Конфликты возникали в связи с тем, что И. активно занимались торговлей и предпринимательством, накопили значительные богатства, приобрели огромное влияние в тех странах, где были организованы провинции ордена и действовали иезуитские миссии. Лойоле приписывается принцип познания «numquam nega, raro adfirma, distingue frequenter» (никогда не отрицай, редко утверждай, часто различай), к-рый отвергает крайние т. зр., поскольку каждая из них содержит зерно самоотрицания; противоречия можно разрешать путем дистинкций, умножения понятий и анализа отдельных казусов. Такой подход строился на постоянных оговорках (напр., предлагавшийся нек-рыми И. прием «restrictio mentalis» (мысленной оговорки), позволявший при желании оправдывать любой поступок). Однако тезис «цель оправдывает средства», доводивший до абсурда ценностное противоречие цели и средств, иезуитскими теоретиками никогда не формулировался. И. была разработана доктрина пробабилизма, основанная на тезисе, что всякое мнение обладает большей или меньшей вероятностью правдивости, поэтому нужно выбирать более авторитетное, более правдоподобное или более надежное мнение. На практике это учение позволяло придерживаться наиболее удобных т. зр. Ряд его положений оспаривался доминиканцами и др. церковными и светскими теоретиками, а во 2-й пол. XVII в. подвергся офиц. осуждению Римских пап Александра VII и Иннокентия XI.

Идейные противники И. как внутри католич. Церкви, так и вне ее - протестанты, янсенисты и сторонники национальных Церквей, деятели Просвещения - сформулировали ставшую популярной в обществе теорию «мирового заговора», обвинив И. в стремлении любыми средствами обеспечить себе власть над миром. Среди антииезуитских работ известно соч. «Monita secreta (privata) Societatis Jesu» (Тайные наставления Об-ва Иисуса), изданное в 1612 или 1614 (?) г. в Кракове как инструкции 5-го генерала ордена Клаудио Аквавивы. В «Monita secreta...» И. рекомендовалось завоевывать доверие государей с помощью исповеди и путем подкупа слуг, умножать богатства ордена, привлекая в него богатых наследников, занимать как можно больше епископских должностей (в действительности устав И. запрещал это, хотя всегда были исключения) и т. д. Автором этой брошюры считается бывший новиций ордена И. поляк Иероним Загоровский. Памфлет неоднократно переиздавался и был переведен на иностранные языки. В XVIII в. И. сделались мишенью для нападок авторов франц. «Энциклопедии», которой они противопоставили свою газету (Journal de Trévoux) и собственное изд. «Словаря Треву» (Dictionnaire de Trévoux). Сложившееся негативное отношение к И. подготовило запрет ордена. К этому времени в нем насчитывалось ок. 23 тыс. членов.

Базилика Игнатия Лойолы в родовом замке Лойолы в Аспейтиа, Испания. XVII в.

Базилика Игнатия Лойолы в родовом замке Лойолы в Аспейтиа, Испания. XVII в.


Базилика Игнатия Лойолы в родовом замке Лойолы в Аспейтиа, Испания. XVII в.

Открытые гонения на И. в католич. странах Европы начались с Португалии. В 1750 г. по договору об обмене территориями между Португалией и Испанией в Юж. Америке индейцы должны были покинуть иезуитские редукции на землях, перешедших португальцам, но отказались подчиниться, что стало основанием для обвинений, выдвинутых против И. В 1758 г. португ. министру С. Ж. Карвалью (буд. маркиз де Помбал) удалось воспользоваться церковным расследованием деятельности И., начатым во время, когда Римский престол был вакантен после смерти папы Римского Бенедикта XIV, и объявить о конфискации орденского имущества. В сент. того же года И. были обвинены как соучастники покушения на португ. кор. Жозе I; нек-рые И. подверглись аресту, иезуит пресв. Габриель Малагрида по приговору инквизиции был сожжен на костре. В апр. 1759 г. кор. Жозе I объявил И. мятежниками, издал указ об изгнании ордена, и с окт. того же года И. были постепенно выдворены в Италию. Дипломатические отношения между Папским престолом и Португалией более чем на десятилетие прервались.

Во Франции И. вменялось в вину подстрекательство к покушению на кор. Людовика XV (1757). В 1760 г. конфликт обострился в связи с делом о банкротстве главы иезуитской миссии на о-ве Мартиника, кредиторы к-рого требовали от ордена финансового возмещения. Дело передали на рассмотрение в традиционно враждебно настроенный к ордену Парижский парламент, к-рый обвинил членов Об-ва Иисуса в том, что они неподконтрольны королю, т. к. подчиняются иностранной власти папы и генерала, и в авг. 1762 г. запретил деятельность И. во Франции. Кор. Людовик XV предложил сохранить орден при условии, что местные провинции получат викария, не подчиняющегося Риму. На это предложение генерал ордена Лоренцо Риччи, по преданию, ответил: «Sint ut sunt aut non sint» (Пусть будут такими, как есть, или никакими). В 1764 г. И. было предписано отказаться от обета послушания Римскому папе и принести клятву верности французскому королю. И. отказались, и в авг. того же года деятельность ордена была запрещена Парламентом, однако многим членам Об-ва было разрешено остаться во Франции.

Испан. власти были недовольны самостоятельностью И. в колониях. Поводом отчасти послужили обвинения И. в подстрекательстве к Мадридскому «шляпному восстанию» (правительство запретило носить широкополые шляпы). После рассмотрения закрытым судом дела об участии И. в антиправительственном восстании в февр. 1767 г. испан. кор. Карл III издал указ о запрете ордена. 1-2 апр. того же года 6 тыс. И. были высланы на кораблях в папские владения, но офиц. мотивов подготовленной в строгом секрете высылки представлено не было. В нояб. И. изгнали из Неаполя, где в это время у власти находился сын кор. Карла III Фердинанд IV. Из заморских территорий Испании И. были изгнаны в 1768 г., в нек-рых миссиях их заменили францисканцы.

После конфликта герц. Пармского Фердинанда I, племянника испан. и франц. королей, с папой Римским Климентом XIII, симпатизировавшим И. и пригрозившим герцогу церковным наказанием в случае высылки И. из герцогства, Бурбоны потребовали запрета ордена, но не сумели добиться этого вплоть до смерти папы (2 февр. 1769). Бурбоны оказывали давление на ход конклава, избравшего нового Римского папу Климента XIV, к-рый после длительных переговоров с европ. королевскими домами 21 июля 1773 г. издал бреве «Dominus ac redemptor», упразднявшее Об-во Иисуса «навсегда» ради «пользы Церкви и спокойствия народов». Бреве вступало в силу на местах после обнародования местными епископами, в юрисдикцию которых переходили члены ордена; пресвитерам-И. разрешалось перейти в к.-л. монашеский орден либо остаться в миру в качестве секулярных клириков. 13 авг. папой была учреждена специальная конгрегация кардиналов, к-рая должна была контролировать все вопросы, связанные с роспуском ордена. 16 авг. 1773 г. генерал ордена Л. Риччи был арестован и 24 нояб. 1775 г. скончался в замке Св. ангела в Риме. Большая часть имущества И. в европ. странах (в т. ч. в Австрии и католич. гос-вах Германии) была конфискована и передана др. владельцам, среди к-рых были и церковные орг-ции. К моменту упразднения ордена в нем состояло 22 589 чел., из них 11 293 были пресвитерами.

В некатолич. странах - России и Пруссии, к-рым при разделе Польши достались населенные католиками территории, распоряжение папы о запрете ордена не было принято к исполнению. Прусский кор. Фридрих II сохранял в Силезии (до 1776) и в прусской части Польши (до 1780) 7 иезуитских коллегий под названием «королевский учебный институт» и основанный И. ун-т Леопольдина во Вроцлаве.

Во мн. местах правящие епископы разрешили бывшим И. преподавать, служить на приходах и проживать в бывш. домах и коллегиях ордена. С кон. 90-х гг. XVIII в. создавались различные об-ва и конгрегации, которые стремились воссоздать Об-во Иисуса под другими наименованиями, используя уставы, во многом повторявшие конституции упраздненного ордена. В 1790 г. бывш. иезуит пресв. Пьер Жозеф Пико де Клоривьер с разрешения Парижского архиеп. Антуана де Жюинье создал Об-во священников Сердца Иисуса и принял в него неск. бывших И., но его деятельности помешала Французская революция 1789-1799 гг. В 1794 г. в Эгенховене (Бельгия) бывш. воспитанники иезуитской коллегии Ф. Турнелли и Ш. де Брой организовали Об-во Святейшего Сердца Иисусова, задачей которого было восстановление ордена И. В 1799 г. ок. 50 его членов присоединились к Об-ву веры в Иисуса (или Об-ву отцов веры), к-рое было основано в 1797 г. в Риме группой мирян во главе с Н. Пакканари с разрешения кард. Джулио делла Самалья. Впосл. большинство членов этих Об-в влились в восстановленный орден И.

Восстановление ордена

Практически сразу после запрета ордена с одобрения пап предпринимались попытки восстановить Об-во Иисуса. В 1792 г. Пармский герц. Фердинанд I, изменивший свое отношение к И., принял решение возобновить работу бывш. коллегий И. в герцогстве Пармском. Благодаря тому что Об-во Иисуса фактически продолжало существовать в Российской империи, в 1793 г. по просьбе герц. Фердинанда была организована вице-провинция ордена, подчинявшаяся генеральному викарию И. в Белоруссии. Однако после присоединения Пармы к Франции деятельность И. была ограничена, в 1806 г. они вновь были изгнаны из герцогства. В 1804 г. по инициативе кор. Фердинанда IV и с разрешения папы Римского Пия VII были восстановлены провинции И. в Королевстве обеих Сицилий (Неаполь, Палермо), подчинявшиеся генералу ордена И. в России, но в 1806 г. их деятельность была также прервана франц. оккупацией. По окончании наполеоновских войн на волне Реставрации 7 авг. 1814 г. папа Пий VII буллой «Sollicitudo omnium ecclesiarum» объявил о повсеместном восстановлении Об-ва Иисуса.

XIX - нач. XXI в.

К 1841 г. орден насчитывал 3563 чел., а в 80-х гг. XIX в.- более 10 тыс. Орден получил распространение в США, где И. основали 22 ун-та. В других странах, в частности в Испании, Португалии, Франции, дальнейшая история Об-ва Иисуса представляла собой череду периодических запретов и их отмен. Запреты, однако, не означали, что И. полностью прекращали свою деятельность в той или иной стране. В Германии и Австрийской империи их влияние возросло после подавления революций 1848 г., в Италии - после одобрения на Ватиканском I Соборе (1869-1870) пропагандировавшихся мн. И. догматов о непорочном зачатии Девы Марии и о непогрешимости папы Римского. В Германии в ходе антикатолич. политики «культуркампф» в 1872 г. был принят закон о запрещении и преследовании И. (закон действовал до конца первой мировой войны). В Швейцарии запрет И. действовал с 1848 по 1973 г.

Наиболее тесные отношения ордена с папством сложились при папе Римском Пии IX, когда в условиях нараставшей либерализации и секуляризации европ. мысли И. стали опорой Папского престола. Члены Об-ва Иисуса играли важную роль в богословских дискуссиях того времени, способствовали возрождению интереса к философской системе томизма. И. открыли неск. влиятельных журналов (на основных европ. языках), к-рые существуют и в наст. время («Études» во Франции, «La Civiltà Cattolica» в Италии и др.). В ХХ в. из орденской среды вышли мн. ученые (наиболее знаменитый - философ пресв. Пьер Тейяр де Шарден). В нач. ХХ в. И. приняли активное участие в дискуссиях о новом историко-критическом издании Библии, связанных с борьбой против «модернистских» тенденций в католич. Церкви. Эти дискуссии привели к основанию в 1909 г. Папского библейского института в Риме (под рук. И.). Сведения о деятельности И. во время второй мировой войны противоречивы: с одной стороны, их обвиняли в разжигании антисемитизма, с другой - при нацистском режиме И. подверглись преследованиям, мн. члены ордена были заключены в концлагерь Дахау, где содержались духовные лица. Девять членов ордена за содействие спасению евреев были объявлены «праведниками наций», их имена занесены в списки мемориала Яд Вашем. На Ватиканском II Соборе (1962-1965) представители ордена участвовали в разработке подготовительных «схем», в работе различных комиссий (кард. Августин Беа, пресвитеры Жан Даниелу, Анри де Любак, Карл Ранер, Джон Кортни Мюррей и др.).

В 50-х гг. XX в. количество И. возросло и достигло к 1965 г. почти 36 тыс. чел., затем стало снижаться. Орден предпринимал усилия по обновлению принципов деятельности, которые на последних генеральных конгрегациях были сформулированы как «служение вере» и «борьба за социальную справедливость и мир». Сферами деятельности Об-ва Иисуса стали диалог с представителями др. религий и борьба за права человека (в частности, организация приютов для беженцев).

Два генерала ордена - пресвитеры Педро Аррупе-и-Гондра (в 1983 по причине болезни; ум. в 1991) и Петер Ханс Колвенбах (в 2008 по достижении 80 лет) - добровольно ушли в отставку. 19 янв. 2008 г. на генеральной конгрегации 30-м генералом ордена был избран руководитель Конференции (ассоциации) иезуитов Вост. Азии и Океании испанец пресв. Адольфо Николас. В наст. время орден насчитывает более 19 тыс. чел. (An. Pont. 2008. P. 1471).

Продолж. изд.: Monumenta historica Societatis Iesu. Madrid; R., 1894-2003. 156 vol.; Archivum historicum Societatis Iesu: Periodicum semestre a Collegio scriptorum de historia S. J. in urbe editum. R., 1932-[2008]. 154 t.; Bibliotheca Instituti Historici Societatis Iesu. R., 1941-[2008]. 64 t.

Библиогр.: Carayon А. Bibliographie historique de la Compagnie de Jésus. P., 1864. Gen., 1970n; Polgár L. Bibliography of the History of the Society of Jesus. R., 1967; idem. Bibliographie sur l'histoire de la Compagnie de Jésus, 1901-1980. R., 1981-1990. 3 t.; Sommervogel C. Dictionnaire des ouvrages anonymes et pseudonymes: Publiés par des religieux de la Compagnie de Jésus, depuis sa fondation jusqu'à nos jours. Amst., 1966.

Ист.: Corpus institutorum Societatis Jesu. Antw., 1635. R., 1869-1870. 15 vol.; Caballero R. D. Bibliothecae scriptorum societatis Jesu Supplementa. R., 1814-1816. 2 t.; Sancti Ignatii de Loyola. Constitutiones Societatis Iesu. R., 1934-1948. 4 vol. (Monumenta historica Societatis Iesu; 63-65, 71); Travels of the Jesuits into Various Parts of the World, Particularly China and East Indies, Compiled from Their Letters. New Delhi, 1995. 2 vol.; Istruzioni secrete della Compagnia di Gesù. Mil., 1996; Ratio atque institutio studiorum Societatis Iesu / Introd. e trad. A. Bianchi. Mil., 2002.

Лит.: Balzac H., de. Histoire impartiale des Jésuites. P., 1824; Crétineau-Joly Y. Histoire religieuse, politique et littéraire de la Compagnie de Jesus. P., 1845-1846. 6 vol.; Steinmetz A. History of the Jesuits from the Foundation of Their Society to Its Suppression by Pope Clement XIV. L., 1848. 3 vol.; Гризингер Т. Иезуиты: Полная история их явных и тайных деяний от основания ордена до настоящего времени. М., 1868. СПб., 1999; Huber G. Der Jesuiten-Orden nach seiner Verfassung und Doktrin, Wirksamkeit und Geschichte. B., 1873; Carrez L. Atlas geographicus Societatis Jesu. P., 1900; Ильин А. А. Иезуиты и их влияние на историю человечества. М., 1905; Koch L. Jesuiten-Lexikon: Die Gesellschaft Jesu einst und jetzt. Paderborn, 1934; Synopsis historiae Societatis Jesu. Lovanii, 1950; Михневич Д. Е. Очерки из истории католич. реакции: Иезуиты. М., 1953; Тонди А. Иезуиты. М., 1955; Radius E. I gesuiti: Storia della Compagnia di Gesu da Sant'Ignazio a Teilhard de Chardin. Torino, 1967; Scaduto M. Catalogo dei gesuiti d'Italia, 1540-1565. R., 1968; Bangert W. V. History of the Society of Jesus. St. Louis, 1972; Baroque Art: The Jesuit Contribution / Ed. R. Wittkower, I. B. Jaffe. N. Y., 1972; I Gesuiti e la politica: Atti del Convegno: Collegio S. Ignazio, Messina, 9-11 marzo 1989 / A cura di R. Basile. Messina, 1990; Lacouture J. Jésuites: Une multibiographie. P., 1991-1992. 2 vol.; O'Malley J. W. The First Jesuits. Camb. (Mass.), 1993; Del Rio D. I gesuiti e l'Italia: Storia di passioni, di trionfi e di amarezze. Mil., 1996; Андреев А. Р. История ордена иезуитов: Иезуиты в Рос. империи: XVI - нач. XIX в. М., 1998; Saggi sulla cultura della Compagnia di Gesu, sec. 16-18 / Ed. U. Baldini. Padova, 2000; Diccionario historico de la Compania de Jesus: Biografico-tematico / Ed. C. E. O'Neill, J. M. Dominguez. R.; Madrid, 2001. 4 vol.; Леруа М. Миф о иезуитах: От Беранже до Мишле. М., 2001; Бёмер Г. История ордена иезуитов. Смоленск, 2002; Höpfl H. Jesuit Political Thought: The Society of Jesus and the State, 1540-1630. Camb., 2004; Pavone S. I gesuiti dalle origini alla soppressione: 1540-1773. R.; Bari, 2004; Райт Д. Иезуиты / Пер. с англ.: С. В. Голова, А. М. Голов. М., 2006; Jesuit Postmodern: Scholarship, Vocation, and Identity in the 21st Cent. Lanham (Maryland), 2006.

М. А. Юсим

Миссионерская деятельность ордена

Орден И. изначально был организован как сообщество миссионеров, его члены должны были ехать куда угодно и жить везде «для блага душ и для распространения веры», повинуясь Римским папам, «какие бы поручения они нам ни давали; хотя бы они послали нас к туркам или к другим неверным, даже в самую Индию или к еретикам лютеранам, схизматикам и правоверным» (проект устава Об-ва Иисуса (Formula Instituti) - Ignatii de Loyola Constitutiones Societatis Iesu. R., 1934. Vol. 1. P. 24-32). В основу миссионерской деятельности И. была положена «теология приспособления» (theologia accomodativa) с принципами аккомодации, ассимиляции и культурного взаимодействия, чтобы «войти в его [врага христ. веры.- Э. П. К.] дверь вместе с ним, но выйти через нашу» (Ignatii de Loyola Epistolae et Instructiones. Madrid, 1903. Vol. 1. P. 181). Политика И. среди нехрист. народов характеризовалась отсутствием универсализма в евангелической деятельности в чужеродной среде, вниманием миссионеров к местным традициям, практикой снисходительного отношения к «языческим грехам» (идолопоклонству, ритуалам), которые оправдывались незнанием основ христ. веры. И. активно прибегали к узаконенному в Европе принципу «cujus regio ejus religio» (чья власть, того и вера), стремясь в первую очередь заручиться поддержкой правящей верхушки. Перед иезуитскими миссионерами ставилась задача определить среди язычников тех, кто «в высоком положении, влиятелен знаниями и преходящим богатством» (Ibid. Vol. 12. P. 251), и наставлять их в католич. вере, проповедуя и обучая; через новообращенных надо было воздействовать на широкие массы населения с целью распространения христианства. Сохранив традиц. подход к миссионерской деятельности как к пути личного спасения, сопряженного с мученичеством, И. также разрабатывали «технику» и «стратегию» христианизации язычников и т. о. способствовали становлению науки о миссионерстве - миссиологии.

Вне Европы миссионерская деятельность И. разворачивалась в основном в испан. и португ. колониях. Согласно Тордесильясскому договору 1494 г. (подтвержден в 1506 буллой папы Римского Юлия II), демаркационная линия, разделявшая зоны влияния Испании и Португалии, проходила в 370 милях к западу от о-вов Зелёного Мыса; моря и земли к востоку от этой черты отходили Португалии, к западу - королевствам Кастилии и Арагону (Испании). На этих территориях серией папских булл («Romanus Pontifex» (1455), «Inter Caetera» (1456), «Universalis Ecclesiae» (1508)) в делах Церкви был установлен «королевский патронат» (португ. Padroado Real) - папы доверили испан. и португ. монархам руководство всеми церковными институтами, к-рые будут основаны на новых территориях. Короли получили право назначать епископов, руководителей миссий и проч., распоряжаться церковными бенефициями, имея цель способствовать распространению в своих владениях христианства, оформлению католич. церковных структур и строительству церквей.

В Индии

Памятник Франциску Ксаверию в Малаке, Малайзия. ХХ в.

Памятник Франциску Ксаверию в Малаке, Малайзия. ХХ в.


Памятник Франциску Ксаверию в Малаке, Малайзия. ХХ в.

Начало миссионерской деятельности Об-ва Иисуса связано с именем католич. св. Франциска Ксаверия. В 1541 г. кор. Португалии Жуан III, обеспокоенный трудностями в деле христианизации вост. колоний, обратился к Лойоле с просьбой выслать неск. миссионеров в Вост. Индию. Франциск Ксаверий получил папскую грамоту с назначением его апостольским нунцием в землях, находившихся во владении короля Португалии и простиравшихся от мыса Доброй Надежды до Дальн. Востока. В мае 1542 г. Ксаверий с 4 сподвижниками прибыли в Гоа (кафедра 1-го католич. еп-ства в Юго-Вост. Азии с 1533). Там они основали иезуитскую миссию и, проповедуя по составленному ими краткому катехизису, за неск. лет (1542-1544) крестили тысячи человек. На эти годы приходится проповедническая деятельность Ксаверия среди «ловцов жемчуга», рыбацких племен на юго-востоке Индии, массово крещенных в 1536 г. францисканцами, первыми прибывшими в этот регион с христ. миссией.

