ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ


ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ

территория на юге Балканского п-ова (см. также статьи Античность, Греция). История Д. Г. охватывает период с нач. II тыс. до Р. Х. по нач. I тыс. по Р. Х.

География и этнография

Фестский диск. XVII в. до Р. Х. (Археологический музей в Ираклио, Крит)

Фестский диск. XVII в. до Р. Х. (Археологический музей в Ираклио, Крит)


Фестский диск. XVII в. до Р. Х. (Археологический музей в Ираклио, Крит)

Зоной расселения древнегреч. племен была юж. оконечность Балканского п-ова с примыкающим с востока Эгейским архипелагом. В понятие Д. Г. включаются также зоны последующего расселения греков в период колонизации 1-й пол. I тыс. до Р. Х.: зап. побережье М. Азии, район черноморских проливов, все побережье Чёрного м., часть о-ва Кипр, часть сев. побережья Африки (Киренаика; совр. Ливия), побережье Юж. Италии, вост. часть Сицилии, отдельные колонии на побережье Сирии, в Египте, на юж. побережье Галлии, на сев.-вост. побережье Пиренейского п-ова. Климат балканской Греции жаркий, субтропический, ландшафт преимущественно горный, районы плодородных почв немногочисленны. В древности флора и фауна были богаче за счет сравнительно редкого населения. В стране росли зерновые (ячмень, пшеница), виноградная лоза и масличное дерево, к-рые греки рано научились культивировать, и много др. плодовых растений, на севере были распространены леса со строительными породами деревьев. Богаче был и животный мир: помимо рано одомашненных коров, овец, коз, свиней водились дикие звери, включая кабанов, медведей и львов. Греция всегда была богата строительным камнем (известняк, мрамор) и глиной, пригодной для изготовления керамических изделий; в древности существовали также месторождения металлов (железо, медь, свинец, серебро, золото); в наст. время их запасы практически исчерпаны. На востоке Эгейское м., усеянное островами, создавало возможность безопасного плавания от берегов балканской Греции к М. Азии. На западе - Ионическое м., отделявшее Грецию от Италии и Сицилии. Береговая линия балканской Греции наиболее изрезана на востоке. Здесь много природных гаваней, и потому историческое развитие греков интенсивно протекало в вост. областях. В соответствии с природными особенностями страна разделялась на 3 региона: Сев. Грецию (к северу от Фермопильского ущелья: Эпир, Македония и Фессалия), Ср. Грецию (до перешейка Истм: Акарнания, Этолия, Фокида, Беотия и Аттика) и Юж. Грецию (п-ов Пелопоннес: Элида, Ахайя, Арголида, Аркадия, Мессения и Лаконика). Эти регионы делились горными хребтами на исторические области, названия к-рых происходят как правило от населявших их племен. Горный ландшафт в значительной степени определил форму социальной жизни древних греков: в массе долин, отделенных друг от друга горами, возникали независимые общины, ставшие основанием для греч. городов-государств, полисов (греч. πόλις).

Этнически древние греки принадлежали к группе индоевроп. народов. Прародина группы предположительно определяется в районе Среднеевропейской равнины, на верхнем и среднем Дунае. Самоназвание народа - эллины (῞Ελληνες), название страны - Эллада (῾Ελλάδα). Греками изначально, по-видимому, называлось одно из сев.-зап. греч. племен, к-рое частью переселилось в Юж. Италию. Там с этим племенем столкнулись италийские народы, в т. ч. римляне, к-рые перенесли название «греки» на весь народ эллинов.

История

Д. Г. подразделяется на неск. эпох: 1) крито-микенскую. (2500-1150 гг. до Р. Х.) - время возникновения первых цивилизаций на Крите, а затем и в балканской Греции; 2) гомеровскую, или «темные века» (1150-800 гг. до Р. Х.),- период временного исторического регресса, вызванного очередным передвижением племен; 3) архаическую (800-500 гг. до Р. Х.) - время вторичного возникновения цивилизации в Д. Г. в форме городов-государств, полисов; 4) классическую (500-336 гг. до Р. Х.) - время расцвета греч. городов-государств, в особенности древних Афин; 5) эллинизма (336-30 гг. до Р. Х.) - время греко-македон. экспансии на Восток, формирования и развития эллинистических гос-в вплоть до их завоевания Римом. С историей Д. Г. также тесно связана эпоха рим. правления в Греции и Вост. Средиземноморье (I в. до Р. Х.- VI в. по Р. Х.) - время, когда под политическим контролем Древнего Рима продолжали развиваться древнегреч. культура, а также античные религ. традиции.

Крито-микенская эпоха (2500-1150 гг. до Р. Х.)

Наиболее ранним очагом цивилизации в Д. Г. стал о-в Крит, чья культура и история известны благодаря открытиям англ. археолога А. Эванса, начавшего раскопки на Крите в 1900 г. Археологами открыты древнейшие поселения эпохи медно-каменного века (халколита), более развитые очаги цивилизации бронзового века. Нек-рые из поселений со временем превратились в большие структуры, условно именуемые дворцами. Самое крупное из поселений этого типа обнаружено у г. Кносс и названо дворцом Миноса, по имени легендарного критского правителя. Эвансом было введено общее название древней культуры Крита - минойская. Хронология этой культуры разделена на 3 периода: раннеминойский (2500-2000), среднеминойский (2000-1550) и позднеминойский (1550-1150). В ранний период уровень развития земледельческих поселений был весьма примитивен: небольшие родовые поселки, где жилищами служили полуземлянки или небольшие хижины. В производстве орудий труда использовались как камень, так и бронза, сосуды изготовлялись без применения гончарного круга. В средний период возникают первые дворцовые комплексы, наиболее значительные - в Кноссе и Фесте. Бронза вытесняет камень, появляется гончарный круг. Формируются гос-ва раннемонархического типа, среди к-рых первенствующее положение занимает Кносс. Появляется письменность: обнаружены глиняные таблички, исписанные значками (линейное письмо А). Ок. 1600 г. древние дворцы подверглись разрушению из-за природного катаклизма (землетрясения) или вслед. вторжения с севера чужеземцев. Спустя нек-рое время дворцовые комплексы восстанавливаются, но в начале позднего периода (ок. 1400) их постигает новая катастрофа. В развалинах новых дворцов также были обнаружены таблички, исписанные линейным письмом неск. иного типа (линейное письмо Б). Табличек письма А обнаружено неск. сот, табличек письма Б - неск. тысяч, причем таблички этого типа найдены не только на Крите, но и в Пилосе и Микенах на территории материковой Греции. Письмо Б было дешифровано англ. лингвистами М. Вентрисом и Дж. Чедвиком (1952). Язык табличек оказался древнейшим вариантом греч. языка. Относительно нерасшифрованного письма А делается вывод, что оно было изобретением местного, автохтонного населения (т. н. этеокритян). Ок. 1600 г. созданные этим населением дворцы были разрушены пришельцами с севера, вероятно греч. племенем ионийцев, к-рые расселились по Криту и заимствовали элементы критской культуры, в частности приспособив критскую письменность к нуждам своего языка. Разрушение новых дворцов ок. 1400 г. могло быть связано с новой волной греч. переселенцев, возможно племен ахейцев. Вероятно, ко времени установления греч. господства на Крите относятся предания о кносском царе Миносе и его державе, колонизации критянами островов и побережья Эгейского м. и временного покорения ими Аттики.

Кносский дворец на о-ве Крит. II тыс. до Р. Х.

Кносский дворец на о-ве Крит. II тыс. до Р. Х.


Кносский дворец на о-ве Крит. II тыс. до Р. Х.

Греч. культура в материковой Греции именуется микенской по наиболее хорошо изученному центру - дворцовой цитадели и гробницам в Микенах (Пелопоннес). Греч. племена не были исконным населением Балканского п-ова. Они появились здесь в нач. II тыс. и постепенно мигрировали с севера на юг. Наиболее крупными из этих племен были ионийцы и ахейцы. К сер. II тыс. они практически заселили юг Балканского п-ова, истребив, ассимилировав или вытеснив древнейшие местные племена пеласгов, лелегов и др. Примерно тогда же греки стали расселяться по островам Эгейского архипелага и основали поселения на малоазийском побережье. По образцу хронологии минойской культуры хронология балканской Греции бронзового века также разделяется на 3 эпохи: раннеэлладский период (2500-1900), среднеэлладский период (1900-1550), позднеэлладский период (1550-1150). Собственно греч. история начинается с рубежа раннеэлладского и среднеэлладского периодов, т. е. с сер. II тыс. В это время в стране появилось много укрепленных поселений греков. Некоторые из них выросли в крупные центры, по аналогии с Критом их также называют дворцами. Но в отличие от критских дворцов древнейшие греч. центры были укрепленными цитаделями с крупными постройками в центре. Такие крепости обнаружены в разных областях греч. мира: Иолк в Фессалии, Орхомен и Фивы в Беотии, Афины в Аттике, Пилос, Микены и Тиринф на п-ове Пелопоннес. Хорошо изучены Пилос и Микены. В Микенах, где с 1876 г. раскопки вел Г. Шлиман, на акрополе открыты древнейшие, т. н. шахтовые, гробницы, в нек-рых из них обнаружен богатый инвентарь (золотые маски, передающие портретные черты покойных, оружие из бронзы с золотыми инкрустациями, ювелирные изделия и проч.). У подножия акрополя найдены более поздние купольные гробницы. Начало сооружения шахтовых гробниц датируется 1600 г., купольных - 1500 г., а возведение дворцов - 1400 г. Формирование микенской культуры происходило под сильным влиянием более древней критской культуры, а ее расцвет относится к концу позднеэлладского периода. Археологические изыскания, письменные материалы, сохранившиеся благодаря большому числу табличек линейного письма Б, сведения из гомеровского эпоса дают возможность представить характер микенских центров. Это были небольшие гос-ва с достаточно развитой социальной и политической иерархией. На вершине социальной пирамиды находились царь (ванака) и его военно-бюрократическое окружение: лавагета - военачальник, тереты - подчиненные чиновники (τηρηταί, позднее - охранники) и василевсы (басилевсы - βασιλεῦσαι, позднее - цари). Ниже располагались свободные крестьяне-общинники, владевшие наделами и обязанные служить в войске. Ремесленники, кузнецы и оружейники, жившие при дворце, составляли привилегированную часть населения. Рабы использовались в различных сферах производства и в качестве челяди. В структуре древних ахейских гос-в переплетались элементы монархии и общинного быта.

Львиные ворота в Микенах. XIV в. до Р. Х.

Львиные ворота в Микенах. XIV в. до Р. Х.


Львиные ворота в Микенах. XIV в. до Р. Х.

К концу позднеэлладского периода относится и 1-е крупное историческое событие в жизни греков, достоверность к-рого не подлежит сомнению: совместный поход греков в сев.-зап. М. Азию против г. Троя. Троянская война датируется по-разному между сер. XIII и нач. XII в. Вскоре после этого наступает закат крито-микенской цивилизации, причиной к-рого стала новая волна переселения индоевроп. племен с севера. Она затронула не только Балканский п-ов, но и М. Азию, Ближ. Восток и Египет. В егип. документах новые враждебные племена с севера именуются ««народами моря». В ходе этого переселения произошло вторжение на Балканский п-ов новой волны греч. племен - дорийское завоевание (названо по имени одного из крупных племен пришельцев). Дорийцы и др. шедшие с ними греч. племена были менее развиты, чем ранее расселившиеся на юге Балкан ионийцы и ахейцы. Дорийцы разграбили и разрушили большинство центров микенской Греции. Часть старинной ионийской и ахейской знати была истреблена, часть слилась с завоевателями, часть выселилась за пределы балканской Греции на восток, на побережье М. Азии и на Кипр. Дорийское завоевание вызвало упадок культуры и, в частности, привело к забвению древней линейной письменности. Печатью упадка была отмечена общественная жизнь даже в тех областях Эллады, к-рые непосредственно не были затронуты дорийским вторжением (напр., Аттика).

Гомеровская эпоха, или «темные века» (1150-800 гг. до Р. Х.)

Двойное наименование этого периода обусловлено как состоянием источников, так и отношением к ним совр. ученых. Одни справедливо указывают на то, что в исторической традиции греков почти не сохранилось упоминаний о сколько-нибудь значимых событиях этого времени, за исключением отдельных сообщений об основании новых поселений на малоазийском побережье. Отсюда принятое у части историков наименование этого периода - «темные века». Считается также, что для реконструкции социальной и культурной жизни греков в этот период можно привлечь данные гомеровского эпоса, вслед. чего появилось понятие гомеровской эпохи. Проблема происхождения, жанра и состава поэм «Илиада» и «Одиссея» - гомеровского эпоса - остается нерешенной. Для изучения культуры греков того времени целесообразно комбинировать данные гомеровского эпоса с данными археологии, что позволяет воссоздать достаточно достоверную картину. После гибели микенских центров основой общества стала независимая сельская община, верхушку к-рой составляла родоплеменная знать. Знатные семьи владели лучшими и большими по площади участками земли (τέμενος - теменос, участок, владение; позднее - храм, храмовое владение), тогда как простые общинники имели меньшие наделы, клеры (κλῆροι). Знатные люди, возглавлявшие общину, именуются у Гомера басилевсами. Это могли быть единоличные вожди или же небольшие группы знатных лидеров; их правление носило аристократический характер; все дела в общинах решала знать. В массе земледельцев постепенно происходило расслоение, из нее выделялись более крепкие хозяева и бедняки, потерявшие свои наделы, вынужденные поддерживать существование трудом батрака. Еще ниже их стояли нищие и рабы (πτωχοί, δοῦλοι). Упоминания об этих категориях достаточно часты у Гомера, что свидетельствует о процессе имущественной и социальной дифференциации в «темные века».

Уже в X в. греки широко стали использовать железо, к-рое вытеснило бронзу и придало импульс технологическому и экономическому прогрессу. Хотя основным видом занятий оставалось земледелие, начали формироваться ремесло и торговля. Обмен постепенно стал производиться посредством меновых единиц, к-рыми служили крупный рогатый скот, отдельные ремесленные изделия (треножники, котлы, металлические брусья), также небольшие желудеобразные слиточки золота, таланты и полуталанты (τάλαντον; с VII в. слово стало использоваться для обозначения денежных сумм). Из массы деревенских поселков в приморской области, рядом с естественными гаванями, выделяются более крупные, к-рые становятся первыми городами, центрами ремесла и торговли. Наиболее ранние ремесленные города археологически прослеживаются на зап. побережье М. Азии и на близлежащих островах. У Гомера в 23-й песни «Илиады» упомянут безымянный город, где земледелец или пастух может приобрести железо для изготовления необходимых орудий труда. В «Одиссее» (песни 6-8) описан город сказочных мореходов феаков, располагающий гаванями и арсеналами с корабельными принадлежностями.

Архаическая эпоха (800-500 гг. до Р. Х.)

характеризуется серьезным ускорением экономического и социального прогресса. Важнейшим его проявлением стало дальнейшее развитие города как центра ремесла и торговли. Наиболее бурно развивались города Ионии на зап. побережье М. Азии, где активно происходило взаимодействие греч. и ближневост. цивилизаций. Формирование городской жизни у греков сопровождалось развитием новых архитектурных форм, новациями в изобразительном искусстве, в науке и философии. Экономический прогресс выразился в совершенствовании ремесел на технологической базе железа, в развитии внутренней торговли и торговли между городами, в успехах в кораблестроении и мореплавании (изобретение якоря, специализация типов кораблей), в выработке стандартных мер объема и веса. В VII в. в гос-ве Лидия в М. Азии была начата чеканка монет из электра и золота, и это изобретение вскоре было перенято всеми греками.

Однако экономический прогресс на первых порах обернулся социальными метаморфозами и трудностями для широких слоев населения. Торговля и деньги трансформировали традиц. земледельческое хозяйство, способствовали росту имущественной дифференциации. Как можно судить на основании поэмы Гесиода «Труды и дни» (рубеж VIII и VII вв.), в греч. деревне стремительно выделялись сильные хозяйства, но многие разорялись и нищали. Крестьянство страдало от растущего малоземелья, от долгов, и это оборачивалось обострением социальных отношений в общине. Простой народ (δῆμος - демос) выступал против политического засилья родовой знати, требуя радикальных экономических и политических реформ.

Стадион в Олимпии. VIII в. до Р. Х.

Стадион в Олимпии. VIII в. до Р. Х.


Стадион в Олимпии. VIII в. до Р. Х.

Сформировалось широкое демократическое движение, именуемое в научной лит-ре «архаической революцией». Основными направлениями этого движения были законодательные реформы. На ранней стадии они нередко проводились особыми социальными посредниками - эсимнетами, которых община наделяла чрезвычайными полномочиями. Первые реформы были связаны с составлением письменных законов, упорядочением судопроизводства, а также с установлением гарантий личной свободы и в этой связи с облегчением положения должников. Реформы привели к реорганизации политического строя, была существенно ограничена роль родовой знати в политической жизни. Важнейшие властные полномочия передавались демократическим институтам - народному собранию, гос. совету и народному суду.

Важным явлением, способствовавшим развитию Д. Г., стала «Великая греческая колонизация». Во мн. общинах избыточное население, занятое в аграрном производстве, более или менее организованно выселялось в заморские колонии. Наряду с этим на развитие колонизации влияли интересы развития торговли и ремесла, стремление деловых кругов к налаживанию торгового обмена с др. народами. Еще одним стимулом перемен служили политические распри, в особенности недовольство младших аристократических семей или отдельных знатных отпрысков своим положением и желание поправить его участием в заморских завоеваниях. Основание греками колоний в VIII-VI вв. приобрело такой размах, что затронуло все регионы Средиземноморья и Причерноморья. Среди множества греч. колоний наиболее важными были: в Юж. Италии Кумы, Регий, Сибарис, Кротон, Тарент; на Сицилии Сиракузы; в Юж. Галлии Массалия; в Африке Кирена; в черноморских проливах Халкидон, Византий; на побережье Чёрного м. Истрия, Ольвия, Херсонес Таврический, Пантикапей, Фанагория, Диоскуриада, Синопа, Гераклея Понтийская.

Иногда недовольные своим положением граждане отказывались покидать родину, и ситуация в полисах балканской Греции обострялась. В таком случае возникали условия для выступления сильной личности, честолюбивого народного вождя (δημαϒωϒόός - демагог), к-рый увлекал недовольных различными обещаниями и при их поддержке захватывал власть. Так сформировался политический строй тирании (τύραννος - тиран; слово было заимствовано греками из Лидии или Фригии как обозначение нетрадиц. монархической власти). Тиранические режимы известны в VII-VI вв. во мн. городах балканской Греции и в колониях: в Коринфе - правление Кипсела и его потомков, в Сикионе - Орфагора и его преемников, в Мегаре - Феагена, в Афинах - Писистрата и его сыновей, Фрасибула - в Милете, Поликрата - на Самосе, Фалариса - в Акраганте (Сицилия), правление братьев Дейноменидов (Гелон, Гиерон и Фрасибул) в Геле и Сиракузах. Тираны, как правило, были выходцами из аристократической среды. Тем не менее им приходилось преодолевать сопротивление проч. знати; представители знатных фамилий подвергались гонениям. Политика тиранов приводила к сокращению слоя древней аристократии, к падению его политической роли. Т. о., в определенном смысле раннегреч. тирания подготавливала буд. развитие демократии. Заключительным моментом «архаической революции» был этап реформ, придававших окончательную форму новому типу социально-политической организации - гражданской городской общине, городу-государству, полису. Слово «полис» семантически аналогично рус. понятию «город». Оно может последовательно обозначать примитивное городище, служившее убежищем для племени, более развитый город как центр ремесла и торговли, общину населяющих его граждан и, наконец, образованное этой общиной гос-во. Особенностями полиса были: корпоративное единство уроженцев данной области - свободных граждан, четкое правовое разграничение между ними и неполноправными или вовсе бесправными чужеземцами (рабами); единство города и примыкающей сельской округи, связанных взаимовыгодным обменом продуктами и обеспечивающих самостоятельную жизнь общины без существенных экономических контактов с внешним миром; политическая независимость полиса. Для корпоративной общности граждан полиса были характерны гражданский патриотизм, любовь к отеческой земле, почитание домашнего очага и могил предков, культивируемое равенство полноправных граждан перед законом (ἰσονομία - исономия) и равное право на политическую активность (ἰσηϒορία - исегория). Совокупность этих качеств придавала полису исключительную жизнеспособность и устойчивость, благодаря чему он мог продолжать существование даже после утраты политической независимости, в качестве автономной единицы внутри большого территориального гос-ва - эллинистической монархии или Римской державы.

Исторически различаются 2 типа полиса - демократический (классическая модель - Афины) и олигархический (классическая модель - Спарта). После временного упадка и децентрализации древнего политического сообщества в Аттике с рубежа X и IX вв. возобновилось поступательное политическое развитие, опорой для к-рого стало возникновение г. Афины близ древней микенской цитадели. Начало объединения аттических земель было положено синойкизмом (συνοικέω - жить вместе, заселять совместно), т. е. сселением части жителей, прежде всего знатных семейств, в один центр с последующим возникновением общеаттических органов власти. Одновременно с развитием города шло образование первоначальных сословий - земледельцев (ϒεωμόροι - геоморы), ремесленников (δημιουρϒοί - демиурги) и знати (εὐπατρίδαι - эвпатриды). Разложение сельских общин, обеднение крестьянства, страдавшего от долгов и малоземелья, привели в Афинах, как и повсюду в Греции архаического периода, к обострению социальной обстановки и началу демократического движения. Первые его этапы связаны с распрей в среде самой аристократии (смута Килона; ок. 630) и 1-й попыткой составления письменного законодательства полиса (законы Драконта; ок. 621). Главными этапами формирования афинского демократического полиса стали реформы Солона (594-593), тирания Писистрата и его сыновей (560-510) и реформы Клисфена (508). Надо подчеркнуть, что основная масса народа - коренное население Аттики - отстояла свою свободу и сформировала гражданский коллектив, четко отмежеванный от чужеземцев - переселенцев (μέτοικοι - метеки) и рабов.

Неск. иначе проходило развитие полиса в Спарте. Завоевание дорийцами обл. Лаконика на юге Пелопоннеса в XI-X вв. привело к порабощению местного населения, что было закреплено в наиболее раннем спартанском законодательстве царя Ликурга (традиц. дата рубежа IX и VIII вв.). Древнегреч. традиция приписывает этому легендарному законодателю всеобъемлющее преобразование социального и политического строя Спарты: наделение землей господствующего сословия спартиатов (σπαρτιᾶται) и лично свободного, но неполноправного сословия периэков (περίοικοι); прикрепление местного земледельческого населения к наделам спартиатов, учреждение для последних своего рода муж. товариществ - сисситий (συσσίτια), ставших основой военной организации полиса; оформление системы управления полисом в составе народного собрания - апеллы (ἀπελλᾶ), совета старейшин - герусии (ϒερουσία), контрольного комитета из 5 эфоров (ἔφοροι), а также 2 царей, исполнявших функции верховных жрецов и военачальников. Продолжение освоения Лаконики дорийцами привело в VIII-VII вв. к подчинению ими соседней обл. Мессения, земля к-рой была поделена между спартиатами, а население прикреплено к их наделам. Т. о., в Спарте завершилось формирование особого варианта полисной корпоративной структуры: гражданскими правами здесь пользовались только потомки дорийцев-завоевателей, спартиаты; за ними закреплялись в наследственное пользование участки земли с прикрепленным к ним земледельческим населением, полурабами - илотами, к-рые считались собственностью гос-ва. Привилегированный статус спартиатов подчеркивался тем, что они не должны были заниматься ни земледелием, ни ремеслами: их единственным занятием было военное дело. Коренное отличие спартанского полиса от Афин заключалось в том, что здесь гражданская корпорация включала только дорийцев-завоевателей, между тем как основная, гораздо большая по числу масса местного населения, занятая производительным трудом, осталась вне этой корпорации и была низведена до положения подневольного (илотов) или зависимого (периэков). В связи с этим корпоративный строй в Спарте отличался особенной жесткостью; по существу общество здесь являло собой военный лагерь, всегда готовый к подавлению любого движения, и в первую очередь восстаний илотов. Этим определялась и целенаправленная внешняя политика Спарты, ориентированная на создание дружественного блока полисов, одинаково заинтересованных в сохранении консервативных социально-политических традиций. К кон. VI в. эта цель была достигнута посредством создания Пелопоннесского союза.

Классическая эпоха (500-336 гг. до Р. Х.)

Формирование греч. полисов в основных чертах завершилось к кон. VI в., и в это же время они подверглись тяжелому испытанию. Еще в сер. VI в. на вост. окраинах греч. мира сформировалась Персидская держава. Ее цари подчинили себе страны Ближ. Востока и Египет и начали наступление на греч. города. При Кире Старшем были подчинены города побережья М. Азии (546); при Камбисе персы покорили о-в Самос (522); Дарий I открыл наступление на балканскую Грецию. Затеянный им Скифский поход (512) не достиг прямой цели - разгрома причерноморских скифов, но привел к утверждению персов в районе черноморских проливов и подчинению ими Фракии и Македонии. В этой ситуации в торговле на Эгейском м. усилились позиции финикийцев, древних конкурентов греков. Ограничение торговой активности и политический гнет персов вызвали возмущение ионийских греков (Ионийское восстание; 500-494). Это событие открывает эпоху греко-персид. войн (500-449). Несмотря на тяжелые потери греков, войны подтвердили жизнеспособность греч. цивилизации. Победоносное отражение греками нападений персов на Балканский п-ов (победы при Марафоне в 490, при Саламине в 480 и при Платеях и Микале в 479) обеспечило грекам возможность свободного политического развития.

Парфенон. 447-431 гг. до Р. Х.

Парфенон. 447-431 гг. до Р. Х.


Парфенон. 447-431 гг. до Р. Х.

Победа в греко-персид. войнах имела важные последствия для развития греч. полисов как в политической, так и в социально-экономической сфере. Благодаря успешным войнам выросла экономика греч. городов, к-рая получила поддержку за счет массового использования обращенных в рабство чужеземцев. Наводнение греч. городов военнопленными рабами привело к внедрению рабского труда во все сферы социальной жизни: в добывающую промышленность (рабы в рудниках и каменоломнях), в различные ремесла, где к кон. V в. возникает особый тип большой мастерской - эргастерии (ἐρϒαστήριον), использующей труд рабов. Даже в сфере финансовых операций наряду с собственно ростовщиками-трапезитами (τραπεζῖται) появляются их доверенные агенты из числа рабов. В домах богатых людей множится число слуг. В гос. управлении широко используется труд рабов-канцеляристов, а в Афинах также и труд полицейских. Значительная часть свободных людей в греч. городах получила возможность жить, не обременяя себя физическим трудом, а наличие материально обеспеченного досуга явилось основанием для расцвета творческой деятельности художников, писателей, ученых.

Следствием победы над персами стало и развитие демократии в передовых полисах, особенно в Афинах. Здесь складывается характерный для демократии политический строй, опирающийся на понятие народного суверенитета и соответствующие институты - народное собрание, гос. совет (Совет 500) и народный суд (гелиэю). Граждане обеспечиваются не только политическим равноправием, но и реальной возможностью участия в общественной жизни. Проводится широкая социальная политика, включающая оплату должностей, выдачу денег из «зрелищного фонда» для посещения театральных представлений, организацию строительных работ, вывод избытка аграрного населения в колонии (клерухии), привлечение богатых граждан к несению повинностей в пользу народа (λειτουρϒία - литургия; общественная работа, гос. служба; позднее религ. служба, почитание). Большую роль в организации этой программы сыграл лидер афинской демократии Перикл (сер. V в.). При нем оформился Афинский морской союз, возникший в 478 г. как объединение полисов, заинтересованных в завершении войн с персами. Усилиями Афин союз превратился в Афинскую державу, ставшую важным источником материального благосостояния Афинского гос-ва и орудием его внешней политики, нацеленной на достижение гегемонии в Элладе.

Лекиф «Артемида с лебедем». Мастер Пана. Ок. 490 г. до Р. Х.

Лекиф «Артемида с лебедем». Мастер Пана. Ок. 490 г. до Р. Х.


Лекиф «Артемида с лебедем». Мастер Пана. Ок. 490 г. до Р. Х.

Афинские претензии на политическое лидерство в Греции вызвали противодействие со стороны Спарты, к-рая опасалась роста демократических тенденций в опекаемых ею полисах Пелопоннеса. К Спарте стали обращаться за помощью греч. полисы, недовольные посягательствами Афин на их независимость. Среди полисов произошло размежевание: морские полисы (гл. обр. ионийские) тяготели к Афинам и оставались в орбите их влияния, более консервативные общины (дорийцы и эолийцы) стремились ориентироваться на Спарту, симпатизируя ее олигархическому строю. Политический раскол дополнялся экономическим соперничеством между Афинами и торговыми центрами Пелопоннесского союза - Коринфом и Мегарой, а также идеологическим противостоянием афинской демократии и спартанской олигархии. Результатом этого соперничества стала большая межгреч. Пелопоннесская война (431-404 гг.). Она была не только столкновением ведущих полисов Эллады - Афин и Спарты, но и противоборством 2 блоков гос-в - Афинского и Пелопоннесского. Победа осталась на стороне Пелопоннесского союза, к-рый сумел измотать морскую и финансовую мощь Афин и привел их к полному военному разгрому. Большую роль при этом сыграло вмешательство Персии в греч. дела. На заключительном этапе войны персы финансировали строительство спартанского флота, благодаря чему спартанцы добились решающего перевеса. Согласно мирному договору 404 г. Афины должны были согласиться почти на полное разоружение и отказаться от претензий на лидерство в греч. мире.

Победа Спарты в Пелопоннесской войне не создала принципиально новой политической системы в Греции. Для множества морских полисов, входивших в Афинский союз, торжество Спарты означало только смену гегемона. Истощенные войной греч. города вступили в полосу длительного и острого социально-политического кризиса, подготовленного предыдущим развитием: рост крупного рабовладельческого хозяйства приводил к разорению мелких свободных производителей, крестьян и ремесленников. Длительная Пелопоннесская война усугубила этот процесс, стимулировав спекуляцию, рост крупных состояний и разорение мелких хозяйств. Имущественная дифференциация содействовала социальному расколу; в каждом полисе образовались противостоящие друг другу лагери - бедные и богатые. Обнищавшие граждане требовали помощи от полисного гос-ва, к-рое само остро нуждалось в средствах. Упадок финансового и военного ведомства дополнялся упадком суверенных органов власти: народное собрание и суды становились ареной сведения социальных счетов. Нарастал также кризис традиц. полисной идеологии. Знамением времени стала массовая аполитичность, равнодушие граждан к судьбам своего гос-ва. В среде простого народа развивалось увлечение утопическими мечтаниями о мире всеобщего равенства и достатка, тогда как полисная элита тяготела к идее сильного единоличного правителя, способного положить конец смутам и объединить страну.

Консервативное и военизированное Спартанское гос-во, ставшее в кон. V в. гегемоном в Греции, не было в состоянии заменить Афины в роли лидера торговых городов, тем более удержать лидерство во всей Элладе. Морские полисы, ранее стремившиеся к демократии, а также ряд континентальных общин начали тяготиться спартанским диктатом и вскоре выступили против Спарты (Коринфская война; 395-387). Гегемония Спарты была разрушена, но одновременно обозначился новый рост вмешательства Персии в греч. дела. В Пелопоннесской войне Персия поддерживала Спарту, а затем стала на сторону ее противников. Персид. царь Артаксеркс II фактически продиктовал условия Анталкидова мира, завершившего Коринфскую войну в 387 г., а затем снова стал поддерживать уже обессиленную Спарту в качестве противовеса др. греч. полисам, в первую очередь Фивам и Афинам. Возглавившие Беотийский союз Фивы нанесли ряд поражений Спарте, содействовали ограничению Спартанского гос-ва территорией Лаконики. Однако, когда к Спарте присоединились Афины, Беотийский союз не выдержал борьбы с противниками и в кон. 60-х гг. IV в. был распущен. Также неудачей закончилась новая попытка Афин занять положение лидера. В 378 г. им удалось восстановить Афинский морской союз, но, когда Афины вновь попытались перейти к державной политике, союзники подняли восстание (Союзническая война; 357-355). Второй Афинский союз также практически распался. К 50-м гг. IV в. греч. мир находился в состоянии политического хаоса, чем и воспользовалась новая сила - Македонское царство.

Македония, расположенная на севере греч. мира, вдали от культурных центров Эллады, долго сохраняла патриархальные традиции. Страна регулярно подвергалась вторжениям соседних племен фракийцев и иллирийцев. Их отражение требовало консолидированных усилий всего народа, и в Македонии сохранялась царская власть. Многочисленное земледельческое население обеспечивало сильное ополчение, к-рое не только составляло военную силу гос-ва, но и являлось суверенным органом власти: утверждало у власти нового царя, исполняло роль верховного суда по делам о гос. измене. Постепенно Македония сближалась с проч. эллинским миром. Особенно значительную роль в этом процессе сыграло правление царей Александра I (ок. 495-455), Архелая (413-399) и Филиппа II (359-336). С именем последнего связаны окончательное формирование сильной постоянной армии, введение в монетное дело Македонии системы биметаллизма (чеканка разменной серебряной и золотой монеты), перенос столицы гос-ва из г. Эги в Пеллу, завершение централизации страны ограничением влияния знатных кланов. Царь Филипп вывел Македонию в ряд важнейших греч. гос-в и добился для нее господства в Элладе. К Македонии были присоединены г. Амфиполь в устье Стримона (357), п-ов Халкидика (348), Фессалия (353), побережье Фракии до черноморских проливов. С 346 г. Македония возглавила важное религиозно-политическое объединение греков - Дельфийскую амфиктионию. В 338 г. в битве при Херонее Филипп нанес поражение коалиции греч. городов во главе с Афинами и Фивами. Завершающим моментом политического творчества Филиппа стало проведение конгресса греч. городов в Коринфе (338-337), где были приняты решения, оформившие создание новой политической системы - греко-македон. союза. Было провозглашено установление общеэллинского гражданского мира, объявлено о создании военного союза между греками и македон. царем, был учрежден союзный совет (синедрион), а македон. царь стал гегемоном союза. Весной 337 г. союз принял решение начать войну с Персией и назначить Филиппа командующим с чрезвычайными полномочиями (стратегом-автократом) на все время буд. войны. Эти решения были поддержаны землевладельческой знатью, крупным купечеством, частью интеллектуальной элиты, но в целом новая политика была навязана греч. миру более сильной стороной - Македонской монархией. В авг. 336 г. Филипп был убит в результате придворного заговора.

Правление македон. царя Александра III Великого (336-323) завершает классическую эпоху и открывает эпоху эллинизма (термин введен нем. историком И. Г. Дройзеном). В это время происходит грандиозное расширение греч. политического господства и культурного влияния на страны Ближ. Востока, расширяется взаимодействие зап. и вост. традиций.

Основное предприятие правления Александра - Восточный поход, в ходе которого греко-македонцы разгромили Персию и покорили все страны Ближ. Востока - от М. Азии, Финикии и Египта до сев.-вост. границ Персии и западных областей Индии. Оказавшись во главе огромной державы, Александр приложил большие усилия к укреплению ее внутреннего единства: сознательно утверждалась абсолютная власть монарха, подавлялась оппозиция македонцев или греков, приверженных древним патриархальным или гражданским традициям, налаживалось взаимодействие с иран. знатью на основе идеи симбиоза ведущих народов державы - македонцев и иранцев. Вместе с тем на завоеванных землях непрерывно велось основание новых греч. городов (Александрий), к-рые стали опорой Македонской монархии.

Э. Д. Фролов

Греческая культура в архаическую и классическую эпохи (800-336 гг. до Р. Х.)

В VII-VI вв. формируются основы античной культуры как системы духовных ценностей, соответствующих гражданскому обществу греч. полисов. Греч. культура активно использовала как традиции общества крито-микенской и гомеровской эпох, так и основные достижения цивилизаций Ближ. Востока. В результате их творческого переосмысления возникло новое, оригинальное явление, резко отличающееся от культурных прототипов. Наиболее важную роль в формировании оригинальной греч. культуры сыграли 2 фактора. С одной стороны, здесь отсутствовали мощный гос. аппарат и сильные религ. жреческие организации (подобно странам Др. Востока), к-рые могли бы оказать решающее воздействие на формирование основных принципов культуры. С др. стороны, принципы культурного развития Д. Г. были сформулированы во многом элитой греч. общества архаической эпохи, представителями аристократии. Одним из главных принципов греч. традиции стало понятие «калокагатия» (καλοκαϒαθία) - гармоничное сочетание телесной красоты и силы с высокими моральными качествами. В среде аристократов формируется особый, агональный (состязательный, ἀϒών - спор) характер менталитета. Агонистическое начало и высокая оценка физического совершенства нашли наиболее полное воплощение в греч. атлетике. Соревнования в различных видах спорта стимулировали развитие воли к достижению победы, к-рая являлась результатом не только физических способностей человека, но и расположения к нему богов. Особо важное значение приобрели такие состязания, как общегреч. игры: Олимпийские (проводились с 776), Пифийские (ок. 582), Истмийские (с 582), Немейские (с 573). Центры состязаний, к-рые одновременно были важными религ. центрами, стали воплощением идеи общегреч. единства. Аристократия формулирует также понятия воинской доблести, родовой чести и достоинства, уважения к прошлому, служения отечеству, культивирует высокую значимость воспитания и образования. К V в. эти понятия станут базовыми при формировании системы духовных ценностей гражданского коллектива полисов.

Эпоха архаики является временем рождения греч. лит-ры. Главную роль в этом процессе сыграло создание в VIII в. греч. алфавита. Простота греч. алфавитной системы в дальнейшем сыграла важную роль в широком распространении грамотности среди населения полисов. Записанные произведения греч. авторов с помощью многочисленных списков получили возможность проникать в самые отдаленные уголки греч. мира, тем самым создавая единое культурное пространство Эллады. Свитки различных произведений, хранившиеся в частных и гос. б-ках, во многом обеспечивали культурную преемственность греч. народа.

Именно в рамках аристократической культуры возникает жанр героического эпоса. К произведениям этого жанра относятся прежде всего поэмы «Илиада» и «Одиссея», повествующие о событиях Троянской войны. Личность Гомера, к-рый традиционно считается создателем этих поэм, имеет скорее легендарный характер. Возможно, Гомер жил на о-ве Хиос в VIII в. Для героического эпоса характерно совмещение структурных элементов, относящихся к разным эпохам, использование эпических формул, повторяющихся в сходных условиях групп слов или целых фрагментов текста. Достижением Гомера стало создание образов лит. героев, обладающих неповторимыми индивидуальными чертами. В соответствии с представлениями античной традиции поэмы Гомера были записаны в Афинах во 2-й пол. VI в. В эллинистическую эпоху (III-II вв.) греч. ученые в Александрии провели текстологическую работу и разделили каждую из поэм на 24 песни. Гомеру приписывалось авторство и др. произведений, написанных гексаметром, напр., т. н. гомеровских гимнов (34 произведения, посвященные богам), «Батрахомиомахия» - поэма о войне лягушек и мышей, пародировавшая «Илиаду».

К жанру героического эпоса относятся также т. н. киклические, или циклические, поэмы (κύκλος - замкнутый круг). Их содержание связано с к.-л. определенным географическим центром, напр., Троянский или Фиванский цикл. Поэмы создавались различными авторами на протяжении VIII-VI вв. К Троянскому циклу относятся «Киприи», «Эфиопида», «Гибель Илиона», «Малая Илиада», «Возвращения» и «Телегония». К Фиванскому - «Эдиподия», «Фиваида», «Эпигоны». Поэмы не сохранились и известны по небольшим фрагментам и по пересказам позднейших мифографов. Материал циклических поэм нашел воплощение в произведениях греч. драматургов классической эпохи.

Героический эпос сменили дидактические (назидательные) сочинения, для к-рых характерно стремление автора рассказать о себе, поделиться своим жизненным опытом, посоветовать читателю что-то полезное. Этот жанр, характеризующий процесс формирования духовных ценностей крестьян-землевладельцев, отражен в произведениях Гесиода из Аскры (Беотия; ок. 2-й пол. VIII - 1-й пол. VII в.). У Гесиода впервые появляется сказание о 5 сменяющих друг друга веках в истории человечества (золотой, серебряный, медный, героический и железный), к-рые отражают представление о постепенном духовном регрессе людей. В поэме «Труды и дни» Гесиод прославляет честный труд крестьянина, в его произведении присутствует целый ряд практических рекомендаций по ведению хозяйства. В поэме «Теогония» впервые был систематизирован материал мифологических сказаний и дана последовательная картина возникновения мира, 3 поколений греч. богов, утверждения в мире богов власти Зевса. В античную эпоху Гесиоду приписывали также небольшие произведения «Щит Геракла» и «Перечень женщин», посвященные греч. героям, родившимся от связи смертных с богами, а также др. произведения, дошедшие до нас в небольших фрагментах.

В эпоху архаики и классики появляется греч. лирическая поэзия. Обычно к лирике относят небольшие поэтические произведения, в которых автор стремится передать свои чувства и настроение. Однако термин «лирика», указывающий, что подобные произведения исполнялись под аккомпанемент лиры, стал использоваться только в эпоху эллинизма. В ранние времена лирические произведения обозначались словом «мелос» (μέλος - песня); авторы пели их под аккомпанемент муз. инструментов (кифара, лира, свирель, флейта). Позднее некоторые виды лирики (ямб и элегия) стали исполняться без муз. сопровождения, превратившись в чисто лит. жанры. Др. виды лирики сохранили связь с музыкой, и за ними закрепилось название «мелическая поэзия». Произведения, исполнявшиеся одним человеком и выражавшие чувства автора, назывались монодийной (одноголосной) лирикой (μονῳδία). Произведения, предназначенные для исполнения группой певцов, обозначались как хоровая лирика.

Одним из наиболее ранних представителей элегической поэзии был Тиртей из Спарты (VII в.), произведения к-рого наиболее ярко воплощали идеи полисного патриотизма. Среди первых лирических поэтов выделяется Архилох с о-ва Парос (2-я пол. VII в.). В его творчестве нашла отражение эпоха великой греческой колонизации. Большое влияние на поэта оказала несчастная любовь к Необуле, дочери Ликамба, вдохновившая его на создание любовных и шутливо-язвительных стихотворений. О-в Лесбос стал известен благодаря творчеству мелических поэтов Алкея и Сапфо. Алкей (кон. VII - нач. VI в.) происходил из аристократической семьи г. Митилена, прославился стихотворениями о борьбе с тиранией, к-рые получили название «Песни борьбы». Создавал также гимны (Аполлону, Гермесу, Афине, Гефесту, Эроту), писал застольные песни для исполнения в кругу друзей. Алкей часто использовал стихотворный размер, названный по его имени алкеевой строфой. Самой знаменитой поэтессой Эллады стала Сапфо (2-я пол. VII в.), к-рую Платон назвал «десятой Музой». Сапфо также происходила из аристократической семьи и возглавляла «дом служителей муз», в к-ром обучала молодых девушек, специально приехавших к ней из различных полисов, стихосложению, игре на лире, пению, танцам. Большое значение имело участие Сапфо и ее учениц в церемониях, связанных в основном с культом Афродиты. Одной из первых в поэзии Сапфо смогла передать нюансы глубоких любовных переживаний. Участие женщин в интеллектуальной жизни, прежде всего в поэтическом творчестве, стало характерной чертой греч. культуры последующих эпох. От времени архаики и классики известны имена еще 8 греч. поэтесс (напр., Коринна из Беотии; V в., или ок. 200).

Яркие образы политической борьбы и разрушения традиц. аристократического общества представлены в элегиях Феогнида из Мегары (2-я пол. VI - нач. V в.). Феогнид, потерявший в ходе политической борьбы все имущество и вынужденный скитаться на чужбине, в стихах выразил неприятие изменений, происшедших на родине, и ненависть к режиму. Политические мотивы присущи также произведениям афинского законодателя и поэта Солона (ок. 640-560).

Анакреонт из Теоса (М. Азия, ок. 570-487) значительную часть жизни провел при дворах греч. тиранов. Его творчество отличается оптимизмом, способностью к самоиронии. Основными темами стихотворений, исполнявшихся во время дружеских пирушек, были любовь, вино, радости жизни. Анакреонт писал также гимны в честь богов, элегии и эпиграммы. Большую популярность имели произведения Ариона с Лесбоса (2-я пол. VII - 1-я пол. VI в.). Его творчество стало важным этапом в развитии дифирамба - торжественной хоровой песни в честь Диониса. Поэт Ивик из Регия (Юж. Италия, 2-я пол. VI в.) считается создателем особого вида похвальной песни - энкомия. Лучшим поэтом, работавшим в жанре эпиникия (торжественная песнь в честь победителей спортивных состязаний), был беотиец Пиндар (2-я пол. VI - сер. V в.).

Архаика стала временем рождения греч. науки и философии. Поскольку главным объектом изучения для греч. философов была природа, их называют натурфилософами, т. е. изучающими природу. Практически все они пытались ответить на 2 вопроса: из чего возникло все мироздание и по каким принципам оно существует?

Наиболее известные философы жили в Ионии, самой культурно развитой области Греции того времени. Считается, что первым философом стал выдающийся математик и астроном Фалес (624-546). Учеником Фалеса был Анаксимандр (ок. 610-540). Также в Милете работал философ Анаксимен (ок. 585 - ок. 528/5). Гераклит из Эфеса (ок. 540-480) объяснял мир как явление вечной борьбы и движения, к-рые подчинены вечному закону мироздания - логосу. Философ, религ. и политический деятель Пифагор с Самоса (ок. 570 - ок. 497) основал школу, религиозно-философское братство в Кротоне (Юж. Италия).

Эсхил (Архилох?). Рим. копия с греч. оригинала. Ок. 200-150 гг. до Р. Х. (Новая Карлсбергская глиптотека, Копенгаген)

Эсхил (Архилох?). Рим. копия с греч. оригинала. Ок. 200-150 гг. до Р. Х. (Новая Карлсбергская глиптотека, Копенгаген)


Эсхил (Архилох?). Рим. копия с греч. оригинала. Ок. 200-150 гг. до Р. Х. (Новая Карлсбергская глиптотека, Копенгаген)

В конце архаического периода возникает драматургическое искусство. Генетически театр связан с культовыми церемониями, посвященными Дионису. Как полагают, исполнение дифирамбов в честь этого божества участниками торжественных шествий под аккомпанемент флейты или кифары, сопровождаемое танцами, стало основой для возникновения драматического диалога. Появляются 3 жанра драматургии: трагедия, сатирова драма и комедия. По сложившейся традиции представления на празднике дионисий состояли из 3 трагедий и сатировой драмы. Позднее для представлений строили специальные сооружения - театры, к-рые стали одним из самых характерных элементов греч. градостроительства. Наибольшее развитие театральное искусство получило в Афинах. Первую трагедию в 534 г. в Афинах поставил Феспид, к-рый построил развитие сценического действия на диалоге предводителя хора (корифея) с актером - впервые введенным им особым исполнителем. Авторы наиболее известных греч. трагедий - Эсхил, Софокл и Еврипид.

Эсхил (525-456) написал 70 трагедий и 20 сатировых драм, из которых известны названия 79. Целиком сохранились 7 трагедий, среди которых - единственная, полностью уцелевшая трилогия «Орестея», повествующая о событиях Троянской войны: «Прометей прикованный», «Просительницы», «Семеро против Фив». Трагедии Эсхила наполнены глубоким морально-религ. смыслом и отличаются патетикой и величественностью образов героев.

Софокл (496-406) был не только известным трагиком, но и активным политическим деятелем эпохи расцвета Афин, способствовал введению культа малоазийского бога Асклепия в Афинах. Софокл ввел в структуру театрального действия 3-го актера, увеличил число участников хора до 15 чел., впервые начал использовать нарисованные декорации. Более чем из 120 произведений Софокла сохранились 7 трагедий: «Эдип царь», «Эдип в Колоне», «Антигона», «Филоктет», «Аякс», «Электра» и «Трахинянки». Для творчества Софокла характерно создание образов ярких, сильных личностей, оказавшихся в чрезвычайной ситуации. Софокл ставил важные вопросы о неотвратимости рока, соотношении человеческих законов и божественных установлений. Софокл был самым успешным афинским трагиком. Поскольку театральные представления происходили в виде состязания с участием 3 авторов, каждый автор занимал к.-л. место. Софокл 20 раз был 1-м, во всех др. случаях был 2-м и никогда не был последним.