Ксаверий возглавил созданную в 1541 г. для подготовки католич. священников коллегию Св. Веры и св. Павла, где обучались мальчики азиат. и африкан. происхождения (в 1549 окончательно передана под рук. И.). Из Гоа миссионер совершал поездки в соседние страны - на Молуккские о-ва (1545-1547) и в Японию (1549-1551). В 1551 г. была создана орденская пров. Вост. Индии с центром в Гоа. Трудами И. были открыты школы в большинстве португ. поселений, издавались книги катехизаторского содержания, в т. ч. в переводах на тамильский, а позже на др. местные языки. И. поддерживали благотворительные организации, предоставлявшие помощь и уход немощным и бедным, гл. обр. представителям низших каст.

Вопрос о том, насколько добровольным было обращение в католичество местного населения португ. колоний, до наст. времени остается спорным. Уничтожение индуистских храмов, на к-ром настаивали И., часто приводило к недовольству народа и открытым восстаниям. В июле 1583 г. 5 членов ордена, в т. ч. глава иезуитской миссии в Солсетте Родольфо Аквавива, прибывшие в Кунколим, чтобы выбрать место для новой церкви, были убиты толпой, их тела были выброшены в колодец (в 1893 беатифицированы папой Львом XIII).

И. предприняли попытку распространить христианство во владениях мусульм. империи Великих Моголов. Имп. Акбар Великий (1556-1605), вынашивавший идею своеобразного религ. синтеза ислама, индуизма и христианства, трижды (в 1580, 1591 и 1595-1605) приглашал к своему двору И., вел с ними продолжительные беседы в рамках межрелиг. диспутов. Несмотря на то что И. получали возможность свободно проповедовать, значительных успехов в распространении христ. веры они не достигли. Проповедь христианства во владениях Великих Моголов была запрещена имп. Аурагзебом (1658-1707).

Церковь Иисуса Христа в Гоа, Индия. 1594-1605 гг.

Церковь Иисуса Христа в Гоа, Индия. 1594-1605 гг.


Церковь Иисуса Христа в Гоа, Индия. 1594-1605 гг.

Хотя сначала И. рассматривали соблюдение новообращенными прежних обычаев как угрозу чистоте христ. религии (в 1545 Ксаверий обращался к португ. кор. Жуану III с просьбой учредить в Гоа инквизицию; учреждена в 1560), впосл. для успеха проповеди они сами старались приспособиться к местным обычаям и верованиям, допуская сочетание элементов местных культов и христианства. Итал. иезуит Роберто де Нобили, прибывший в 1605 г. в г. Мадура (ныне Мадурай, шт. Тамилнад), стал использовать новые методы миссионерской деятельности (инкультурации). Столкнувшись с сопротивлением членов высших каст, которые дистанцировались от европ. миссионеров, не соблюдавших местных ритуальных обычаев, Нобили принял решение стать членом инд. кастового общества. Представляясь странствующим брахманом (жрецом, членом высшей инд. касты), иезуит брил голову, носил желтую одежду и соблюдал некоторые кастовые обычаи. Выучив тамильский язык и санскрит, ознакомившись с индуистскими свящ. книгами, к-рые он активно использовал в миссионерской деятельности, Нобили составил для индусов 21 сочинение катехизаторского характера (на санскрите, телугу и тамильском языке), в к-рых выражал христ. идеи терминами, понятными индуистам. Нобили придавал основополагающее значение христ. проповеди среди брахманов, к-рые пользовались высшим авторитетом. По преданию, ему удалось обратить в христианство ок. 100 тыс. чел., для неофитов он построил церковь по образцу индуистских храмов. Нобили разрешил принявшим крещение брахманам соблюдать нек-рые индуистские ритуалы и сочетать кастовые одеяния с христ. символикой.

Методы Нобили вызвали неприятие со стороны др. миссионера, португ. иезуита Гонсалу Фернандиша, к-рому не удалось достичь особых успехов традиц. методами христ. проповеди. По его настоянию сведения о деятельности Нобили были переданы в Рим для рассмотрения. Римский папа Павел V учредил особый трибунал по делу Нобили. В 1610 г. тот представил отчет о своей деятельности, где доказывал, что его миссионерские методы и кастовая организация христ. общин не противоречат католич. вере. Утверждая, что заимствованные им индуистские ритуалы не имеют прямого отношения к религии, Нобили привел свидетельства 108 брахманов. Иезуит также отвергал обвинения в расколе католич. миссии. Папа Римский Григорий XV в апостольском послании «Romanae Sedis Antistes» (от 31 янв. 1623) объявил миссионерские методы Нобили не противоречащими учению Римско-католической Церкви, указав также на необходимость прививать принявшим крещение индусам чувство христ. любви к членам низших каст в надежде на уничтожение в будущем кастовых ограничений.

Храм Игнатия Лойолы при коллегии в Ченнае, Индия. 1-я пол. ХХ в.

Храм Игнатия Лойолы при коллегии в Ченнае, Индия. 1-я пол. ХХ в.


Храм Игнатия Лойолы при коллегии в Ченнае, Индия. 1-я пол. ХХ в.

Воздерживаясь от публичного общения с членами низших каст и с париями, Нобили начал практиковать тайную проповедь среди них, так же поступали некоторые его ученики. Миссионер обратил внимание на аскетов - пандаров, которые пользовались меньшим уважением, чем брахманы, однако могли общаться с представителями всех каст. По рекомендации Нобили нек-рые иезуитские миссионеры вступили в касту брахманов, другие (напр., иезуит Хуан де Бритто, прибывший в Индию в 1673) причислили себя к пандарам и проповедовали в основном среди представителей низших каст и париев.

Проникновение в Индию др. католич. орденов (ораторианцев, кармелитов и др.), а также попытки рим. Конгрегации пропаганды веры (создана в 1622) ограничить здесь португ. «патронат» привели к конфликтной ситуации, результатом которой стал спор о «малабарских ритуалах». По настоянию представителей ордена капуцинов из ставшего в 1674 г. франц. колонией Пондишери (Пудуччери) Римский престол пересмотрел свое отношение к практикуемому И. соблюдению нек-рых местных обычаев. Посольство, направленное папой Римским Климентом XI в Китай для урегулирования спора о «китайских ритуалах», прибыло в нояб. 1703 г. в Пондишери. Возглавлявший посольство папский легат Ш. Т. Майар де Турнон, титулярный лат. патриарх Антиохийский, указом от 23 июня 1704 г. осудил использовавшиеся И. в Индии методы миссионерской работы, запретил вести образ жизни индуистских жрецов (санньяси) и обязал И. отказаться от соблюдения местных индуистских обычаев (приложение слюны во время крещения, ритуальные омовения, праздники совершеннолетия у девочек и т. д.). Миссионерская деятельность И. среди низших каст и париев также оценивалась негативно, как способствовавшая сохранению кастовой системы.

И. обратились с апелляцией в Рим. В защиту практикуемых иезуитскими миссионерами методов был опубликован ряд сочинений, в т. ч. португ. иезуита Франсишку Лайнеса, впосл. епископа г. Милапор (Юж. Индия), «Defenso indicarum missionum Madurensis nempe Maysurensis et Carnatensis» (В защиту от доносов о миссиях в Мадуре, Майсуре и Карнате, 1707), хотя соблюдение местных обычаев католич. миссионерами осуждалось и самими И. Бретонский иезуит Клод де Видлу, бывш. миссионер в Китае, изгнанный оттуда и в 1709 г. прибывший в Пондишери, обращаясь к опыту миссии в Китае, говорил об опасности местных «суеверий» в деле проповеди христианства. В 1712 г. папа Климент XI осудил «малабарские ритуалы», что впосл. было подтверждено папой Климентом XIII (бреве «Compertum exploratumque» (1734) и бреве «Concredita nobilis» (1739)). Спор о «малабарских ритуалах», к-рые безоговорочно осуждались, был закрыт буллой «Omnium sollicitudinum» папы Бенедикта XIV (1744).

В сент. 1759 г. И. были изгнаны с подчиненных Португалии территорий. В 1764 г. франц. кор. Людовик XV, а в 1767 г. испан. кор. Карл III также изгнали членов Об-ва Иисуса из своих владений. После папского упразднения ордена И. (1773), в сент. 1759 г. 127 И. были арестованы в Гоа. В 1780 г. на территории всей Индии оставалось ок. 80 членов ордена. После восстановления ордена И. возобновили миссионерскую деятельность в Индии: с 1831 г. в Бенгалии, с 1837 г. в Мадуре (в отличие от «старой» португ. миссии «новая» миссия И. состояла из французов). После попытки папы Римского Григория XVI положить конец системе португ. «королевского патроната» в Индии путем основания в 1834 г. 5 католич. викариатств (Мадрасского, Калькуттского, Пондишерского, Мадурского и Агрского) Мадурский викариат возглавил 1-й еп. г. Тричинополи (ныне Тируччираппалли, шт. Тамилнад, Юж. Индия) иезуит Алексис Каноз, к-рый осуществлял также руководство иезуитской миссией в Мадуре. В 1852 г. Мадурская миссия И. была преобразована в вице-провинцию в составе Тулузской пров. ордена; в 1952 г. получила статус независимой Мадурской пров. В этом регионе под рук. И. работают след. учебные заведения: школа и коллегия св. Иосифа в г. Тируччираппалли (осн. в 1844), школа Пресв. Девы Марии в г. Диндуккал (Диндигал) (осн. в 1850), школа Пресв. Девы Марии в г. Мадурай (осн. в 1855), школа и коллегия св. Франциска Ксаверия в Палайямкоттай (осн. в 1880 и 1923 соответственно), школа св. Франциска Ксаверия в г. Туттуккуди (Тутикорин) (осн. в 1884), коллегия Игнатия Лойолы в г. Ченнаи (Мадрас) (осн. в 1925).

В 2000 г. численность И. в Индии составляла 3559 чел. (NCE. Vol. 7. P. 795).

Библиогр.: Annual Bibliography of Christianity in India. Bombay, 1982. 5 vol.

Лит.: Besse L. La mission de Maduré: Historique de ses pangous. Trichinopoly, 1914; Crisenoy M., de. Robert de Nobili, apôtre des Brahmes. Colmar, 1939; Missions catholiques françaises dans l'Inde. Pondichéry, [1943]; Correia-Afonso J. Jesuits Letters and India: A Study of the Nature and Development of the Jesuits Letters from India (1541-1773) and their Value for Indian Historiography. Bombay, 1955; Da Silva Rego A. Le patronage portugais de l'Orient: Aperçu historique. Lisbonne, 1957; Bachmann P. R. Roberto de Nobili, 1577-1656: Ein missionsgeschichtlicher Beitrag zum christlichen Dialog mit dem Hinduismus. R., 1972; Maclagan E. The Jesuits and the Great Mogul. N. Y., 1972; Schurhammer G. Francis Xavier (1506-1552): His Life, His Time. R., 1977. T. 2: India (1541-1545); 1980. T. 1: Indonesia and India (1545-1549); Jesuit Presence in Indian History: Commemorative Volume on the Occasion of the 150th Anniversary of the New Madurai Mission, 1838-1988 / Ed. A. Amaladass. Anand, 1988; Федин А. В. Формирование концепции миссионерской деятельности Об-ва Иисуса // Диалог со временем: Альм. интеллектуальной истории. М., 2005. Вып. 14. С. 265-286; The Jesuits, the Padroado and East Asian Science (1552-1773) / Ed. L. Saraiva, C. Jami. Singapore, 2008.

В Японии

Японские о-ва в соответствии с Тордесильясским (1494) и Сарагосским (1529) соглашениями находились в зоне влияния Португалии, что определило решающую роль И. в христианизации страны. Изначально япон. миссия И. управлялась епископом Макао (Аомынь), с 1596 г. самостоятельным епископом Японии. В 1581 г. была образована иезуитская вице-пров. Япония, к-рая в 1611 г. получила статус провинции, ее провинциалу подчинялись миссионеры в Японии и Китае. Главными источниками сведений о деятельности ордена до 1630 г. служат письма и ежегодные отчеты И. (Cartas que os padres e irmãos da Companhia de Jesus escreverão dos Reynos de Japão... Euora, 1598). Важное значение имеют ранние исторические сочинения И.: 5-томная «История Японии» (Historia de Japam, 1583-1596) Луиша Фройша и «История Церкви в Японии» (Historia da Igreja do Japão, 1620-1633) Жуана Родригиша.

Первым миссионером в Японии был иезуит Франциск Ксаверий. Во время проповеднической деятельности на Молуккских о-вах он встретил японца Андзиро (Яндзиро), который сбежал из родной страны, спасаясь от наказания за убийство. Ксаверий, заинтригованный рассказами Андзиро о своей стране и отчетом капитана Х. Алвариша (одного из первых европейцев, побывавших в Японии), принял решение основать христ. миссию в стране. 15 авг. 1549 г. миссионер, сопровождаемый 2 И., принявшим христианство Андзиро и неск. слугами, высадился в япон. порту Кагосима (о-в Кюсю, пров. Сацума). С помощью Андзиро Ксаверий составил и перевел на япон. язык католич. катехизис. Первые проповеди в Кагосиме представляли собой декламацию отрывков катехизиса на городских улицах (для облегчения чтения была разработана система транскрипции слов япон. яз. буквами лат. алфавита - ромадзи). Чтобы добиться аудиенции у императора, Ксаверий отправился на север, читая проповеди в Хирадо (ныне префектура Нагасаки), Ямагути (префектура Ямагути) и Фунай (ныне Оита, префектура Оита). Встречу с императором организовать не удалось, и Ксаверию пришлось уехать в Кагосиму. К 1551 г., когда иезуит вернулся в Гоа, в Японии насчитывалось ок. 2 тыс. христиан. В 1560 г. там было уже 6 тыс. христиан и 9 церквей. К 1580 г. христианство исповедовали ок. 150 тыс. чел., были построены 200 католич. храмов, в стране действовали 85 И. (до 1564 их было не более 10 чел.). Успех миссии был связан с неск. факторами. В раздробленной на княжества Японии, лишившись покровительства одного даймё (князя), И. могли продолжить проповедь в соседнем княжестве (как это случилось после свержения 1-го покровителя И. даймё Оути Ёсинага). Кроме того, вслед за принявшим христианство князем католич. веру принимали его подданные. Так, вместе с даймё Омура Сумитада, крещенным в 1563 г., христианство приняли 35 тыс. его подданных. Другим важным фактором распространения христианства была связь И. с португ. торговцами. Португ. корабли, доставлявшие в Японию огнестрельное оружие (мушкеты, пушки) и кит. шелк, заходили только в те порты, где была разрешена проповедь христианства. И. часто служили переводчиками и посредниками в торговле.

Сформулированная к этому времени И. идея культурной адаптации христианства к развитым азиат. цивилизациям активно использовалась. Сначала, однако, попытки сделать христ. учение доступным оказались неудачными. Так, перевод катехизиса Ксаверия на япон. язык, выполненный Андзиро, изобиловал буддийской терминологией. Понятие «Бог» передавалось термином «дайнити» (Будда Махавайрочана, космический Будда, олицетворение сияния), что не только искажало сущность христ. учения о Боге, но и приводило к неправильному восприятию христианства буддистами, видевшими в нем одно из ответвлений своей религии. Впосл. от использования буддийской терминологии пришлось отказаться; на смену «дайнити» пришла транскрипция лат. слова «Deus». Более удачной была новая трактовка традиц. япон. праздника поминовения усопших О-бон, который был замещен днем поминовения всех усопших верных (Commemoratio omnium fidelium defunctorum). Наиболее полно идея культурной адаптации была выражена в трактате итал. иезуита Алессандро Валиньяно «Церемониал для миссионера в Японии» (Il Cerimoniale per i Missionari del Giappone, 1581), согласно к-рому миссионеры в Японии должны руководствоваться такими принципами, как христианизация «сверху», сохранение политического нейтралитета, принятие местного образа жизни и этикета, воспитание япон. духовенства. Говоря о способах сблизить католич. проповедников с япон. традиц. культурой, автор предлагал уподобить орденскую иерархию И. существовавшему порядку в школе Риндзай дзэн-буддизма. Однако, И. проявляя почтение к традиц. япон. культуре, создали себе репутацию врагов нехрист. религий. Разрушение буддийских статуй и сожжение культовых книг входило в практику иезуитской миссии, особенно на раннем этапе. В 1587 г. разрушение буддийских храмов стало одним из главных обвинений против И.

В 60-х гг. XVI в. произошло объединение Японии под властью Ода Нобунага. В 1573 г. он низложил последнего сёгуна (военного правителя) династии Асикага, ликвидировав сёгунат Муромати. Натянутые отношения Ода с буддийским духовенством способствовали его сближению с И. (не последнюю роль в этом сыграла его заинтересованность в импорте огнестрельного оружия). В 1575 г. на Японских о-вах было 12 резиденций ордена, из к-рых 9 располагалось в портах о-ва Кюсю и 3 - в р-не Кинай (вокруг Киото и Осаки). Центром деятельности И., сохранявших монополию на проповедь христианства до 1596 г., когда в Японию прибыли францисканцы, был о-в Кюсю. Группа маленьких прибрежных деревень в 70-90-х гг. XVI в. превратилась в процветающий торговый порт - г. Нагасаки, базу европ. флота. В 1569 г. там на месте разрушенного буддийского храма была основана ц. Всех святых. В 1571 г. в городе приняли христианство более 1,5 тыс. чел. В 1580 г. даймё Омура Сумитада, первым из япон. князей принявший крещение, передал Нагасаки и его окрестности в вечную собственность ордену И. Это дало возможность ордену участвовать в торговле кит. шелком, что на время решило ряд финансовых проблем миссии. В 1585 г. участие ордена в торговых операциях было запрещено папой Григорием XIII, однако тайно И. участвовали в торговых сделках вплоть до изгнания ордена из Японии.

Из-за нехватки священников И. привлекали к нек-рым делам миссии (поддержание порядка в церквах, помощь проповедникам, совершение некоторых богослужений) мирян из местной знати. В 1579 г. на миссию работали более 400 мирян-японцев. В связи с ростом числа христиан остро встал вопрос о создании в Японии католич. образовательных учреждений. В 1579 г. прибывший в Японию Валиньяно основал первые семинарии в Арима (ныне префектура Нагасаки) и Адзути (ныне префектура Сига). В Фунай была создана иезуитская коллегия. В 1580 г. в Усуки (ныне префектура Оита) И. основали школу для новициев, в к-рую были приняты 6 португальцев и 6 японцев.

В последние годы правления Ода (ум. в 1582) и при его преемнике Тоётоми Хидэёси отношение к И. центральной власти оставалось доброжелательным (до 1587). В 1582 г. на средства 3 принявших христианство даймё было организовано посольство в Европу, вместе с к-рым отбыл в Гоа (а потом в Рим) Валиньяно. Его усилиями в 1585 г. папа Григорий XIII буллой «Ex pastoralis officio» установил монополию И. на проповедническую деятельность в Японии. Успехи, достигнутые орденом в 70-х - нач. 80-х гг. XVI в. (к этому времени в Японии насчитывалось ок. 200 тыс. христиан и 250 церквей), воодушевили И.: они стали считать Японию самой перспективной из азиат. стран, а японцев - самыми восприимчивыми к христ. проповеди.

Тоётоми, получив титул регента-кампаку при императоре, в 1586 г. обратился к вице-провинциалу ордена пресв. Гашпару Коэлью с просьбой о поддержке в планируемой им военной кампании на о-ве Кюсю и помощи в организации похода на Корею (в частности, в посредничестве при переговорах с португ. перевозчиками). В нарушение принципа политического нейтралитета, сформулированного Валиньяно, глава миссии согласился. В 1587 г. Тоётоми захватил о-в Кюсю и, находясь в Хаката (ныне Фукуока), 25 июля издал антихрист. указ: всем миссионерам предписывалось в течение 20 дней покинуть территорию страны (фактически указ не был выполнен). Поворот в религ. политике объяснялся прежде всего тем, что нек-рые принявшие крещение даймё разрушали буддийские и синтоистские храмы и силой принуждали своих подданных принять новую веру. Такая позиция противоречила традиц. для япон. культуры установке на веротерпимость. В то же время опасения Тоётоми вызывала принадлежность Нагасаки Об-ву Иисуса - владения ордена были конфискованы, для управления городом назначен япон. чиновник. Среди др. причин называется недовольство правителя нетрадиц. пищей миссионеров (говядина и конина), а также распространением работорговли в Юж. Японии (общественное мнение возлагало вину за это на И.).

При Тоётоми была проведена 1-я массовая казнь христиан, среди которых были иезуитские и францисканские проповедники. Причиной, вероятно, стало неосторожное высказывание капитана испан. галеона «Сан-Фелипе», к-рого на пути из Манилы в Мехико буря прибила к япон. берегу недалеко от Урадо (пров. Тоса). В разговоре с япон. чиновником капитан обмолвился, что испан. король всегда шлет на новые территории католич. миссионеров, чтобы потом захватить эти земли и превратить их в колонии. 3 янв. 1597 г. в Киото 6 францисканцам, 3 И. и 15 японцам-мирянам (всего 24 христианам) публично отрезали уши и с позором провезли по городу, потом в течение месяца мучеников водили по стране. В пути число мучеников увеличилось: стража задержала 2 христиан, тайно ухаживавших за арестованными. Казнь состоялась 5 февр. 1597 г. в Нагасаки (26 япон. мучеников канонизированы в 1862). Впосл. репрессии против христиан усилились. Тоётоми издал указ, запрещавший даймё исповедовать христианство; в 1598 г. было уничтожено 37 католич. церквей, закрыты семинария в Арима и коллегия в Амакуса.