Еврипид (480-406) за всю жизнь был признан первым 3 раза. Однако большая популярность его произведений в эллинистическое и рим. время способствовала сохранению большего, чем у др. авторов, числа сочинений: из 92 драматических произведений полностью сохранились 17 трагедий и сатирова драма. Особой популярностью пользовались трагедии, в к-рых Еврипид смог создать яркие образы жен. персонажей, что было новаторством для сцены («Медея», «Ипполит», «Гекуба», «Гераклиды», «Электра», «Ифигения в Авлиде», «Ифигения в Тавриде», «Вакханки»). Для трагедий Еврипида характерны сложные психологические образы героев, показ максимально обостренных эмоций человека, осознание трагичности человеческой судьбы. Из произведений Еврипида сохранилась единственная известная нам сатирова драма «Киклоп», основанная на эпизоде об ослеплении Полифема из «Одиссеи» Гомера.

Греч. комедия также возникла в VI в., одним из наиболее ранних комедиографов был Эпихарм, работавший на Сицилии. Аттическая комедия развивалась в нач. V в. Первым победителем в состязании комедиографов был Хионид (487/6). Авторов V в. принято относить к древней аттической комедии, для к-рой было характерно обращение к злободневным вопросам состояния общества. Нач. IV в.- это период средней аттической комедии, к-рая является переходной формой от комедии политической к бытовой. С кон. IV в. произошел окончательный переход к комедии нравов, характеров, интриги (период новой аттической комедии). Из 1-го периода по сохранившимся фрагментам известны произведения Кратина, Евполида, Кратета, Ферекрата, Телеклида, Фриниха, Платона. Однако только из комедий Аристофана (ок. 445 - ок. 385) сохранились полностью тексты 11 (из написанных им более 40). Аристофан использовал злободневный материал афинской действительности. Мн. его произведения были посвящены критике Пелопоннесской войны и необходимости достижения мира между греч. гос-вами («Ахарняне», «Мир», «Лисистрата»). В комедиях «Всадники», «Осы» критикуются афинские власти; в комедии «Облака» затрагивается модное в то время учение софистов. В комедиях «Женщины на празднике Фесмофорий» и «Лягушки» Аристофан подверг едкой сатире произведения Еврипида. «Птицы», «Женщины в Народном собрании», «Плутос» были посвящены критике утопических теорий и проблемам социальной справедливости.

Греч. проза в период классики представлена произведениями историков, ораторов и философов. Еще в VI в. возникли произведения логографов, к-рые на основе мифологических сказаний, легенд, на документальном материале и на собственных наблюдениях создавали работы по истории областей Греции и народов. Из «старших» логографов известен Гекатей Милетский (ок. 546-480), к-рый много путешествовал и составил описание мн. стран, народов и их обычаев. Соч. «Генеалогии» Гекатей посвятил легендарной истории Греции, представленной в виде генеалогий потомков Девкалиона и др. мифологических героев. В его работе с мифологическим материалом проявились рациональный подход и элементы исторической критики. Оба произведения Гекатея сохранились во фрагментах. Из «младших» логографов известен Гелланик Митиленский (ок. 480-400), автор не менее 30 сочинений различного содержания (мифографических, этнографических, хорографических, хронографических, трудов о переселении народов, об основании городов, о народных обычаях и об именах, изобретениях; сохр. во фрагментах). Гелланик также написал произведение «Аттида» по истории Аттики, к-рое стало началом традиции т. н. аттидографии.

«Отцом» истории со времен античности считается Геродот из Галикарнаса (ок. 484-425). Его произведение в эллинистическое время имело название «Музы» (по числу 9 книг, на к-рые оно было разделено), позднее - «История». Труд Геродота посвящен греко-персид. войнам и был доведен до событий 478 г. Помимо истории войны Геродот ввел в произведение обширный материал, посвященный жизни вост. народов, покоренных Персией. Геродот использовал личные наблюдения, полученные во время длительных путешествий по мн. странам, старался дать объективную картину событий и выяснить причины происходящих явлений, причем большое значение придавал року и воле божества.

Афинянин Фукидид (ок. 460-396) описал события Пелопоннесской войны, участником к-рой он был (повествование доведено до 411). Фукидид впервые использовал историко-критический метод при оценке причин событий, тщательно отбирая и анализируя различные группы исторических источников. Так же как Геродот, он вводил в текст диалоги исторических лиц, что, с одной стороны, служило способом анализа событий, с другой - создавало образы людей, исполненные драматизма.

Третьим великим историком был афинянин Ксенофонт (ок. 430-355), оставивший произведения разных жанров. Он продолжил труд Фукидида, доведя изложение греч. истории до 362 г. В соч. «Анабасис» описал поход греч. наемников под рук. персид. царевича Кира Младшего в глубь Персидской державы в 401 г., в к-ром сам принимал участие. Ксенофонт создал труды «Воспоминания», «Пир» и «Апология Сократа», посвященные памяти своего учителя, казненного афинянами. Вопросам ведения частного хозяйства и финансовой политики гос-ва были посвящены трактаты «Экономик» и «О доходах». Проблему сильной личности Ксенофонт пытался рассмотреть в энкомии «Агесилай», диалоге «Гиерон», историко-философском романе «Киропедия». Восхвалению политического устройства Спарты он посвятил трактат «Лакедемонская полития». Для произведений Ксенофонта характерен ярко выраженный субъективный подход, чего он сам не скрывал. В то же время лит. труды Ксенофонта стали воплощением нормативной аттической речи. Из авторов IV в. известны также Филист, автор «Истории Сицилии», Эфор, написавший «Всемирную историю», Феопомп, оставивший произведение «История Филиппа», посвященное царю Македонии.

В V-IV вв. активно развивается ораторское искусство. В греч. традиции обычно выделяют 3 типа речей: политические, судебные и торжественные. Наибольшее развитие ораторское искусство получило в Афинах в связи с расцветом демократических институтов. Когда в эпоху эллинизма был составлен канон 10 лучших ораторов в истории Греции, то оказалось, что в этот список вошли только афиняне. Антифонт (ок. 480-411) стал первым издавать свои речи. Дошедшие до нас 12 речей образуют 3 специальные тетралогии, составленные для учебных целей. 4 речи Андокида (ок. 440 - ок. 390), особенно «О мистериях», являются важнейшими свидетельствами о событиях в Афинах в кон. V в. и содержат материал для изучения греч. религии. Одним из лучших представителей судебного красноречия является Лисий (ок. 435-380). Более чем из 233 его речей сохранилось только 34. Поскольку большая часть речей была написана Лисием для клиентов, к-рые должны были выступать самостоятельно в афинском суде, особое внимание он уделял этопее - искусству создания образа конкретной выступающей личности с помощью подбора слов, построения фразы, общего стиля. Исократ (436-338) открыл в Афинах одну из первых школ риторики и внес большой вклад в развитие теории ораторского искусства. Он разрабатывал вопросы ритмически расчлененного периода, композиции и основных частей речи. Из 21 сохранившейся его речи наиболее известны «Ареопагитик», «Панегирик», «Панафинейская речь». Исей (ок. 420-350) - автор 12 судебных речей, посвященных процессам о наследстве. Демосфен (384-322) был одним из важнейших политических деятелей Афин и блестящим оратором. От его творческого наследия сохранилось ок. 60 политических и судебных речей. Они отличаются продуманностью построения, силой чувств, мощью воздействия на слушателей. Наиболее известны речи, направленные против политики царя Филиппа Македонского по подчинению Греции (они получили наименование «филиппики»). Речи Эсхина, Гиперида, Ликурга и Динарха, отличающиеся своеобразием и мастерством, дошли до нас в незначительном количестве.

К сер. V в. крупнейшим центром развития греч. философии стали Афины. В этот город, где было много богатых граждан и ценились знания и произведения искусства, стремились деятели греч. культуры, рассчитывая заработать и добиться признания у местной более образованной публики. В V в. основную роль в развитии греч. мысли играли школы софистов. Лучшие из софистов обладали большим объемом научных знаний и прекрасно владели риторическим искусством убеждения слушателей. Наиболее известными были Протагор из Абдеры (ок. 480-410), Горгий из Леонтин (485-380), Продик с Кеоса (2-я пол. V в.), Фрасимах из Халкидона (2-я пол. V в.), Гиппий из Элиды (кон. V - нач. IV в.). Основа философских взглядов софистов - релятивизм, понимание относительности человеческих знаний и суждений по любому вопросу. Протагором был выдвинут тезис «человек есть мера всех вещей существующих, что они существуют, и не существующих, что они не существуют», к-рый означал прежде всего отсутствие объективных критериев истины. Ораторское искусство софистов пользовалось большим спросом в Афинах, где вся политическая жизнь строилась на борьбе лидеров за голоса граждан и на судебных процессах. Поэтому философы могли взимать высокую плату за обучение с тех, кто надеялись с помощью софистики добиться успеха на общественном поприще. Во многом противоположное софистике направление афинской философии создал Сократ (470-399), стремившийся к обоснованию истинного знания, к поиску этических идеалов человеческого бытия. Наиболее оригинальным философом V в. был Демокрит из Абдеры (460-371), к-рый также приезжал в Афины, но не получил там признания. В IV в. определенное значение приобрело движение философов-киников (κύων - собака), к-рые демонстративно отказывались от всех земных благ, от имущества и стремились культивировать в себе лишь истинное благо - добродетель. Среди киников известны Антисфен из Афин (ок. 444-366), Диоген из Синопы (ок. 412-323).

Из учеников Сократа наиболее важную роль в развитии философии сыграл афинянин Платон (427-347). Он не стремился к систематическому изложению своих взглядов и представлял их в виде диалогов на различные темы. Тем не менее в диалогах Платона нашли отражение почти все проблемы, интересовавшие в то время греч. ученых, философов и общество. Основа его философии - учение об умопостигаемых общих понятиях всех вещей (идеях), к-рые существуют вечно и неизменно, в то время как мир чувственных вещей представляет собой лишь их отражение. В 387 г. в Афинах Платоном была основана философская Академия, к-рая до VI в. по Р. Х. была наиболее влиятельным античным центром философской культуры.

Аристотель. Рим. копия сер I в. до Р. Х. с греч. оригинала. Ок. 320 г. до Р. Х. (Музей истории искусств, Вена

Аристотель. Рим. копия сер I в. до Р. Х. с греч. оригинала. Ок. 320 г. до Р. Х. (Музей истории искусств, Вена


Аристотель. Рим. копия сер I в. до Р. Х. с греч. оригинала. Ок. 320 г. до Р. Х. (Музей истории искусств, Вена

Аристотель из г. Стагира (384-322) нек-рое время был учеником Платона в Академии, однако затем разошелся с ним во взглядах и в 334 г. основал в Афинах собственную школу - Ликей. Обладая очень широкими интересами, Аристотель оставил обширное наследие в виде трактатов по самым разным научным направлениям, стал одним из крупнейших систематизаторов знаний в истории науки. Философию он подразделял на теоретическую (физика, математика, метафизика) и практическую (этика, политика, риторика, экономика, поэтика). Критикуя Платона, Аристотель отрицал самостоятельное существование мира идей и доказывал неразрывную связь вещей и их умопостигаемых сущностей. Школа Аристотеля в дальнейшем была известна как философское направление перипатетиков.

А. В. Стрелков

Эпоха эллинизма (323-30 гг. до Р. Х.)

Александр Македонский. Мастер Лисипл. 356-323 гг. до Р. Х. (Лувр, Париж)

Александр Македонский. Мастер Лисипл. 356-323 гг. до Р. Х. (Лувр, Париж)


Александр Македонский. Мастер Лисипл. 356-323 гг. до Р. Х. (Лувр, Париж)

традиционно определяется как период от смерти Александра Македонского до присоединения Египта к Римской державе. Эллинизм рассматривается как сложное социально-экономическое, политическое и культурное явление, основанное на взаимодействии эллинских и местных (гл. обр. ближневосточных) традиций. Политическая история эпохи эллинизма подразделяется на 3 периода: борьбу диадохов за наследие Александра (323-281); формирование социально-экономической и политической структуры и расцвет эллинистических гос-в (281-196); экономический спад, нарастание социальных противоречий и подчинение эллинистического мира рим. господству (196-30). После смерти Александра неск. десятилетий продолжалась борьба за его наследство между его полководцами, за к-рыми закрепилось название «диадохи» (διάδοχοι - преемники). Одни из них (Пердикка, Антигон) пытались сохранить единство империи и претендовали на власть во всем гос-ве. Другие, оказавшиеся более реалистичными, делали ставку на создание новых государств из отдельных сатрапий державы Александра. Так возникли государства Птолемеев в Египте, Селевкидов в Сирии и Месопотамии, Митридатидов в Понте, Атталидов в Пергаме, Антигонидов в Македонии. Новые государства отличались большой территорией, пестротой этнического состава населения. Везде наемное греко-македон. войско было важнейшим инструментом новой царской власти. Опору греко-македон. господства на завоеванных землях составляла сеть формировавшихся греч. городов, в организации к-рых копировалась ставшая уже обычной для греков модель полисного устройства.

В III в. эллинистические гос-ва на Ближ. Востоке достигли высокого уровня развития. Однако в дальнейшем их положение все более и более осложнялось. В кон. III-II в. на границах эллинистического мира выросли 2 мощных и опасных соседа - Парфянское царство на востоке и Римская держава на западе. Опираясь на дружественное отношение части греч. общества и в то же время не отказываясь от применения силы, Римское государство повело наступление на греч. мир, подчиняя территорию за территорией. Первой подверглась разгрому Македония, которая сначала лишилась независимости (168), затем была превращена в римскую провинцию (148). Тогда же был установлен рим. протекторат над полисами балканской Греции. Затем последовали аннексия Пергама (133-129), присоединение Вифинии и Понта (74-66), разгром державы Селевкидов и подчинение ее главного ядра - Сирии (63) и, наконец, аннексия Египта (30).

В 323-196 гг. полисы балканской Греции были частью Македонского царства. Афины, Спарта и Коринф на рубеже IV и III вв. вступили в полосу относительного упадка, тогда как Беотия, Фокида, Локрида и Этолия, напротив, переживали заметный подъем. В целом политическая ситуация в полисах Греции этого периода отличалась крайней нестабильностью. В большинстве полисов часто происходили перевороты, смена правителей, восстания рабов и мятежи наемников. Сразу после получения известия о смерти Александра греч. полисы во главе с Афинами восстали против власти македон. наместника Антипатра. Началась Ламийская война (323-322), в к-рой греки вновь потерпели поражение от македонцев. Повсеместно на территории балканской Греции были ликвидированы демократические и насаждались олигархические режимы. Лишь спустя неск. десятилетий Афины в союзе со Спартой и др. полисами, поддержанные Эпиром и птолемеевским Египтом, вновь попытались сбросить македон. правление. Хремонидова война (267-261) окончилась для греков также неудачно. Это была последняя попытка Афин и Спарты совместными усилиями отстоять независимость греч. полисов от Македонии и восстановить свое влияние.

Золотой ковчег с останками Филиппа II Македонского. 336 г. до Р. Х. (Археологический музей, Фессалоника)

Золотой ковчег с останками Филиппа II Македонского. 336 г. до Р. Х. (Археологический музей, Фессалоника)


Золотой ковчег с останками Филиппа II Македонского. 336 г. до Р. Х. (Археологический музей, Фессалоника)

Во всех полисах Греции в III в. в условиях бурного развития товарно-денежных отношений (рост торговли, кредита и товарного производства) все более усиливалась социальная дифференциация. Население Греции редело в связи с эмиграцией греков на Ближ. Восток во вновь основанные полисы на территории эллинистических гос-в. Рост цен привел к дальнейшему разорению и обезземеливанию граждан, к концентрации земли и денежных средств в руках полисной аристократии. К сер. III в. в Спарте большинство граждан лишились земельных наделов. Осознав насущную необходимость социальных преобразований и стремясь к возрождению древней Спарты, царь Агис IV (244-241) выступил с программой кассации долгов, передела земли и увеличения числа полноправных граждан за счет периэков. В 242 г. Агис IV разогнал эфоров (ἔφοροι, букв.- надзиратели, правители, высшие должностные лица), выпустил из тюрем должников и сжег долговые расписки. Эти акции вызвали ожесточенное сопротивление эфоров и аристократии. Когда царь отправился в поход на помощь Ахейскому союзу против этолийцев, аристократия отменила его реформы; по возвращении в Спарту Агис был отдан эфорами под суд и вскоре задушен в тюрьме. С той же программой реформ выступил царь Клеомен III (235-221). При помощи отряда наемников он совершил переворот: эфоры были перебиты, эфорат (коллегия высших должностных лиц) и герусия ликвидированы, 80 наиболее влиятельных противников преобразований изгнаны из Спарты. Клеомен провел передел земли (она была объявлена гос. собственностью, поделена на 4 тыс. клеров и распределена между спартиатами и частично периэками) и кассацию долгов, в результате чего добился значительного увеличения числа полноправных граждан. События в Спарте вызвали социальные волнения и в др. полисах Пелопоннеса. Аркадия, Аргос, Коринф и часть Ахайи поддержали Клеомена, к-рый нанес неск. поражений войскам Ахейского союза. Опасаясь подъема демократического движения, глава Ахейского союза Арат заключил договор с Македонией. В битве при Селасии (221) объединенные силы македонян и ахейцев разгромили армию Клеомена; спартанский царь бежал в Египет, где впосл. и погиб. В Спарту вошел македон. гарнизон; все реформы Клеомена были отменены. Спустя неск. лет в Спарте был установлен тиранический режим. Тиран Набис (207-192) вновь осуществил радикальное перераспределение земли и имущества знати, освободил илотов и наделил землей периэков. Набис боролся с Ахейским союзом, Македонией и Римом, однако он также потерпел поражение и был убит, а Спарта вошла в состав Ахейского союза.

Глубокий политический упадок переживали и Афины, где был ликвидирован демократический строй. С установлением македон. контроля над городом в 322 г. на Афины была наложена контрибуция, был установлен имущественный ценз, в результате чего 12 тыс. афинян лишились гражданских прав. В 317-307 гг. городом единолично управлял македон. ставленник Деметрий Фалерский. В дальнейшем Афины уже не играли значительной политической роли, находясь под властью Македонии. Между 322 и 262 гг. афиняне пережили 2 осады и 3 поражения с последующей уплатой контрибуции; войска диадохов неоднократно опустошали территорию Аттики, в Пирее стояли иностранные гарнизоны. Разорительные для населения войны сопровождались олигархическими или демократическими переворотами; многократно пересматривались законы и структура органов власти. В 307 г. была восстановлена демократия, в 297 г. власть захватил тиран Лахар; накануне Хремонидовой войны произошел новый подъем демократических и патриотических настроений, а после поражения деморализованные афиняне надолго примирились с македон. господством. Вместе с тем Афины сохранили свое значение культурного центра Греции и всего эллинистического мира, в дальнейшем играли роль «университетского города», известного философскими и риторическими школами.

Храм Зевса Олимпийского в Афинах. 174-163 гг. до Р. Х.

Храм Зевса Олимпийского в Афинах. 174-163 гг. до Р. Х.


Храм Зевса Олимпийского в Афинах. 174-163 гг. до Р. Х.

В эллинистическом мире существовало неск. крупных торгово-ремесленных и культурных центров, среди к-рых важную роль играли острова Родос и Делос. Во II в. годовой торговый оборот Родоса достигал 8,5 тыс. талантов. Расцвет Родоса прервался в 166 г., когда римляне объявили Делос свободным портом. Львиная доля товарооборота в Эгейском м. вскоре перешла в руки делосцев, а Родос начал беднеть. Родосцы были вынуждены подписать неравноправный договор с Римом, в результате чего лишились независимости. Родос остался культурным центром, куда молодые рим. аристократы (Цицерон, Цезарь) приезжали совершенствовать образование.

Делос в 314 г. освободился от власти Афин и принял демократическую конституцию. В течение «периода независимости» (314-166) Делос находился в сфере влияния птолемеевского Египта и был центром конфедерации островных гос-в. В 166 г. римляне вновь передали Делос под власть Афин, объявив его свободным портом, после чего начался период беспримерного процветания Делоса. Остров стал крупным невольничьим рынком: иногда за день на Делос привозили и продавали до 10 тыс. рабов (Strabо. Geographia. X 5. 4). Год от года развивались торговля и банковское дело, строились причалы, порты и доки. Процветание закончилось в 88 г., когда остров был захвачен и разграблен флотом понтийского царя Митридата VI Евпатора и 20 тыс. делосцев было истреблено.

Существование отдельных греч. полисов в рамках Македонской монархии порождало в гражданах чувство абсолютного бессилия перед лицом деспотизма. Выход был найден в создании на договорной основе полисных федераций. В нач. III в. большого влияния добился Этолийский союз (сформирован в кон. IV в.), в состав к-рого к кон. III в. вошли почти вся Ср. Греция (кроме Аттики, подчиненной Македонии), Элида и Мессения, а также нек-рые острова Эгейского м. Это была мощная федерация с сильной центральной властью. Этолийцы отстояли Дельфы от нашествия кельтов (279), возглавили Дельфийскую амфиктионию. Одни полисы присоединились к союзу добровольно, другие были завоеваны (все они были равноправны и сохр. автономию). Этолийский союз занимал неизменно враждебную позицию по отношению к Македонии и поддерживал демократические элементы в др. греч. гос-вах. В 280 г. возник Ахейский союз, членами к-рого вскоре стали Коринф, Сикион и Мегара. Блестящий период в истории этого объединения связан с именем Арата, в 245-213 гг. фактически руководившего союзом. К 230 г. Ахейский союз насчитывал ок. 60 полисов и охватывал значительную часть Пелопоннеса. Политически постепенно Ахейский союз все более сближался с Македонией.

Аттал I. Ок. 200 г. до Р. Х. (Гос. музеи Берлина, Пергамский музей)

Аттал I. Ок. 200 г. до Р. Х. (Гос. музеи Берлина, Пергамский музей)


Аттал I. Ок. 200 г. до Р. Х. (Гос. музеи Берлина, Пергамский музей)

Рим вступил в активное взаимодействие с эллинистическими гос-вами на рубеже III и II вв. Его экспансия была столь стремительна, что греч. историк Полибий едва ли не самым важным вопросом «Истории» поставил: «Каким образом и силой каких государственных учреждений римляне в течение неполных пятидесяти трех лет покорили почти всю обитаемую землю и подчинили ее своему безраздельному владычеству?» (Polyb. Hist. VI 1. 3). Он дал высокую оценку гос. строю и военной организации римлян, однако остался убежден в том, что «эллины превосходят все прочие народы» (Ibid. V 90. 8). Проблема взаимоотношений между греками и римлянами имела немалое значение для исторических судеб эллино-рим. средиземноморской цивилизации, особенно на рубеже Р. Х., когда она только еще складывалась.

В III в. Македония была полностью эллинизирована: македон. диалект был вытеснен или аттическим, или греч. койне, а местный пантеон - Олимпийским. В нач. III в. у власти утвердилась династия Антигонидов, потомков Антигона I Одноглазого и его сына Деметрия I Полиоркета. В 279 г. многочисленные племена кельтов вторглись в Македонию и Ср. Грецию. В битве с ними погиб царь Птолемей Керавн, и нек-рое время македон. двор, как и вся Греция, находился в замешательстве. Сопротивление враждебным племенам возглавил Антигон Гонат, сын Деметрия Полиоркета, располагавший значительным войском и флотом. В 277 г. в битве при Лисимахии он разгромил кельтов и тем самым только на время отвел от Македонии и Греции угрозу вторжения, обеспечив т. о. себе путь к македон. престолу. При Антигоне II Гонате (276-239) происходило возрождение Македонии. Царствуя как абсолютный монарх, Антигон подчинил Афины, Эвбею и Мегару, привлек к союзу Мегалополь и Аргос. В этот период Македония становилась крупным гос-вом, претендовавшим на роль великой державы. Деметрию II (239-229) пришлось бороться с мощной коалицией полисов Ср. Греции и Пелопоннеса. После его гибели Македония на короткое время полностью утратила свои позиции в Греции. Однако вскоре Антигон III Досон (229-221) восстановил македон. влияние на Пелопоннесе, отвоевал Коринф и разгромил Спарту. По его инициативе под эгидой Македонии был создан Эллинский союз, в к-рый вошли ряд греч. союзов (Ахейский, Фессалийский, Беотийский, Аркадский), Спарта и др. полисы, за исключением этолийцев и афинян. Эта политическая акция оказалась последней попыткой Македонии объединить Грецию. При Филиппе V (221-179) Македония втянулась в длительную борьбу с Римом за господство на Балканах и в Эгейском м. Во время 2-й Пунической войны между Римом и Карфагеном (218-201) Филипп V вступил в союз с карфагенским полководцем Ганнибалом. 1-я Македонская война (215-205), в к-рой Этолийский союз и Пергамское царство выступили против Македонии на стороне Рима, завершилась разделом Иллирии между Римом и Македонией. Экспансия Македонии ущемляла интересы Родоса и Пергама, что в скором времени привело к новой войне. В 201 г. в битве у Хиоса объединенный греч. флот разбил эскадру Филиппа, однако в целом перевес был на стороне Македонии. Родос и Пергам обратились за помощью к рим. сенату, к-рый сразу воспользовался удобным предлогом для начала войны с Македонией. В ходе 2-й Македонской войны (200-197) Рим поддержали Этолийский и Ахейский союзы. Потерпев поражение в битве при Киноскефалах (197), Филипп признал автономию греч. полисов. В Коринфе на Истмийских играх в 196 г. проконсул Тит Квинкций Фламинин от имени рим. сената объявил о даровании грекам свободы. Это событие вызвало в Греции всплеск всеобщего энтузиазма. Однако впосл. выяснилось, что «освобождение» оказалось лишь сменой господ: фактически вместо македон. владычества началось римское.

В период 2-й Македонской войны, когда господство Македонии в Эгейском м. пало, сирийский царь Антиох III (223-187) захватил ряд городов на юж. и зап. побережье М. Азии, вторгся во Фракию, поставил под свой контроль Боспор Фракийский, Геллеспонт и берега Пропонтиды. В Греции, где нарастало недовольство политикой Рима, Антиоха поддержал Этолийский союз и нек-рые мелкие полисы. В 192 г. Антиох начал военные действия на Балканах, занял Эвбею и Фессалию. Против него сформировалась коалиция Рима, Пергама, Родоса и Ахейского союза. В 191 г. царь потерпел поражение в битве у Фермопил и оставил Грецию. Союзники разбили флот Антиоха, после чего рим. легионы переправились в М. Азию. Осенью 190 г. войско Антиоха было наголову разгромлено римлянами в сражении при Магнесии. Воевавшие на стороне царя этолийцы понесли суровое наказание. Они потеряли ряд городов и земель, были лишены политической независимости и присуждены к уплате контрибуции в 500 талантов. Напротив, существенные выгоды, и прежде всего территориальные приращения, получили союзники Рима: Пергам расширил владения за счет значительной части М. Азии.

Наследник Филиппа V Македонского Персей (179-168) попытался создать враждебную Риму и Пергаму коалицию в составе Македонии, Иллирии, Эпира и части греч. полисов, недовольных рим. протекторатом. Вскоре началась 3-я Македонская война (171-167). Как только рим. легионы появились на Балканах, греч. союзники Персея немедленно перешли на сторону Рима. Тем не менее в 171-170 гг. римлян постиг ряд неудач в Фессалии и Иллирии; на сторону македон. царя перешел почти весь Эпир. Однако в июне 168 г. в сражении при Пидне македон. армия потерпела сокрушительное поражение. В 167 г. римляне разграбили эпирские города и продали в рабство 150 тыс. жителей Эпира. Македонское царство было ликвидировано; страна была разделена на 4 самостоятельных округа, к-рым были запрещены контакты друг с другом. Более тысячи ахейцев (среди них - историк Полибий) отправили в Рим в качестве заложников. Этолийский союз был распущен. В дальнейшем римляне добились ослабления недавних союзников Пергама и Родоса. Последний лишился всех владений в М. Азии и попал в прямую зависимость от Римской республики.

Недовольство населения Греции и Македонии произволом оккупационных властей, а также засильем рим. коммерсантов и ростовщиков в скором времени вылилось в массовое движение (149-148). Восстание началось во Фракии. Его возглавил некий Андриск, по профессии валяльщик, выдававший себя за царевича Филиппа, сына Персея. В Македонии восставшие разбили отряд рим. претора, а затем вторглись в Фессалию. В 148 г. консул Квинт Цецилий Метелл подавил восстание; Андриск был захвачен в плен и казнен. После этого была создана рим. пров. Македония с центром в Фессалонике. В ее состав помимо бывш. Македонского царства вошли греч. города Аполлония и Диррахий на адриатическом побережье, Ионические о-ва и Эпир. Для обеспечения коммуникаций римляне проложили Эгнатиеву дорогу (via Egnatia), к-рая соединила Диррахий и Фессалонику. Новая провинция сразу же заняла исключительное положение в рим. провинциальной системе вслед. не только богатства ее ресурсов, но и важности стратегического положения.

Изменилась политика Рима по отношению к Ахейскому союзу. В 148 г. в конфликте ахейцев со Спартой римляне приняли сторону последней. Ахейский союз, переоценив собственные силы, начал войну с Римом. Ахейские стратеги не только мобилизовали всех боеспособных мужчин, но и вооружили 12 тыс. рабов и обложили чрезвычайным налогом богатых граждан. Война против рим. владычества была чрезвычайно популярна среди широких демократических слоев. В 146 г. римляне под командованием консула Луция Муммия разбили ахейское войско в битве на Истме, после чего захватили Коринф. Город был срыт до основания, а его жители проданы в рабство. Ахейский и все проч. союзы Греции были распущены. В греч. полисах римляне установили олигархические правительства; все они были подчинены наместнику Македонии (до 27, когда была создана пров. Ахайя). Номинальную независимость сохранили только Афины и Спарта, однако в Афинах главным органом управления стал ареопаг, а в Спарте - герусия. Греция была разграблена и опустошена, было вывезено огромное количество произведений искусства и др. ценностей.

В греч. искусстве эпохи эллинизма культивировался принцип «чистого искусства». В лит-ре этот принцип выражался в манере писать так, чтобы текст был понятен лишь немногим избранным; отсюда нарочитая изысканность языка. Лит. мастерство использовалось с целью придать произведению определенную внешнюю форму, не заботясь о содержании (напр., форму яйца, топора, алтаря). Эпоха эллинизма стала временем расцвета библиотечного дела. Всемирную известность приобрела б-ка Пергама, основанная царем Эвменом II (197-159) и насчитывавшая 400 тыс. свитков. Когда вслед. экономического соперничества александрийцы запретили вывоз папируса из Египта в Пергам, пергамцы усовершенствовали писчий материал из кожи, к-рый стал называться «пергамен». К заведованию б-ками привлекались выдающиеся ученые того времени. Так, в числе александрийских библиотекарей были такие ученые и писатели, как Зенодот Эфесский, издавший гомеровские поэмы, Аристофан Византийский, переиздавший поэмы Гомера и выпустивший в свет произведения Гесиода и лириков с комментариями, т. н. схолиями (кроме того, он написал немало трудов по грамматике и лексикографии, а также ввел знаки препинания и ударения), автор «Аргонавтики» Аполлоний Родосский и др. В нач. I в. библиофил Апелликон Теосский опубликовал часть б-ки Аристотеля, спрятанную в погребе и ранее считавшуюся утраченной. Кратет из Малла (II в.), библиотекарь пергамских царей, комментировал поэмы Гомера и Гесиода, а также создал труд, посвященный стоической философии.

Характерной чертой эллинистической лит-ры было преобладание малых форм - диатриб, писем, элегий, эпиграмм, мимов и т. д. Стремление уйти от действительности в мир фантазии или на лоно природы к простым пастухам, жизнь к-рых представлялась в самом привлекательном виде, породило новый лит. жанр - идиллию и буколическую (т. е. пастушескую) поэзию. Одновременно с этим направлением в лит-ре и изобразительном искусстве развивалось стремление к помпезности и грандиозности. Об этом свидетельствуют т. н. Колосс Родосский и Александрийский маяк (III в.), огромный афинский Олимпейон, статуя Ники Самофракийской, знаменитый алтарь Зевса в Пергаме, украшенный гигантским рельефом на сюжет гигантомахии (II в.), и, наконец, прославленные группы «Фарнезский бык» и «Лаокоон» (I в.).

Крупнейшим центром философской мысли в эллинистическую эпоху оставались Афины. Академическая школа развивала учение Платона. Однако в ней выявились, с одной стороны, уклон в мистицизм и пифагорейство (Спевсипп и Ксенократ, IV в.), а с другой - в скептицизм (Аркесилай и Карнеад, III-II вв.). Перипатетическая школа была представлена учеником Аристотеля Теофрастом (372 - между 288 и 285), пожалуй самым разносторонним ученым античности. Среди написанных им работ были сочинения по философии, естествознанию, риторике, поэтике, страноведению, музыке, искусствоведению и религии (полностью сохр. только его сочинения «О растениях» и «Характеры»). Теофраст занимался вопросами геологии и зоологии, ботаники и минералогии; он создал понятийный аппарат по типологии и морфологии минералов, растений и животных. Одним из наиболее известных и популярных произведений Теофраста стали «Характеры», опубликованные в Афинах вскоре после 320 г. и содержащие 30 сжатых описаний различных типов человеческого характера.

Башня ветров в Афинах. I в. до Р. Х.

Башня ветров в Афинах. I в. до Р. Х.


Башня ветров в Афинах. I в. до Р. Х.

Всестороннее развитие в эпоху эллинизма получили 3 философские школы - эпикурейцев, киников и стоиков. Они обещали человеку счастье не во внешнем мире, а внутри его самого. Эпикурейство находило счастье в безмятежности духа (атараксии) и в удовольствии, вытекающем из добродетели. Киники учили, что для достижения блаженства нужна лишь добродетель, к-рая приобретается жизнью в согласии с природой; следов., задача философа заключается в полном освобождении от внешних вещей - от материальных потребностей и общественных обязанностей, от всяких удовольствий и даже приличий как несоответствующих его природе. Стоики, стремясь жить в согласии с природой, искали нравственной свободы, освобождения от страстей (апатии), учили спокойно переносить как радости, так и невзгоды; добродетель считали единственным и высшим благом.

Эллинистическая историография представлена рядом громких имен (от трудов историков III в. до нас дошли только фрагменты). Вскоре после 264 г. Тимей из Тавромения (ок. 356-260) завершил «Историю» в 38 книгах, посвященную Сицилии и Юж. Италии. Произведение Тимея в течение 2 веков пользовалось большим авторитетом. Дурис Самосский, ученик Теофраста, написал «Историю Греции» и «Историю Македонии», о событиях 370-280 гг., а также «Историю Агафокла». Филарх Афинский продолжил труд Дуриса до 220 г. (от этого сочинения сохр. фрагменты). Нимфис из Гераклеи Понтийской помимо истории Гераклеи Понтийской написал труд о борьбе диадохов после смерти Александра Македонского. Диил Афинский создал сочинение по истории Греции - от Священной войны до смерти Кассандра в 297 г., Проксен - историю Эпира времен царя Пирра I. Сам Пирр оставил мемуары. Арат Сикионский также написал мемуары, впосл. их использовали Полибий и Плутарх. Деметрий Фалерский описал свое правление в Афинах. Сочинения Филохора и Истра (III в.) были посвящены истории Аттики. Деметрий Византийский рассказал о вторжении галатов в М. Азию. Иероним из Кардии, служивший при дворе македонских царей, написал «Историю диадохов» и «Историю эпигонов» (события от смерти Александра Македонского до смерти Пирра, т. е. 323-272). Сочинения Иеронима (они не сохр.) использовали Диодор, Арриан и Плутарх. Наконец, Аполлодор Афинский (II в.) известен как автор ряда не дошедших до нас хронологических опусов («Хроника», «О богах», «Описание земли»).

Интерес к науке настолько захватил писателей эллинистической эпохи, что даже поэтическим произведениям придавался научный характер, а научные произведения писались в поэтических формах. Так, Аполлодор написал «Хронику» в стихах. Образцом дидактического эпоса может служить поэма Арата «Явления» (или «Феномены»). Арат, друг царя Антигона Гоната, живший в Афинах и Пелле, изложил в поэме в стихотворной форме астрономическую систему Евдокса Книдского. Его современник Никандр Колофонский переложил в стихи научный трактат о ядах и противоядиях, а также труды о земледелии и пчеловодстве.\tab

В эллинистическую эпоху наступил упадок ораторского искусства. Вместо живой ораторской речи развивалось школьное красноречие. Речи Деметрия Фалерского содержат рассуждения на темы морали, софистические эффекты и высокопарные выражения. Стиль выступлений племянника Демосфена Демохара (ок. 360-275) отмечен ярко выраженной напыщенностью. В III в. в городах М. Азии вырабатывается особый стиль, получивший название «азиатский» (т. н. азианизм в противоположность аттицизму). Отличительными его признаками были пафосная манера речи и многословие. Признанным мастером живой ораторской речи являлся Арат Сикионский (271-213), многолетний руководитель Ахейского союза.

Единственной, полностью дошедшей до наших дней эллинистической поэмой является «Аргонавтика» Аполлония Родосского (ок. 295 - после 245). Александриец по происхождению, Аполлоний из-за конфликта со своим учителем Каллимахом покинул родной город и переселился на Родос, где и провел остаток своих дней. Его эпическая поэма об аргонавтах в 4 книгах охватывает огромный материал. Аполлоний создал мифологический эпос, последовательно обработав предание о походе Ясона за золотым руном. Отвергнутая школой Каллимаха, поэма Аполлония сыграла значительную роль в истории античной лит-ры, указав новый путь для героического эпоса. В дальнейшем «Аргонавтика» вызывала большой интерес как у греч., так и у рим. поэтов.

Главным представителем буколической поэзии был уроженец Коса Феокрит (ок. 310-250). Он стал создателем жанра идиллии. От Феокрита до нас дошел лишь сборник из 30 идиллий и 23 эпиграмм, к-рый сравнительно недавно пополнился неск. отрывками из егип. папирусов. Непосредственными продолжателями Феокрита были Бион и Мосх. На рубеже IV и III вв. Асклепиад Самосский, подражавший Антимаху Колофонскому, изобрел т. н. асклепиадов стих. Др. подражателями Антимаха были Гермесианакт Колофонский и Филет Косский (IV-III вв.). Филет, автор 1-го греч. лексикона (словаря греч. языка), писал элегии, Асклепиад Самосский - эпиграммы (сохр. ок. 20).

Жанр трагедии в эпоху эллинизма пришел в упадок. Развитие комедийного жанра в IV в. завершает т. н. новая, аттическая комедия, возникшая в Афинах в результате слияния пародийно-мифологической и бытовой линий; последняя возобладала к началу эллинистического периода. Новая комедия пришла на смену «древней» (творчество Аристофана) и «средней». Это была комедия нравов, или бытовая драма; в соответствии с типичным для эллинистического общества интересом к частному быту она разрабатывала темы любви и семейных отношений. Действие пьесы делилось на 5 актов (позднее эта схема была воспринята рим. комедиографами); роль хора в новой комедии стала чисто символической (хор исполнял свои песни в промежутках между актами). О присущей новой комедии тонкости психологического анализа свидетельствуют, в частности, 44 типа масок: 9 - стариков и зрелых мужчин, 17 - женщин, 11- молодых людей, 7 - рабов. Для бытовой драмы характерны отсутствие политической тематики и реализм. Новая, аттическая комедия (IV-II вв.) представлена творчеством таких драматургов, как Менандр, Филемон, Дифил, Посидипп и др. (всего известно свыше 160 имен). Наиболее выдающимся среди них считается Менандр (ок. 343-291). Он написал более 100 пьес («Брюзга», «Гнев», «Герой», «Третейский суд», «Отрезанная коса», «Земледелец», «Кифарист», «Льстец», «Привидение» и др.), из к-рых полностью до нас дошла лишь «Брюзга»; от остальных сохранились названия и фрагменты. Простоту разговорного языка Менандр сумел соединить с обязательной для комедии стихотворной формой. Под влиянием Еврипида Менандр внес трагедийные мотивы в «мещанское» бытие; он изображает обыденную жизнь афинян, размеренное течение к-рой внезапно прерывают случайность или необычное происшествие. Менандр использовал остроумные сюжеты, его комедии отличаются тонким юмором и изящным стилем. Оригинальные образцы аттической комедии - пьесы Менандра, Филемона и их последователей - исчезли в эпоху визант. средневековья.

Римское правление (II в. до Р. Х.- VI в. по Р. Х.)

Разрушением Коринфа войсками Луция Муммия в 146 г. до Р. Х. ознаменовалось начало периода рим. владычества в Греции. В адм. отношении балканская Греция стала частью пров. Македония, во главе к-рой стоял рим. проконсул. Среди греч. городов особое положение занимали Афины и Спарта, считавшиеся не подданными Рима (лат. vectigales - данники), а союзниками (foederati). Между этими городами и Римской республикой были заключены утвержденные обоюдной присягой союзные договоры. Афины являлись главным культурным центром балканских владений Рима. Для образованных римлян Афины были «столицей» и «отечеством» всех наук (Cicero. Brut. 332; De orat. I 13; III 43), где «возникли, а затем распространились по всему миру культура, наука, религия, земледелие, права и законы» (Idem. Flac. 62). В Афины, где царил культ героического прошлого с его славными традициями, приезжали учиться из регионов Римской державы. В городе не было римского наместника, и афиняне не платили общегос. налогов. В нач. I в. до Р. Х. Афины выступили на стороне понтийского царя Митридата VI Евпатора против Рима. В 87-86 гг. город подвергся осаде рим. войска Луция Корнелия Суллы и был вынужден капитулировать. Однако даже в этой ситуации римляне предпочли не проводить слишком жестоких карательных мер против афинян. Город был разграблен, были уничтожены укрепления Пирея, но жителям сохранили жизнь и свободу. Со времени правления Августа (31 г. до Р. Х.- 14 г. по Р. Х.) афинское правительство возглавил стратег; остальные должностные лица обладали лишь номинальной властью.

Подчинив балканских греков своей власти, римляне распустили все союзы греч. городов, повсеместно установили олигархический строй, сохранив за нек-рыми гражданскими общинами самоуправление, собственные магистратуры и суды. Эти общины имели статус свободных (civitates liberae). Сенат распространил на греков преторскую юрисдикцию (по подозрению в нелояльности рим. наместник имел право любого грека подвергнуть любому наказанию, вплоть до смертной казни). В то же время греч. города были свободны от постоя рим. войск; денежные суммы, вносившиеся ими в рим. казну, были относительно невелики. Римляне восстановили Дельфийскую амфиктионию, а в эпоху империи постепенно разрешили грекам воссоздать прежние союзы (в т. ч. Беотийский и Ахейский), к-рые теперь носили не столько политический, сколько религ. характер.

Одиссей и Ахилл на Скиросе. Фреска виллы в Боскореале. 30-е-40-е гг. I в. (Национальный археологический музей, Неаполь)

Одиссей и Ахилл на Скиросе. Фреска виллы в Боскореале. 30-е-40-е гг. I в. (Национальный археологический музей, Неаполь)


Одиссей и Ахилл на Скиросе. Фреска виллы в Боскореале. 30-е-40-е гг. I в. (Национальный археологический музей, Неаполь)

После утверждения рим. правления в 40-х гг. II в. на всей территории балканской Греции ок. 60 лет сохранялся мир, благотворно повлиявший на экономику и городскую жизнь. Рим. власть поддерживала социальная верхушка, тогда как широкие слои населения относились к римлянам враждебно. Рим. провинциальное управление допускало почти безграничный произвол наместников, что создавало почву для роста недовольства. Во время 1-й войны между Римом и Понтом (89-85) греч. полисы поддержали понтийского царя Митридата VI, за что были наказаны победителями-римлянами, к-рые разграбили древние храмы в Дельфах, Эпидавре, Оропе и Олимпии. В Греции вновь был восстановлен мир. В 46 г. Юлий Цезарь распорядился возродить Коринф, где была организована рим. колония «Слава Юлия» (colonia Laus Iulia).

В области культуры и быта взаимоотношения греков и римлян тоже складывались весьма непросто. Эллинизация рим. жизни началась задолго до покорения Греции римлянами; в III в. возник «латинский эллинизм» как часть «греческого эллинизма». В 228 г. римляне были впервые приглашены принять участие в Истмийских играх, что означало признание места Рима в эллинистическом мире. С сер. II в., после покорения балканской Греции, процесс эллинизации ускорился и Рим периода поздней республики (кон. II-I в.) можно считать «типичным эллинизованным государственным образованием» (определение А. Г. Бокщанина).

Отношение римлян к греч. традициям было противоречивым. Образованные представители рим. элиты охотно пользовались плодами греч. культуры в различных областях повседневной жизни, науки, образования, искусства и религии, учились у греков. Однако большинство римлян презирали греков как один из покоренных народов, причем во многом именно за их высокую культуру. Рим. консерваторы, подобные Марку Порцию Катону Старшему, презирали греков за их «заносчивость», «легкомыслие» и «болтливость», критиковали произведения греч. философов за «наукообразную заумь», порицали греков вообще за их «распущенность», которая якобы способствовала упадку нравов в Риме. В 92 г. рим. консерваторы добились закрытия в Риме греч. риторских школ. По сообщению Плутарха, «грек» и «ученый» были «обычными среди римской черни бранными словами» (Plut. Vitae Cicero. 5). Презрение к грекам выражалось и в том, что образованные римляне (Цицерон) употребляли уничижительное словцо graeculi (гречишки, гречата), по-видимому ничуть не заботясь о его крайне обидном для греков смысле. Греки, как правило, отвечали римлянам тем же; подчеркивая превосходство своей традиции, они смотрели на римлян как на «варваров». Об этом свидетельствуют и массовый переход греч. городов на сторону Митридата VI, и «эфесская резня» 88 г., когда по приказу понтийского царя на всех подвластных ему землях М. Азии при полной поддержке местного населения были перебиты все «одетые в тогу» (togati), т. е. не только римляне и италики, но и греки и азиаты, получившие права рим. гражданства, вместе с членами их семей, рабами и вольноотпущенниками (всего ок. 80 тыс. чел.).

Ситуация улучшилась с приходом к власти Августа, который установил прочный мир, ограничил злоупотребления наместников и упорядочил откупную систему. Его взвешенная политика в отношении греч. региона заложила прочный фундамент единой греко-римской цивилизации эпохи империи. В период принципата процесс взаимодействия и взаимовлияния культур, поощряемый филэллинской политикой Августа и его преемников, резко активизировался. На рубеже I и II вв. по Р. Х. в вост. провинциях Римской империи, в т. ч. в Греции, возникло явление «греческого ренессанса» (термин Г. У. Бауэрсока), сформировалась единая греко-рим. средиземноморская цивилизация, в рамках к-рой грекам принадлежала культурная доминанта, а за римлянами оставалось политическое господство. На этой основе состоялось некое примирение греч. и рим. народов и их культур.

Храм Аполлона в Дельфах. 370-340 гг. до Р. Х.

Храм Аполлона в Дельфах. 370-340 гг. до Р. Х.


Храм Аполлона в Дельфах. 370-340 гг. до Р. Х.

В 27 г. до Р. Х. по приказу Августа была образована пров. Ахайя, в которую вошли Пелопоннес, Аттика и Беотия, с метрополией в Коринфе, ставшем в I-II вв. крупнейшим региональным торговым и ремесленным центром. Провинция подчинялась сенату и находилась под упр. проконсула. Август реорганизовал Дельфийскую амфиктионию. Спарта сохранила за собой сев. часть Лаконики; юж. часть составила союз 18 лаконских общин, к-рым Август даровал статус свободных (liberae). Наиболее населенным и цветущим городом Балкан при Августе стали Патры. Кроме них статусом civitates liberae обладали Афины, Танагра, Теспии, Платеи, Дельфы, Абы и Амфисса - самые значительные как в экономическом, так и в культурном отношении города. Имп. Тиберий (14-37 гг.) сделал Ахайю и Македонию имп. провинциями; однако при имп. Клавдии (41-54) они вновь стали сенатскими. В 67 г. на Истмийских играх в Коринфе имп. Нерон (54-68) объявил все греч. общины свободными от налогообложения и от власти рим. провинциальной администрации. Однако спустя короткое время имп. Веспасиан (69-79) восстановил в Греции прежнее провинциальное устройство.