Со смертью Тоётоми в сент. 1598 г. гонения закончились, церкви и учебные заведения были постепенно восстановлены. Из Кореи вернулись И., находившиеся там во время военных действий 1592-1598 гг. В 1600 г. в Японию прибыли еще 14 И. В том же году папа Климент VIII опубликовал буллу, согласно к-рой И. лишались монополии на проповедь в Японии и разрешалось проповедовать миссионерам любых орденов, при условии что они подчинялись королю Португалии. В нач. XVII в. в япон. портах впервые появились голл. корабли под командованием англичанина У. Адамса. Голландцы были тепло приняты сёгуном Токугава Иэясу (1603-1605). В отличие от португальцев и испанцев голландцы и англичане, не заинтересованные в христ. миссионерстве, вскоре стали выгодными партнерами сёгуна.

В 1603 г. вновь начались преследования христиан: в Хиго казнили самураев, отказавшихся отречься от Христа, в Нагасаки уничтожили неск. церквей. Однако ни Токугава Иэясу, ни его сын Токугава Хидэтада в это время не проявляли враждебности к христианству. Изменение религ. политики началось после 1612 г.: 2 христиан из ближайшего окружения бывш. сёгуна были уличены в коррупции и казнены. Это послужило сигналом к началу гонений. 27 янв. 1614 г. был издан указ, запрещавший исповедание христианства. Миссионеры должны были покинуть страну, от мирян требовалось отречение от Христа. В февр. того же года И. со всей страны были собраны в Нагасаки, но из-за отсутствия кораблей их изгнание было отложено до окт. В 1622 г. в Нагасаки и в 1623 г. в Эдо (ныне Токио) состоялись массовые казни христиан. В следующие годы гонения на христиан продолжались, многих подвергли пыткам, принуждая отречься от новой веры. Документально подтверждена казнь ок. 3 тыс. христиан. Некоторые И. ушли в подполье: в 1621 г. на территории Японии находилось 36 членов ордена. В 1637-1638 гг. с лозунгами защиты христ. веры выступили ок. 37 тыс. участников Симабарского восстания (на п-ове Симабара к востоку от Нагасаки). Напуганные успехами повстанцев власти мобилизовали против них более чем 100-тысячную армию. Практически все повстанцы были уничтожены (опустевшие после восстания области были принудительно заселены жителями разных районов страны), антихрист. меры были еще более ужесточены, рядом указов 1633-1639 гг. страна была фактически закрыта для европейцев. Все миссионеры, а также португ. торговцы подлежали высылке. С 1641 г. лишь голландцы и китайцы получили право торговли с Японией, и только в порту Нагасаки. И. неоднократно пытались тайно проникнуть на территорию Японии. В 1643 г. провинциал ордена Педру Маркиш с 12 спутниками высадился в Японии. Проповедников схватили, подвергли пыткам, после чего выслали из страны.

На протяжении долгого времени И. являлись монопольными носителями европ. культуры в Японии: португ. торговцы не проникали дальше портов о-ва Кюсю, миссионеры др. орденов начали прибывать в Японию лишь с нач. XVII в. Важной составляющей деятельности И. было книгопечатание. Первые книги (катехизис Ксаверия, грамматика япон. языка Х. Фернандеса) печатались методом ксилографии. Первый печатный пресс с наборными шрифтами был доставлен в Японию благодаря Валиньяно в июле 1590 г. Вскоре пресс был укомплектован иероглифическим и слоговыми (хирагана и катакана) шрифтами для печати книг на япон. языке. Выбор выпускаемых книг диктовался потребностями иезуитской миссии: лит-ра (в т. ч. методическая), по к-рой можно было учить латынь, португ. или япон. языки, катехизисы, жития католич. святых, календари и т. п. Продукция, вышедшая из-под печатного пресса И. в 1590-1614 гг., была представлена переводами религ. лит-ры с европ. языков на японский (1-й напечатанной наборным шрифтом книгой стал сборник житий святых (Sanctos no Gosagyo, 1591), написанный азбукой ромадзи). В 1596 г. был издан сб. «Contemptus Mundi» (Презрение к миру), в состав к-рого вошел перевод трактата «Imitatio Christi» (Подражание Христу) Фомы Кемпийского. В 1599-1600 гг. вышло 2-томное «Наставление грешников» (Guía do Pecador) Луиша деи Гранады. Единственным светским произведением, изданным И., является сборник басен Эзопа (Esopo no Fabulas, 1593). Вторую группу составляет оригинальная япон. лит-ра, необходимая для изучения языка. «Повесть о доме Тайра» (Heike Monogatari, 1593) была записана в системе ромадзи и адаптирована Фуканом Фабианом, впосл. отошедшим от католичества и написавшим антихрист. трактат «Попрание Бога» (Ha Daiusu, 1620). Огромное значение имели лингвистические труды И. Первым стала грамматика япон. языка (1564) Фернандеса. Были опубликованы основополагающие в изучении япон. языка работы: португало-лат. словарь япон. языка (Dictionarium Latino Lusitanicum ac Iaponicum, 1595), словарь чтения иероглифов (Rakuyochu, 1598-1599), японско-португ. словарь (1603). Венцом деятельности И. в этой области является филологический трактат Ж. Родригиша (Arte da Lingoa de Iapanam, 1608; краткая редакция - 1620), где автор анализирует грамматику языка, лексическое значение аффиксов, различные диалекты.

И. способствовали распространению техники гравюры и масляной живописи. Основоположниками япон. школы масляной живописи стали Джованни Николо (1560-1626) и Якобо Нива (1579-1638). Япон. мастера, работавшие в той же технике, в основном копировали работы европ. художников. После указа 1614 г. о запрете христианства по всей Японии развернулась кампания по уничтожению предметов искусства, связанного с миссиями И.

Ист.: Cartas que os padres e irmãos da Companhia de Jesus escreverão dos Reynos de Japão et China aos da mesma Companhia da India et Curopa, des do anno de 1549 ate o de 1580. Tokyo, 1972r. 2 t.; Fróis L. Historia de Japam / Ed. J. Wicki. Lisboa, 1976-1984. 5 vol.; Rodrigues J. Historia da Igreja do Japão. Macau, 1954-1955. 2 vol.; Valignano A. Sumario de las cosas de Japon (1583), Adiciones del sumario de Japon (1592) / Ed. J. L. Alvarez-Taladriz. Tokyo, 1954; idem. Les Jésuites au Japon: Relation missionnaire (1583) / Trad., presentation et notes de J. Besineau. P., 1990; он же (Валиньяно А.). Предупреждения и предостережения по поводу обычаев и нравов, распространенных в Японии // Япония как она есть: Страна недоступности. М., 2006. Кн. 1: Книга японских обыкновений / Сост.: А. Мещеряков. С. 251-305; Kirishitan bunko: A Manual of Books and Documents on the Early Christian Missions in Japan / Ed. J. Laures. Tokyo, 19573; Os Portugueses no Japão 1543-1640: Notas e documentos / Ed. L. Norton. Lisboa, 1952; They Came to Japan: An Anthology of European Reports on Japan, 1543-1640 / Ed. M. Cooper. Berkeley, 1965; Ксавье Ф. Письмо в штаб-квартиру ордена // Япония как она есть. 2006. Кн. 1. С. 233-250.

Лит.: Владимир (Соколовский), еп. Недобрые деяния иезуитов в Японской империи в XVI и XVII в. и до настоящего времени. Воронеж, 1892; Bernard H. Valignani ou Valignano, l'auteur veritable du récit de la première ambassade japonaise en Europe (1582-1590) // Monumenta Nipponica. Tokyo, 1938. Vol. 1. N 2. P. 378-385; Schütte J. F. Introductio ad historiam Societatis Jesu in Japonia: 1549-1650. R., 1968; idem. Valignano's Mission Principles for Japan. St. Louis, 1980-1985. 2 vol.; Jennes J. A History of the Catholic Church in Japan: From Its Beginnings to the Early Meiji Era (1549-1873). Tokyo, 1973; Satow E. M. The Jesuit Mission Press in Japan: 1591-1610. Tokyo, 1976r; Elisonas J. Christianity and the Damyo // The Cambridge History of Japan. Camb., 1988. Vol. 4: Early Modern Japan. P. 301-372; Elison G. Deus Destroyed: The Image of Christianity in Early Modern Japan. Camb. (Mass.), 1991; Boxer C. R. The Christian Century in Japan: 1549-1650. Manchester, 19933; Moran J. F. The Japanese and the Jesuits: Alessandro Valignano in 16th-Cent. Japan. L.; N. Y., 1993; Ross A. C. A Vision Betrayed: The Jesuits in Japan and China, 1542-1742. N. Y., 1994; Higashibaba I. Christianity in Early Modern Japan: Kirishitan Belief and Practice. Leiden; Boston, 2001; Farge W. J. The Japanese Translations of the Jesuit Mission Press, 1590-1614: De Imitatione Christi and Guía de Pecadores. N. Y., 2002; Cooper M. The Japanese Mission to Europe, 1582-1590: The Journey of Four Samurai Boys through Portugal, Spain and Italy. Folkestone, 2005; Ким Э. Недолгое свидание: Христ. миссия в Японии (1549-1614) // Япония как она есть. 2006. Кн. 1. С. 218-232.

Э. П. К.

В Китае

В отличие от др. регионов Китай долгое время оставался закрыт для католич. миссионеров: кит. правительство жестко ограничивало присутствие европейцев на территории гос-ва. У истоков миссионерства И. в Китае стоял Франциск Ксаверий (скончался в 1552 г. на о-ве Шанчуаньдао, ожидая разрешения на въезд в Китай). Португ. правительство неоднократно обращалось к кит. императорам с просьбами разрешить миссионерскую деятельность на материке, однако добиться открытия границ для католич. проповедников так и не удалось. В 1568 г. в Макао прибыл испан. иезуит Хуан Батист Рибейра, но после неск. неудачных попыток проникнуть в Китай был вынужден вернуться в Европу. В 1573 г. куратором миссии в Индии и Японии был назначен Валиньяно, чья деятельность в Японии имела большой успех. На пути в Японию Валиньяно провел значительное время в Макао и принял решение о необходимости активной миссионерской деятельности в Китае, для чего он пригласил из Италии Микеле Руджери, с к-рым будут связаны первые успехи иезуитской миссии в Китае. Прибыв в Макао ок. 1581 г., Руджери впервые обратился к китайцам с проповедью на кит. языке (в Макао, затем в пров. Гуандун). В 1585 г. на кит. языке был издан составленный им совместно с Маттео Риччи католический катехизис «Истинные сведения о Небесном Господе и священной религии» (Тяньчжу шэнцзяо шилу).

В 1581 г. из орденской пров. Вост. Индий с центром в Гоа выделилась вице-пров. Япония (провинция с 1611), к-рой подчинялась миссия И. в Китае. Буллой «Ex pastoralis officio» (1585) папа Григорий XIII санкционировал вхождение Китая в зону португ. влияния, где И. получили монопольные права на миссионерскую деятельность. В 1623 г. сформировалась независимая вице-пров. Китай. Главой вице-провинции считался вице-провинциал, деятельность которого контролировалась специально назначаемыми прокураторами, настоятелями, визитаторами.

Составление карты Китая М. Риччи и Сюй Гуанци (вверху Игнатий Лойола и Франциск Ксаверий). Гравюра. 1687 г.

Составление карты Китая М. Риччи и Сюй Гуанци (вверху Игнатий Лойола и Франциск Ксаверий). Гравюра. 1687 г.


Составление карты Китая М. Риччи и Сюй Гуанци (вверху Игнатий Лойола и Франциск Ксаверий). Гравюра. 1687 г.

Принципы миссионерской деятельности И. в Китае в основном были разработаны Риччи. Он прибыл в Китай в 1582 г. и спустя год, овладев основами кит. языка, перебрался вместе с Руджери из Макао в Чжаоцин. Риччи неоднократно переезжал: в 1589 г.- в Шаочжоу (Шаогуань, пров. Гуандун), в 1595 г.- в Наньчан (пров. Цзянси), в 1599 г.- в Нанкин (Наньцзин, столица наместничества Цзяннань). В 1601 г. он отправился в Пекин, где вскоре благодаря познаниям в науках (прежде всего в картографии) добился расположения кит. имп. Ваньли из династии Мин. В катехизисе «Истинный смысл Небесного Господа» (Тяньчжу шии, 1603) Риччи отстаивал идею совместимости учения Конфуция и христианства, считая конфуцианство «прелюдией» христ. религии, учением, не противоречащим христианству в принципиальных вопросах. Крайне резко Риччи выступил против буддизма и даосизма; это объясняется тем, что конфуцианство является скорее социально-этическим учением, обрядно-религ. содержание (культ предков, гос. культ Неба и стихий и т. п.) занимает в нем второстепенную позицию; в противоположность этому даосизм и буддизм представляют собой религии в полном смысле слова и потому рассматривались Риччи как конкуренты христианства. Формула «дополнять конфуцианство и подавлять буддизм» (бу жу и фо) стала впосл. основой миссионерской политики И. В стремлении максимально адаптировать христианство к кит. культуре Риччи защищал тезис о соответствии Тяньчжу (Небесного Господа, кит. термин для обозначения Бога, предложенный Руджери) древнекит. божеству Шанди (Всевышний владыка). Впосл. использование подобной терминологии неоднократно подвергалось сомнению в ходе «спора об именах». Чтобы европейцы могли ознакомиться с конфуцианским учением, Риччи перевел на латынь конфуцианское «Четверокнижие» (Сы шу). Идея адаптации христианства к кит. культуре нашла поддержку в Риме. В 1615 г. кит. священникам было разрешено использовать во время мессы кит. язык вместо латыни.

Риччи также поставил цель ознакомить китайцев с достижениями совр. ему европ. науки. В 1602 г. он издал карту мира, из к-рой китайцы узнали о существовании Америки и расположении своей страны на земном шаре. Риччи перевел 6 книг «Начал» Евклида, ряд работ по астрономии, математике, геометрии и т. д. Риччи пользовался известностью в Китае: его пространная биография была помещена в офиц. историю династии Мин.

В 1616 г. по инициативе влиятельного нанкинского чиновника, сотрудника ведомства ритуалов Шэнь Цюэ, начались гонения на христиан, продолжавшиеся неск. лет. В 1622 г., после 1-й волны гонений, в Пекин прибыли нем. И.: Иоганн Адам Шалль фон Белл и Иоганн Теренций Шрек. Императоры Тяньци (1620-1627) и Чунчжэнь (1627-1644) использовали знания и навыки европейцев как для работы над исправлением календаря, так и для модернизации кит. армии. Отлитые под рук. И. пушки, снабженные клеймами с именами святых, использовались для защиты от наступающих маньчжуров.

В последнее десятилетие эпохи династии Мин члены Об-ва Иисуса лишились монополии на проповедь в Китае: в 1633 г. папа Римский Урбан VIII объявил Китай открытым для всех миссионеров. В страну прибыли францисканские и доминиканские проповедники; один из них, доминиканец Хуан Батиста Моралес, вернувшись из Китая в Европу, в 1641 г. поставил перед папой Урбаном VIII и Конгрегацией пропаганды веры вопрос о «китайских ритуалах». И. обвинялись в «идолопоклонстве», терпимом отношении к культу Конфуция и языческим формам поклонения предкам, орден критиковали за послабления для новообращенных (освобождение от постов и от работы в воскресенье, упрощенная процедура при крещении женщин и т. д.). Несмотря на то что противникам И. не удалось добиться офиц. осуждения практики «китайских ритуалов» папой Урбаном VIII, вопрос ритуалов в 40-х гг. XVII в. активно обсуждался и грозил стать серьезной проблемой для миссии И. в Китае.

М. Риччи, А. Шалль фон Белл и Ф. Вербист. Гравюра. XVIII в.

М. Риччи, А. Шалль фон Белл и Ф. Вербист. Гравюра. XVIII в.


М. Риччи, А. Шалль фон Белл и Ф. Вербист. Гравюра. XVIII в.

25 апр. 1644 г. Пекин был захвачен повстанческой крестьянской армией под командованием Ли Цзычэна. Большинство находившихся в Китае И. отправилось на юг страны, чтобы присоединиться к Гуйвану, принцу из династии Мин,- тот объявил себя регентом и правил в Юж. Китае под именем Юнли (1647-1661). Влияние И. при дворе последнего императора из династии Мин в Пекине и во время правления Юнли способствовало распространению христианства среди представителей высшего чиновничества империи. Один из командующих войсками Юнли - губернатор Гуанси, наместник Лянгуана, а также главный евнух Пан Тяньшоу (Ахилл Пан) приняли христианство. Австрийский иезуит Андреас Вольфганг (Ксаверий) Коффлер крестил членов семьи и наложниц Юнли (мать приняла имя Мария, жена стала Анной, наследный принц был крещен Константином, вдовствующая императрица получила имя Елена). И. оказались главными союзниками имп. семьи в борьбе с маньчжурами. Так, в критической ситуации Елена и Ахилл Пан решили просить помощи у папы Римского Иннокентия X и генерала ордена Франческо Пикколомини: в 1651 г. польск. иезуит Михал Павел Бойм, автор 1-го лат. перевода текста Сианской несторианской стелы (воздвигнута в 781), отправился с письмами в Рим, в к-рых имп. чета просила молиться за дело Минов, а также прислать в Китай еще И. Только в кон. 1655 г. Бойм получил ответ от папы Александра VII; в 1658 г., когда он прибыл в Тонкин, обреченность юж. династии Мин была очевидна. Вскоре после возвращения Бойм умер в Гуанси.

У И. в Китае не было к.-л. политических обязательств, что давало возможность католич. миссионерам в зависимости от обстоятельств примыкать к той или иной группировке. Так, Шалль фон Белл остался в захваченном Пекине и вскоре завоевал доверие имп. Шуньчжи (1643-1661, самостоятельное правление с 1650) и его дяди-регента из новой маньчжурской династии Цин. Имп. Шуньчжи выделил средства на строительство Южного храма (Наньтан), освященного в честь Непорочного зачатия Девы Марии (вмещал 2 тыс. чел.). В 1648 г. Шалль фон Белл возглавил Пекинскую миссию ордена.

В сент. 1645 г. в Риме был издан запретительный декрет об участии кит. христиан в конфуцианских ритуалах; на основании обвинений в еретическом потакании языческим обрядам деятельность И. в Китае осудила специальная комиссия. Тогда же членам ордена было запрещено заниматься астрономией и исправлением календаря при дворе китайского императора. В 1656 г., после поездки в Рим Мартино Мартини, к-рый объяснил папе ситуацию, запрет был отменен. В нач. 1664 г. папа Александр VII разрешил И. в Китае остаться на занимаемых ими постах при условии, что деятельность членов ордена, связанная с исправлением календаря, не будет иметь ничего общего с «суевериями», а напротив, И. будут всячески стараться привести календарь в соответствие с принятым в католич. Церкви. Опасения И. вызвали попытки проникновения в Китай голландцев, к-рые в тот период вытесняли португальцев из Юго-Вост. Азии и Полинезии. В 1656 г. под влиянием Шалля фон Белла император отказал в размещении на территории Китая голландской торговой миссии под предводительством Д. Ньюхофа. В противовес голландцам И. оказывали поддержку рус. посольству Ф. И. Байбакова, хотя оно и не имело успеха.

Высокому положению И. при императорском дворе завидовали придворные. В 1664 г. Шалль фон Белл и его соратник фламандец Фердинанд Вербист были арестованы по навету, что положило начало новым гонениям. По всей стране закрывались христ. храмы (к 1664 их насчитывалось 159, ордену И. принадлежал 41), запрещалось исповедание католицизма, миссионеры изгонялись в Кантон (Гуанчжоу) и Макао. Из 38 И., проповедовавших на территории Китая, лишь 4 было позволено остаться в стране.

Для И. ситуация изменилась к лучшему лишь после свержения в 1669 г. режима кн. Обоя, регента имп. Канси. Заточенные в тюрьму И. получили помилование, им вернули должности при имп. дворе. Указ 1671 г., хотя и запрещал китайцам принимать христианство, положил конец преследованиям католич. миссионеров. Правление имп. Канси (1661-1722, самостоятельно с 1669) стало наиболее благоприятным для И. По ходатайству Вербиста, быстро ставшего одним из самых доверенных лиц императора, Канси обратился к франц. кор. Людовику XIV с просьбой прислать в Китай образованных И. Выбор пал на получивших почетные титулы «королевских математиков» членов Королевской АН Жана де Фонтане в качестве главы миссии И., Ги Ташара, Жоашена Буве, Жана Франсуа Жербийона, Клода де Видлу и Луи Даниеля Ле Конта. Они хорошо знали кит. и маньчжурский языки (Жербийон был переводчиком имп. Канси и в 1689 принимал участие в составлении русско-кит. Нерчинского договора). Указом о веротерпимости (1692) христианство получило офиц. статус и было выведено из категории «ложных сект». В следующем году И. удалось обратить в католичество более 20 тыс. китайцев. В благодарность за излечение больного малярией императора с помощью нового в медицине того времени средства хинина И. получили в подарок от Канси участок земли внутри «Запретного города» для постройки резиденции (июль 1693) и деньги на строительство там католич. храма. 9 дек. 1703 г. Жербийон (с 1700 вице-провинциал Китая) совершил торжественное освящение ц. во имя Всевышнего Господа, или Северного храма (Бэйтана), украшенного надписями, каллиграфически исполненными императором. Помимо миссионерских И. преследовали и политические цели. Известно, что Вербист активно поддерживал рус. посольство Н. Г. Спафария (1675), тайно передавал дипломату информацию о ходе рассмотрения его вопроса при дворе императора.