Свободные общины во времена империи, как и в республиканскую эпоху, сохраняли самоуправление и собственную юрисдикцию наряду с правом апелляции к императору и представителям рим. провинциальной администрации, чеканили свою монету и даже пользовались известной свободой действий в области внешней политики. Август включил в расширенный состав Ахейского союза все города Ахайи, за исключением привилегированных общин Афин и Спарты, на к-рые не распространялась проконсульская власть. На территории провинции не были расквартированы рим. войска. При имп. Адриане (117-138) был создан союз объединенной Греции Панэллений с центром в Афинах.

Территория балканской Греции и Македонии сильно пострадала во время гражданских войн 49-30 гг. до Р. Х. Кроме хозяйственных проблем в регионе в этот момент возникла еще и демографическая проблема. Уже во II в. население Греции начало стремительно сокращаться. Убыль населения Цезарь и Август пытались хотя бы отчасти компенсировать за счет переселения колонистов; однако впосл. императоры отказались от этой меры. Еще в сер. I в. до Р. Х. Эгина, Мегара, Пирей и Коринф лежали в развалинах; из «Географии» Страбона известно о хозяйственном упадке Аркадии, Беотии, Этолии и др. областей Греции (Strabо. Geogr. VIII. IV 11; VIII 1-2; IX. II 25; X. II 3). Мн. греч. города десятилетиями находились в запустении, производя на путешественников впечатление больших деревень; впрочем, строились и новые города: Фессалоника, Адрианополь во Фракии. Греки по-прежнему занимались искусством и художественным ремеслом, однако гл. обр. вне пределов Греции. Крупнейшие банковские операции были сосредоточены в Коринфе, Патрах и Афинах. Залежи мрамора эксплуатировались силами имп. рабов. Было широко распространено производство шерстяных материй. В целом торговля и деловая активность в Ахайе пошли на спад с тех пор, как центры транзитной торговли между Азией и Европой с Родоса и Делоса переместились в Италию. Упадок Греции продолжался даже в благополучную эпоху Антонинов (96-192). Со времени имп. Траяна (98-117) императоры взяли под свой контроль хозяйственную жизнь Афин и др. «свободных» общин, для чего в Ахайю назначались т. н. корректоры - администраторы, осуществлявшие контрольные функции рядом с проконсулами и подчинявшиеся непосредственно императору. Императоры не скупились на акты благотворительности, адресованные жителям Ахайи. В Афинах построили водопровод, бесплатно поставляли хлеб, возвели храм Зевса Панэлления (Олимпейон), украшенный 120 колоннами; имп. Адриан соорудил большой водопровод для Коринфа; имп. Антонин Пий (138-161) выстроил больницу в Эпидавре. Магнаты (Герод Аттик) и вост. монархи (цари Антиох I Коммагенский, Ирод I Великий) за неск. столетий создали в Афинах много благотворительных и общественно полезных учреждений. Несмотря на эти благодеяния, в городской казне постоянно ощущалась нехватка денег, что вынуждало афинян прибегать к различным махинациям (напр., продажа прав афинского гражданства). Со временем торговля и ремесла в Афинах пришли в упадок, значительная часть населения зарабатывала на хлеб нищенством, росла социальная напряженность в гражданском коллективе. Социально-экономический кризис Греции был настолько глубок, что даже помощь императоров-филэллинов не спасла греков от застоя в экономике.

Театр в Эпидавре. Поликлет Младший. Ок. 330 г. до Р. Х.

Театр в Эпидавре. Поликлет Младший. Ок. 330 г. до Р. Х.


Театр в Эпидавре. Поликлет Младший. Ок. 330 г. до Р. Х.

Во II в. до Р. Х.- I в. по Р. Х. под власть Рима постепенно перешла вся М. Азия. В 133 г. до Р. Х. на территории бывш. Пергамского царства, завещанного римлянам царем Атталом III Филометором, была образована пров. Асия. В 102 г. до Р. Х. сформирована пров. Киликия (в 58 г. до Р. Х. в ее состав был включен Кипр). В 74 г. до Р. Х. Риму досталась Вифиния, завещанная царем Никомедом IV. В 63 г. до Р. Х. на территории Понтийского царства Помпей образовал пров. Понт, к-рая вскоре административно была объединена с Вифинией. Ок. 25 г. до Р. Х. Август присоединил к империи Галатию с частью Фригии, Ликаонии, Писидии и Памфилии, в 7 г. до Р. Х.- владения галатского тетрарха Дейотара. В 18 г. по Р. Х. Тиберий объявил рим. провинцией царство Каппадокию. В 43 г. римляне присоединили область союза городов Ликии, а в 63 г.- северо-восток М. Азии до границы с Арменией. В 70-х гг. I в. имп. Веспасиан захватил М. Армению и ряд мелких княжеств в Киликии.

Уровень эллинизации малоазийских областей был неоднородным. Так, Вифиния была эллинизована гораздо в большей степени, чем Понт. Асия, на территории к-рой насчитывалось 500 городов, была одной из богатейших рим. провинций. Ее столицей был Пергам, крупные города - Эфес, Смирна, Сарды, Кизик. Постоянное соперничество между этими городами, их судебные тяжбы и интриги в Риме называли «греческим вздором». Установив всеобщий мир и проведя кассацию долгов, Август заложил прочные основы многолетнего процветания малоазийских городов. С нач. II в. контроль над хозяйственной и финансовой деятельностью местных общин императоры осуществляли при помощи личных представителей - кураторов или логистов.

Римляне оставили грекам весьма ограниченное поле общественной деятельности: лишенные возможности удовлетворить свое честолюбие на политическом поприще, представители греч. полисной элиты все более увлекались формальными отличиями, почестями и наградами, к-рые не давали реальных преимуществ в общественной жизни за пределами полиса. В эпоху империи в Греции и др. вост. провинциях широко распространились щедро субсидировавшиеся рим. властями гимнастические празднества. Римляне поощряли увлечение греков спортивными состязаниями и сами принимали в них участие. На гос. службу греки поступали редко; их доля в чиновничьем аппарате начала расти в IV-V вв. Карьере имперских чиновников уроженцы греч. городов зачастую предпочитали деятельность в сфере местного самоуправления. Заботы магистратов заключались в том, чтобы наладить тесные контакты с рим. властями (прежде всего с наместником провинции) и приобрести связи с влиятельными людьми в Риме. Дальновидные должностные лица, такие как Плутарх, лишь в крайнем случае обращались с апелляцией к рим. проконсулу, однако при необходимости были готовы решительно отстаивать интересы сограждан перед лицом самого императора.

Императоры учреждали в Греции все новые и новые пышные празднества. При Августе в Спарте были введены Эвриклейские игры, при имп. Адриане в Афинах за счет имп. казны справлялись Панэллении. Победители награждались венками, статуями и немалыми денежными выплатами от императора и местных магнатов. В погоне за отличиями дарители и благодетели за свой счет устраивали празднества, угощения и раздачи, возводили роскошные храмы, театры, портики и стадионы. Повсеместно должности, почести и награды стали объектом купли-продажи. Погоня за почестями и должностями в условиях всеобщей коррумпированности муниципальных и имперских властей не только разоряла, но и морально разлагала греч. элиту.

На протяжении ряда веков греч. язык оставался языком культуры в Римской империи. Греки плохо и неохотно учили латынь: знание лат. языка было необходимо лишь в области общественно-политической жизни (имп. Клавдий лишил рим. гражданства одного знатного грека за то, что тот не знал латыни), тогда как для занятий наукой и лит-рой важнее было знание греческого. Разговорным языком населения вост. провинций оставалось койне; в области лит. языка наблюдалась тенденция к устранению ошибок в произношении и новых слов, однако в документах того времени встречается немало архаизмов и варваризмов. «Варваризация» греч. языка начинается с рубежа II и III вв. (см. ст. Греческий язык).

Греки не стремились перенимать рим. обычаи. Гладиаторские игры появились в Греции позже, чем в любом др. регионе империи, были введены в Коринфе и Афинах. Греки сравнительно гуманно обращались с рабами, поскольку обычай запрещал эллину продавать своих рабов варвару, работорговли в Греции почти не было.

Во II в. до Р. Х. греч. язык стал языком рим. элиты, с энтузиазмом изучавшей греч. лит-ру. Время от времени в Риме с публичными лекциями выступали известные греч. философы: в 168 г. до Р. Х.- стоик Кратет, а в 155 г. до Р. Х.- академик Карнеад, стоик Диоген и перипатетик Критолай. Членами рим. кружка известного своим филэллинизмом Сципиона Эмилиана были философ Панеций Родосский (ок. 180 - после 100 г. до Р. Х.), ок. 129 г. до Р. Х. возглавивший стоическую школу в Афинах, и историк Полибий (ок. 200-120 гг. до Р. Х.). Последний провел в Риме 16 лет как заложник. Полибий во «Всеобщей истории» изложил события 220-146 гг. до Р. Х. Его «Жизнеописание Филопемена», «История нумантийской войны», «Тактика» и др. труды до нас не дошли. Философ-стоик Посидоний из Апамеи (ок. 135-50 гг. до Р. Х.), ученик Панеция, основал философскую школу на Родосе, куда к нему приезжали учиться Цицерон, Помпей и др. знатные римляне.

Греч. лит-ра продолжала развиваться и в эпоху принципата. При Августе стали известны Диодор Сицилийский (ок. 90-21 гг. до Р. Х.), автор «Исторической библиотеки» в 40 книгах (сохр. 1-5-я и 11-20-я, др. фрагменты); Дионисий Галикарнасский (I в. до Р. Х.), написавший «Римские древности» в 20 книгах (сохр. 1-10-я, 11-я сильно повреждена, 12-20-я в извлечениях); географ и историк Страбон из Амасии Понтийской (ок. 64/63 г. до Р. Х.- 23/24 г. по Р. Х.), автор «Географии» в 17 книгах (утрачено лишь окончание 7-й кн.). Труд Страбона содержит огромный фактический материал из самых разных областей знания и является серьезным научным трудом энциклопедического характера. В греч. поэзии в I в. по Р. Х. получили известность авторы эпиграмм Кринагор, Антипатр Фессалоникийский, Никарх.

На I-II вв. по Р. Х. приходится противостояние прозаических стилей - т. н. азианизма и аттицизма (или второй софистики). Первый, зародившийся еще в III в. до Р. Х. в М. Азии, отличали многословие, высокопарность и манерность, расплывчатость содержания при злоупотреблении формальными эффектами. Второму были присущи изящная выразительность, яркая образность и вместе с тем ясность и простота (здесь образцами являлись произведения классических ораторов Лисия и Демосфена). Главную роль в лит-ре II в. играла риторика, отодвинувшая поэзию на 2-й план. Одним из первых и самых ярких представителей второй софистики стал Герод Аттик (101-177). Из его сочинений (письма, диатрибы) сохранились только фрагменты речи «О государственном устройстве». От Элия Аристида (ок. 117-189) до нас дошло 55 речей (8 из них, вероятно, ему не принадлежат; наиболее известны «Панафинейская речь» и «Похвальное слово Риму»).

На рубеже I и II вв. работали выдающиеся представители философии стоицизма уроженцы М. Азии Эпиктет и Дион Хрисостом. Вольноотпущенник Эпиктет (ок. 50-135) стал руководителем стоической школы в Никополе (Эпир). Он автор «Бесед» и «Руководства», к-рые были записаны его учеником Аррианом. Наследие Диона Хрисостома (ок. 40-120) состоит из 80 небольших речей на аттическом диалекте гл. обр. на темы нравственности (наиболее известны Эвбейская и Борисфенитская речи). Очень плодовитым писателем был философ-моралист Плутарх из Херонеи (ок. 45-120). Из 210 написанных им произведений до нас дошло 150: «Сравнительные жизнеописания», «Нравственные сочинения». Одним из наиболее важных источников по древней истории являются его жизнеописания великих людей (50 биографий греков и римлян, македонца Александра Великого и перса царя Артаксеркса I). Большой славой пользовался Арриан (ок. 95-175), выходец из Вифинии, автор «Анабасиса Александра», к-рого современники почитали как «нового Ксенофонта». Земляком Арриана был внук Диона Хрисостома Дион Кассий (ок. 155-235), занимавший высокие должности при императорах из династии Северов. Он написал «Римскую историю» в 80 книгах. От этого монументального труда полностью сохранились 25 книг, а также фрагменты и извлечения.

Палестра в Олимпии. Кон. III - нач. II до Р. Х.

Палестра в Олимпии. Кон. III - нач. II до Р. Х.


Палестра в Олимпии. Кон. III - нач. II до Р. Х.

Греч. научная мысль II-III вв. занималась не столько исследовательской работой, сколько популяризацией прежних достижений, заботясь прежде всего о занимательности изложения. Павсаний из Магнесии (II в.), автор «Описания Эллады» в 10 книгах, создал путеводитель по балканской Греции. Выдающийся медик Клавдий Гален из Пергама (129-199) обобщил античную теорию и практику медицины в большом числе трудов (среди них - «Объяснения к Гиппократу», «Деятельность частей тела», «О естественных свойствах», «Метод лечения»).

Для греч. художественной лит-ры IV-V вв. характерно отсутствие нового и оригинального. Поэзия перерабатывала старые мотивы. Пытаясь возродить эпический жанр, Квинт Смирнский (кон. IV в.) написал поэму «Послегомеровское» в 14 книгах с целью заполнить промежуток действия между «Илиадой» и «Одиссеей». Последним оригинальным созданием греч. лит-ры был жанр авантюрного романа. Сохранился (в сокращении) роман Ксенофонта Эфесского «Эфесские рассказы, или Анфия и Аброком» в 5 книгах (II-III вв.). Среди множества риторов того времени можно выделить Гимерия и Фемистия. Гимерий из Прусы Вифинской (ок. 310-393) преподавал риторику в Афинах, написал более 70 речей (сохр. 24). Это декламации на вымышленные или исторические темы, а также на торжественные случаи из совр. жизни. Гимерий был учителем святых Василия Великого и Григория Богослова и несомненно оказал на них влияние. Фемистий из Пафлагонии (ок. 317-388), оставаясь язычником, пользовался милостями христ. императоров. Из его работ сохранились парафразы некоторых сочинений Аристотеля, а также 35 речей.

При имп. Марке Аврелии (161-180) на Грецию напали племена костобоков. В дальнейшем варвары неоднократно вторгались в регион балканской Греции и Эгейского м. В 263 г. готы разграбили Халкидон, Анхиал, Эфес, а в 267-268 гг. гот. племя герулов разграбило Афины, Спарту, Коринф и Аргос. После окончательного раздела Римской империи в 395 г. области балканской Греции и М. Азии остались в составе Вост. Римской империи (диоцезы Македония, Фракия, Асия и Понт) и Византии. В 395-396 гг. мн. районы Македонии, Ахайи и Эпира подверглись новому нападению готов, под предводительством Алариха. Были разграблены Афины, Спарта, Коринф, Аргос, Мегара и Тегея. В 465 г. вандалы кор. Гейзериха разграбили зап. побережье Греции. Большинство древних греч. языческих храмов были закрыты в кон. IV в. по приказу имп. Феодосия I. К этому времени на территории Д. Г. уже сформировались многочисленные христ. общины, которые составили основу новой христ. культуры Греции средневековья и Нового времени.

В. О. Никишин

Лит.: Wilamowitz-Möllendorff U., von. Die griechische Literatur des Altertums. B.; Lpz., 19123; idem. Staat und Gesellschaft der Griechen und Römer. B., 19232; idem. Der Glaube der Hellenen. B., 1931-1932. 2 Bde; Баумгартен Ф., Поланд Ф., Вагнер Р. Эллинистическо-римская культура / Пер. под ред. М. И. Ростовцева. СПб., 1915; Rostovzeff M. I. The Social and Economic History of the Hellenistic World. Oxf., 1941. 3 vol.; История греческой лит-ры / Под ред. С. И. Соболевского и др. М., 1946-1960. 3 т.; Тарн В. В. Эллинистическая цивилизация / Пер. с англ.: С. А. Лясковский. М., 1949; Ранович А. Б. Эллинизм и его ист. роль. М.; Л., 1950; Nilsson M. P. Geschichte der griechischen Religion. Münch., 1955-19662. 2 Bde; Древняя Греция / Под ред. В. В. Струве, В. П. Каллистова. М., 1956; Jones J. W. The Law and Legal Theory of the Greeks. Oxf., 1956; Тронский И. М. История античной лит-ры. Л., 19573; Федоров Н. А. Греческая трагедия. М., 1960; История древней Греции / Под ред. В. И. Авдиева, Н. Н. Пикуса. М., 1962; Cook J. M. The Greeks in Ionia and the East. L., 1962; Лосев А. Ф. История античной эстетики. М., 1963-1994. [8 т.]; Сергеев В. С. История древней Греции. М., 19633; Bowersock G. W. Augustus and the Greek World. Oxf., 1965; idem. Hellenism in Late Antiquity. Camb., 1990; Petit P. La civilisation hellénistique. P., 19652; Радциг С. И. Введение в классическую филологию. М., 1965; он же. История древнегреч. лит-ры. М., 19825; Ostwald M. Nomos and the Beginings of the Athenian Democracy. Oxf., 1969; The Cambridge Ancient History. Camb., 1970-19843. Vol. 1-7; Чистякова Н. А., Вулих Н. В. История античной лит-ры. М., 19712; Кессиди Ф. Х. От мифа к логосу. М., 1972; Фролов Э. Д. Греческие тираны (IV в. до н. э.). Л., 1972; он же. Факел Прометея: Очерки античной обществ. мысли. Л., 1981; Ferguson J. The Heritage of Hellenism: The Greek World from 323 B. C. to 31 B. C. L., 1973; Schneider C. Die Welt des Hellenismus: Lebenformen in der spätgriechischen Antike. Münch., 1975; Magie D. Roman Rule in Asia Minor. Princeton, 1975r; Асмус В. Ф. Античная философия. М., 19762; Блаватская Т. В. Греческое общество 2-го тыс. до н. э. и его культура. М., 1976; Cartledge P. Sparta and Lakonia: A Regional History: 1300-326 B. C. L., 1979; Hammond N. G. L., Griffith G. T. A History of Macedonia. Oxf., 1979; Историография античной истории / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1980; Chamoux F. La civilisation hellénistique. P., 1982; Бенгтсон Г. Правители эпохи эллинизма / Пер. с нем.: Э. Д. Фролов. М., 1982; Античная Греция: Пробл. развития полиса / Под ред. Е. С. Голубцовой. М., 1983. 2 т.; Griechenland, die Ägäis und die Levante während der «Dark ages» vom 12. bis zum 9. Jh. v. Chr. W., 1983; Античные гос-ва Сев. Причерноморья / Отв. ред.: Г. А. Кошеленко. М., 1984; Gruen E. S. The Hellenistic World and the Coming of Rome. Berkeley, 1984; Kreissig H. Geschichte des Hellenismus. B., 19842; История Европы с древнейших времен до наших дней: В 8 т. М., 1988. Т. 1; Левек П. Эллинистический мир / Пер. с франц. под ред. Г. А. Кошеленко. М., 1989; Эллинизм: Экономика, политика, культура / Под ред. Е. С. Голубцовой. М., 1990; Эллинизм: Восток и Запад / Под ред. Е. С. Голубцовой. М., 1992; Зелинский Ф. Ф. Древнегреческая религия. К., 1993п; он же. История античной культуры. СПб., 19952; он же. Религия эллинизма. Томск, 1996п; Лурье С. Я. История Греции: Курс лекций. СПб., 1993; Моммзен Т. История Рима: [В 5 т.]. СПб., 1994-1995; Боннар А. Греческая цивилизация / Пер. с франц.: О. В. Волков, Е. Н. Елеонская. М., 1995; Hartog F. Mémoire d'Ulysse: Récits sur la frontière en Grèce ancienne. P., 1996; Дройзен И. Г. История эллинизма. СПб., 1997-1999. 3 т.; Латышев В. В. Очерк греч. древностей. СПб., 1997п. 2 т.; Андреев Ю. В. Цена свободы и гармонии: Неск. штрихов к портрету греч. цивилизации. СПб., 1998; Нильссон М. Греческая народная религия / Пер. с англ.: С. Клементьева. СПб., 1998; Пельман Р., фон. Очерк греческой истории и источниковедения / Пер. с нем.: А. С. Князьков. СПб., 1999; Торшилов Д. О. Античная мифография: Мифы и единство действия. СПб., 1999; Хабихт Х. Афины: История города в эллинистическую эпоху / Пер. с нем.: Ю. Г. Виноградов. М., 1999; Доддс Э. Греки и иррациональное / Пер. с англ.: М. Л. Хорьков. СПб., 2000; The Oxford Classical Dictionary / Ed. S. Hornblower, A. Spawforth. Oxf., 20033.

Мифология

Сущность греч. мифологии становится понятной только при учете особенностей восприятия жизни древними греками, представлявшими в архаические времена весь мир как жизнь одной огромной родовой общины и обобщавшими в мифе все многообразие человеческих отношений и природных явлений. Греч. мифологию надо рассматривать не как привычную и неподвижную картину (хотя и прекрасную), но в постоянно изменяющемся социальном и историческом контексте античного мира. Такими периодами являются: 1) древнейший доклассический (завершается ко II тыс. до Р. Х.), хтонический (ἡ χθών - земля, т. е. мифы о порождениях земли), доолимпийский, или дофессалийский; 2) фессалийский, олимпийский, классический, или героический. В классический (II тыс. до Р. Х.- сер. тысячелетия) период происходит объединение мифов о богах, связанных с горой Олимп в Фессалии (Сев. Греция), и начинается переход к развитому и строгому героизму.

В 1-й трети I тыс. до Р. Х. старая наивная мифология уходит в небытие вместе с родовым укладом, создаются новые формы жизни. В дальнейшем наивная мифология - своего рода единственная форма архаического мышления - теряет самостоятельность и приобретает в истории греч. культуры служебный характер, став одной из форм художественного выражения разного рода религ., социально-политических, моральных и философских идей полисной идеологии, превращается в философскую аллегорию, широко используется в лит-ре и искусстве.

Источники

Греч. мифология коренилась в далеких тысячелетиях до Р. Х. и закончила развитие вместе с концом общинно-родового общества. Однако и мн. произведения античной письменной лит-ры, из к-рой можно извлечь и образы, и сюжеты, и факты, свидетельствующие о том, что мифологическая традиция была устойчива, закреплялась в памяти поколений, передавалась от предков потомкам и с развитием письменной лит-ры стала фиксироваться и систематизироваться.

Почти вся античная лит-ра, художественная (эпос, героический и дидактический, драма, лирическая поэзия) и научная (философия, история, география как описание путешествий и земель), изобилует мифологическими материалами, не говоря уже о том, что существовали специальные сборники мифов, которые сохранились до наст. времени в отрывках и переложениях.

Среди главных источников для изучения всех периодов мифологического развития Д. Г. в первую очередь следует выделить героические поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея», складывавшиеся неск. веков (1-я треть I тыс. до Р. Х.) на границе родового и классового общества, объединив тем самым в одно художественное целое мощные пласты мифологического и исторического бытия - от примитивных до самых утонченных форм.

Первым систематизатором мифологии, и особенно мифов о создании мира, о рождении богов, об их генеалогии («Теогония») и о сменах человеческих поколений («Труды и дни»), является поэт Гесиод (VIII-VII вв. до Р. Х.), ставший одним из зачинателей предфилософии.

Фрагменты и изложение т. н. киклических поэм (VII-VI вв. до Р. Х.) дают возможность представить в определенной последовательности мифы Троянского цикла. Трагики V в. до Р. Х. Эсхил, Софокл, Еврипид использовали в сюжетах мифологию героизма во всей ее сложности и гибельной безысходности.