Иезуитские астрономы и кит. имп. Канси. Фрагмент гобелена «Астрономия». Худож. Ж.-Б. Фонтене. Нач. XVIII в. Мастерская в Бове (галерея Ж. Кугеля, Париж)

Иезуитские астрономы и кит. имп. Канси. Фрагмент гобелена «Астрономия». Худож. Ж.-Б. Фонтене. Нач. XVIII в. Мастерская в Бове (галерея Ж. Кугеля, Париж)


Иезуитские астрономы и кит. имп. Канси. Фрагмент гобелена «Астрономия». Худож. Ж.-Б. Фонтене. Нач. XVIII в. Мастерская в Бове (галерея Ж. Кугеля, Париж)

В последние годы правления имп. Канси и в особенности после его смерти положение католич. миссионеров и кит. христиан ухудшилось. Близость И. ко двору давала поводы для обвинений, к-рые не всегда были беспочвенными (напр., члены ордена пытались повлиять на вопрос престолонаследия). В Европе осложнилась обстановка вокруг миссий И.; разгоревшийся после допуска миссионеров других орденов в Китай «спор о ритуалах» достиг к 1-й трети XVIII в. апогея. В 1700 г. группа профессоров богословского фак-та Парижского ун-та направила в папскую канцелярию письмо, в котором обвинила И. в лицемерии, в отсутствии единства во взглядах, в извращении христ. догм. Возмущение парижских богословов вызвали работы Ле Конта (Le Comte L. Nouveaux mémoires sur l'état présent de la Chine. P., 1696) и Ш. Ле Гобьена (Le Gobien Ch. Histoire de l'Édit de l'empereur de la Chine en faveur de la religion chrétienne avec un éclaircissement sur les honneurs que les Chinois rendent à Confucius et aux mort. P., 1698). Письмо стало первым в череде памфлетов и монографий, осуждавших миссионерскую политику И. в Китае. 20 нояб. 1704 г. комиссия кардиналов объявила почитание Конфуция и предков суеверием и запретила кит. христианам практиковать его. Был разрешен и «спор об именах»: единственным верным термином для обозначения христ. Бога был признан «Тяньчжу». Папа Климент XI утвердил решения кардинальской комиссии (декрет, вновь разрешивший кит. обряды в богослужении и оправдавший практику Риччи и его преемников, изд. только в 1939). Позиция папы не могла вызвать одобрение кит. императоров Канси и Юнчжэна (1723-1735) и повлияла на эффективность проповеди И. в Китае. В ответ на папское осуждение практики «китайских ритуалов» в 1704 г. имп. Канси в дек. 1706 г. издал указ, позволивший остаться в стране только тем миссионерам, к-рые соглашались следовать принципам проповеди, сформулированным Риччи. Император запретил обнародовать буллу папы Климента XI «Ex illa die» от 1715 г., к-рая подтвердила декрет 1704 г. и требовала от всех миссионеров и священнослужителей в Китае повиновения под страхом отлучения от Церкви (положения папской буллы «Ex illa die» в 1742 подтверждены буллой «Ex quo singulari» Бенедикта XIV). Преемник Канси имп. Юнчжэн в изданном им «Священном эдикте» заявил, что Китай имеет свою религию, а Запад - свою, каковую незачем пропагандировать в Китае. В христианстве стали видеть учение, борющееся с конфуцианством, а значит, с основами имп. власти и государства. Христианство было запрещено как «неканоническая» доктрина.

В 1723 г. в пров. Фуцзянь начались гонения на И. К 1724 г. относятся проскрипционные указы, согласно к-рым по всему Китаю церковные здания изымались в пользу казны, а кит. христианам предписывалось отказаться от «еретического учения» (официально христианство классифицировалось кит. законами как опасная запрещенная секта до 1870). Лишь нек-рые И. были оставлены при имп. дворе в качестве специалистов в естественных науках (но проповедовать им было строго запрещено), многие были отосланы в провинции. В 40-50-х гг. XVIII в. большинство И. было арестовано и выслано из страны. К тому же португ. правительство указом 1759 г. запретило действия ордена И. на всех территориях, входивших в зону влияния Португалии, что стало причиной ареста 24 И., проживавших в Макао (их также выслали в Европу).

Известие о роспуске ордена И., распространившееся среди миссионеров в Китае раньше, чем было опубликовано офиц. папское бреве, вызвало раскол среди И. Одни из них (в т. ч. Фелиш да Роша, Луиджи Киполла) вышли из ордена еще до обнародования бреве. Другие (Хосе Эспинья, Франсуа Буржуа) намеревались дождаться прибытия документов в Нанкин и оглашения их епископом Пекина. Оставшиеся в ордене И. раскололись на 2 партии. Первая под предводительством главы Императорского математического бюро и вице-провинциала ордена Эспиньи пыталась наладить связи с португ. правительством и еп. Макао Алешандри да Силвой Педросой Гимарайншем. Члены этой группы отказались повиноваться Пекинскому еп. Готфриду Ксаверу ван Ламбекховену и еще в июле 1775 г. подчинились решению папы. В нояб. 1775 г. распоряжением еп. Макао А. да Силвы Педросы Гимарайнша главным викарием Пекинского еп-ства и управляющим им был назначен Эспинья. Вторая группа И., состоявшая в основном из французов и австрийцев, сохраняла верность епископу Пекина и вышла из ордена после офиц. обнародования бреве 13 нояб. 1775 г. 29 апр. 1785 г. в Пекин прибыли представители ордена лазаристов, к-рым по указу Конгрегации пропаганды веры от 8 мая 1785 г. были переданы полномочия И.

По данным исследователей, в XVI-XVII вв. в Китае вышло 402 книги, переведенные или написанные И.: 161 из них - переводы Свящ. Писания, катехизисы и т. п., в 82 книгах толковались основы христ. веры, 51 книга была посвящена истории христианства, 18 книг - философии, 18 - политике, 63 книги научного содержания и 9 книг - художественная лит-ра и книги по искусству. Первые лит. переводы на кит. язык были осуществлены Риччи. Он участвовал в переводе катехизиса Руджери, а затем самостоятельно перевел молитву «Отче наш», Символ веры и др. Ему принадлежат также 8 простых мотетов с кит. стихами, описывающими нравственные догмы христианства (созданы по заказу императора). Значительная часть богослужебных переводов была сделана после 1615 г., когда И. получили разрешение проводить мессы на кит. языке. Переводы из Евангелий (Шэнцзин чжицзяо, 1636), сделанные португ. миссионером Эммануэлем Диашем, использовались рус. миссионерами в Китае в XVIII в. Стремясь переосмыслить конфуцианство, Джулио Алени составил новые комментарии к текстам Конфуция. Расцвет деятельности миссии И. приходится на правление имп. Канси. В этот период получил известность и широкое распространение пространный катехизис «Беседы в соборе ангелов» (Тяньшэнь хуэйкэ, 1641), написанный для китайцев Франческо Бранкати. Переводами богословской литературы на китайский язык и установлением в Пекине праздника Св. Сердца Христова известен картограф и историк француз Жозеф де Мориак де Майя. Особое место в богословской литературе эпохи Канси принадлежит направлению «фигуралистов». Его сторонники стремились отыскать свидетельства знакомства китайцев с монотеизмом, который, по их мнению, воссоздается, будучи очищенным от ересей и языческих наслоений, в конфуцианстве. Основателем этого направления был Буве, также следует назвать Жозефа Анри де Премара (1666-1736) и Жана Франсуа Фуке (1665-1741), издавшего комментарий к «И-цзин».

Церковь Всевышнего Господа (Северный храм) в Пекине. 1703 г.

Церковь Всевышнего Господа (Северный храм) в Пекине. 1703 г.


Церковь Всевышнего Господа (Северный храм) в Пекине. 1703 г.

В кон. XVII-XVIII в. И. перевели на китайский язык и издали в Пекине 67 книг европ. авторов. Они познакомили китайцев с европ. военной наукой, нотной грамотой, устройством механических часов, производством стекла и техникой изготовления огнестрельного оружия. Помимо переводов на кит. язык европ. работ по математике, астрономии, механике и гидравлике появлялись также научные труды, созданные кит. учеными под влиянием знакомства с европейской наукой (напр., сельскохозяйственная энциклопедия Сюй Гуанци). Выходили и оригинальные научные труды И., написанные на кит. языке. Важным направлением научной деятельности И. в Китае стала картография. Риччи выпустил кит. вариант карты мира Абрахама Ортелия (Юди шаньхай цюаньту), а затем, уже работая при дворе императора,- «Полную карту 10 тысяч государств всей земли» (Гунь-юй ваньго цюаньту, 1602). Разъяснения к последней послужили основой для соч. Алени «Поземельная опись заморских стран» (Чжифан вайцзи, 1623). Сделанные Буве, Жаном Батистом Режи и Домиником Паррененом в военных целях карты подали имп. Канси идею картографировать при помощи И. всю страну (в 1719 изд. большая карта Китайской империи). Последние императоры династии Мин особое внимание уделяли проблеме уточнения кит. календаря. Специальное календарное ведомство возглавлял перешедший в католичество китаец Сюй (Павел) Гуанци (1552-1633), под началом которого работали иезуитские миссионеры Шалль фон Белл и Теренций. В это же время выходит составленный Никола Триго конкорданс кит. и григорианского календарей с текстами на лат. и сир. языках. Позднее Шалль фон Белл возглавил календарное ведомство. Приехавший в 1658 г. в Китай Вербист оснастил европ. оборудованием обсерваторию в Пекине.

И. проявили себя как талантливые воспитатели буд. правителей Китая. Шалль фон Белл был одним из наставников юного Канси, который, по воспоминаниям современников, глубоко почитал его и прислушивался к его советам; Буве и Жербийон, после смерти Вербиста возглавивший астрономическое ведомство, преподавали Канси геометрию, анатомию и философию, сочиняли для него и переводили на маньчжурский язык математические трактаты. Учителем имп. Цяньлуна (1736-1795) по вопросам европ. науки стал француз Жан Жозеф Мари Амио, прибывший в Пекин в 1751 г.

В области изобразительного искусства И. создали новые стили, соединявшие европ. реализм с кит. традицией. Дж. Кастильоне (1688-1766) пользовался большим авторитетом как художник и у кит. императоров, и у кит. живописцев, которым давал уроки. По совместному проекту Кастильоне и Мишеля Бенуа в летней резиденции кит. императоров Юаньминьюане были построены павильоны в китайско-европ. псевдобарочном стиле. О серьезном влиянии европ. живописной традиции можно говорить применительно к У Ли (1632-1718), кит. художнику, принявшему католичество, вступившему в орден И. и ставшему католич. пресвитером. Характерный сплав европ. и традиц. кит. живописи, выработанный Кастильоне и его учениками, лег в основу придворного изобразительного искусства династии Цин, на принципах к-рого базируется традиц. кит. живопись «го-хуа».

После восстановления ордена с новой миссией в Китай отправились французы Клод Готтлан, Бенжамен Брюйер и Франсуа Эстев. В июне 1842 г. они приехали в Шанхай по приглашению викария пров. Шаньдун и Хэнань Луиджи де Бези и католиков еп-ства Цзяннань. В 1843 г. И. по просьбе еп. Л. Бери основали семинарию. В 1846 г. по указу императора Дяогуана ордену была возвращена конфискованная собственность. В ходе Тайпинского восстания мученически погиб иезуит Луиджи де Масса (17 авг. 1860). По приказу властей Шанхая был убит иезуит Виктор Вуйом (4 марта 1862). Во время «боксерского восстания» (1898-1900) погибли 4 И.

С 70-х гг. XIX в. И. в Китае активно занимались научными исследованиями и образованием. Иезуит Серафин Куврёр составил китайско-франц. словарь, перевел на франц. язык ряд важнейших конфуцианских канонов; врач-иезуит Леон Вигер оставил многотомные исследования и ряд хрестоматий по истории, философии и религии Китая. Иезуит Ма Сян-бо основал 3 ун-та (католич. ун-т Аврора (1903, Шанхай), ун-т Фудань (1905, Шанхай), академию Фужэнь (1913, Пекин)). В 1931 г. амер. И. основали технические школы в Шанхае и Нанкине. Вторая мировая война, а затем установление коммунистического правительства нанесли тяжелый удар по орденской миссии. Многие И. уехали из страны после 1952 г., те же, кто остались, были арестованы 8 сент. 1955 г. В наст. время сведений о деятельности ордена в Китае нет.

Правопреемницей миссии И. в Китае можно считать миссию на Тайване. Первым иезуитом, прибывшим туда, был американец Э. Мёрфи (1912-2005). На Тайване И. способствовали созданию системы образования и здравоохранения.

Ист.: Sommervogel C. La bibliothèque de la Compagnie de Jésus. Brux., 1898. T. 8. P. 574-586; China in 16th Cent.: The Journals of Mattew Ricci, 1583-1610 / Trad. from Latin by L. Gallagher. N. Y., 1953; Dehergne J. Répertoire des jésuites de Chine de 1552 à 1800. R.; P., 1973; Bibliography of the Jesuit Mission in China (ca. 1580 - ca. 1680) / Ed. E. Zürcher, N. Standaert, A. Dudink. Leiden, 1991.

Лит.: Алексий (Виноградов), иером. История Библии на Востоке: С обзором метода и условий благоприятных и неблагоприятных ее переводам и распространению христ. Церковью у разных народов. СПб., 1889-1895. Т. 1. Вып. 1-2; он же. Миссионерские диалоги М. Риччи с китайским ученым о христианстве и язычестве и обзор китайско-церк. римско-католич. лит-ры с XVI по XVIII ст. СПб., 1889; Jenkins R. С. The Jesuits in China and the Legation of Cardinal de Tournon: An Examination of Conflicting Evidence and an Attempt at an Impartial Judgment. L., 1894; Pfister L. Notices biographiques et bibliographiques sur les jésuites de l'ancienne mission de Chine, 1552-1773. Chang-Hai, 1932-1934. 2 vol.; Allan С. W. Jesuits at the Court of Peking. Shanghai, 1935; Rowbothan A. H. Missionary and Mandarin: The Jesuits at the Court of China. Berkeley, 1942; Plattner F. A. Jesuiten zur See: Der Weg nach Asien. Zürich, 1946; Sebes J., ed. The Jesuits and the Sino-Russian Treaty of Nerchinsk (1689): The Diary of Thomas Pereira, S. J. R., 1961; Dunne G. H. Generation of Giants: The Story of the Jesuits in China in the Last Decades of the Ming Dynasty. Notre Dame (Ind.), 1962; Collani C., von. Die Figuristen in der China-mission. Fr./M.; Bern, 1981; eadem. Daoismus und Figurismus: Zur Inkulturation des Christentums in China // Tao: Reception in East and West / Ed. A. Hsia. Bern; N. Y., 1994. P. 3-34; Witek J. W. Controversial Ideas in China and in Europe: A Biography of J.-F. Foucquet, S. J. (1665-1741). R., 1982; Minamiki G. The Chinese Rites Controversy: From its Beginnings to Modern Times. Chicago, 1985; Шаталов О. В. К вопросу о характере «проповеднической» деятельности европейских миссионеров в Китае XVIII в. // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока: 20-я годичная науч. сессия ЛО ИВ АН СССР. М., 1986. Ч. 1. С. 84-90; Rule P. K'ung-tzu or Confucius?: The Jesuit Interpretation of Confucianism. Sydney, 1986; East Meets West: The Jesuits in China, 1582-1773 / Ed. C. E. Ronan, B. C. Oh. Chicago, 1988; Standaert N. Yang Tingyun, Confucian and Christian in Late Ming China: His Life and Thought. Leiden; N. Y., 1988; idem. Inculturation and Chinese-christian Contacts in the Late Ming and Early Qing // Ching Feng. Hong Kong, 1991. T. 34. N 4. P. 209-227; idem. The Jesuit Presence in China (1580-1773): A Statistical Approach // Sino-Western Cultural Relations J. Cedar Rapids (Iowa), 1991. Vol. 13. P. 4-17; Zürcher E. The Jesuit Mission in Fujian in Late Ming Times: Levels of Response // Development and Decline of Fukien Province in the 17th and 18th Cent. / Ed. E. B. Vermeer. Leiden, 1990. P. 417-457; Cummins J. S. A Question of Rites: Friar Domingo Navarette and the Jesuits in China. Aldershot, 1993; The Chinese Rites Controversy: Its History and Meaning / Ed. D. E. Mungello. Nettetal, 1994; Western Learning and Christianity in China: The Contribution and Impact of J. A. Schall von Bell, S. J. (1592-1666) / Ed. R. Malek. Nettetal, 1998. 2 vol.; The Christian Mission in China in the Verbiest Era: Some Aspects of the Missionary Approach / Ed. N. Golvers. Leuven, 1999; Дубровская Д. В. Миссия иезуитов в Китае: Маттео Риччи и др. (1552-1775). М., 2001; Ломанов А. В. Христианство и китайская культура. М., 2002; Brockey L. M. Journey to the East: The Jesuit Mission to China, 1579-1724. L., 2007.

О. В. Шаталов

В Эфиопии

Европ. гос-ва и Папский престол придавали большое значение контактам с Эфиопией, существовавшей как христ. анклав среди мусульм. гос-в и языческих племен, считая ее потенциальным союзником в борьбе против мусульман и отождествляя с легендарной державой Иоанна Пресвитера. Правители Эфиопии были заинтересованы в военной помощи европейцев, т. к. с началом джихада, объявленного имамом Ахмадом Ибрахимом аль-Гази, положение Эфиопии осложнилось. В дек. 1553 г. кор. Португалии Жуан III попросил Игнатия Лойолу выбрать 12 И. для проповеди на «земле Пресвитера Иоанна», в т. ч. кандидата на должность католич. патриарха Эфиопии. Избрав Жуана Нуньиша Баррету и др. И.-миссионеров, Лойола снабдил их подробной инструкцией. Он предполагал, что в Эфиопии существует теократическое гос-во (во главе с царем - Пресвитером Иоанном), и рекомендовал И. обращаться прежде всего к царю и его приближенным, предлагая дружбу с европ. правителями и помощь в борьбе против мусульман. Действуя через окружение царя, миссионерам надлежало склонить Эфиопскую Церковь к унии с католич. Церковью, устранить из вероучения «важные суеверия» эфиопов (соблюдение норм ВЗ: обрезание, празднование субботы, различение чистой и нечистой пищи и др.) и ввести лат. богослужение и календарь.

В янв. 1554 г. папа Юлий III утвердил избрание Баррету и его 2 епископов-коадъюторов, но эфиоп. царь Галавдевос (Клавдий) разрешил им въезд в страну с условием, что миссия И. будет ограничена окормлением португ. поселенцев. В июне 1557 г. коадъютор Баррету, еп. Андрес де Овьедо и 5 И. прибыли ко двору Галавдевоса, к-рый по их просьбе организовал неск. диспутов с эфиоп. духовенством. По итогам диспутов царь составил исповедание веры, в котором подтвердил вероучение Эфиопской Церкви и попытался оправдать сохранение норм ВЗ. Новый царь Мина (Минас; 1559-1563) отменил религ. привилегии португальцев, запретив миссионерам проводить публичную проповедь, а эфиопам присутствовать на католич. богослужениях. Овьедо был вынужден покинуть двор и направился в обл. Тигре (Тыграй), где португ. колонисты поддержали восстание наместника Исаака (Йесхака; 1560-1561). Одержав победу, царь Мина лишил колонистов привилегий и ранее пожалованных земель, но вскоре был разбит поддержавшими Исаака тур. отрядами. Благодаря покровительству наместника И. получили во владение место близ совр. г. Адуа, где ими было основано миссионерское поселение Фремона. После смерти Баррету (дек. 1562) Овьедо получил титул католич. патриарха Эфиопии. Царь Сарца Денгель (1563-1597) подавил мятеж Исаака и, несмотря на то что И. поддерживали мятежников, разрешил им оставаться во Фремоне, где была создана община из обращенных эфиопов. После смерти Овьедо (1577) в Эфиопии оставались 3 И. Из-за османской оккупации побережья Эритреи связь миссии с Гоа стала затруднительной, лишь в 1596 г. во Фремону прибыл пресв. Б. да Силва.

В 1588 г. из Гоа во Фремону был послан испан. иезуит Педро Паэс, но он оказался в тур. плену и достиг Эфиопии лишь весной 1603 г. По прибытии во Фремону Паэс начал изучать амхарский язык и геэз, организовал миссионерскую школу и перевел с португ. языка краткий катехизис. После прихода к власти царь За-Денгель (1603-1604) пригласил его ко двору, вручил послания к папе и к кор. Испании Филиппу III и обещал перейти в католичество, если европ. государи окажут ему военную помощь, необходимую ввиду междоусобной войны и угрозы со стороны турок, занявших часть территории совр. Эритреи. Слухи о намерениях За-Денгеля привлечь португ. войска привели к восстанию, к-рое поддержало местное духовенство, и гибели царя. Во время последовавшей междоусобицы царь Иаков (Якоб; 1597-1603; 1604-1607) также обратился к Паэсу с просьбой прислать военную помощь, обещая принять католичество, но вскоре он потерпел поражение от Сисиния (Суснойоса).

Новый эфиоп. царь просил Паэса содействовать установлению связи с португ. властями в Гоа, в 1610-1617 гг. передал ему послания к Римскому папе Павлу V, испан. кор. Филиппу III, генералу ордена Клаудио Аквавиве и др. лицам. После обращения в католичество брата царя Сээла Крестоса (1612) контакты Паэса с царским двором стали более тесными. И. получили земли для основания новых миссий в обл. Гондар (Гондэр), которая была в то время центром гос-ва. В соответствии с инструкцией Лойолы Паэс как миссионер проповедовал при царском дворе, подчеркивая, что принятие католич. веры будет способствовать консолидации власти и развитию контактов с европ. гос-вами. Он считал, что необходимо искоренить основные монофизитские идеи и внести изменения в местные церковные обычаи без их полного упразднения. Под влиянием регулярно проводимых Паэсом диспутов с эфиоп. богословами в 1620 г. Сисиний наложил запрет на празднование субботы, а в нояб. 1621 г. объявил о принятии католичества, принудив к этому и высшее эфиоп. духовенство.