Традиция насыщать поэмы о героях мифологическими сведениями особенно процветала в эпоху эллинизма, к-рая затем переросла в эллинистическо-рим. период. Познание мира, открывшегося грекам в своей огромности и беспредельности после завоеваний Александра Македонского, способствовало возникновению интересов к экзотике дальних стран, к народам, хранителям древних таинств, чудес и магии, а также к собственному прошлому как к незыблемой основе в быстро меняющемся мире. Поэтому важное значение имеют для изучения мифологии поэма Аполлония Родосского «Аргонавтика» (III в. до Р. Х.) и огромная поэма (48 песней) Нонна Панополитанского о Дионисе (V в. по Р. Х.).

Гимническая поэзия (гимн - одна из древнейших лит. форм, коренящаяся в религ. практике), в т. ч. т. н. гомеровские гимны (с VII в. до Р. Х.- вплоть до византийского времени), гимны Каллимаха (III в. до Р. Х.), орфические гимны (VI в. до Р. Х.- II в. по Р. Х.), гимны Прокла (V в. по Р. Х.), обобщает вековую традицию античной мифологии, воспевая подвиги богов, давая им характеристики с помощью множества эпитетов, наделяя их своеобразными божественными биографиями. Большой и разнообразный мифологический материал использовали и лат. поэты I в. до Р. Х., такие как Вергилий («Энеида») и Овидий («Метаморфозы»).

Не меньший интерес проявляли к мифологии знатоки древних генеалогий Гекатей, Акусилай, Ферекид, Гелланик (V в. до Р. Х.); философы Эмпедокл, Парменид, Ксенофан, Платон; историки Геродот (V в. до Р. Х.), Полибий (III-II вв. до Р. Х.), Диодор Сицилийский (I в. до Р. Х.); географы, такие как Страбон (I в. до Р. Х.- I в. по Р. Х.); философ-моралист и историк Плутарх (I-II вв. по Р. Х.); путешественник и любитель старины Павсаний (II в. по Р. Х.); коллекционер редкостей Атеней (III в. по Р. Х.); поздние философы-неоплатоники, создавшие своеобразную диалектику мифологии и истолковавшие аллегорически и символически древние мифы, такие как Плотин, Порфирий (III в. по Р. Х.), Прокл (V в. по Р. Х.).

Но особенно была важна работа мифографов, собирателей мифов и составителей специальных сборников. Среди мифографов отличались ученостью александрийцы (III-II вв. до Р. Х.). Широко известен Аполлодор Афинский, которому принадлежало не сохранившееся до наст. времени соч. «О богах» в 24 книгах. Ему же приписывается дошедшая частично в компилятивном виде известная «Библиотека», где подробно излагается теогония и главнейшие родословные героев, следуя Гомеру, эпическому циклу, Гесиоду и трагикам.

Мифограф Гигин, писавший на лат. языке (I в. до Р. Х.- I в. по Р. Х.), несмотря на сухость и краткость изложения, дает материал для изучения мифологии, так же как и сборник, известный под названием «Ватиканские мифографы» и включающий 3 мифографических сочинения (VII в.), где в систематическом виде представлен обзор всей античной мифологии. Незаменимым источником мифологии являются комментаторы античной поэзии, такие, напр., как Сервий (IV в. по Р. Х.), толкователь Вергилия.

Сочинения христ. авторов первых веков по Р. Х. (напр., Афинагор, Климент Александрийский (II-III вв. по Р. Х.) также могут служить источником сведений о мифах, притом о вариантах очень древних и редких. Борясь с языческой религией, христ. авторы опровергали ее, используя факты греко-рим. мифологии, доказывающие, по их мнению, невежество, грубость, жестокость и несуразность язычества и его божественно-героического пантеона.

Кроме письменных источников свидетельства о разных периодах мифологического развития составляют памятники античного искусства (скульптура, архитектура, керамика, вазопись, мелкая пластика, глиптика, торевтика), особенно архаические; археологические находки, которыми богаты XIX-XX вв. (Крит, Кипр, микенская Греция, М. Азия, Сев. Греция); этнографические исследования религиозно-мифологических пережитков, отразившихся в обрядах, предметах быта, культовых постройках; устное народное творчество, сохранившее устойчивую мифологическую образность.

Общая характеристика

При анализе греч. мифологии в историческом развитии каждый миф необходимо рассматривать комплексно, устанавливая и прослеживая разновременные рудименты, к-рые сосуществуют с ферментами нового, возникающего в сюжете мифа. Так, в мифе о рождении Афины Паллады в полном вооружении из головы Зевса, проглотившего свою забеременевшую супругу Метиду (Hes. Theog. 886-900), можно различить остатки фетишистских представлений и каннибализма, примат муж. индивидуализма над женским и символику мудрости верховного божества - свидетельство патриархата, даже гротеск, свойственный начальному периоду греч. классики. В образе критского Минотавра (Apollod. III 1-3) объединяются черты быка и человека, что свидетельствует о явном миксантропизме (время архаики, когда человек плохо выделяет себя из мира животного и вообще природного). Но Минотавр именуется Звездным (Астерием) и изображается со звездами,- значит, в мифе присутствует космическое обобщение. Минотавра убивает афинский царевич Тесей, что означает победу героической мифологии над миром древних чудовищ.

Один и тот же мифологический мотив может и составлять основное содержание мифа, и играть второстепенную роль. Для эпохи последовательного зооморфизма совиный вид Афины Паллады - основное в содержании мифа об Афине. Но в классической мифологии в связи с тем, что центральное содержание мифа в это время было уже антропоморфным, совиными остаются у Афины только глаза (она ϒλαυκῶπις), т. е. в данном случае они рудименты, к-рые только дополняют и детализируют общую картину мифа как наследие иного исторического прошлого.

В образах героической или классической мифологии существуют различные рудименты. Одни из них, т. н. генетические, указывают, что Ахилл - сын морской богини Фетиды, ахейское племя мирмидонян (ὁ μύρμηξ - муравей) происходит от муравьев; другие - субстанциальные - основаны на отождествлении разного рода предметов или существ (Солнце - бык, Луна - корова, Инах - река и царь). Есть рудименты метаморфозные, или оборотнические (Зевс вступает в брак с Данаей в виде золотого дождя, с Европой - в виде быка). Атрибуты богов (змея и сова около Афины, орел около Зевса) указывают на то, что некогда они были сами этими существами и обладали магической силой.

Доолимпийский период

Все вещи и явления в сознании первобытного человека неразрывно связаны с природой, из к-рой человек себя еще практически не выделяет. Природа стихийна и полна неведомых страшных сил, окружающих человека, мир беспорядочен, несоразмерен вплоть до существования уродства и ужасов. Как женщина является главой рода, матерью, кормилицей и воспитательницей в архаике матриархальной общины, так и земля понимается как мать, как источник и лоно всего живого (ἡ ϒῆ, ἡ ϒαῖα - земля, ἡ αἷα - праматерь, ἡ ϒῆ, ἡ χθών - почва, земля), человеческих существ и природных неведомых сил, т. н. даймонов (мы употребляем греч. слово «даймон» (ὁ δαίμων), чтобы не путать древнее понятие с поздними демонами и демонизмом). Поэтому древнейшая мифология и называется хтонической. В ее развитии прослеживаются отдельные этапы. Если жизненный опыт человека ограничен примитивным собирательством, непосредственно чувственным восприятием, видимыми и осязаемыми вещами и явлениями, то вполне естественно, что и сами эти вещи и явления одушевляются. Вся природа живая, она есть не что иное, как некий строительный материал. Она создает сама из себя тоже все живое, материальное и вместе с тем одушевленное. Поэтому архаический мир - фетишистский (фетиш - от португ. feitiço < лат. facticius - искусственный, поддельный), фетиш мыслится живым, указывает на материальный предмет, наделенный живой силой, и к тому же основан на оборотничестве, т. к. природная материя постоянно меняет свой вид и любое существо может превращаться в другое, то ли животное, то ли человеческое, потому что все обладают единой природной материальной основой (отсюда превращение, или метаморфоза, человека в волка, в птицу, в растение и т. д.). А т. к. мир весь одушевлен, то живой, т. е. магической, силой наделяется все. Каждый предмет имеет своего носителя этой даймонической силы, никак не отделенной от предмета, в к-ром она обитает. Так, есть даймоны воды - нимфы (одно из значений ἡ νύμφη - вода), есть даймоны деревьев, слитые с ними неразрывно,- гамадриады (ἅμα - вместе, ἡ δρῦς - дуб), гор - ореады, озер и болот - лимнады; деревянный посох (τὸ σκῆπτρον - скипетр) может обладать живой магической силой. Диоскуры в Спарте - 2 соединенных бревна (оба брата - дети Зевса). Аполлона представляют пирамидой, его мать Лето (Латону) на Делосе - необработанным поленом, Зевса в Аркадии почитали в виде колонны.

Несмотря на все позднейшее идейно-художественное развитие таких образов, как Зевс, Гера, Аполлон, Афина Паллада, Афродита, Эрос, хариты, Геракл и др., их продолжали в классическое время почитать в виде камней, кусков дерева (обработанных и необработанных), деревьев и животных, растений. Примером архаического фетиша является дельфийский омфал, или «пуп земли». Когда-то Рея, желая спасти от своего мужа Кроноса новорожденного Зевса, дала ему вместо младенца завернутый в пеленки камень, к-рый и был проглочен Кроносом. Извергнутый Кроносом, он был помещен в Дельфах как центр земли («пуп земли») и стал почитаться как святыня; его облачали в одежды и умащали ароматными маслами.

Змеи - наиболее типичные хтонические животные. Появление в поздних мифах героев, убивавших драконов, является наилучшим свидетельством борьбы новой культуры с хтонизмом вообще. Даже такие светлые и прекрасные богини, как Афина Паллада, имели змеиное прошлое. У Софокла (Sophocl. Fragm. 585) она называется «живущей со змеей», а в орфическом гимне (Orph. hymn. XXXII, II) она просто змея.

Человек мыслился тоже вполне фетишистски, его духовная жизнь целиком отождествлялась либо с его функциями, либо со всем человеческим организмом. Фетишистски представлялся человеческий и вообще животный организм и его части. Так, голова растерзанного вакханками Орфея плывет к Лесбосу, пророчествует и творит чудеса. Глаза Афины Паллады поражают диким и магнетическим выражением, от взгляда Артемиды засохла целая роща. Глаза Медузы, одной из горгон, превращают в камень все, на что она устремляет взор. Фетишистские воззрения переносились не только на отдельного человека, но и на всю родовую общину. Люди думали, что весь данный род представлен к.-л. животным, растением или даже вещью. Фетишистское понимание охватывало весь мир, к-рый мыслился как единое живое тело, на первых порах обязательно женское. Небо и земля, земля и море, море и преисподняя очень слабо различались между собой в первобытном сознании. Такое представление сохранялось в Греции еще в классическую эпоху, когда говорили о Зевсе Олимпийском и Зевсе Подземном, был Зевс Хтоний, о Посейдоне - как о «земледержце» и «землепотрясателе» и в то же время как о морском божестве.

По мере развития родовой общины и перехода от примитивного собирательства к начаткам хозяйственной деятельности человек начинает интересоваться составом вещей, их строением, их смыслом. Тогда-то человек и научился отделять т. н. идею вещи от самой вещи, а т. к. вещами являлись фетиши - отделять его идею от самого фетиша, т. е. отделять магическую силу даймона вещи от самой вещи. Так совершается переход сначала к преанимизму, а затем к анимизму.

Как и фетишизм, анимизм (animus - дух, anima - душа) имел свою историю. Вначале существовало представление, что даймон вещи настолько неотделим от самой вещи, что с ее уничтожением он тоже прекращает существование (подобно нимфам дерева - гамадриадам, умирающим вместе с порубкой самого дерева). В дальнейшем возникло представление о самостоятельности этих даймонов, к-рые не только отличаются от вещей, но и способны отделяться от них и сохраняться в течение более или менее длительного срока после их уничтожения (нимфы дерева - дриады, уже остающиеся в живых после уничтожения дерева). Первоначальный анимизм связан с представлением о даймоне как о некой силе, злой или (реже) благодетельной, определяющей судьбу человека. У Гомера имеется много примеров именно такого, безымянного, безликого, внезапно действующего, неожиданного и страшного, даймона. О нем человеку ничего неизвестно, его законченного образа еще не существует, но он уже не является фетишем. С момента, когда даймон получает ту или иную индивидуализацию, происходит переход от преанимизма к анимизму. Даймоны, а затем и божественные существа мыслятся обычно в мире материальном, телесном. Но их тела возникают из разных видов материи. Если древние греки представляли себе, что самая грубая и тяжелая материя - земля, вода же нечто более разреженное, а воздух еще тоньше, чем вода, и тоньше воздуха огонь, то и даймоны состояли из всех этих стихий. Боги же состояли из материи еще более тонкой, чем огонь, а именно из эфира. Древнейшее анимистическое представление греков четко выражено в мифе о Мелеагре. Жизненная сила этолийского героя Мелеагра была заключена в тлеющей головешке, спрятанной его матерью в ларце. Во время охоты на калидонского вепря Мелеагр в спорах о первенстве отдал предпочтение прекрасной охотнице Аталанте и убил братьев своей матери, претендовавших на шкуру вепря. Тогда мать героя, Алфея, прокляла сына и бросила головешку в костер, с уничтожением к-рой в огне погиб в муках и Мелеагр.

Древние анимистические даймоны представляются, как правило, в дисгармоничном, даже чудовищном, виде. Тератологические мифы (τὸ τέρας - чудо, чудовище) повествуют о чудовищах, символизирующих мощные силы земли. Порождением Земли и глубин Тартара является стоглавый Тифон (по др. версии, его породила Гера, ударив ладонью по земле и получив от нее магическую силу).

Стихийно-чудовищная тератологическая мифология (горгоны, Сфинкс, Ехидна, Химера) - чудовища жен. пола - получает обобщение и завершение в образе Великой Матери, или Богини-Матери. В классическую эпоху Греции эти архаические образы были оттеснены на задний план, но в поздний эллинистическо-рим. период, когда возник интерес к давней архаике, тератологическая мифология, и прежде всего культ Богини-Матери, обрела огромное значение.

Следует сказать, что в дальнейшем развитии греч. мифологии, каким бы совершенным ни был антропоморфический образ бога или героя, он всегда содержал в себе черты более раннего, чисто фетишистского развития. К поздним, т. н. героизированным, формам мифологии господства жен. начала относятся, напр., амазонки; их образы - явные рудименты среди чисто героических мифов. Мифы о вступлении в брак богинь со смертными героями в период классической мифологии также звучат как рудимент давно ушедшей эпохи (браки Фетиды и Пелея, Афродиты и Анхиса, Гармонии и Кадма и т. д.).

Олимпийский период

Классический период мифологии вырастает на основе патриархальной общины, поэтому и мифологию этого периода можно назвать мифологией патриархата. Так же как произошла консолидация родового коллектива, возглавляемого вождем-мужчиной, отцом, объединились боги под властью одного владыки, Зевса. Средоточие его власти находится на горе Олимп в Фессалии (на материке и на островах есть еще горы с тем же названием. «Олимп» - слово догреч., относится к балканскому субстрату), почему и классическая мифология - олимпийская, или фессалийская,- полная противоположность доолимпийской архаике с ее разлитой по всей природе магически-даймонической силой. Классика, антипод мифологии Земли (т. е. хтонизму), борется с порождениями Земли, утверждая себя на Олимпе, вершины к-рого смыкаются с небом. В противовес архаическому фетишизму и примитивному анимизму, когда все существа, как и сама природа, умирают, уничтожаются, чтобы потом возникнуть в бесчисленных, безликих превращениях текучего материального мира, который недаром древнегреч. философы считали не-сущим (меоном), мифологическая классика строго анимистична и строго антропоморфна вопреки архаическому миксантропизму и зооморфизму. Мифология классическая основана на принципах гармонии и упорядоченности (опять-таки вопреки древнему тератоморфизму) - предпосылках прекрасного тела и высокого духа, свойственных героическому человеку. Боги и герои олимпийской мифологии борются с миром стихийных сил, побеждают чудовищ и устанавливают принципиально новые закономерности жизни.

Однако не следует забывать, что архаика не уходит окончательно в небытие со всеми своими страхами и ужасами, с таинственными связями с Матерью-Землей. Архаика таится в глубинах нового мира, на его окраинах и в глухих уголках дальних стран.

Боги олимпийского периода

Зевс и его дети - боги молодого поколения - ведут борьбу с поколением отцов, рожденных Ураном-Небом и Геей-Землей,- титанов. Зевс победил и гигантов (тоже миксантропические существа, но в отличие от титанов смертные). Воцаряются боги нового типа. Жен. божества получают новые функции в эпоху героизма. Гера стала покровительницей брака и моногамной семьи, Деметра - земледелия, Афина Паллада - честной, организованной войны (в противовес буйному, анархическому Аресу), Афродита - богиней любви и красоты (вместо дикой, всепорождающей и всеуничтожающей богини), Гестия - богиней домашнего очага. Даже Артемида, сохранив древние охотничьи функции, приобрела красивый вид и дружелюбное отношение к людям. Ремесло также нашло покровителя, а именно Гефеста. В 20-м гомеровском гимне ему приписывается покровительство всей цивилизации. Богами нового уклада жизни и его активными заступниками стали Афина Паллада и Аполлон. Они славятся умом и красотой, покровительствуя творческой деятельности человека. Так, Аполлон убивает пифийского дракона, основывает на этом месте свое святилище. Он убивает чудовищных великанов Ота и Эфиальта (сыновей Посейдона), мечтавших овладеть Герой и Артемидой и самим Олимпом. Но Аполлон также обладает мирными функциями врачевателя (передает их сыну Асклепию) и пастуха, умножающего стада. Афина не только воительница, но и мудрая богиня, мастерица и ткачиха, помощница ремесленников. Гермес покровительствует всякому человеческому предприятию, включая искусство, торговлю, скотоводство. Он покровитель путников и сопровождает души в загробный мир. Не только боги, но и вся жизнь получила в классических мифах совершенно новое оформление.

Всем правил Зевс, и все стихийные силы оказались в его руках. Прежде он сам был и громом, и ослепительной молнией. Теперь гром и молния стали не больше чем атрибутами Зевса. Характерно окружение Зевса на Олимпе. Около него Ника (Победа) уже не страшный и непобедимый даймон, но прекрасная крылатая богиня, символ мощи самого же Зевса. Фемида раньше тоже ничем не отличалась от земли и была законом ее стихийных и беспорядочных действий. Теперь она воспринимается как богиня права и справедливости, супруга Зевса, символ его благоустроенного царства. Даже мойры - страшные богини участи (ἡ μοῖρα - часть) и судьбы, управлявшие мирозданием, теперь дочери Зевса и Фемиды и ведут блаженную жизнь на Олимпе. Их сестры, оры Евномия (Благозаконие), Дике (Справедливость), Эйрене (Мир), упорядочивают жизнь человека и стерегут облачные врата Олимпа.

Герои олимпийского периода

Преображается также человеческая жизнь, в к-рой главное место занимают герои, дети и потомки богов и смертных, т. е. полубоги, уже в самом наименовании к-рых (ὁ ἣρως) этимологи выделяют функции защиты и покровительства, сближая его с именем богини Геры.

Герой призван выполнять волю олимпийских богов на земле, упорядочивая жизнь, внося в нее справедливость, законы, меру, ниспровергая древнюю стихийность с ее чудовищами и ужасами. Герой наделяется непомерной силой, однако лишен бессмертия (это привилегия божества), что создает противоречие между ограниченными возможностями человека и стремлением героя утвердить себя в бессмертии. Все попытки такого рода терпят крах. Невозможность личного бессмертия компенсируется подвигами и славой среди потомков. Но для полубога этого недостаточно, и поэтому судьба героя большей частью драматична - ему не хватает жизни, чтобы выполнить предначертание богов. Отсюда в мифах укрепляется идея страдания человеческой личности и преодоления испытаний, к-рые насылает на него враждебное божество.

Герои рождаются через много поколений. Так, чтобы создать Геракла, Зевс трижды вступает в брак со смертными женщинами (Ио, Даная, Алкмена), и только в 13-м поколении рождается Геракл, среди предков к-рого уже были Данай, Персей, Алкей.

Существуют разные типы героизма. Герои раннего периода сражаются с чудовищами, очищая от них землю. Персей убивает смертную горгону Медузу (ее 2 сестры бессмертны), Беллерофонт - Химеру, Кадм убивает дракона вблизи Фив, Ясон совершает подвиги в Колхиде, однако с помощью колдовских чар Медеи, и потому смерть его бесславна. Есть герои, в к-рых соединяются сила и разум, но это поздний героизм, наделенный интеллектуальными, культурными функциями (искусный мастер Дедал, строители фиванских стен Зет и Амфион). Это певец и музыкант Орфей, обладатель магии слова, укротитель стихий; прорицатели (Тиресий, Калхант, Трофоний), отгадыватели загадок (Эдип), многоумный и любознательный Одиссей, законодатель Тесей, убивший критского Минотавра, причем одни из героев имеют местное значение (Мелеагр - этолийский герой, Тесей - аттический), но есть и общегреч. герой Геракл, к-рый совершил 12 подвигов, в т. ч. вывел пса Цербера из Аида (хотя пришлось его возвращать в царство мертвых), похитил яблоки Гесперид, дающие вечную молодость богам (но их опять-таки вернула на прежнее место Афина). Судьба героев часто полна страданий.

Боги помогают героям, близким по характеру (мудрая Афина - Одиссею, Артемида - Ипполиту), но соперничество богов оказывает враждебное действие и на героев (Афродита преследует Ипполита, Посейдон - Одиссея, Гера ненавидит Геракла как незаконного сына Зевса). Однако подвиги и страдания героев рассматриваются как своего рода испытания, имеющие посмертное вознаграждение. Так, Геракл обретает на Олимпе бессмертие и получает в жены Гебу, богиню юности. Однако, по др. версии, сам Геракл находится на Олимпе, а тень его скитается в Аиде - указание на неустойчивость обожествления героя. Единственный герой-полубог, Дионис, сын Зевса и Семелы, становится божеством при жизни. Но его обожествление подготавливается рождением, смертью и воскрешением Загрея - архаической ипостаси Диониса, сына Зевса Критского и богини Персефоны.

Тема победы смертного человека-героя над природой звучит в ряде мифов олимпийского периода. Когда мудрый Эдип разгадал загадку чудовищного жен. миксантропического существа по имени Сфинкс, оно бросилось со скалы и погибло. Одиссей не поддался губительному пению сирен и проплыл мимо Сциллы и Харибды. Аргонавты под пение и музыку Орфея благополучно миновали бродячие скалы - Планкты. Когда те же аргонавты промчались между Симплегад, скал, к-рые до тех пор непрестанно сходились и расходились, то Симплегады остановились навсегда.

Развитие героизма и самостоятельность героев приводят к их противостоянию богам, к их дерзости и даже преступлениям, к-рые накапливаются в поколениях героических династий, приводя их к гибели. Известны мифы о родовом проклятии, к-рое испытывают на себе герои конца классического олимпийского периода, совпадающего с кон. II тыс. до Р. Х. и временем упадка микенского владычества. Подобные мифы неслучайны. Героический век вместе с микенской Грецией уходил в прошлое, но, какие силы разрушали этот некогда устойчивый мир, никто не знал и объяснить не мог.

В прошлое уходила родовая община, рвались кровнородственные отношения, связывавшие в единое целое предков и потомков. Были свои социально-экономические причины, когда ради захвата власти, земли, богатства велись разорительные войны и шло интенсивное расслоение некогда крепкого коллектива. Выделилась сословная верхушка, и власть басилевсов (царей) приобретала наследственный характер.

Властители Микен, Аргоса или Фив, считавшие себя потомками богов, истребляли друг друга, не щадя ближайших сородичей. На смену прежнему благочестию выдвигались иные ценности. Лишь проклятием, наложенным богами на дерзких и гордых героев, могли объяснить современники упадок нравов и неразборчивость в средствах. Гордое дерзание (ἡ ὕβρις), нарушение меры (τὸ μέτρον), падало проклятием (ἄτη или ἀρά) на дом того или иного властителя (τὸ πολύφθορον δῶμα). Об этом рассказывают истории царственных домов Атридов, или Танталидов, потомков Тантала в Микенах (Тантал, Пелопс, Атрей, Фиест, Агамемнон, Эгисф, Орест), Кадмидов (Ино, Агава, Пенфей, Актеон), Лабдакидов (Эдип и его сыновья) в Фивах, Алкмеонидов (Аргос). Создаются мифы о гибели всего рода героев в результате Троянской войны, задуманной Матерью-Землей и посланной Зевсом в виде возмездия (Homer. Il. I 5). Отсюда миф о соблазнившей героев красоте Елены, к-рая для смертных - дочь Леды и Тиндара, для посвященных - дочь Леды и Зевса и, наконец, на 3-м, божественном уровне - дочь Зевса и богини мести Немесиды. Создавались также мифы о проклятых народах, известные в изложении Платона («Тимей», «Критий»), об атлантах, потомках Посейдона, и о гибели Атлантиды.

В конце олимпийского периода кончаются и божественные прерогативы. Зевс не уверен в своей власти, создаются мифы о том, что родится сын, к-рый свергнет своего отца, совершенно так, как Кронос - Урана, Зевс - Кроноса. Появляется миф о сыне титана Прометее, знающем тайну и в конце концов открывающем ее Зевсу, отодвинув на какой-то срок исполнение предсказания о потере Зевсом его власти. Однако угроза сохраняется. Вместе с тем оказывается, что есть божество, к-рое добровольно отказывается от бессмертия. Это Хирон (сын Кроноса и нимфы Филиры-Липы), страдающий от раны, случайно нанесенной отравленной стрелой Геракла. Хирон отдает Зевсу свое бессмертие и умирает (Apollod. II 5. 4). Смертные герои добивались бессмертия через страдания, а сын Кроноса отринул свое бессмертие. Этот факт говорит о нарушении привычного мифологического миропорядка, что вело к др. необратимым процессам и к сомнению в устойчивости всех основных законов. Лик олимпийского мира преображался невиданным образом, а древний грек прощался с наивной мифологией. На рубеже II и I тыс. до Р. Х. Греция, разоренная дорийцами, погрузилась во мрак «темных веков».

Гомер

(῞Ομηρος) соединил различные мифологические пласты, создающие целостную картину героического мира.

Существует множество разноречивых сведений о личности Гомера. Его мифические родители - бог р. Мелет и нимфа Крефеида, на место его рождения претендуют 7 городов (Смирна, Хиос, Колофон, Итака, Пилос, Аргос, Афины); есть сведения о могиле Гомера на о-ве Иос. Множество сомнительных и фантастических историй собрано в 9 подложных биографиях у Псевдо-Плутарха и Псевдо-Геродота (см.: Соколов Ф. Ф. «Гомеровский вопрос» // Он же. Труды. СПб., 1910. С. 13-27). Вместе с тем Геродот считает, что Гомер жил за 400 лет до него, а поскольку Геродот родился ок. 484 г. до Р. Х., то рождение Гомера можно отнести к IX-VIII вв. до Р. Х., а это, судя по исследованиям, и есть время формирования гомеровских поэм. Кроме того, известно, что было и сообщество певцов, т. н. гомеридов, с общим, объединяющим их предком, а значит, и указание на идущую в глубь веков традицию устного поэтического творчества.

Если певцы-гомериды были продолжателями традиций мудрого, слепого, обладавшего пророческим даром Гомера, то античность упорно видела в Гомере завершителя творчества древних певцов (Орфей, Мусей, Эвмолп, Лин, Олен и др.), жизнь к-рых относили ко 2-й пол. II тыс. до Р. Х., т. е. к микенскому времени. Более того, делосский Олен впервые ввел в обращение гексаметр, а некто Коринн даже создал «Илиаду», к-рая послужила источником для Гомера (см. визант. лексикон Суда). Существуют канонические тексты «Илиады» и «Одиссеи», совершенство их языка, стиля и структуры доказывает (на разных уровнях и разными средствами) позднее происхождение гомеровского эпоса, являвшегося завершением устного эпического процесса, тех самых героических песен, следы к-рых находятся в их тексте.

Поэмы Гомера («Илиада» и «Одиссея», каждая состоит из 24 песней) - это воспоминание о былом величии ахейцев через неск. сот лет после падения Микенской державы. Греки-ахейцы появились на юге Балканского п-ова на рубеже III и II тыс. до Р. Х. и ассимилировали местное догреч. население, следы к-рого сохранились в многочисленных топонимах, гидронимах, названиях злаков, деревьев и полевых цветов (напр., слова с окончанием на -issos, -inthos, -ene), т. е. в т. н. пеласгическом балканском субстрате.

Уже в сер. II тыс. до Р. Х. Микены стали центром богатой военной державы с цитаделями, крепостями, дворцами, усыпальницами не только в Микенах и Тиринфе (Арголида), но и на юго-западе Пелопоннеса, в Пилосе, царстве гомеровского Нестора, в Фивах, основанных Кадмом, в Орхомене (Беотия), на родине героев-минийцев, в Афинах (где царили рожденные землей первые миксантропические владыки), на севере Греции, в Фессалии (напр., Иолк, откуда аргонавты Ясона отправились в Колхиду). Ахейцы вели завоевательные войны. Они, судя по всему, в кон. XV в. до Р. Х. сокрушили Критскую державу (хотя, возможно, извержение вулкана на о-ве Тера сыграло свою роль). Мощь ахейцев (царство Ахиява) хорошо была известна хеттам. Из хеттских документов известно, что на рубеже XIII и XII вв. отряды ахейцев были среди нападавших на Египет «народов моря». Егип. же документы упоминают среди этих народов «экевеш» и «денен», что указывает на гомеровских «ахайой» и «данаой» - ахейцев и данайцев. О богатстве дворцовых хозяйств, количестве дохода, рабском труде можно судить по линейному письму Б. Сложная адм. система (в нее входили управители отдельных поселений) возглавлялась тем высшим лицом, к-рое в табличках именуется «ванака», а у Гомера - «анакс» или «анакт» - владыка, повелитель. Эти владыки истребляли друг друга в кровавом соперничестве (мифы о походе семерых аргосских царей на Фивы). Однако экспедиция на восток, в богатые земли М. Азии, объединила всех ахейцев, но этот поход оказался, видимо, последним. Рубеж XII и XI вв. до Р. Х. был связан не только с падением Трои, но и, главное, с нашествием на Микенскую державу диких сев. племен Македонии и Эпира, фракийцев, иллирийцев. Под их натиском погибли Микены, Тиринф, Пилос. С севера же пришли дорийцы, считавшие себя потомками Геракла, и это довершило катастрофу. Былое могущество завершилось массовым переселением на восток, в М. Азию и на острова (среди переселенцев были и дорийцы). Именно там, на побережье М. Азии, и возникли ионийские (Милет, Эфес, Колофон) и эолийские (Смирна) города, дорийский Галикарнас (родина Геродота), которые вели свое мифическое происхождение от Иола, Дора, Ксуфа, Иона, Ахея - сынов и внуков Эллина. Там и расцвела греч. культура в противовес материковому разорению.

Мир гомеровских богов и героев сложен. Космос (κοσμέω - украшаю) имеет форму конечного, ограниченного, овального (а может быть, и яйцеобразного) тела. Верхняя его часть - Олимп, смыкающийся с эфирными высями. Эфир - тончайшая огненная материя, и тела богов тоже состоят из нее. Олимп - жилище богов, победивших титанов, своих родителей, это т. н. верхнее небо. В противоположность ему - бездна Тартара, куда сброшены титаны, т. е. нижнее небо, ибо титаны - древние бессмертные боги. Олимп полон света и веселья, Тартар, «широкий», «глубокий», «туманный» (Homer. Il. III 13-16), во мраке и безысходности. Однако будущее неведомо, и равновесие верха и низа может быть нарушено.

Земля - плоский диск, плавающий на воде, сверху накрыт полусферой неба, к к-рому прикреплены светила. Недаром небо именуется у Гомера «медным» и «железным» (Ibid. XVII 425; Idem. Od. XV 329). Хотя плоская земля названа «беспредельной», но у нее есть пределы (Idem. IV 563). Земля окружена р. Океаном (она же и титан, и сын Урана и Геи) (Idem. Il. XVIII 607) и на западе соприкасается с морем. На юж. берегу Океана живут эфиопы, счастливый народ, у к-рого гостят боги (Ibid. I 421), на западе - киммерийцы (Idem. Od. XI 13-19), на берегах его - пигмеи (Idem. Il. III 6). Недалеко от юж. берега Океана - Элисий, или о-ва Блаженных (Idem. Od. IV 563). Если над землей находятся небо и поднебесье, где веют ветры, то под землей - Аид, царство мертвых (Idem. Il. XVIII 333 и др.). Но Гомер, однако, иной раз помещает его на крайнем западе, где никогда не восходит и не заходит Гелиос. Запад - закат, место мрака у киммерийцев. У входа со стороны Океана - скала, «ворота» Гелиоса, страна снов, роща Персефоны (Idem. Od. X 509). У Гомера, как всегда, совмещаются разные воззрения: Аид - под землей и вместе с тем на земле, т. к. его достигает Одиссей. Возможно, что в стране киммерийцев есть спуск в Аид, тем более что в поздних мифологических текстах указывают даже 3 спуска в Аид: на крайнем западе, на крайнем востоке и посередине, в Кумах (где Эней получил пророчества Сивиллы и спустился в Аид).

Т. о., архитектоника гомеровского космоса, пластического тела, симметрична, гармонична и прекрасна. Олимп и Тартар - противоположности: светлая, положительная, и темная, отрицательная. Земля же совмещает в себе и то и другое, и свет и мрак.

I. Люди. Космическое тело обитаемо богами-олимпийцами, богами-титанами и людьми. Над всеми господствует власть судьбы. Огромная родовая община богов и людей занимает некое срединное положение, как и сам гомеровский эпос. Уже заметно расслоение на богатых и бедных, вожди-василевсы забирают богатую добычу, но непререкаемого авторитета у них нет. Их власть в основном военная. В мирной жизни есть господа и зависимые люди, домашние рабы, но в гомеровском языке нет слова «раб» (ὁ δοῦλος), хотя встречается словосочетание «рабский день» (τὸ δούλιον ἦμαρ). Еще нет жесткой полисной системы, но и старые родовые отношения уходят в прошлое. Труд еще почетен, и с одинаковым усердием трудятся и боги, и василевсы, и домашние работники: Афина и Калипсо - ткачихи, как и Пенелопа, Навсикая и ее служанки вместе заняты стиркой, Одиссей строит плот, Лаэрт трудится в саду, Евмей-свинопас (бывш. царский сын) живет в почете и имеет своих прислужников, Евриклея-ключница - главное лицо в доме Одиссея и т. д.

Для ремесла и искусства нет разных обозначений. То и другое объединяются в одном слове ἡ τέχνη, к-рое сочетается с мудростью - софией (ἡ σοφία), причем любому плотнику присущи и ἡ τέχνη и ἡ σοφία (Idem. Il. XV 412). Дома гомеровских василевсов полны золота, серебра, драгоценных сосудов, одежд, к их услугам ванны, мягкие ложа, ковры, тканые покровы, великолепное оружие, как, напр., щит Ахилла (Ibid. XVIII) или вооружение Агамемнона (Ibid. XI 15-45). Все это творческая софия мудрых мастеров. Но зато самое редкостное и дорогое - железо. В «Илиаде» бронза упоминается 329 раз, а железо - всего 23. В «Одиссее» бронза - 103 раза, железо - 25. Эпический поэт вспоминает давно ушедший бронзовый век.

Мир, в к-ром живут гомеровские люди, несмотря на войны и все превратности, «прекрасный» (καλός), «священный» (ἱερός), «божественный» (θεῖος, δῖος). Сами герои именуются тоже «божественными», «богоподобными», «боговидными», «равными богам», «вскормленными богами». Красота этого героического бытия вполне ощутимая. Она прозрачная, светоносная, текучая сущность, изливаемая богами на человека (Idem. Od. VIII 18-20). Афина изливает красоту на Одиссея и на Пенелопу перед встречей с ним и даже смазывает амвросийной мазью (Ibid. XXIII 156-162; XVIII 190-196). Красота, т. о., предстает как материальный фетиш, обладающий магической силой.

Подстерегающая героя смерть нестрашна, ведь поколения людей обновляются, как листья на деревьях (Idem. Il. VI 145 и сл.). Это явный рудимент общности человека и природы, невыделенность человека из природной материи. Поэтому весь драматизм бесчисленных смертей умеряется мыслью о вечности и той же самой «славе мужей» (ἡ κλέα ἀνδρῶν), о к-рой пел Ахилл в шатре в 9-й песни «Илиады».

Стихийность и беспощадность природы являются тоже наследием древности и сосредоточены большей частью в сравнениях, где бури, ветры, тучи, грады, обвалы, пожары (Ibid. IV 275-382; XIII 334-338; XVII 736-741 и мн. др.) объясняют жестокость военных действий и неизбежность смерти. Древняя сущность дикой природы, наделенной присущим ей даймонизмом, особенно проявляется в сценах борьбы героя с водной божественной стихией (Ibid. XXI 211-384 - борьба Ахилла с божеством реки Скамандром-Ксанфом) или с бурей, насланной на героя разгневанным божеством. Одиссей в бушующем море спасается от гнева Посейдона с помощью благодетельной морской богини Левкотеи (она, еще будучи смертной, сама претерпела метаморфозу, бросившись в море) и ее покрывала (это тоже несомненный магический фетиш) (Idem. Od. V).

Природы как пейзажа у Гомера нет, она еще полна божественных потенций, будь то р. Океан (он же титан, сын Урана и Геи) или морские просторы, где властвуют Посейдон и Амфитрита и голубовато-зеленый цвет волны зависит от морского божества Главка. Морская глубина - владение божества Тритона. Может быть, только знаменитый грот нимфы Калипсо (Ibid. V 50-74) с виноградными лозами, фиалками, деревьями (кедр, ольха, тополь, кипарис) и мирно текущей водой создает пейзажную зарисовку, хотя и здесь присутствует божество, проявляющее магические свойства в заманчивой красоте (Калипсо 7 лет удерживала у себя Одиссея, да и имя ее означает «та, что скрывает»), напоминающей слушателям эпического певца о древнем жен. могуществе, таком же опасном, как, напр., у девы Ехидны, к-рая прекрасна ликом, но губит людей как миксантропическое змеиное существо.

В гомеровском мире чередуются свет и тьма. Здесь достаточно богатая лексика с тончайшими оттенками светлой и темной энергии: τὸ φάος (φῶς) - свет вообще, ἡ ἀυϒή - луч, ἡ αἴϒλη - сияние, τὸ σέλας - блеск и т. д.; ὁ ζόφος - сумрак, ὁ ἀχλύς - туманная тьма, τὸ ἔρεβος - мрак, ὁ δνόφος - темнота, ὁ σκότος - тьма и т. д. Т. о., в гомеровском мире на полюсах космического тела - свет и сияние Олимпа, мрак и тьма Тартара, а на земле то и другое сосуществуют.

Соматичность охватывает весь гомеровский мир, вплоть до того, что внутренние эмоции, мысли, душевные движения сосредоточены во внутренних органах человека (см.: Зелинский Ф. Ф. Гомеровская психология. Пг., 1922; Тахо-Годи А. А. О древнегреч. понимании личности на материале термина so ma // Онианс Р. На коленях богов. М., 1999. С. 498-532). Так, френ (ἡ φρήν), диафрагма, или грудобрюшная преграда,- орган умственной деятельности человека и эмоциональной жизни. У Гомера этот орган воспринимается как душа, как сознающее «я». Так, Аполлон наполнил мужеством душу Главка, и тот почувствовал его «в своей диафрагме» (Homer. Il. XVI 530), как и Телемах почувствовал мужество, вложенное Афиной в его диафрагму (Idem. Od. I 322). У Гомера постоянно встречаются выражения «заметь в своей диафрагме», «представь в своей диафрагме». Печень (τὸ ἧπαρ) является средоточием жизненной силы, так же как и кровь (τὸ αἷμα). У раненого душа выходит через рану в виде крови (Idem. Il. XIV 518 сл.). Патрокл одновременно вырвал из тела «душу и жало копья» (Ibid. XVI 505). Душам в царстве мертвых возвращает память кровь, которую им дает испить Одиссей (Idem. Od. XI 153 и сл., 225-235). Вообще любые чувства, решения, намерения вбрасываются в человека и вынимаются из него, как будто они представляют собой некий предмет, наделенный жизненной силой. Мысль тоже должна быть вполне конкретна, даже зрима. Так, Гектор «помыслил глазами» (Idem. Il. XV 422), и Гекуба просит Приама «помыслить глазами» (Ibid. XXIV 294). Все это является рудиментами фетишизма в героическом эпосе.

Отношения феакийских царей Ареты и Алкиноя также можно назвать рудиментами родового общества, где господствовало жен. начало. Во-первых, это брак дяди и племянницы, а по др. версии, они родные брат и сестра, т. е. это кровнородственный брак; а во-вторых, главой дома и повелительницей является Арета, к которой все идут за советом, и Одиссей, прибыв на остров, обращается прежде всего к ней (Idem. Od. VII 67-77).

В гомеровских героях много архаической дикости и необузданности. Ахилл издевается над поверженным Гектором, убивает мальчика, царевича Троила; Аякс, сын Теламона, с 7-кожным микенским щитом могуч, молчалив, но покорен воле Зевса и готов умереть вместе со своими воинами, только просит его разогнать мрак, чтобы погибнуть при свете солнца (Idem. Il. VII 644-647). О сиянии солнца мечтает и Ахилл в царстве мертвых (Idem. Od. XI 498).

Любимец Афины Диомед, сын Тидея, сражается с богами, ранит Ареса и Афродиту и отступает только перед Аполлоном (Idem. Il. V - подвиги Диомеда). Тидею Афина хотела даровать бессмертие, но отказалась от этой мысли, увидев, как он грыз голову своего врага. Диомед унаследовал древнюю дикую силу, к-рая в «Илиаде» создает образ дерзкого героя и напоминает Идаса, сына Афарея, боровшегося с Аполлоном за деву Марпессу так, что врагов примирял сам Зевс (Apollod. I 7. 8, 9). В генеалогии у Одиссея тоже просматриваются древние корни. Ум, находчивость, хитрость Одиссея связаны (схолии к «Аяксу» Софокла) с Сизифом, к-рый будто бы соблазнил Антиклею до ее брака с Лаэртом. Кроме того, отец Антиклеи - Автолик, великий клятвопреступник и вор, сын Гермеса (Homer. Od. XIX 396-398). Эпические герои гомеровских поэм отнюдь не застывшие типы, а чрезвычайно различные по характеру. Ведь греч. ὁ χαρακτήρ происходит от глагола χαράσσω - проводить черту, царапать. Гомеровские герои отличаются друг от друга, оправдывая тем самым слова из «Одиссеи»: «Люди несходны, те любят одно, а другие - другое» (Ibid. XIV 228).

II. Боги. Если герои, уничтожившие чудовищ давних времен, враждовали в своем царстве между собой, гордились силой, богатством и славой, то и боги, победив в 10-летней войне своих же чудовищных родителей-титанов, овладели миром и поделили его на 3 части после того, как бросили жребий Зевс, Посейдон и Аид, дети Кроноса и Реи. Зевс получил «небо широкое… в облаках и эфире», Посейдон - «море седое», Аид - «подземный безрадостный сумрак». Общими для 3 братьев остались земля и Олимп (Idem. Il. XV 187-193). Аид не претендует на большую власть. Он принимает в царство мертвых всех насельников земли и потому именуется «богатым», «щедрым» и «гостеприимным». Свою супругу, Персефону, дочь Деметры, он вынужден похитить. Она, осуществляя единение 2 миров - жизни и смерти, в обусловленное время возвращается к матери на 2/3 года, иначе на земле наступит голод. Но супруг дал ей насильно вкусить зернышко граната и тем самым заставил 1/3 года проводить в его владениях.

Посейдон, «Колебатель земли», «Владыка вод», «Земледержец», не может смириться с мощью Зевса. Более того, его потомству не дано рассчитывать на законное наследование власти в мире олимпийцев: все его сыновья незаконны и чудовищны, они гибнут от рук героев, а единственный законный, Тритон - божество морское. В 8-й песни «Илиады» (18-27) приводится речь Зевса, обращенная ко всем богам и богиням. Он кичится силой, предлагая олимпийцам ухватиться за золотую цепь, спущенную с небес на землю, но они не сумеют стащить с Олимпа «всевышнего Зевса». Однако власти Зевса, как бы он ни был могуч, угрожает (Ibid. I 397-400) не только брат Посейдон, но и супруга Гера и дочь Афина. Но, по схолиям к этому месту, в заговоре против Зевса участвует Аполлон, что более вероятно, т. к. Аполлон враждует с отцом. От заговора богов Зевса спасает скромная богиня Фетида, призвав одного из сторуких - Бриарея. Боги устрашились и отступили. Вмешательство Фетиды не случайно. Она дочь морского старца Нерея, племянница океаниды Евриномы, возлюбленной Зевса, бывшей супруги Офиона, хтонического змея (ὁ ὄφις - змей), с к-рым они вместе когда-то царствовали на Олимпе, пока их оттуда не вытеснили Кронос и Рея. Биография Фетиды очень сложна, и в ней много архаических черт древнего божества. Когда-то на ее руку претендовали Зевс и Посейдон. Она предпочла Зевса, но Земля-Гея пообещала, что взявший в жены Фетиду будет иметь сына, который лишит его власти. Оба жениха отказались от Фетиды, и ее выдали замуж за смертного героя Пелея, тем самым унизив божество. Сын Пелея и Фетиды Ахилл стал великим героем, но погиб при взятии Трои. Зевс же, питавший склонность к Фетиде, помог Ахиллу (в пределах «Илиады») одержать победу над Гектором.

Что касается Аполлона, то после заговора против Зевса (см. схолии к Homer. Il. I 399) его и Посейдона Зевс заставил в унизительном рабском виде служить троянскому царю Лаомедонту. В «Илиаде» Аполлон - на стороне троянцев (он малоазийского происхождения, как Афродита и Гефест). Это страшный бог, несущий своими стрелами чуму на лагерь ахейцев (Ibid. I 43-53), но вместе с тем он благодетель (Ibid. II 763-767). В «Илиаде» упоминаются кобылицы потомка царя Ферета, у к-рого Аполлон, наказанный Зевсом, пас стада, умножая их (Ibid. 763-767). Также на склоне Иды, служа Лаомедонту, Аполлон пас стада коров (Ibid. XXI 444-450). В «Илиаде» Аполлон, будучи на стороне троянцев, особенно почитается в Троаде (Хриса, Килла, Тенедос - Ibid. I 37-38) и в самой Трое (Ibid. V 446). Перед Аполлоном смиряется даже неустрашимый Диомед (Ibid. V). Он же отбрасывает Патрокла, защищая в бою одну из башен Трои, «замышляет ему гибель и угрожает дерзкому» (Ibid. XVI 698-711). Рудиментом архаики является имя Аполлона. Он назван по имени матери Лето как Летоид. У Гомера Аполлон отнюдь не кифаред и водитель муз, а грозный и коварный бог.