При поддержке Сисиния и Сээла Крестоса И. перевели на геэз ряд католич. сочинений (в основном экзегетические и полемические произведения, богослужебные тексты). По просьбе царя были переведены также португ. законы и своды канонического права. Антониу Фернандиш занимался редактированием эфиоп. версии Свящ. Писания и вероучительных книг, напр. «Веры Отцов» (Haymanotä Abäw), в к-рую он включил Томос папы свт. Льва I Великого. И. составили грамматики амхарского языка и геэза. По просьбе Сисиния Паэс построил для него несколько дворцов и церквей, в т. ч. укрепленный дворец и католич. ц. Генете Иясус в Азэзо. И. использовали в Эфиопии более совершенную строительную технику и т. н. индо-португ. архитектурный стиль (церкви в Горгоре, в Азэзо; патриарший собор в Дэнкэзе).

После смерти Паэса (май 1622) Сисиний направил послание Римскому папе с просьбой прислать католич. патриарха. Им был назначен испанский иезуит Альфонсо Мендес, прибывший в Эфиопию в 1625 г. и утвердивший кафедру при царской резиденции в Дэнкэзе. Плохо информированный о положении в стране, где католичество исповедовали только при царском дворе и в местах расположения иезуитских миссий, Мендес ошибочно полагал, что поддержка Сисиния означала безусловное принятие католич. веры всем населением страны. По требованию Мендеса 11 дек. 1625 г. Сисиний публично повторил католич. исповедание и на коленях принес присягу на верность Папскому престолу, что отрицательно отразилось на авторитете царя и было воспринято в стране как свидетельство гордыни И. Еще более негативно были восприняты требования Мендеса о повторном крещении всех эфиопов и новом рукоположении эфиопского духовенства, к-рые приняли таинства от последнего монофизитского митрополита (совершение таинств митрополитом при наличии в стране католич. патриарха и миссионеров объявлялось незаконным). Мендес настаивал на новом освящении эфиоп. церквей и изменении их внутреннего убранства (напр., в авг. 1626 иезуит Томе Барнету был направлен в Аксум, где освятил кафедральный собор по лат. обряду). Сильный резонанс вызвало повеление католич. патриарха вынести из церкви мон-ря Дэбрэ-Либанос мощи настоятеля Авраама. Мендес также предпринял попытку учредить инквизицию, ввести григорианский календарь и богослужение по лат. обряду.

Сближение Сисиния с И. привело к недовольству, которое усилилось после запрета соблюдать субботу и особенно после принятия царем католич. веры. Меры царя по насильственному введению католицизма вызвали массовый протест, в т. ч. в придворных кругах. Эфиоп. духовенство старалось не общаться с И., священники Аксумского собора Богоматери Сионской бежали, забрав с собой хранившийся там, по местному преданию, ковчег завета. Расширение деятельности И., их миссионерские поездки по стране вызвали протест у местных жителей. В 1628 г. наместник обл. Тигре Такла Гийоргис поднял восстание, уничтожил католич. алтарь в Аксумском соборе. Мятежи, вспыхнувшие в ряде областей, вынудили царя обратиться к Мендесу с просьбой о восстановлении религ. терпимости, однако патриарх отказал царю. После одной из побед над мятежниками придворные указали царю на необходимость прекращения междоусобной брани. 24 июня 1632 г. Сисиний издал указ о восстановлении «александрийской веры» и об отречении от престола в пользу сына Василида, что вызвало стихийное уничтожение католич. алтарей в эфиоп. храмах. В сент. 1632 г. Сисиний умер, оставаясь католиком, и был похоронен в католич. дворцовой ц. Генете Иясус в Азэзо. Новый царь Василид отказался от контактов с Мендесом и связей с И., конфисковал земельные владения миссионеров и велел им удалиться во Фремону. В 1633 г., опасаясь мятежа католич. знати, Василид выслал И. из страны. Часть И. во главе с Мендесом была задержана османскими властями в г. Массауа с целью получения от них выкупа, впосл. им удалось выехать в Гоа, где они безуспешно пытались убедить вице-короля организовать вооруженное вторжение в Эфиопию для восстановления католичества. Некоторые миссионеры тайно остались в Эфиопии, однако многие были обнаружены и убиты. Василид также расправился с представителями знати, к-рые пожелали остаться католиками (напр., в 1636 был арестован и казнен Сээла Крестос, в 1638 - придворный историограф Сисиния Такла Селасе). Чтобы не допустить проникновения в страну др. католич. миссионеров, Василид заключил договор с османскими властями г. Суакин. Сведения о деятельности И. были изъяты из офиц. историографии, царская хроника Сисиния подверглась значительной правке, царь-католик был представлен в ней как верный последователь Эфиопской Церкви. Построенные И. церкви и дворцы были заброшены и частично уничтожены.

Ист.: Alvares F. Verdadeira informação das terras do Preste João das Indias. Lisboa, 1540, 1889; Breve relação da embaixada que o Patriarcha D. João Bermudez trouxe da Imperador da Ethiopia. Lisboa, 1565, 1875; Ludolfus I. Historia Aethiopica. Francofurti ad Moenum, 1681. Osnabrück, 1982. 2 Bde; Tellez B. The Travels of the Jesuits in Ethiopia. L., 1710; Lobo J. A Voyage to Abyssinia / Transl. S. Johnson. L., 1789; Paez P. Historia Aethiopiae: Lib. 1-4 / Ed. C. Beccari. R., 1905-1906. 2 vol. (Rerum Aethiopicarum scriptores occidentales inediti; 2-3); Almeida E., d'. Historia Aethiopiae: Lib. I-X / Ed. C. Beccari. R., 1907-1908. 3 vol. (Rerum Aethiopicarum; 5-7); Mendez A. Expeditio Aethiopica / Ed. C. Beccari. R., 1908-1909. 2 vol. (Rerum Aethiopicarum; 8-9); Bruce J. Travels to Discover the Source of the Nile. Edinb., 18133. Vol. 3. P. 281-408; История Сисиния, царя Эфиопского // Эфиопские хроники XVI-XVII вв. / Введ., пер., коммент.: С. Б. Чернецов. М., 1984. С. 153-321.

Лит.: Болотов В. В. Несколько страниц из церковной истории Эфиопии: К вопр. о соединении абиссин с правосл. Церковью // ХЧ. 1884. Ч. 1. № 1/4. С. 450-469; Ч. 2. № 7/8. С. 30-62; № 10/12. С. 775-832; Тураев Б. А. Исследования в области агиологических источников истории Эфиопии. СПб., 1902. (ЗИФФ; Ч. 65. Вып. 1); Beccari C. Notizia e saggi di opere e documenti inediti riguardanti la storia di Etiopia durante i sec. XVI, XVII e XVIII. R., 1903; Tacchi Venturi P. Pietro Paez apostolo dell'Abissinia al principio del sec. XVII // La Civiltà Cattolica. R., 1905. Vol. 3. P. 560-581; Beshah G., Aregay M. W. The Question of the Union of the Churches in the Luso-Ethiopian Relations: 1500-1632. Lisboa, 1964; Beiene T. La Politica cattolica di Seltan Sägäd I (1607-1632) e la missione della Compagnia di Gesù in Etiopia: Precedenti, evoluzione e problematiche. R., 1983; Caraman Ph. The Lost Empire: The Story of the Jesuits in Ethiopia. L., 1985; Pennec H. Des jésuites au royaume du Prêtre Jean (Éthiopie): Stratégies, rencontres et tentatives d'implantation: 1495-1633. P., 2003; Cohen L. The Jesuits in Ethiopy and the Polemics Over the Sacrament of the Eucharist // Les deux réformes chrétiennes: Propagation et diffusion / Éd. I. Zinguer, M. Yardeni. Leiden; Boston, 2004. P. 138-150; idem. The Jesuit Missionary as Translator: 1603-1632 // Ethiopia and the Missions: Historical and Anthropological Insights / Ed. V. Böll. B., 2005. P. 7-30; Chernetsov S. Ethiopian Theological Response to European Missionary Proselytizing in the 17th - 19th Cent. // Ibid. P. 53-62; Martínez d'Alòs-Moner A. Paul and the Other: The Portuguese Debate on the Circumcision of the Ethiopians // Ibid. P. 31-52; The Indigenous and the Foreign in Christian Ethiopian Art: On Portuguese-Ethiopian Contacts in the 16th - 17th Cent. / Ed. M. J. Ramos, I. Boavida. Aldershot, 2004; Alonso Romo E. J. Andrés de Oviedo, patriarca de Etiopía // Península: Revista de estudos ibéricos. Porto, 2006. N 3. P. 213-232.

В Конго

Начало католич. миссии в Африке южнее Сахары связано с колониальной экспансией Португалии, чьи интересы в этом регионе были признаны др. европ. державами по Тордесильясскому договору (1494). В 1491 г. принял крещение правитель Конго Нзинга а Нкуву. Утверждение христианства в качестве гос. религии Конго произошло при его преемнике Афонсу I Мвемба а Нзинга (1506-1543). Препятствием для распространения христианства был недостаток духовенства. Правитель послал в Португалию для обучения сына Энрике, к-рый в 1521 г. был рукоположен во епископа. По возвращении в Конго епископ скончался, его преемник назначен не был. По мнению исследователей, христианство в Конго оставалось скорее офиц. религией правителя и знати, регулярные богослужения проводились только в столице государства Мбанза-Конго и в ставках вождей. В 1546 г. Бернарду да Крус, еп. Сан-Томе, посетил Конго и рукоположил 1-го католич. пресвитера из местных уроженцев Диогу Гомиша, впосл. он вступил в орден И. В 50-х гг. XVI в. Гомиш составил катехизис на языке киконго (не сохр.). В 1571 г. учреждена семинария в Сан-Томе, в 1575 г. основано португальское укрепление Сан-Паулу-ди-Луанда (ныне Луанда), вскоре там была организована резиденция И. В 1583 г. правитель Конго Алвару I Ними а Лукени направил в Рим посольство во главе с Дуарте Лопишем, которое потерпело кораблекрушение и достигло Рима лишь в 1588 г. Лопишу удалось встретиться с папой Сикстом V, который учредил в Конго епископскую кафедру.

В ответ на требование Папского престола разрешить свободный проезд в Конго для католич. миссионеров португ. власти пригласили туда И. из Луанды (1619). В 1624 г. И. учредили резиденцию и коллегию в Мбанза-Конго. Матиуш Кардосу составил новый католич. катехизис на языке киконго, отпечатанный в Лиссабоне (1625). Число духовенства в Конго, за исключением столицы, было незначительным. Согласно отчету еп. Франсишку ди Соверала (1626-1642), при резиденциях вождей действовало 10 приходов, в каждом служил пресвитер. В 1628 г. из Луанды прибыли еще 6 И., один из к-рых, Педру Тавариш, совершал миссионерские поездки по стране. Из-за тяжелых условий жизни, высокой смертности и политической нестабильности в Конго приезжало немного миссионеров, поэтому И. приняли решение рукополагать местных уроженцев, в основном детей от смешанных браков конголезской знати и португальцев. Во главе местного духовенства был поставлен кузен правителя Мануэл ди Робореду (рукоположен в сан пресвитера в 1637), руководство уч-щем было передано местному уроженцу Антониу ди Коту, который вступил в новициат И. Однако число рукоположенных пресвитеров было относительно невелико, поэтому основную миссионерскую работу выполняли катехизаторы (mestres). По завершении краткого курса с изучением основ вероучения и молитв они направлялись в сельскую местность, где им было разрешено проводить молебны, прежде всего публичные чтения розария, и в некоторых случаях принимать исповедь.

Медленная христианизация Конго, проводившаяся силами немногих И. в столице гос-ва, вызывала недовольство рим. Конгрегации пропаганды веры. Воспользовавшись военным противостоянием между Португалией и Нидерландами, конгрегация направила в бывш. португ. владения в Африке франц. капуцинов, а в 1645 г. в Конго прибыли 12 итал. и испан. капуцинов. К 50-м гг. XVII в. в Мбанза-Конго из И. остался только А. ди Коту. Вскоре после этого миссионерская деятельность в Конго полностью перешла к ордену капуцинов.

В Мозамбике

В 1550 г. из португ. крепости Мозамбик в гос-во Мономотапа была направлена миссия во главе с иезуитом Гонсалу да Силвейрой, прибывшим с этой целью из Гоа. Правитель гос-ва принял крещение, однако через нек-рое время велел казнить миссионера. В 1569 г. португальцами была организована военная экспедиция в качестве возмездия за гибель Силвейры и для установления контроля над добычей золота, в ее составе находился капеллан-иезуит. Экспедиция не смогла достичь центра гос-ва, попытки осуществлять миссионерскую деятельность в Мономотапе временно прекратились.

Лит.: Jadin L. Pero Tavares, missionaire jésuite, ses travaux apostoliques au Congo et en Angola: 1629-1635 // Bull. de l'Institut Historique belge de Rome. R., 1967. T. 38. P. 271-402; Thorton J. The Development of an African Catholic Church in the Kingdom of Congo 1491-1750 // J. of African History. Camb., 1984. Vol. 25. P. 147-167; Croegaert L. L'évangelisation du royaume de Kongo et de l'Angola. R., 1996; Hastings A. The Church in Africa: 1450-1950. Oxf., 1996.

А. А. Королёв

В испанских и португальских колониях в Америке

Бывш. иезуитская церковь в Сан-Салвадоре, Бразилия. XVII в.

Бывш. иезуитская церковь в Сан-Салвадоре, Бразилия. XVII в.


Бывш. иезуитская церковь в Сан-Салвадоре, Бразилия. XVII в.

Пять миссионеров из Об-ва Иисуса во главе с пресв. Мануэлом да Нобрегой прибыли в 1549 г. по поручению португ. кор. Жуана III в Бразилию, где в 1553 г. была учреждена орденская провинция. В 1554 г. Нобрега открыл коллегию И. в г. Сан-Салвадор, во главе к-рой был поставлен пресв. Жозе ди Аншиета - автор 1-й грамматики языка тупи-гуарани. В испан. колониях в Америке И. появились во 2-й пол. XVI в. (во Флориде - в 1566, в Перу - в 1567, в Нов. Испании - в 1572), когда конкиста фактически закончилась, сопротивление индейцев было сломлено, оформилась структура колониального управления. В поисках форм евангелизации была выдвинута система редукций (reducción, от испан. reducir - обращать) больших поселений для бродячих племен с целью их совместного оседлого проживания. Наряду с проповедью христианства католич. миссионеры приучали своих подопечных к сельскому хозяйству, ремеслам, а также, с целью привлечь к церковной службе, обучали музыке и пению. В Мексике миссии И. действовали с 1572 г., их центром стала сев.-зап. пров. Нов. Бискайя, где находились крупнейшие в стране серебряные и золотые прииски. К сер. XVIII в. из 100 католических миссий, действовавших в Мексике, 2/3 принадлежали И. Они освоили населенные индейцами районы в долинах рек Мета и Ориноко; действуя из Кито и Попаяна, покорили земли вдоль рек Какета, Путумайо и Амазонка; базируясь в Лиме, оказали большое влияние на индейцев гуарани в обширной зоне вдоль рек Парагвай и Парана; из Сантьяго И. проникли в районы Патагонии и Огненной Земли. В Венесуэле миссии И. располагались в основном в 2 районах: в льяносах - на берегах р. Ориноко и его притоков и в Гвиане. Сопротивление индейцев вынудило представителей ордена покинуть Гвиану, на Ориноко И. удалось сохранить редукции, только опираясь на поддержку солдат и отряды «усмиренных» индейцев. В 1628 г. в Мериде была открыта 1-я иезуитская коллегия.

Редукции в Парагвае

К Парагвайской пров. ордена И. относились все миссии на землях совр. Парагвая, Аргентины, Уругвая, в зоне боливийского Альтиплано и частично в Юж. Боливии. Эти территории были заселены в основном племенами группы гуарани, кочевниками. Начало освоения этих территорий положили францисканцы. 15 авг. 1537 г., в праздник Успения Пресв. Богородицы, был заложен г. Асунсьон. В 1575 г. францисканец Луис де Баланьос основал поселок для кочевых индейцев. Он изучил язык гуарани, составил его грамматику и 1-й молитвенник (не сохр.). В 1601 г. епископом на этой территории стал иезуит Мартин Игнасио де Лойола, внучатый племянник основателя Об-ва Иисуса. Деятельность ордена началась с приездом португальца Мануэла Ортеги, каталонца Хуана Салоне и ирландца Томаса Филдса, основавших 1-ю миссию И. В 1611 г. И. получили от испан. короля исключительное право на основание миссий на землях Парагвая. К ХVIII в. под контролем ордена находилось ок. 300 тыс. индейцев-гуарани.

Миссионеры Ортега и Филдс, проповедуя христианство среди коренного населения Америки, объезжали огромные пространства лесов и прерий вдоль берегов Паранапанемы и верхнего течения Параны. В 1602 г., по истечении 1-го года деятельности «кочующей миссии», им удалось основать 2 миссионерские станции. Однако руководство ордена выразило недовольство достигнутыми результатами, рекомендовав к использованию новые формы деятельности: организацию постоянных поселений для обращенных в католичество индейцев, их духовное воспитание. В 1607 г. папа Павел V утвердил Парагвайскую пров. ордена И., во главе к-рой был поставлен Диего де Торрес. В Парагвайскую пров. вошла территория от берегов Тихого до берегов Атлантического океана и от Паранапанемы до мыса Горн. Глава Парагвайской пров. получил широкие полномочия для формирования следственной комиссии о положении туземцев. В 1608-1609 гг. испан. правительство передало на рассмотрение И. вопрос об индейцах Ла-Платы, к-рых предписывалось обращать в христианство, организуя миссионерские округа, где духовная и светская власть принадлежала членам ордена; испанцам под страхом наказания запрещалось проникать на территорию миссионерских округов. Новые миссии должны были учреждаться не на «terra di paz», владениях колонистов, а на «terra di guerra», на еще не завоеванных и не колонизированных территориях правительства Асунсьона. Христ. миссия (conquista espiritual) с этого времени признается единственно законным способом колонизации. Т. о. в испан. колониях на границах занятой европейцами территории возникли миссии, к-рые останавливали набеги враждебных племен и постепенно ассимилировали туземцев.

К 1610 г. относится появление 1-й редукции И.- Лоретской Божией Матери. В 1618 г. была основана 2-я редукция на правом берегу среднего течения Параны - св. Игнатия Лойолы. К 1630 г. И. создали 4 миссионерских округа: Гуайра (13 редукций), правый берег среднего течения Параны (6 редукций), земли «между двумя водами» и левый берег Уругвая (8 редукций). 23 католич. миссионера в Лат. Америке приняли мученическую кончину (первые мученики-И.- Роке Гонсалес де Санта-Крус, Хуан де Кастильо и Алонсо Родригес - были убиты индейцами в нояб. 1628; в наст. время их мощи покоятся в Капелле мучеников в Асунсьоне). Ярким представителем иезуитских миссионеров «первой волны» был Руис де Монтойя, автор 5 книг на гуарани, составитель словаря и грамматики, к-рые используются до наст. времени.

Жителям редукций постоянно угрожали нападениями «охотники за рабами» - выходцы из Сан-Паулу (паулисты, или бандейранты, от португ. bandeira - знамя, флаг). В ранний период было разгромлено более 10 редукций, до 30 тыс. чел. уведено в рабство, поселения сожгли. Позже браз. землевладельцы, силой захватывая плантации миссий И., либо продавали индейцев в рабство, либо вытесняли их обратно в леса, возвращая к прежней жизни. В 1640 г. де Монтойя получил разрешение от испан. короны создавать вооруженные отряды из индейцев, чтобы защищать поселения. В первом же бою в 1641 г. индейцы, к-рых обучали бывш. испан. солдаты, нанесли поражение бандейрантам. В 1645 г. по привилегии, выданной кор. Филиппом III, местным светским властям запрещалось вмешиваться в дела ордена И. и организуемых им колоний, редукции Парагвайской пров. И. подчинялись только королю Испании и генералу ордена.

В историографии вопрос о целесообразности называть группы иезуитских редукций в Парагвае «государством» остается дискуссионным. И. признавали объединение парагвайских редукций гос. образованием. Исследователь Лат. Америки М. С. Альперович подчеркивал условность этого названия: иезуитские редукции не являлись особой административно-политической единицей; для основания каждой миссии требовалось разрешение губернатора; индейцы, жившие в редукциях, считались подданными испан. короля и были подвластны вице-королю Перу, губернатору Парагвая или Рио-де-ла-Платы и колониальным чиновникам более низкого ранга, были обязаны платить подушную подать (Альперович. 1975. С. 48). В зарубежной историографии применительно к Парагваю чаще встречаются термины «иезуитские миссии» и «редукции». Объединение иезуитских миссий в Парагвае отличалось теократическим характером (вся полнота власти принадлежала И.), размерами контролируемой территории и особым положением по отношению к местным властям, испан. короне и Папскому престолу.

Мн. документы, касавшиеся организации и жизни в редукциях, были уничтожены в период изгнания И. из испан. и португ. колоний в Америке. Сохранившиеся в иезуитских б-ках и архивах в Европе материалы в основном представляют собой письма или отчеты о состоянии дел в редукциях (см., напр.: Fúrlong Cárdiff. Pedro Juan Andreu. 1953). Система управления редукциями была строго централизована. Все 30 редукций подчинялись настоятелю, резиденция к-рого находилась в миссии Канделария на р. Парана. Он в свою очередь был подчинен главе Парагвайской пров. (с центром в Асунсьоне) - одной из 3 орденских провинций в Америке. Руководители И. в колониях назначались папой Римским. В обязанности настоятеля входило регулярное (раз в полгода) посещение каждой редукции. Как правило, за 3 года пребывания в должности он посещал каждую редукцию 2 раза. В ходе визитации (не более 4 дней в каждой редукции) он наблюдал за тем, как живут католич. миссионеры и индейцы (как одеваются, что едят), изучал финансовую отчетность, решал проблемы задолженностей, осматривал фабрики и ремесленные мастерские и т. д. Во главе каждой из 30 редукций стояло 2 пресвитера, к-рые занимались и адм. вопросами. К управлению редукциями на адм. должности привлекались индейцы, которые полностью подчинялись пресвитерам. Жалованья индейцам предусмотрено не было, единственным отличием должностных лиц от простого населения редукций являлось то, что при распределении они получали лучшую одежду, а также имели особый график работы - после недели выполнения должностных обязанностей следующую неделю они работали на своих земельных участках. С 1639 г. с разрешения испан. короля в редукциях существовала армия из индейцев (каждый мужчина, живший в редукции, 1 день в неделю служил в армии; раз в месяц устраивался военный смотр). В редукциях не существовало писаного законодательства. В качестве наказания за проступки практиковались строгий пост, удары кнутом, заключение в тюрьму, позорный столб, публичное покаяние в церкви. Смертная казнь не применялась. Строго запрещалось выдавать преступника светским судьям.

Принципиальным было отрицание в редукциях частной собственности и частной торговли. Деньги, денежный оборот и торговля заменялись натуральным обменом. Жители редукций считались имущественно равными; имущество - Божиим. Избытки произведенной индейцами продукции распределялись И., поскольку, по их мнению, индейцы были не способны управляться с имуществом: «Никто не имеет в частной собственности ни коров, ни быков, ни овец, только, разве что, кур… Несколько раз мы пробовали передать им коров с теленком, чтобы они могли пить молоко, но из-за слабости одни не могли их доить, другие же убивали теленка и съедали его. Поэтому все продовольствие у них общее и выдается с общего склада, и по-другому нельзя» (Fúrlong Cárdiff. José Cardiel. 1953. P. 146). Все индейцы являлись налогоплательщиками короля (за исключением касиков (племенных вождей), новорожденных, мужчин старше 50 лет, юношей до 18 лет и 12 индейцев, к-рые служили в церквах и работали в домах И.). Налог составлял 1 песо, выплачивался из денег, полученных от продажи произведенной продукции (хлопкового полотна, табака, сахара, чая). Экспортная торговля находилась исключительно в ведении И.; на вырученные деньги приобретались поваренная соль, известь и металлы.

Жители иезуитских редукций занимались в основном сельским хозяйством. Вся земля делилась на 2 части: «тупамба» (собственность Бога) и «абамба» (личная земля). Разница заключалась не в характере владения (и те и др. земли принадлежали миссии И.), а в том, кто обрабатывал землю: «тупамба» обрабатывалась коллективно, «абамба» делилась на участки для отдельных семей. Работа как на личном участке, так и на общественном регулировалась администрацией. На общинной земле обязаны были трудиться все индейцы, в т. ч. администрация и ремесленники. Мн. И. в письмах и воспоминаниях обращают внимание на различия в обработке общественной и личной земли: общественные земли были тщательно возделаны, личные участки оставались в запустении (Charlevoix. 1913. Р. 236; Fúrlong Cárdiff. José Cardiel. 1953. Р. 198). И. жаловались на безразличие индейцев к работе на своем поле: они предпочитали получить наказание за плохо возделанный участок и пользоваться общественными запасами. Причину этого члены ордена видели не в особенности установленного ими уклада, но в «детском» характере индейцев.

Редукции владели стадами лошадей, быков и овец. Выпас скота также являлся одним из организованных И. занятий (раньше индейцы не занимались скотоводством). Контроль за пастухами возлагался на членов ордена И. (бывали случаи, когда индейцы во время выпаса съедали быков, говоря, что на стадо напали волки - Fúrlong Cárdiff. José Cardiel. 1953. Р. 185). Мясо общественных быков 2-3 раза в неделю раздавалось жителям редукций. Т. о., все необходимое для иезуитских редукций (съестные припасы, одежда, домашняя посуда, рабочие орудия, машины, мебель, церковная утварь, музыкальные инструменты, предметы культа) производилось индейцами на месте. Каждая группа редукций имела специализацию, наиболее доходными были промышленные хозяйства, где велось производство четок, восковых свечей, ковров, одеял, хлопчатобумажных тканей, сбруи. Торговыми операциями занимались И.

Воспитание детей в редукциях начиналось с 2-3 лет. Девочек обучали прядению и ткачеству, мальчиков - чтению и письму, но только на языке гуарани (испан. язык был строго запрещен в редукциях). Способствуя развитию языка гуарани, к-рый получил распространение как «общепринятый язык» (lingua geral) в центральных областях Юж. Америки, И. всячески сопротивлялись указу кор. Филиппа V 1743 г. об обучении туземцев испан. языку. По достижении брачного возраста (у девушек - 14 лет, у юношей - 16) индейцы женились. Никто из туземцев не мог стать католич. пресвитером, монахом, вступить в Об-во Иисуса. И. заботились об организации для новообращенных христиан пристойных развлечений. По воскресеньям устраивались стрельбы, скачки, военные игры или катание на лодках, концерты; на престольный праздник, продолжавшийся 3 дня, на сцене представляли комедию, на Рождество в храмах организовывались «ясли», театр марионеток и т. п. В каждой редукции имелись хор и оркестр, в к-ром музыканты играли не только на европ. муз. инструментах, но и на бамбуковых свистках, кастаньетах и индейских барабанах. Почти в каждой церкви имелся орган. Танцы запрещались.

Поводом для открытого конфликта с Испанией стало невыполнение И. договора о границах между колониальными владениями Испании и Португалии. В 1750 г. эти гос-ва решили обменяться отдельными территориями в Юж. Америке: Испания получила португ. г.-крепость Колония-дель-Сакраменто на сев. побережье зал. Ла-Плата, напротив Буэнос-Айреса, и уступила Португалии 7 иезуитских редукций на берегу р. Уругвай. Понимая, что отторжение 7 богатейших редукций приведет к развалу всей системы миссий в Парагвае, И. отказались подчиниться представителям испан. и португ. властей. С 1753 по 1756 г. велись военные действия (Гуаранийская война): против королевских войск И. выставили хорошо вооруженную и обученную армию. Декретом испан. кор. Карла III от 2 апр. 1767 г. деятельность Об-ва Иисуса была запрещена как в Испании, так и в ее заморских владениях. Имущество ордена подлежало конфискации, а его члены - немедленной высылке в Папскую область. Изгнание И. из испан. и португ. (после 1759) колоний нанесло католич. миссиям сильный удар. Созданная И. система хозяйства перестала функционировать. Земледелие, скотоводство, ремесло, торговля пришли в упадок. В 1-й четв. XIX в. иезуитские миссии в Лат. Америке, некогда игравшие значительную роль в экономической и политической жизни испан. и португ. колоний, прекратили существование.

Известия о «великом эксперименте» И. в Юж. Америке имели в Европе XVII в. широкий резонанс. И. стремились представить деятельность ордена в Лат. Америке как реализовавшееся ожидание всеобщего счастья. В XVIII в. в лит-ре существовало направление, представлявшее «иезуитское государство» в Парагвае как воплощенную мечту человека о всеобщем счастье, разновидность «коммунистического общества», общество «теократического коммунизма». Впоследствии исследователями неоднократно отмечалась схожесть общественного устройства «государства» И. в Парагвае с организацией государства в утопическом произведении Т. Кампанеллы «Город Солнца» (1602). Автор отстаивал идею «теократического коммунизма», при котором высшая власть в гос-ве принадлежит духовенству; частная собственность полностью отрицается; деньги, благородные металлы и драгоценные камни используются только гос. властью для товарообмена с соседями; труд является обязательным; дети - достояние общества, их воспитание возложено на гос-во. Однако, если в 50-70-е гг. ХХ в. советские и зарубежные историки подчеркивали прежде всего рабовладельческий характер парагвайских редукций И. (см., напр.: Григулевич. 1977. С. 170), совр. исследователи считают, что при организации редукций в Парагвае И. основывались на уже существовавших у индейцев традициях совместного проживания, общего имущества и т. д.

Ист.: Fúrlong Cárdiff G., ed. Pedro Juan Andreu y su Carta a Mateo Andreu (1750). Buenos Aires, 1953; idem. José Cardiel, S. J. y su Carta-relación (1747). Buenos Aires, 1953; Charlevoix P.-F.-X. Los jesuitas en el Rio de la Plata // Idem. Historia del Paraguay. Madrid, 1913. T. 4; Documentos Jesuiticos: Relativos a la historia de la Compañía de Jesús en Venezuela / Ed. J. del Rey Fajardo. Caracas, 1974. Vol. 2.

Лит.: Святловский В. В. Коммунистическое гос-во иезуитов в Парагвае. Пг., 1924; Fúrlong Cárdiff G. Misiones y sus pueblos de guaraníes. Buenos Aires, 1962; Альперович М. С. Революция и диктатура в Парагвае (1810-1840). М., 1975; Григулевич И. Р. Крест и меч: Католич. церковь в Испанской Америке, XVI-XVIII вв. М., 1977; Католицизм и свободомыслие в Латинской Америке XVI-XX вв.: (Док-ты и мат-лы). М., 1980; Orienti S., Terruzzi A. Città di fondazione: Le «reducciones» gesuitiche nel Paraguy tra il XVII et il XVIII secolo. Firenze, 1982; Селиванов В. Н. Латинская Америка: От конкистадоров до независимости. М., 1984; Chávez Suárez J. Historia de Moxos. La Paz, 1986; Abou S. La république jésuite des Garanís et son héritage (1609-1768). P., 1995; Reiter F. J. They Built Utopia: The Jesuits Missions in Paraguay, 1610-1768. Potomac, [1995]; Garrido F. Pobres jesuitas: Orígen, doctrinas, máximas privilegios y vicisitudes de la Compañia de Jesús desde su fundación hasta nuestros días. Oviedo, 2000r; Тананаева Л. И. Иезуитские миссии в Парагвае и их художественная культура // Латинская Америка. М., 2001. № 7. С. 78-91.

М. Г. Давыдова

В странах Восточной Европы и в России

Одним из первых направлений деятельности И. в Польше и Литве было противостояние идеям Реформации и увеличению числа протестантов, к-рое стало особенно заметно в 50-60-х гг. XVI в. Еще в 1553 г. Виленский католич. еп. Валериан Протасевич обращался к папскому нунцию Дж. Комендони, чтобы он помог ему пригласить И. в Литву для борьбы с протестантизмом. В 1555 г. представитель Австрийской пров. ордена Альфонс Сальмерон появился при дворе польск. кор. Сигизмунда II Августа Ягеллона в качестве теолога папского нунция А. Липпомано. В 1558 г. Польшу посетили Теодор Жерар и Петр Канизий, впервые отметивший в письме к генералу ордена Диего Лайнесу важность создания коллегий И. в Польше для католич. миссии в «Московии» и на других вост. землях. По просьбе Варминского епископа кард. Станислава Гозия в 1564 г. И. основали в Браунсберге (ныне Бранево) 1-ю коллегию в Польше. При поддержке кард. Гозия в 1569 г. еп. В. Протасевич пригласил И. в Вильно, где в следующем году они открыли коллегию, помогавшую их дальнейшей деятельности на территории Литвы и Белоруссии, а с 1574 г.- на Украине, куда они прибыли по просьбе Перемышльского католич. еп. Валентина Гербурта.

И. активно помогали кор. Сигизмунду II Августу и Стефану Баторию в борьбе против России во время Ливонской войны (1558-1583), за что они получили щедрые пожалования в виде земель и ценностей, изъятых из правосл. церквей. В посл. трети XVI в. усилению влияния И. на территории Речи Посполитой содействовали успехи в войне с Россией, значительно ослабившие позиции правосл. Западнорусской митрополии и косвенно способствовавшие возрождению католичества в Жямайтии и Литве, где были популярны идеи Реформации. Благодаря успехам иезуитских школ распространение протестантизма среди польск. дворянства и горожан было остановлено (в среде крестьянства оно было невелико). И. способствовали обращению в католичество детей кальвиниста кн. Николая Радзивилла Чёрного, одного из крупнейших магнатов Великого княжества Литовского. В кон. XVI - нач. XVII в. по Польше прокатилась волна погромов лютеран. церквей, впосл. было запрещено их строительство.

Во 2-й пол. XVI - сер. XVII в. благодаря поддержке польск. королей Стефана Батория, Сигизмунда III Вазы и его сына Яна II Казимира Вазы, католич. магнатов и крупной шляхты И. удалось сформировать в стране разветвленную сеть начальных и средних коллегий, резиденций, провинций и мон-рей (преимущественно в городах и местечках), а также миссий (как правило, из 2-3 чел.) при войсковых подразделениях, магнатских и шляхетских дворах и в деревнях. При них И. открывали б-ки, больницы, аптеки и типографии. Окончившие учебные заведения принимались в иезуитские коллегии в Браунсберге, Оломоуце, Праге и в Греческую коллегию св. Афанасия в Риме. С кон. XVI по 1-ю пол. XVIII в. И. создали ок. 150 учебных заведений разного уровня, 91 из них находилось в Белоруссии (преимущественно в западной части региона). И. открыли коллегии и резиденции в Пултуске (1565), в Ярославле (1574), в Полоцке (1582), в Риге (1582), в Несвиже (1584), в Луцке (1606), во Львове (1608), в Каменец-Подольске (1614), в Орше (с 1616), в Перемышле (ныне Пшемысль, Польша) (1617), в Бобруйске (1618), в Киеве (1620), в Фастове (1622), в Бресте (1623), в Остроге (1624), в Витебске (1637), в Минске (1654), в Могилёве (1680), в Мстиславле (1690), в Самборе (1702), в Слуцке (1707) и в др. городах. 7 июля 1578 г. и 1 апр. 1579 г. Виленская коллегия получила 2 привилея от кор. Стефана Батория, благодаря которым в 1579 г. она, имея уже тогда философский (с 1572) и теологический (с 1574) фак-ты, была преобразована в академию (существовала в 1579-1781). Виленская академия стала 1-м высшим учебным заведением, созданным И. в Европе. В 1586 г. здесь училось до 700 чел., в 1596 г.- более 800 чел.

В посл. трети XVI в. И. наладили в Восточной Европе книгопечатную деятельность. В 1575 г. магнат Н. Х. Радзивилл Сиротка подарил Виленской академии типографию в Бресте (с 1576 действовала в Вильно, в 1586 перешла в руки И.). В 1585-1773 гг. в Виленской типографии И. выпустили более 1,5 тыс. изданий на восточноевроп. языках, в т. ч. ок. 350 богословских, философских, катехизических и исторических книг, в к-рых зачастую содержалась полемика с православными, протестантами и антитринитариями, действовавшими на территории Речи Посполитой.

В 1581-1582 гг. при посредничестве И. состоялось подписание договора о прекращении Ливонской войны и заключении мира между Речью Посполитой и Россией. В 1581 г. по приглашению царя Иоанна IV Васильевича Грозного папа Григорий XIII отправил в Россию посольство во главе с иезуитом пресв. Антонио Поссевино, к-рого сопровождали пресвитеры-И. итальянец Дж. П. Кампани (впосл. провинциал Польши), хорват С. Дреноцкий, чех Модестин и итал. брат Мориено. В нач. авг. 1581 г. они пересекли рус. границу и встретились с Иоанном Грозным в его ставке в Старице. Усилиями Поссевино 15 янв. 1582 г. в Запольском Яме рус. и польск. дипломаты подписали договор о 10-летнем перемирии, но попытки И. склонить царя к переговорам об объединении Церквей оказались неудачными. В февр.- марте того же года между царем и Поссевино состоялись 3 «беседы о религии», после к-рых католич. священникам было определено посещать Россию лишь в составе посольств и торговых караванов, но ни проповедовать, ни строить католич. храмы в своей стране царь не разрешил. Подробное описание 1-й миссии И. в России было позднее изложено Поссевино в неск. лат. сочинениях о России (особенно в кн. «Московия»), а также Кампани в соч. «Relatio de itinere Moscovitico» (Записки о путешествии в Московию).

В числе мер, необходимых для постепенного распространения католицизма на территории Московской Руси, Поссевино особо выделял создание в Речи Посполитой коллегий и семинарий, где русские могли бы получать католич. образование. По предложению Поссевино в 1583 г. при Виленской академии была организована папская семинария для обучения «московитов» и «русинов». Однако в 1585-1601 гг. из числа 197 воспитанников Виленской академии лишь 15 чел. были выходцами с восточнослав. земель Речи Посполитой и 1 «московит». В кон. XVI в. в 2 академиях и 12 коллегиях И. обучались ок. 12 тыс. чел. Через систему коллегий и школ И. привлекали укр., белорус. и литов. магнатскую и шляхетскую правосл. молодежь к переходу в католичество.

И. приняли деятельное участие в Брестской унии (1596). В 1577 г. иезуит Петр Скарга издал соч. «О единстве Церкви Божией под единым пастырем» (Skarga P. O jedności Kościoła Bożego pod iedinym pasterzem. Wilno, 1577), в к-ром предлагал православным Речи Посполитой порвать связи с К-польским патриархом, признать власть Римского папы и католич. вероучение при сохранении визант. обряда. Идеи Скарги были поддержаны Поссевино, также считавшим возможным обращение в католичество правосл. епископов Речи Посполитой на условиях Флорентийской унии (см. Ферраро-Флорентийский Собор). В 1595 г. по предложению И. кор. Сигизмунд III Ваза издал универсал, в к-ром призывал православных Речи Посполитой принять унию с католич. Церковью. Отчеты и переписка Поссевино и Скарги с генералом Об-ва Иисуса К. Аквавивой свидетельствуют об участии И. в подготовке и проведении Брестского Собора 1596 г., объявившего о присоединении Киевской митрополии к католич. Церкви. В работе Собора принимал участие иезуит Мартин Латерна, теолог Львовского католич. архиеп. Дмитрия Соликовского. После заключения унии И. активно занимались ее пропагандой и распространением в Речи Посполитой и на смежных территориях. В 1597 г. Скарга издал соч. «Синод Берестейский и его защита» (Synod brzeski i obrona Synodu. Kraków, 1597). Деятельность И. подвергалась жесткой критике в апологетических антиуниат. сочинениях правосл. писателей, в т. ч. в «Вопросах и ответах православному с папежником», в «Перестроге» (ок. 1603), во «Фриносе» (1610) Мелетия (Смотрицкого), в «Палинодии» (1621) Захарии (Копыстенского) и др.

В нач. XVII в. И. во многом способствовали появлению Лжедмитрия I. 17 апр. 1604 г. иезуит Гаспар Савицкий, настоятель дома св. Варвары в Кракове, принял обращение Лжедмитрия в католичество и стал его исповедником. При поддержке папского нунция К. Рангони он был инициатором письма папе Клименту VIII, составленного от имени самозванца. В нем Лжедмитрий I заявлял о приверженности католич. Церкви и обещал после восшествия на царский престол содействовать подчинению Русской Церкви власти Римского папы, помогать строительству в России католич. храмов, коллегий и школ И. (Сб.РИО. 1912. Т. 137. С. 204). При этом в нек-рых источниках И. (напр., в «Литовской истории Об-ва Иисуса») Лжедмитрий описывается как «некий Димитрий… настоящее его имя Хрышка, или Григорий… по принятии образа царевича Димитрия… проследовал из Московии к полякам» (Rostowski. 1877. P. 207). В 1604-1605 гг., во время похода Лжедмитрия I на Москву, его сопровождала миссия И., в состав к-рой входили Миколай Цыровский и Анджей Лавицкий, служившие капелланами в его армии. После взятия Москвы в мае 1605 г. самозванец состоял в переписке с генералом ордена Аквавивой, которому в письме от 13 дек. того же года обещал выстроить церкви и мон-ри для И., а также выражал восхищение членами ордена, находившимися при его дворе. В кон. 1605 г. Лавицкий был направлен Лжедмитрием с миссией к папе Павлу V для обсуждения возможного крестового похода против турок. Нек-рые члены ордена были также в окружении Лжедмитрия II и в 1609-1611 гг. сопровождали кор. Сигизмунда III Вазу во время похода на Смоленск. Помимо этого сохранились упоминания о др. рус. самозванце, к-рый в нач. XVII в. обучался в коллегии И. в Праге под именем «юноши Федора, сына Федора Борисова Годунова» (Phaedor adolescens, filius Phaedoris Boris Hoduni).

В 1608 г. И. создали Литовскую пров., в состав к-рой вошли территории Белоруссии, Латвии, Литвы и Мазовии (в 1759 выделена в самостоятельную Мазовецкую пров., включавшую земли Зап. Белоруссии). Продолжая активную деятельность по распространению унии, И. приняли участие в создании униат. монашеского ордена василиан. Одним из организаторов нового ордена стал Иосиф Вельямин Рутский (впосл. униат. митрополит), выпускник рим. коллегии св. Афанасия, вероятно иезуит до своего перехода в визант. обряд. Члены Об-ва Иисуса были духовниками первых общин василиан, нек-рые И. с папского разрешения переходили в новый орден, где занимали важные должности.

В 1621 г. кор. Сигизмунд III Ваза предоставил И. в Орше исключительное право на обучение шляхетской молодежи города и всего Оршанского повета. Позднее покровителями иезуитской Оршанской коллегии были короли Владислав IV Ваза и Ян III Собеский. Хуже для И. сложилась ситуация на Украине, где весной 1649 г. под Зборовом войска Б. З. Хмельницкого и крымского хана Ислам-Гирея нанесли поражение королевской армии. Среди требований, выдвинутых казаками кор. Яну II Казимиру, особо оговаривался вопрос закрытия иезуитской коллегии в Киеве. Невыгодный для казаков Белоцерковский договор 1651 г. лишь на время сохранил влияние И. на землях Вост. Украины. К сер. XVII в. в Речи Посполитой И. владели значительной земельной собственностью. В 1653 г. в Гродненском воеводстве им принадлежали 83 дыма, в Полоцком - 2075, в Новогрудском - 379, в Оршанском повете - 220, в Речицком - 22 (всего 2779 дымов) (Мараш. 1969. С. 12). В XVII-XVIII вв. И. стали самым влиятельным католич. монашеским орденом в Речи Посполитой.

В 1686 г. Речь Посполитая и Россия заключили вечный мир и создали военно-политический союз против Османской империи, нашедший поддержку при папском дворе. Установление мира и переговоры о присоединении России к Антитурецкой лиге позволили И. преодолеть запрет на их пребывание в России, о чем была достигнута договоренность главы Посольского приказа кн. В. В. Голицына и туринского иезуита Карла Маурицио Воты. Летом 1684 г. в качестве посла австр. имп. Леопольда I Вота прибыл в Москву, где организовал миссию И., основным направлением деятельности которой являлось окормление католиков-иноземцев, живших в Немецкой слободе. В составе миссии находились И., являвшиеся австр. подданными: пресвитеры Иоганн Шмидт и Альберт де Бойе, позднее замененные чеш. И. из Богемской пров. пресвитерами Йиржи Давидом и Товией Тихавским. В 1685 г. в Москве при миссии была открыта школа, где помимо детей католиков обучались лат. языку и правосл. дети дворян. Несмотря на запрет проповедовать среди православных, деятельность И. способствовала тайным обращениям нек-рых москвичей в католичество. Контакты с миссией И. предположительно поддерживали диак. Петр Артемьев и иеродиак. Палладий (Роговский), впосл. открывшие свой переход в католич. веру. По распоряжению царевны Софии Алексеевны члены миссии привлекались к разбору дела и рецензированию сочинений К. Кульмана и К. Нордермана, проповедовавших в Москве учение нем. протестант. мистика Я. Бёме, а также косвенно участвовали в проходившем в то время в Москве споре о времени преложения Св. Даров (см. в статьях Евхаристия, Хлебопоклонная ересь), поддерживая тайные отношения с «латинствующей» партией и помогая ей в формулировке доводов. После свержения царевны Софии и ссылки кн. Голицына, оказывавшего покровительство И., в окт. 1689 г. царь Петр I Алексеевич по настоянию патриарха Иоакима (Савёлова) выслал миссию И. из России; основанная ими школа была передана секулярным (не принадлежавшим к к.-л. католич. монашескому ордену) католич. пресвитерам из Моравии; они же окормляли московских католиков. Краткие сведения о деятельности И. имеются в сочинении Й. Давида «Современное состояние Великой России, или Московии» (Status modernus Magnae Russiae seu Moscoviae), им была составлена грамматика рус. языка «Обзор московитско-рутенского языка, библейского и обыденного» (Exemplar characteris Moscovitico-Ruthenici duplicis Biblici et usualis. Nissae, 1690), к-рая стала одним из первых учебников рус. языка в Зап. Европе.

В 1698 г. в составе австр. посольства под видом секулярных католич. клириков в Москву вновь прибыли И. из Богемской пров. пресвитеры Ян Милан и Ян Берула. С дозволения царя Петра I они возобновили преподавание лат. языка детям из знатных семей в школе при католич. общине, вскоре здесь стали преподавать нем. язык и математику. Несмотря на протесты Местоблюстителя Патриаршего престола митр. Стефана (Яворского), выступавшего против нахождения в школе И. рус. дворян, в ней обучалось ок. 30 чел., в т. ч. князья Голицыны и Куракины, бояре и дворяне Апраксины, Головкины, Нарышкины, Мусины-Пушкины и др. В московской школе И. обучался дворянский сын А. Ю. Ладыженский, к-рый, выехав за границу, в 1710 г. перешел в католичество, в 1718 г. вступил в орден И. и в 1733 г. в Вильно был рукоположен в сан пресвитера. В 1735 г. он был арестован рус. войсками и заключен в Петропавловскую крепость в С.-Петербурге. После безрезультатных увещаний со стороны Святейшего Синода в 1737 г. Ладыженского приговорили к ссылке в Тобольск. В 1743 г. он был переведен в Н. Новгород, где в следующем году перешел в Православие, принял монашеский постриг с именем Александр и в 1756 г. скончался в нижегородском Благовещенском мон-ре.

Петр I разрешил И. посещать католиков в Азове, Воронеже, С.-Петербурге, Архангельске, Казани и Астрахани, а также дозволил построить в 1707 г. каменную католич. ц. Св. Троицы в Немецкой слободе в Москве. Во время Северной войны в 1705 г. рус. войска сопровождал пресв.-иезуит Илия Броджо, служивший капелланом при фельдмаршале Г. Огильви и пользовавшийся расположением Петра I. В том же году царь сообщил, что ему известно о пребывании в Москве И. под видом католич. священников, «но так как эти славные мужи живут на пользу всем, с любовью обучают юношей и всем нравятся, то я охотно терплю и держу их в Москве» (Письма и донесения иезуитов. 1904. С. 131). 8 окт. 1706 г. по ходатайству австр. имп. Иосифа I и при посредничестве Броджо Петр I официально разрешил деятельность И. в России и беспрепятственный проезд католич. миссионеров в Китай через Россию. С 1713 г. пастырским окормлением католиков в С.-Петербурге занимались И. из Литовской пров. пресвитеры Даниил Зеровский, Михаэль Энгель и Джузеппе Мартинетти. В 1719 г., в период осложнения отношений с австр. имп. двором, вызванного бегством в Австрию царевича Алексея Петровича, И., сохранявшие статус австрийской миссии и замешанные в интриге с бегством царевича, были изгнаны из России. В указе Петра I от 18 мая 1719 г. им вменялись в вину миссионерская деятельность и «совращение в католицизм» учеников их школ (в отчете И. за 1709 указывалось более 10 случаев перехода в унию (Там же. С. 178-196), это число явно занижено, не учитываются тайные обращения в католичество).

Возобновление деятельности И. в России началось в результате 1-го раздела Польши (1772), когда из 90 действовавших на ее территории учреждений И. Российской империи отошло 20: 4 коллегии (в Динабурге (ныне Даугавпилс, Латвия), Витебске, Полоцке и Орше), 2 резиденции (в Могилёве и Мстиславле) и 14 миссий. В учреждениях находился 201 иезуит (97 пресвитеров, 49 схоластиков и 55 братьев), они принадлежали к Мазовецкой и Литовской провинциям ордена. В отличие от мн. представителей польск. духовенства И. одними из первых принесли присягу на верность имп. Екатерине II Алексеевне и т. о. помогли ей в умиротворении новых российских территорий. Осенью 1772 г. ректор Полоцкой коллегии Станислав Черневич во главе депутации И. был принят при дворе в С.-Петербурге.

С. Черневич. Гравюра. XIX в.

С. Черневич. Гравюра. XIX в.


С. Черневич. Гравюра. XIX в.

После упразднения ордена в 1773 г. деятельность И. была запрещена на территории Польши и Великого княжества Литовского; имущество ордена после конфискации гос-вом передавалось в распоряжение Эдукационной комиссии, к-рой подчинялись коллегии И., преобразованные в светские учебные заведения. Имп. Екатерина II отказалась обнародовать бреве «Dominus ac Redemptor» в Российской империи и объявила об особом покровительстве И., считая сохранение ордена выгодным для развития просвещения в России. Т. о., Россия стала единственной страной, где И. продолжали свою деятельность в полном объеме до повсеместного восстановления ордена (1814). И. передавались в юрисдикцию епископа римско-католических церквей в Белоруссии Станислава Богуша-Сестренцевича, внутреннее руководство И. в Российской империи перешло к провинциалу Мазовецкой пров. Станиславу Черневичу. Некоторые члены провинции настаивали на подчинении папе, и в 1773-1774 гг. из нее вышли 53 чел. В дек. 1773 г. Черневич ходатайствовал перед имп. Екатериной II о выполнении требований папы и роспуске И. в Российской империи, но получил ответ: «Вы должны повиноваться папе в том, что касается догмы; в остальном вы должны повиноваться Государям» (Инглот. 2004. С. 84).

Осуждения Папским престолом белорус. И. не было, и с 1776 г. Черневич принимал в провинцию бывш. И. из Литвы и Польши, с 1779 г.- из европ. стран. 16 февр. 1777 г. по протекции белорус. губернатора гр. З. Г. Чернышёва императрица разрешила строительство новициата в Полоцке, открытого 30 июня 1779 г. еп. С. Богушем-Сестренцевичем. Несмотря на протесты папского статс-секретаря кард. Лазаро Паллавичино и папского нунция в Варшаве еп. Джованни Андреа Аркетти, имп. Екатерина II утвердила открытие новициата, что позволило принимать в орден новых членов, а 25 июня 1782 г. разрешила И. провести генеральную конгрегацию, на к-рой 17 окт. Черневича избрали генеральным викарием ордена. В 1783 г. через посланника имп. Екатерины II пресв. Я. Бениславского, подтвердившего, что открытие Полоцкого новициата и выборы генерального викария состоялись по воле императрицы, белорус. И. получили от папы Римского Пия VI устное одобрение своей деятельности. После смерти Черневича (7 июля 1785) 27 сент. 1785 г. новым генеральным викарием был избран пресв. Габриель Ленкевич, продолжавший деятельность И. в Белоруссии и Литве и способствовавший восстановлению ордена И. в герцогстве Пармском (1793). В 1786 г. по требованию Екатерины II Ленкевич провел реформу системы образования в школах и коллегиях И., увеличив число преподававшихся в них естественных наук и иностранных языков.

3 нояб. 1798 г. имп. Павел I Петрович утвердил «Регламент церквей и монастырей римско-католического исповедания», согласно к-рому Могилёвский католич. архиеп. С. Богуш-Сестренцевич объявлялся митрополитом всех римско-католич. церквей Российской империи и получал полную власть над монашескими орденами, в т. ч. в вопросах назначения их настоятелей и провинциалов. Однако И. отказались признать потерю автономии во внутренних делах, и 1 февр. 1799 г. преемником Ленкевича († 10 нояб. 1798) генеральная конгрегация И. избрала пресв. Франциска Кареу. Для урегулирования конфликта с архиеп. С. Богушем-Сестренцевичем к Павлу I был направлен пресв. Габриель Грубер, который, будучи хорошо образован, стал одной из наиболее влиятельных фигур при дворе и с июля 1800 г. имел право свободного доступа к императору. В окт. 1800 г. Павел I отправил в отставку и ссылку архиеп. С. Богуша-Сестренцевича из-за его конфликта с И., а 11 дек. подписал указ, изъявший И. и др. монашеские ордены из юрисдикции католич. епископов.

Указом имп. Павла I от 18 окт. 1800 г. И. передавалась католич. ц. св. Екатерины на Невском проспекте в С.-Петербурге, куда по поручению Грубера, ставшего ее настоятелем, было направлено 4 пресвитера-И. из Полоцкой коллегии. В нач. 1801 г. Грубер пригласил из Полоцка 3 преподавателей-И., и на основе бесплатной начальной школы для детей прихожан ц. св. Екатерины создал С.-Петербургскую коллегию св. Павла (Collegium Petropolitanum Paulinum) с 6-летней программой обучения, принятой в др. иезуитских коллегиях (основное внимание уделялось латыни и классическим предметам, преподавались естественные науки, рус., франц. и нем. языки, в старших классах - начала философии и теологии). По просьбе многих представителей рос. аристократии 1 янв. 1803 г. был открыт пансион (конвикт) для детей из знатных семей, преобразованный в 1806 г. в Дворянскую коллегию (Collegium nobilium), ректором являлся пресв. Анджей Чиж. В конвикте, а затем и в Дворянской коллегии постоянно обучалось 60-70 учеников из наиболее влиятельных семей (в т. ч. Голицыных, Толстых, Вяземских, Севериных, Строгановых, Новосильцевых и др.; в 1811 в коллегию планировалось поступление А. С. Пушкина). Большинство воспитанников были православными; несмотря на запрет прозелитизма и обязательство направлять детей на богослужения в правосл. храмы, И. преподавали им католич. катехизис кард. Р. Беллармина, зачастую привлекали воспитанников к чтению католич. молитв и прислуживанию на мессе. После жалоб родителей в 1806 г. религ. обучение в Дворянской коллегии было передано правосл. духовенству.

Г. Грубер. Гравюра. XIX в.

Г. Грубер. Гравюра. XIX в.


Г. Грубер. Гравюра. XIX в.

По ходатайству Грубера в авг. 1800 г. имп. Павел I направил письмо папе Римскому Пию VII, в к-ром просил официально утвердить И. в России. Вопреки протестам испан. кор. Карла IV 7 марта 1801 г. папа бреве «Catholicae fidei» разрешил существование и деятельность И. в Российской империи (в т. ч. соблюдение устава Игнатия Лойолы, принятие новых членов, управление коллегиями и семинариями, проповедь и совершение таинств в общинах и приходах с согласия местных католич. епископов). В бреве также сообщалось о подчинении российских И. Папскому престолу. Генералом ордена папа назначил генерального викария Кареу, после смерти к-рого (30 июля 1802) 10 окт. 1802 г. генеральная конгрегация избрала его преемником Грубера, перенесшего курию И. из Полоцка в С.-Петербург.

При имп. Александре I Павловиче увеличилось количество членов ордена, развивались его структуры как в Российской империи, так и за ее пределами. В 1802 г. в России находилось 247 И. (113 пресвитеров, 78 схоластиков, 56 братьев), в 1805 г.- 333 (145 пресвитеров, 100 схоластиков, 88 братьев). Открыты новициаты в Динабурге (1802) и Пуше (совр. Латвия; 1811), коллегии в Могилёве и Мстиславле (1799), в Романове (1811), резиденции в Краславке (ныне Краслава, Латвия; 1811) и Ужвальде (1813). По приказу императора для окормления католиков-колонистов и переселенцев были учреждены миссии в Поволжье (Саратов, 1803) и в Новороссии (Одесса, 1804), в 1804 г. возобновлена миссия И. в Риге, где в 1810 г. были созданы школы для мальчиков и девочек. С 1805 г. неск. И. служили в католич. ц. Вознесения Господня в Астрахани, где помимо окормления армяно-католиков и католиков лат. обряда они проповедовали среди калмыков.

После согласований с Римом в 1803 г. Грубер разрешил частично возобновить деятельность Английской пров. ордена (в Стоунихёрсте). В 1804 г. И. в России оказали помощь в восстановлении иезуитских провинций в Королевстве обеих Сицилий, в том же году была создана миссия в Нидерландах. В 1804 г. по предложению бывш. иезуита Балтиморского еп. Джона Кэрролла Грубер дал согласие на открытие новициата и организацию провинции в США. В 1805 г. Грубер направил в Китай 3 И., однако открытие их миссии было запрещено Конгрегацией пропаганды веры.

После гибели Грубера (26 марта 1805) во время пожара в доме И. в С.-Петербурге 2 сент. 1805 г. новым генералом был избран Тадеуш Бжозовский. При нем в 1807 г. из Астрахани в Моздок были направлены 3 пресвитера-И., их миссия, включавшая начальную школу и больницу, просуществовала в городе до 1827 г. Для окормления католиков в Сибири (в основном ссыльных поляков) по просьбе кн. А. Чарторыйского в 1812 г. были организованы миссии И. в Иркутске и Томске. По просьбе Бжозовского и при поддержке посла Сардинского королевства гр. Ж. де Местра, а также ряда лиц в рус. правительстве (В. П. Кочубея, И. В. Лопухина) 12 янв. 1812 г. имп. Александр I подписал указ о преобразовании Полоцкой иезуитской коллегии в академию (см. ст. Академии духовные католические в России), приравненную по статусу к ун-ту. В ведение Полоцкой академии передавались иезуитские коллегии и школы в Российской империи. В 1815 г. в коллегиях и школах И. обучалось ок. 2 тыс. чел.

Т. Бжозовский. Гравюра. XIX в.

Т. Бжозовский. Гравюра. XIX в.


Т. Бжозовский. Гравюра. XIX в.

С окончанием Отечественной войны 1812 г. отношение к И. изменилось. После буллы Пия VII «Sollicitudo omnium Ecclesiarum» (1814) о повсеместном восстановлении ордена его членов стали рассматривать как агентов иностранного влияния, неподконтрольных российскому правительству. В 1814-1815 гг. между Бжозовским и обер-прокурором Святейшего Синода кн. А. Н. Голицыным отношения осложнились из-за отказа от участия в работе Российского библейского общества, президентом к-рого являлся Голицын. В то же время деятельность И. в С.-Петербурге и Москве повлияла на переход в католичество многих представителей знатных дворянских семей (в т. ч. княгинь А. П. и Е. А. Голицыных, графинь Е. П. Ростопчиной и В. П. Головиной, С. П. Свечиной и др.). В 1815 г. иезуит пресв. Ш. Баландре во время проповеди в ц. св. Екатерины говорил о превосходстве католической Церкви над православной, что вызвало резкую реакцию А. Н. Голицына; летом того же года стало известно о переходе в католичество воспитанника Дворянской коллегии А. А. Голицына, племянника А. Н. Голицына и родственника фельдмаршала М. И. Кутузова.

По представлению обер-прокурора Голицына 20 дек. 1815 г. имп. Александр I издал указ о высылке И. из С.-Петербурга и о запрете их пребывания в обеих столицах. В указе особо отмечалось, что И. «стали порученных им юношей и некоторых лиц из слабейшего женского пола отвлекать от нашего и прельщать в свое вероисповедание» (Толстой. 1876. Ч. 1. Прил. С. 57-58). 22 дек. все И. из С.-Петербурга и Москвы были отправлены в Полоцк. Несмотря на неоднократные просьбы Бжозовского об отъезде в Рим и ввиду отказа предоставить ему гарантии возвращения в Россию он был вынужден оставаться в Полоцке. После смерти Бжозовского (5 февр. 1820) император подписал указ Сената о высылке И. из Российской империи (13 марта 1820), при этом Полоцкая академия и коллегии И. упразднялись, а их имущество и владения подлежали конфискации и были переданы в казну. Многие из высланных И. прибыли в Лемберг (ныне Львов), где 10 июня получили разрешение австр. имп. Франца I остаться в Галиции и продолжать пастырскую и педагогическую деятельность.

В сер. XIX в. интерес к России со стороны И. был возобновлен принятием в орден перешедших в католичество рус. подданных И. С. Гагарина (в 1843), И. М. Мартынова (в 1845) и Е. П. Балабина (в 1852). В 1854 г. Гагарин представил генералу И. пресв. И. П. Бексу доклад «Notice sur l'action de Société de Jésus sur la conversion de l'Orient et notamment de la Russie» (Заметка о деятельности Общества Иисуса по обращению Востока и особенно России), где предлагались методы проведения католич. миссии среди слав. народов. В окт. 1855 г. Бекс одобрил создание рус. И. в Версале «Общества святых Кирилла и Мефодия» (Œuvre des SS. Cyrille et Methode ), целью к-рого было изучение Православия, рус. духовности и культуры. В 1856 г. в Париже Гагарин основал Славянскую б-ку (позже перемещенную в пригород Парижа Мёдон, ныне ее фонды хранятся в Лионе), с 1857 г. совместно с пресв. Ш. Даниелем он организовал ж. «Études de théologie, de philosophie et d'histoire», ставший одним из ведущих периодических изданий И. Публицистическая деятельность Гагарина и Мартынова во многом была посвящена проблеме Соединения Церквей. Изданное Гагариным соч. «La Russie sera-t-elle catholique?» (рус. пер.: Гагарин И. С. О примирении Русской Церкви с Римскою. П., 1858; То же // Символ. 1982. № 8. C. 205-243) вызвало большой резонанс как в правосл., так и в католич. среде и стало основой для полемики со славянофилами Ю. Ф. Самариным, А. Н. Муравьёвым, И. В. Киреевским и др. Рассматривая воссоединение Церквей как постепенное обращение православных в унию с католической Церковью, Гагарин и Мартынов изучали вопрос о возможности привлечения И. к служению визант. обряда. В 1862 г. Мартынов обращался к униат. Львовскому архиеп. Григорию Яхимовичу с просьбой принять рус. И. в состав Галицкой униат. митрополии, но из-за негативной оценки генерала Бекса и нек-рых униат. иерархов проект создания миссий И. визант. обряда был отложен.

С 1877 г. с рус. И. активно сотрудничал выходец из России нем. иезуит Пауль Пирлинг, с 1882 г. возглавлявший Славянскую б-ку и «Общество святых Кирилла и Мефодия». Им были подготовлены исторические исследования о католич. Церкви и об И. в России, а также 5-томное соч. «La Russie et le Saint-Siège» (Россия и Святой престол), посвященное дипломатическим отношениям между Россией и Папским престолом с XV по нач. XIX в.

В нач. XX в. в России тайно находился польск. пресв.-иезуит Генрих Пыдынковский, способствовавший обращению в католичество родственницы П. А. Столыпина Н. С. Ушаковой, впосл. видной деятельницы русского католич. движения. Скрывая принадлежность к И., в 1903 г. в Россию прибыл нем. иезуит Феликс Верциньский, служивший в католич. приходах Саратова и Москвы, в 1910 г. он участвовал в создании католич. общины визант. обряда в доме В. В. и А. И. Абрикосовых. В марте 1911 г. Верциньский был выслан из России после разоблачения его принадлежности к ордену и по обвинению в прозелитизме среди православных и старообрядцев. После 1905 г. активное участие в организации 1-го католического прихода визант. обряда в С.-Петербурге принимал иезуит пресв. Ян Урбан, находившийся в России в качестве секулярного пресвитера Плоцкого католич. еп-ства.

В 1922-1924 гг. амер. иезуит Эдмунд Уолш возглавлял работу Папской миссии помощи голодающим в России и являлся неофиц. представителем католич. Церкви при советском правительстве. В 1925-1926 гг. в СССР несколько раз приезжал ректор Восточного папского института франц. иезуит пресв. Мишель д'Эрбиньи, к-рого 10 марта 1926 г. папа Римский Пий XI назначил апостольским делегатом в России и поручил ему миссию восстановления католич. иерархии в Советском Союзе. 29 марта папский нунций в Берлине архиеп. Эудженио Пачелли (впосл. папа Пий XII) тайно рукоположил д'Эрбиньи в титулярного епископа Илионского. Находясь в СССР, д'Эрбиньи совершил тайные рукоположения 4 епископов, посетил Москву, Харьков, Одессу, Киев, Могилёв и Ленинград. В мае 1926 г. д'Эрбиньи встречался с председателем Комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК П. Г. Смидовичем, с которым обсуждал возможность нормализации и развития деятельности католич. Церкви в СССР, а также открытия в Одессе католических богословских курсов. Однако после того, как стало известно о совершенных д'Эрбиньи тайных рукоположениях, в нач. сент. 1926 г. он покинул страну; посланные им в окт. того же года для организации богословских курсов И. Жозеф Леди и Йозеф Швайгль прибыли в Советский Союз, посетили Одессу, Москву и Ленинград, но в кон. нояб. были высланы из СССР.

С 1925 г. И. принимали активное участие в работе комиссии по русским делам в составе Конгрегации Вост. Церкви (см. ст. Восточные католические Церкви), преобразованной в 1930 г. в папскую комиссию «Pro Russia», президентом к-рой до 1934 г. являлся еп. М. д'Эрбиньи. В 1924 г. по решению генерала ордена пресв. Владимира Ледоховского в Об-ве Иисуса была образована т. н. Восточная миссия (Missio Orientalis), занимавшаяся пропагандой неоунии и созданием католич. общин византийско-славянского обряда в юрисдикции лат. епископов на территории Вост. Европы (преимущественно в Польше). С разрешения Ледоховского осенью того же года перешедший из лат. в вост. обряд франц. иезуит Шарль Буржуа основал в дер. Альбертин (Слонимский повет Польши, ныне Гродненская обл., Белоруссия) 2 часовни для униатов и римо-католиков. В 1926 г. в Альбертине открылся новициат И. византийско-слав. обряда, клирики к-рого окормляли униат. общины в Сынковичах близ Альбертина и в Вильно. С 1931 г. И. возглавляли папскую ДС в Дубно на Волыни, где обучалось католич. духовенство визант. обряда и откуда осуществлялось руководство созданной в 1934 г. для тех же целей малой ДС в Вильно. Миссии И. визант. обряда были организованы в Болгарии (1930), Эстонии (1932) и Румынии (1934). В рамках «Восточной миссии» И. издавали журналы на рус. («К соединению») и польск. («Oriens») языках. К моменту прекращения деятельности «Восточной миссии» в Польше (1938) в ней состояло 49 И. (14 пресвитеров, 26 схоластиков, 9 братьев).

15 авг. 1929 г. папа Пий XI поручил И. руководство папской коллегией Russicum в Риме, созданной для подготовки католич. клириков визант. обряда. Помимо этого 24 нояб. 1930 г. Ледоховским в Риме был организован особый схоластикат для И., получивший название «Russipetae» (попросившиеся в Россию), целью к-рого являлось углубленное изучение вост. богословия, визант. обряда и русского языка для «апостолата в России», т. е. миссионерской деятельности в СССР и униональной работы среди рус. эмигрантов.

В 1939 г. И., выпускникам Russicum, Уолтеру Чишеку и Виктору Новикову удалось из Альбертина приехать в СССР под видом польск. рабочих-добровольцев, завербованных на работу в уральских шахтах, однако в 1940 г. они были арестованы по обвинению в шпионаже и приговорены к 25 годам ИТЛ. С 1955 г. Чишек находился в ссылке в Красноярском крае, но в 1963 г. был выдан США; он опубликовал воспоминания о тюремном заключении и ссылке «С Богом в России» (Ciszek W. Y. With God in Russia. N. Y., 1964). Новиков после освобождения (1955) проживал в г. Белебей (Башкирия), где работал преподавателем лат. языка в медицинском уч-ще. С началом Великой Отечественной войны на территории СССР находилось неск. И., служивших капелланами в нем. и итал. войсках. С 1943 г. бывш. итал. капеллан иезуит Пьетро Леони служил в католическом приходе Одессы, в 1945 г. был арестован и приговорен к 10 годам ИТЛ в Воркуте. После освобождения в 1955 г. Леони отбыл в Рим, где издал соч. «Ватиканский шпион» (Leoni P. Spia del Vaticano! R., 1959). В 1942 г. в плену оказался итал. иезуит арм. происхождения Пьер Аладжани (освобожден в 1954), также написавший книгу воспоминаний о советских лагерях «Мои тюремные годы в советском рае» (Alagiani P. Mes prisons dans le paradis soviétique. Montréal, 1969). В 1945-1946 гг. в католич. приходах Москвы и Ленинграда служил иезуит Ш. Буржуа, освобожденный в Эстонии советскими войсками из нем. заключения.

С нач. 20-х гг. XX в. И. организовывали различные структуры для работы с рус. эмигрантами. В 1921 г. франц. иезуит Луи Бай и польск. иезуит рус. происхождения Станислав Тышкевич создали в К-поле общежитие для обратившихся в католичество и школу-интернат св. Георгия для мальчиков, к-рая в 1923 г. была переведена в г. Намюр (Бельгия), а в 1946-1969 гг. находилась в Мёдоне (близ Парижа). В 1922 г. франц. иезуит Альбер Валансен проповедовал идеи воссоединения Церквей среди рус. студентов в Лионе, где в 1923 г. Тышкевич организовал об-во св. Иоанна Златоуста (с 1925 действовало в Париже), издававшее ж. «Вера и Родина». В журнале публиковались полемические статьи, содержавшие критику правосл. вероучения. И. оказывали финансовую поддержку нек-рым благотворительным орг-циям, в т. ч. «L'union française d'aide aux russes» (Франц. объединение помощи русским), в работе к-рой участвовал франц. иезуит пресв. Филипп де Режис. В 1944 г. стараниями франц. иезуита пресв. Поля Майе в Париже открылись приют для девочек и ин-т св. Ольги. С кон. 20-х гг. в центрах рус. эмиграции в Китае (Харбин, Шанхай) работали пресвитеры И. Венделин Яворка и Фредерик Уилкок. После второй мировой войны Уилкок и др. И. активно оказывали помощь в эвакуации рус. эмигрантов из Шанхая, в организации временного лагеря Тубабао на Филиппинских о-вах и последующем выезде беженцев в США, Юж. Америку и Австралию. В 1950 г. Уилкок открыл Русский центр по изучению христ. Востока при Фордемском католич. ун-те в Нью-Йорке. В 1954 г. воспитанник школы-интерната св. Георгия и выпускник Russicum иезуит пресв. Андрей Урусов создал при католич. приходе Фатимской Божией Матери в Сан-Франциско Центр рус. духовной культуры. В 1945-1947 гг. ректор Russicum де Режис проповедовал и помогал в рим. лагере перемещенных лиц из СССР, с 1948 г. вместе с рус. иезуитом пресв. Георгием Коваленко был миссионером среди рус. эмигрантов в Юж. Америке и основал пастырский ин-т и рус. Центр св. Владимира в Сан-Паулу (Бразилия) и школы-интернаты для русских мальчиков в Ла-Рехе (близ Буэнос-Айреса) и в Иту (Бразилия).

25 дек. 1950 г. генерал ордена Жан Батист Янссенс подчинил всех И. византийско-слав. обряда непосредственно генералу, руководившему ими через специального делегата. После II Ватиканского Собора в связи с развитием католич. экуменизма среди И., изучавших византийский обряд и «русскую духовность», наметились тенденции отхода от прозелитизма среди православных и стремление к диалогу, в т. ч. в области научных исследований. Мн. И., связанные с Григорианским ун-том и Восточным папским ин-том, внесли значительный вклад в изучение Православия, в т. ч. истории Русской Церкви (Альберт Амманн, Герхард Подскальски), в исследование феномена «русской духовности» (кард. Томаш Шпидлик), визант. и рус. литургики (Михаил Арранц, Роберт Тафт). В рамках развития православно-католич. отношений в июле 1971 г. по приглашению РПЦ Москву посетил генерал ордена Педро Аррупе-и-Гондра. Важным направлением деятельности И. являлись исследования марксистско-ленинской философии в СССР, начало к-рым было положено ректором Russicum в 1950-1954 гг. иезуитом пресв. Густавом Веттером, основавшим в 1970 г. Центр изучения марксизма при Григорианском ун-те.

30 нояб. 1985 г. генерал ордена Петер Ханс Колвенбах упразднил Делегацию визант. обряда в структуре ордена И., заменив ее Делегацией «pro rebus russicis» (по рус. делам), к которой могли принадлежать И. обоих обрядов. В 1991 г. созданную папой Римским Иоанном Павлом II апостольскую администратуру для католиков азиатской части России возглавил иезуит еп. Иосиф Верт. В 1990-1992 гг. координатором деятельности И. в Советском Союзе являлся ассистент генерала ордена Богуслав Стечек. С распадом СССР вместо Делегации «pro rebus russicis» 21 июня 1992 г. был учрежден Независимый российский регион Об-ва Иисуса, имеющий резиденции в Москве и Новосибирске. В 1994 г. при общине И. в Новосибирске создан Центр духовного развития «Иниго». С 1997 г. И. руководят колледжем (с 2005 - ин-т) философии, теологии и истории св. Фомы в Москве, издающим журналы «Точки» (с 2001) и «Символ» (с 2006) и выпускающим книги по истории и теологии в сер. «Bibliotheca Ignatiana». Резиденции И. существуют в Павлодаре (Казахстан), Бишкеке (Киргизия), Индуре (Белоруссия). На Украине действуют резиденция ордена во Львове и 3 прихода, окормляемые И.

Ист.: Rostowski St. Lituanicarum Societatis Jesu Historiarum Libri Decem. P.; Brux., 1877; Письма и донесения иезуитов о России кон. XVII и нач. XVIII в. СПб., 1904; СбРИО. 1912. Т. 137 (по указ.); Relatio de evolutione et statu praesenti Societatis Jesu apud christianos ritus orientalis // Memorabilia Societatis Jesu. 1938. N 6. P. 553-565; Campano J. Relatio de itinere Moscovitico / Ed. et introd. A. M. Ammann // Antemurale. R., 1960/1961. Vol. 6. P. 1-85; Давид И. Современное состояние Великой России, или Московии // ВИ. 1968. № 1. С. 126-131; № 3. С. 92-97; № 4. С. 138-147; Годовикова Л. Н. Сведения о России кон. XVI в. Паоло Кампани // ВМУ: Ист. 1969. № 6. С. 80-85; Поссевино А. Ист. сочинения о России XVI в. / Пер., вступ. ст. и коммент.: Л. Н. Годовикова. М., 1983; Иван Грозный и иезуиты: Миссия А. Поссевино в Москве: Сб. / Сост. и предисл.: И. В. Курукин. М., 2005.

Лит.: Лилов А. И. О зловредных действиях иезуитов в отношении к правосл. Церкви в России в кон. XVI и в нач. XVII в. Каз., 1856; Lutteroth H. Russia and the Jesuits from 1772 to 1820. L., 1858; Толстой Д. А. Об иезуитах в Москве и Петербурге. СПб., 1859; он же. Римский католицизм в России: Ист. исслед. СПб., 1876-1877. 2 ч.; Самарин Ю. Ф. Иезуиты и их отношение к России: Письма к иезуиту Мартынову. М., 1866; Морошкин М. Я., свящ. Иезуиты в России с царствования Екатерины II и до нашего времени. СПб., 1867-1870. 2 ч.; Missions des Jésuites en Russie et dans l'Archipel Grec: Lettres du P. G. Henry. P., 1869; Демьянович А. Иезуиты в Зап. России: 1569-1772 гг. СПб., 1872; Pierling P., ed. Antonii Possevini Missio Moscovitica. P., 1882; idem. La Russie et le Saint-Siège: Études diplomatiques. P., 1896-1912. 5 vol.; idem. Dimitri dit le Faux et les Jésuites. P., 1913; Любович Н. Н. К истории иезуитов в литов.-рус. землях в XVI в. Варшава, 1888; Губер Ж. Иезуиты: их история, учение, орг-ция и практ. деятельность в сфере обществ. жизни, политики и религии / Пер.: В. И. Писарева. СПб., 1898; Załęski S. Jezuici w Polsce. Lwów; Kraków, 1900-1906. 5 t.; Пирлинг П. О. Из Смутного времени: Статьи и заметки. СПб., 1902; Лихачев Н. П. Дело о приезде в Москву Антония Поссевина. СПб., 1903; Митрошенко И. Я. Иезуиты в вост. части Белоруссии с 1579-го по 1772-й год // Полоцко-Витебская старина. Витебск, 1912. Вып. 2. С. 1-120; Rouët de Journel M.-J. Un Collège de Jésuites a Saint-Pétersbourg, 1800-1816. P., 1922; Schmourlo E. Il R. P. Pierling e i suoi lavori storici su la Russia // La Civiltà Cattolica. R., 1922. N 2. P. 316-327; он же (Шмурло Е. Ф.). Римская курия на рус. правосл. Востоке в 1609-1654 гг. Прага, 1928; Домбровский А. Альбертинская обитель отцов иезуитов вост. греко-слав. обряда. Варшава, 1930; Kościół katolicki w Rosji. Warsz., 1932; Piątkiewicz W. Prawda o Albertynie. Kraków, 1932; Bednarski St. Upadek i odrodzenie szkół jezuickich w Polsce. Kraków, 1933; Rinieri I. Il Padre Francesco Pellico e i suoi tempi. Pavia, 1934. Vol. 1; Florovsky A. V. Čeští jesuité na Rusi. Praha, 1941; он же (Флоровский А. В.). Первый иезуит из московских дворян // Покров: Альм. рос. католиков. М., 2001. Вып. 10. С. 47-52; Николаев К. Н. Восточный обряд. П., 1950; Ryder J. H. West Coast Russian Mission // Woodstock Letters. Woodstock, 1952. Vol. 81 (May). P. 107-122; Bourgeois Ch. A Priest in Russia and the Baltic. Dublin, 1953; Billington J. H. The Icon and the Axe. N. Y.; L., 1966; Мараш Я. Н. Из истории борьбы народных масс Белоруссии против экспансии католич. Церкви. Минск, 1969; он же. Католич. церковь в истории Белоруссии. Минск, 1981; Flynn J. T. The Role of the Jesuits in the Politics of Russian Education, 1801-1820 // The Catholic Hist. Rev. Wash., 1970. Vol. 56. P. 249-265; Lesourd P. Entre Rome et Moscou: Le Jésuite clandestin, Mgr Michel d'Herbigny. P., 1976; Майе П., иером. Как Россия спасла орден иезуитов // Логос. 1977. № 25/28. С. 80-98; James W. A. Paul I and the Jesuits in Russia: Diss. Ann Arbor, 1977; Scolardi G.-P. Et... ils me firent russe: Souvenirs. Nice, 1978; Блинова Т. Б. Орден иезуитов в Белоруссии - крупный вотчинник и эксплуататор народных масс (1570-1774): АКД. Минск, 1979; она же. Иезуиты в Беларуси: Роль иезуитов в орг-ции образования и просвещения. Гродно, 2002; Il Collegio greco di Roma. R., 1983; Poggi V. Joseph Ledit S. J. (1898-1986): Journal d'une mission en Russie (1926) // OCP. 1987. Vol. 53. N 1. P. 6-40; Shur L. Un épisode mal connu de la slavistique française au XIXe siècle: Les lettres inédits de savants russes à Ivan Martynov // RES. 1988. Vol. 60. N 1. P. 253-267; Trstenjak A. Alessandro Komulović S. J., 1548-1608: Profilo biografico // Archivum Historicum Societatis Jesu. 1989. Vol. 58. N 115. P. 43-86; Дмитриев М. В. Православие и реформация: Реформационные движения в восточнослав. землях Речи Посполитой во 2-й пол. XVI в. М., 1990; Tretjakewitsch L. Bishop Michel d'Herbigny SJ and Russia. Würzburg, 1990; он же (Третьякевич Л.) Между Римом и Царьградом: Генезис Брестской церк. унии 1595-1596 гг. М., 2003; Яковенко С. В. Иезуиты в России: «Записки по истории Об-ва Иисуса» в царствование Екатерины II // Европейский альманах. М., 1991. С. 154-171; Simon C. Les jésuites et la Russie // Plamia. Meudon, 1991. N 81. P. 5-24; idem. I rapporti tra russi e gesuiti, ieri e oggi // La Civiltà Cattolica. 1995. N 3. 133-147; idem. Russicum: Pioneers and Witnesses of the Struggle for Christian Unity in Eastern Europe. R., 2001. 2 t.; Saint-Géorges: Un Collège Jésuite pour les Russes: De Constantinople à Meudon (1922-1992). P., 1993; Хмяльнiцкая Л., Цiшкiн I. Езуiцкi калегiум у Оршы // Гiстарычна-археалагiчны зборнiк. Мiнск, 1994. № 3. С. 228-236; Цярохiн С. Ф. Многiя прыйдуць пад iмем маiм: Езуiты на Беларусi. Мiнск, 1995; Брестская уния 1596 г. и обществ.-полит. борьба на Украине и в Белоруссии в кон. XVI - нач. XVII в. М., 1996. Ч. 1: Ист. причины; 1999. Ч. 2: Ист. последствия события; Чуркина И. В. Иезуиты в России (1772-1820 гг.) // ВИ. 1996. №10. С. 144-150; Encyklopedia wiedzy o jezuitach na ziemiach Polski i Litwy: 1564-1995. Kraków, 1996; Paszenda J. Budowle jezuickie w Polsce XVI-XVIII w. Kraków, 1999. T. 1; Венгер А. Рим и Москва: 1900-1950. М., 2000; Инглот М., пресв. Об-во Иисуса в Российской империи (1772-1820) и его роль в повсеместном восстановлении Ордена во всем мире. М., 2004; Россия и иезуиты: 1772-1820 / Ред.: М. Инглот, Е. С. Токарева. М., 2006.

А. В. Кузьмин, В. В. Тюшагин


Православная энциклопедия. - М.: Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». 2014.

Смотреть что такое "ИЕЗУИТЫ" в других словарях:

  • Иезуиты — Полное название …   Википедия

  • Иезуиты — члены католического монашеского ордена (самоназвание Общество Иисуса). Основано в 1534 г. в Париже испанским дворянином Игнатием Лойолой. В 1540 г. папа Римский Павел III утвердил орден, а папа Юлий III значительно расширил его привилегии.… …   Исторический словарь

  • ИЕЗУИТЫ — члены реакц. организации католич. церкви – монашеского нищенствующего ордена, основанного Лойолой под назв. Общество Иисуса ( Societas Jesu ). И. подчиняются уставу, построенному на принципах строгого единоначалия и безусловной дисциплины. В… …   Философская энциклопедия

  • ИЕЗУИТЫ — (общество Иисуса) католически религиозный орден, основанный в 1539 г. Игнатием Лойолой для распространения католицизма. Прославились своей моралью (пробабилизм), которая допускает гнуснейшие средства ради благой цели распростран. католицизма.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ИЕЗУИТЫ — члены католического монашеского ордена ( Общество Иисуса , лат. Societas Jesu ), основан в 1534 в Париже И. Лойолой. Орден стал главным орудием Контрреформации. Иезуиты утвердились не только в европейских государствах, но проникли в Индию, Японию …   Большой Энциклопедический словарь

  • Иезуиты — (лат. societas Jesu общество Иисуса) католический монашеский орден, основанный в 1537 году Игнатием Лойолой. Утвержден папой Павлом III в 1540 году, в 1550 году от папы Юлия III получил детальное описание своих целей и структуры. В условиях… …   Политология. Словарь.

  • ИЕЗУИТЫ — ИЕЗУИТЫ, члены католического монашеского ордена ( Общество Иисуса , латинское Societas Jesu ), основанного в 1534 в Париже Игнатием Лойолой. Для ордена И. характерны жёсткая дисциплина, централизация, беспрекословное подчинение главе ордена и… …   Русская история

  • Иезуиты — ■ Замешаны во всех революциях. ■ Им нет числа. ■ Не говорить о «споре между иезуитами» …   Лексикон прописных истин

  • Иезуиты — (Орден Иезуитов) неофициальное название «Общества Иисуса» (лат. «Societas Jesu») религиозного ордена Римско католической Церкви, члены которого дают обет прямого безусловного подчинения Папе Римскому. Этот монашеский орден был основан в 1534 году …   Католическая энциклопедия

  • иезуиты — члены католического монашеского ордена («Общество Иисуса», лат. «Societas Jesu»), основанного в 1534 в Париже Иг. Лойолой. Орден стал главным орудием Контрреформации. Иезуиты утвердились не только в европейских государствах, но и проникли в Индию …   Энциклопедический словарь

Книги

Другие книги по запросу «ИЕЗУИТЫ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»