Афина как дочь Зевса и его 1-й законной супруги Метиды (ἡ μῆτις - мысль, мудрость) имеет догреч. происхождение (судя по имени, балканский субстрат), но у Гомера это вполне классическая богиня, по значимости равная Зевсу, а иногда и превосходящая его. Богиня - со щитом из козьей шкуры, украшенным головой горгоны Медузы, т. е. с эгидой (ἡ αἶξ - коза), обладающей магической силой,- грозная воительница (Ibid. II 446-448) и помощница героев. Так, она помогла Гераклу вывести из Эреба пса бога Аида (Ibid. VIII 362-369). Она покровительница Диомеда и его отца Тидея (Ibid. V), главный враг троянцев, хотя ее культ существует в Трое (Ibid. VI 311). Она воодушевляет ахейцев под Троей и является защитницей эллинских городов, особенно Афин, Аргоса, Мегары, Спарты и др. Отсюда она «градозащитница» (Ibid. 305). Вместе с тем она обладает и мастерством, и художественным ремеслом, помогая ткачихам (Idem. Od. VII 109-110). Как мудрая богиня она сопровождает Одиссея, помогая в трудные моменты, и даже украшает его (Ibid. VI 229-237) перед встречами с Навсикаей и Пенелопой (Ibid. XXIII 156-159), как и Пенелопу (Ibid. XVIII 187-197). Ни одно важное событие в «Илиаде» не обходится без Афины, она заключает союз против Зевса с Герой и Посейдоном перед одной из решающих битв с троянцами (Idem. Il. 291-388); когда Аполлон воодушевляет Гектора (Ibid. XIV 259-261), Афина приближает Гектору смерть (Ibid. XV 613-614) и коварно обманывает его в поединке с Ахиллом (Ibid. XXII 226-300). В «Одиссее» она всюду сопровождает героя, вплоть до последней битвы с женихами Пенелопы, когда богиня, превратившись в ласточку, сидит на потолочной балке (Idem. Od. XXII 239-240; XXIV 528-548) или, усмиряя распрю женихов и Одиссея, принимает образ Ментора.

Зевс - исконно греч. божество (имя Ζεύς - безупречного индоевроп. происхождения и означает «светлое небо»; ср. древнеинд. deva - бог, dya us - небо, день, лат. deus - бог, dies - день, древнеинд. dya uspitah - Небо-Отец, лат. Diespiter Iup(p)iter = Ζεύς πατήρ - отец Зевс), «отец людей и богов», он, несмотря на соперничество ближайших родственников, в пределах гомеровских поэм сохраняет величие, даже после раздела мира между братьями. Однако, несмотря на свое владычество на земле, он иной раз именуется Хтонием (Idem. Il. IX 457), напоминая этим эпитетом, что и ему не чужды элементы архаики.

За отказом Зевса от брака с Фетидой последовал брак Пелея и Фетиды, рождение Ахилла, а значит, и начало Троянской войны. Связь Зевса с хтонической силой Земли-Геи сказалась в том, что он исполнил ее просьбу истребить род нечестивых людей, обременяющих ее (Ibid. I 5; ср.: XIX 273 и сл.). В нем ярко выражены архаические функции: он «Тучегонитель», насылающий ветры, дожди, ливни (Ibid. I 354; IV 30; V 672; XVI 297-300). Но как олимпиец он защитник прав человека, покровитель молящих о гостеприимстве (Idem. Od. VI 207), охранитель очага (Idem. Il. III 107). Зевс требует повиновения от своей олимпийской семьи (Ibid. V 877 сл.), хотя не всегда добивается этого.

Зевс многократно вступает в браки законные и незаконные, в пределах гомеровского эпоса он состоит в 3-м, законном браке с Герой, охраняющей моногамную патриархальную семью (1-й женой была Метида, 2-й - Фемида) и вместе с тем отстаивающей жен. господство в этой семье. Зевс - отец славных героев, из к-рых в «Илиаде» упоминается Геракл (Ibid. XIX 95-134).

Эпический Зевс - покровитель не только отдельных героев, но и великих народов, вступивших в войну. Сидя на Олимпе, он помогает ахейцам, но, восседая на Иде,- троянцам. Он соблюдает равновесие, нарушаемое вмешательством др. богов, его родичей. Как воитель Зевс ненавидит стихийные бедствия войны, олицетворением к-рых является его сын от Геры, буйный Арес (по происхождению фракийское божество). В этом случае замечательна отповедь Зевса Аресу, в к-ром чувствуется дух его строптивой матери (Ibid. V 888-898). Для Зевса важно установление порядка, охрана царской власти (как, напр., передача царского скипетра Агамемнону - Ibid. IX 37 сл.), его любовь и почтение к царскому сану (Ibid. II 196 сл.; Idem. Od. XXIV 24). Он ставит героев на царство (Ibid. I 390) и защищает права царственной семьи (Ibid. XVI 400-403), т. к. он гарант власти.

Зевс претендует на беспристрастное решение судьбы героев, держа в руках золотые священные весы как вершитель войн (Ibid. XIX 223). Решая участь ахейцев и троянцев, он бросает на чашу весов жребии смерти (Ibid. VIII 69-74). Священные весы Зевса познает Гектор, испытав малодушие (Ibid. XVI 658), когда Зевс бросил на чашу весов жребии смерти Гектора и Ахилла, жребий Гектора поник, и от героя удалился Аполлон, его помощник. К Ахиллу же подошла его помощница Афина (Ibid. XXII 209-215). Зевсовы весы - это Судьба.

У классических гомеровских богов достаточно архаических рудиментов (совиные глаза у Афины, коровьи - у Геры, Зевс Подземный, роль Матери-Земли в решении важных вопросов). Так, Гефест - искусный мастер, к-рого Гера и Зевс сбрасывали с Олимпа: мать - за его уродство (он хром на обе ноги - Ibid. XVIII 394-405), отец - за его вмешательство в семейные дела (Ibid. I 586-594). Гефест - кузнец и связан с огненной стихией, но в «Илиаде» (II 426) на Гефесте, т. е. на огне, ахейцы поджаривают жертвенное мясо, и эта поэтическая метонимия говорит о чистейшем фетишизме, когда Гефест сам был огнем. Да и гомеровское «пламя Гефестово», охватывающее жертвы, тоже напоминает о его огненном прошлом (Ibid. IX 467 сл.).

Гомеровские песни как завершение эпического процесса изобилуют поэтическими оборотами (метафоры, метонимии, эпитеты), в которых живо еще мифологическое прошлое: Эос-заря «розоперстая», Фетида - «среброногая» (память о миксантропизме - серебряная чешуя рыбьего хвоста), Ирида - «вихреногая» (сама некогда «вихрь») и мн. др. Иной раз невозможно определить, метафора или подлинный миф в том или ином контексте. Так, в «Илиаде» войско ахейцев готовится к решающей битве под водительством отринувшего гнев Ахилла, к-рому Афина для храбрости влила в грудь нектар с амброзией (Ibid. XIX 352-354), и «вся засмеялась земля» (Ibid. 362). То ли этот оборот можно назвать метафорой, то ли это чистейший миф - Мать-Земля радуется скорому исполнению своего решения об истреблении нечестивого человеческого рода, поддержанного Зевсом (Ibid. I 5). Таких загадок можно много найти в разных слоях или напластованиях, т. н. Kulturstufen, создающих, однако, целостность гомеровских поэм.

Представление о судьбе в гомеровских текстах также связано с историческими напластованиями эпоса. В одних случаях судьба принадлежит богам (это ἡ μοῖρα θεῶν - Ibid. XXII 413; Idem. Od. XI 292) или исходит от Зевса (ἡ αἶσα Ϫιός - Idem. Il. IX 608; Idem. Od. IX 52), в других - она выше богов и даже иной раз персонифицируется («мощная мойра» выпряла судьбу Гектору - Idem. Il. XXIV 209 сл.), иной раз упоминается неск. мойр (Ibid. 49). Боги трактуются часто как исполнители воли судьбы (см. выше о золотых весах Зевса; возвращение Одиссея домой боги выполняют по решению судьбы - Idem. Od. V 41 сл.; Афина приближает смерть Гектора, т. к. она решена судьбой - Idem. Il. XV 612-614). Вместе с тем боги и судьба могут отождествляться, т. е. непонятные явления приравниваются к воле разумных богов. Так, кони предсказывают Ахиллу гибель от божества, а он говорит о воле судьбы (Ibid. XIX 417-421), участь Патрокла решается и судьбой и богами «вопреки судьбе», «сверх судьбы» (Ibid. XVI 849). Но есть тексты, где сказано, что герои действуют «вопреки судьбе» - ὑπὲρ μοῖραν (Ibid. XX 336; Idem. Od. I 34), «сверх судьбы» - ὑπὲρ αἶσαν (Homer. Il. XVI 780). Именно поэтому на совете богов в 1-й песни «Одиссеи» решено отпустить Одиссея на родину (Idem. Od. I 77-87). Здесь-то и начинает проявлять себя свободная воля героев, ведущая к дерзостной гордости, к-рая и погубит их в конце героического века.

Гесиод

(῾Ησίοδος) в отличие от Гомера, автора грандиозных героических текстов известен 2 небольшими поэмами (не считая фрагментов) - «Теогония» и «Труды и дни». Гесиод систематизатор мифологических теогоний и генеалогий, родоначальник мифографов и дидактического эпоса. Поскольку «Труды и дни» связаны с биографией реального поэта, начнем с ее фактов, хотя «Теогония» создана раньше. Небольшая поэма (828 гексаметров) написана как наставление беспутному брату Персу, неправедным путем, подкупив «царей-дароядцев», получившему наследство и промотавшему его. Но это повод, чтобы сделать целый ряд обобщений о человеческом роде в прошлом и настоящем, о тяжелом времени, в к-ром приходится жить. Жанр, созданный Гесиодом, имел многовековую историю и подражателей на лат. почве, вплоть до средневек. сочинителей. «Теогония», поэма о рождении мира, поколениях богов и генеалогии героев, представляет Гесиода как систематизатора мифологии, пытавшегося упорядочить процесс мифотворчества (мы не останавливаемся на маленькой поэме (480 стихов) «Щит Геракла», подражающей описанию щита Ахилла в «Илиаде» (Idem. Il. XVIII), к-рая, как считают совр. ученые, не принадлежит Гесиоду (ее относят к нач. VI в. до Р. Х.), но по традиции помещается в собрании сочинений Гесиода).

Гесиод во мн. отношениях является первым на пути древнегреч. культуры в литературно-мифологическом аспекте. Он первый достоверный, а не легендарный поэт, к тому же изложивший ряд автобиографических подробностей, первый дидактический автор, у к-рого встречается образец притчи (о соловье и ястребе - Hes. Opp. 202-211), первый систематизатор мифологии, изложивший историю не только божеств, но и человеческого рода, поэт-мыслитель, названный в XX в. предфилософом.

Время жизни Гесиода фиксируется приблизительно. Он сообщает, что ездил на о-в Эвбея, в г. Халкида, где участвовал в состязаниях рапсодов в память царя Амфидаманта (ум. ок. 700 г. до Р. Х.) и даже получил в награду треножник, к-рый принес в дар геликонским музам, обучившим его «звонкому пенью» (Ibid. 654-659). Следов., он родился не ранее 730 г., т. к. выступал вместе с рапсодами уже известным поэтом (Паросская хроника относит Гесиода к 937 г. до Р. Х., ставя его ранее Гомера (907 г. до Р. Х.). Эта датировка противоречит свидетельству самого поэта).

Как и Гомер, Гесиод родом с побережья М. Азии, но связан не с Ионией, а с эолийскими поселениями. Происходя из эолийского г. Кима, отец Гесиода перебрался в Беотию, в сел. Аскра у подножия горы Геликон, где обитали геликонские музы. Там сочинял песни Гесиод.

Гесиода высоко почитали в эллинском мире, и даже существует соч. «Состязание Гомера и Гесиода» в гексаметрах (см.: Homeri Opera / Ed. T. W. Allen. Oxf., 1912, 1969r. T. 5). Слушатели отдали предпочтение воинственному Гомеру, но царь Панед, брат Амфидаманта, возглавлявший агон, признал победу за Гесиодом, певцом мирной сельской жизни.

В биографии Гесиода сочетаются поэтический дар и жизнь скромного, почти бедного крестьянина: вся утварь деревянная, вплоть до ступок, гвоздей, заступов, обода для колес повозки, плуга, дышло к-рого изготавливают из лавра, т. к. его не точит червь. Обувь из грубой бычьей кожи (не чета гомеровским золотым сандалиям), на спине и плечах накидка из шкуры козла, на голове войлочный колпак. Хлеб с молоком, кусок мяса, немного вина под тенью от скалы у журчащего ручья - набросок скромного отдыха поселянина (Hes. Орр. 588-595), преображенный Феокритом в роскошную идиллическую картину.

Этот крестьянин, автор «Теогонии» (1021 гексаметр), впрочем мечтающий о богатстве, нажитом честным трудом и молитвой к богам, почитает родных ему геликонских муз (он воспевает этих дочерей Зевса как муз олимпийских, перечисляя их во главе с матерью Мнемосиной - Hes. Theog. 36-103). По сообщению Павсания (Pausan. Descript. IX 29. 1-3), в глубокой древности на Геликоне обитали 3 музы, к-рым чудовищные Алоады, От и Эфиальт, приносили жертвы и дали имена Мелета (Опытность), Мнеме (Память), Аойда (Пение). Впосл. сюда прибыл Пиер из Македонии, перенес в Беотию почитание пиерид, установил, что муз должно быть 9, и дал им имена. Алоады основали, по преданию, и поселение Аскра, от к-рого во времена Павсания (II в. по Р. Х.) осталась одна башня. Именно геликонские (они же и олимпийские) музы, водившие хороводы у жертвенника Зевса и фиалково-темного источника, вручили Гесиоду посох из лавра и вместе с ним вдохнули в крестьянина дар песен, чтобы он воспевал прошлое и будущее, а главное, племя блаженных богов, не боясь ни правды, ни вымысла.

Здесь важен именно момент передачи посоха. Это несомненный рудимент фетишизма: посох из лавра несет в себе песенный дар, в посохе заключено творческое, живое начало. Получив такой дар (фетиш), Гесиод начинает прославлять поколения богов (Hes. Theog. 1-34). Он перечисляет первопотенции космоса (Ibid. 116-120) (Хаос, Гея, Тартар, Эрос). Хаос (ср. греч. глаголы χάσκω, χαίνω - зеваю, раскрываю рот или пасть) - разверстая пасть земли, из недр к-рой появляются смутные бесформенные очертания, Ночь-Никта и Мрак-Эреб. Они вступают в брачный союз, т. к. появилась еще одна мощная сила, движущая миром,- Эрос-Любовь, тоже не имеющая определенного образа, стихийная мощь, дающая жизнь и побуждающая все живое к брачным союзам.

Гея-Земля (она же Хтон) родилась вслед за Хаосом. Она рождает Урана-Небо (характерно для греков: земная материя - первая, а совсем не небесные просторы). Оба они вступают в брак и создают неделимое целостное тело.

Фигура Тартара не очень ясна. С одной стороны, это пространство, залегающее в недрах земли, к-рое окружает в 3 ряда тьма. В Тартар сверху проникают корни земли и моря, окутанные густым черным туманом. С др. стороны, это живое существо, т. к. Гея-Земля рождает чудовищного Тифона в брачном союзе с Тартаром (Ibid. 823).

Хаос, Эрос и Тартар в дальнейшем претерпят значительные модификации: Хаос станет символом спутанности жизни, неясная сила любовного притяжения превратится в сына Афродиты, Тартар будет выполнять роль темницы для свергнутых богов.

Первые потенции и их потомство (Ibid. 116-210) составляют 1-е поколение богов. 2-е поколение богов (Ibid. 211-239) - титаны (дети Геи и Урана, их 6 муж. и 6 жен. пола), вступающие в кровнородственные браки (опять архаика). 3-е поколение (Ibid. 240-962) начинается с морских богинь нереид (далее полный перечень их имен, напоминающих их связь с морской стихией) и чудовищ, к-рых уничтожают герои (Ibid. 240-336). Затем идут внуки Урана (Ibid. 337-410) и его правнучки - многоликой, страшной Гекаты (Ibid. 411-452), от к-рой зависит благосостояние человека (соединение архаики и классики). В конце дано (Ibid. 453-505) описание потомков Кроноса и Реи, т. е. тех, кого именуют олимпийскими богами. Кронос, младший сын, в свое время по совету матери Геи оскопил Урана, прекратив бесконечное порождение чудищ. Теперь Зевс, младший сын, опять по совету Геи освобождает себя и своих братьев и сестер (их также 6 муж. и 6 жен. пола), проглоченных Кроносом, возрастает на Крите (Ibid. 453-506).

Зевс правит новыми богами, получив громы и молнии, скрытые ранее в недрах Геи-Земли. Здесь-то и начинается его борьба с титанами - страшной стихийной силой, к-рую он одолевает, взяв в союзники сторуких (Ibid. 617-745). Рисуется мощная картина битвы, когда кипит течение Океана. Хаос объят ужасным жаром, Зевс, шествуя с Олимпа, мечет громы и молнии, содрогается земля, 300 камней из рук 3 сторуких затмевают солнце, титаны побеждены и сброшены в Тартар, где их и стерегут 3 могучих брата - Котт, Бриарей и Гиес. Мощь этой картины не уступает картине, описанной Гомером.

Победитель Зевс устанавливает новый миропорядок, построенный на законе, упорядоченности, мере (Гесиод особенно почитает меру и призывает: «Меру во всем соблюдай» - Hes. Орр. 694), создается героический, олимпийский период мифологического процесса. Зевс вступает в союз с божествами, потомками титанов, к-рые могут помочь ему в новом, упорядоченном мироздании и без к-рых космический порядок будет нарушен. Продолжают светить небесные боги Гелиос и Селена, встает по утрам Эос-Заря, чередуются день и ночь, Океан катит воды вокруг земли. В браке с титанидой Мнемозиной рождаются 9 муз, с титанидой Лето - Аполлон и Артемида, с Фемидой (2-я супруга Зевса, дочь Геи и Урана) - оры, следящие за чередованиями времен года, и мойры, богини судьбы,- Клото, Лахесис, Атропа (Hes. Theog. 901-920). Большая роль отведена благоустроительнице Гекате. В повествовании о 3-м поколении богов также идет речь о браках Зевса (Ibid. 886-962) с богинями, об их детях (1-я супруга Метида-Мудрость, проглоченная Зевсом, породившим из своей головы Афину, 2-я - Фемида, 3-я - Гера и др., уже незаконные союзы) и о союзах со смертными женщинами, матерями героев. Т. о., Гесиод упоминает 4-е поколение молодых богов, таких как Афина, Аполлон, Артемида, Гермес, верных своему отцу, великому Зевсу. В заключение (Ibid. 965-1022) перечисляются богини и их дочери, вступившие в брак со смертными мужами (Деметра, Гармония, Эос, Фетида, Афродита, Кирка и др.).

Зевс окончательно утверждает власть после битвы с Тифоном, или Тифоеем,- страшным миксантропическим существом, младшим сыном Земли и Тартара. Гесиод живописует образ чудовища с сотней змеиных голов, испускавшего вопли разных диких животных. После титаномахии это новое испытание для власти Зевса кончается его победой над чудовищем, сброшенным в Тартар (Ibid. 520-808).

Т. о., поэма о рождении нового олимпийского мира, победившего мрачные, разрушительные силы прежних владык, являет собой действительно 1-ю попытку в лит-ре архаического периода представить в некой системе исторически и логически оправданную смену поколений в теогоническом процессе.

Следующей попыткой окажется осмысление Гесиодом истории смены поколений человеческого рода в поэме «Труды и дни».

В греч. мифологии существовал ряд версий о происхождении людей и о смене их поколений. Первые люди как бы вырастают из самой природы, иной раз прямо из земли (Apollod. III 4. 1), из зубов дракона, убитого Кадмом в Беотии. Они так и называются «спартами» (посеянными). 5 братьев, основателей знатных фиванских семей, носили примечательные имена: Эхион (Змеиный), Удей (Почвенный), Хтоний (Земляной), Пелор (Исполин), Гиперенор (Гордый силой). Они автохтоны, так же как и один из афинских царей, рожденный землей,- Эрихтоний (В высшей степени земной) и еще более ранние - Кекропс и Кранай, тоже автохтоны и полузмеи (Ibid. 14). У Эсхила в «Прометее прикованном» (Aeschyl. Prometeus vinctus. 447-453) первые люди, наподобие муравьев, ведут жалкое существование в пещерах. Первых людей из земли и воды вылепил Прометей, сын титана Иапета и двоюродный брат Зевса (Apollod. I 7. 1). Именно Прометей сжалился над слепыми и немощными подземными обитателями и даровал им огонь, вступил в борьбу с Зевсом, соперником по благодетельным для человечества функциям. По Эсхилу, Зевс решил уничтожить ущербный человеческий род и «насадить» (Aeschyl. Prometeus vinctus. 232) новый, более совершенный, ведь эти первые люди ничем не выделялись в вечном круговороте природной материи. Однако после обретения людьми огня, а с ним и начатков разумной деятельности Зевс все-таки наслал на это поколение потоп (Ovid. Met. I 246-380) со всеми ужасами, после к-рого выжила только одна супружеская пара - Девкалион, сын Прометея, и жена его, Пирра, дочь Прометеева брата Эпиметея, к-рые и создали новый род людей, бросая себе за спину кости своей Матери-Земли, т. е. камни (Ibid. 318 сл., 350 сл., 390-413). Версия потопа была красочно и величественно разработана у поэта V в. по Р. Х. Нонна Панополитанского (Nonn. Dion. V 250-388).

В этих поздних повествованиях важна роль Прометея и его потомков как своеобразных культурных героев, хотя Платон в диалоге «Протагор» (Plat. Prot. 320d - 322d) говорит о создании богами людей из земли и огня, об Эпиметее, неразумно наделившем животных избытком средств к жизни, и Прометее, к-рый, выяснив, что для людей не хватает жизненных сил и способностей, украл огонь из кузницы Гефеста. Зевс же даровал роду людей законодательство, гражданственность и разумную общественную жизнь.

Гесиод в «Трудах и днях» рисует личность Прометея отнюдь не как помощника людей, а как ловкого хитреца, ввергнувшего их в многочисленные беды и явно имеющего связь с архаикой. По своим корням Прометей - архаическое доолимпийское божество, пришедшее из балканского субстрата, покровитель древнего автохтонного населения. В образе Прометея, если судить по поздним свидетельствам, видимо, сказалась попытка соединить старое местное божество с богами новых племен, пришедших на Балканы, почему Прометей и мыслится благодетелем и даже создателем первых людей. Такого Прометея, как у Эсхила, конечно, Гесиод не мог и предположить. Его Прометей скорее напоминает платоновского неудачника из «Протагора», отличавшегося ловкостью, с помощью к-рой он украл огонь для обделенных его братом людей. У Гесиода заслуга Прометея в первую очередь в том, что он ввел обычай приносить богам не лучшие куски мяса, а кости, покрытые жиром (Hes. Theog. 535-560). Таким подношением он пытался обмануть всеведение Зевса в Меконе при установлении жертвенного ритуала. Зевс разгадал хитрость Прометея, но допустил подмену, чтобы наказать хитреца, а заодно и людей, лишив их огня. Но Прометей снова обманул Зевса и украл у Гефеста огонь (Ibid. 561-567).

В свою очередь разгневанный Зевс отплатил Прометею и людям, приказав Гефесту слепить из земли подобие девы, «прекрасное зло вместо блага», откуда и пошел губительный род женщин (Ibid. 567-591). Более подробный рассказ об этой мести Зевса - в «Трудах и днях» (Idem. Opp. 54-105), где дева названа Пандорой (Одаренная всеми [богами]) и имеет «лживую хитрую душу» при небывалой внешней красоте, чтобы соблазнять глупых мужчин вроде Эпиметея, взявшего ее в жены. Любопытная Пандора открыла сосуд, переданный ей богами, и оттуда разошлись по миру беды, болезни и страдания. По воле Зевса она захлопнула крышку, оставив там Надежду, и принесла еще больше несчастий человеку (Ibid. 69-105; Idem. Theog. 570-612).

Гесиод не только порицал злую природу былой жен. власти, но и впервые показал несоответствие между внешней красотой тела и внутренним безобразием души, что в дальнейшем будет осуждаться в культуре классического грека с его превознесением калокагатии. Прометей же наказан после кражи огня жестоко - прикован на границе земли, где его брат Атлант держит свод неба и орел терзает печень сына Иапета и Климены, пока Геракл по воле Зевса не освободит Прометея, к-рый «тягался в мудрости с Зевсом сверхмощным» (Ibid. 517-533). Т. о., наказаны все сыновья титана Иапета, брата Кроноса и дяди Зевса,- «наглый Менетий» сброшен в Тартар, Атлант стонет под небесной тяжестью, Эпиметей в союзе с Пандорой «несчастьем явился для смертных» (Ibid. 507-525), Прометею пришлось хуже всего. Его судьба доказывает, что в эпоху классической мифологии самым мудрым и великим может быть одно божество и что вершителем человеческих судеб является только один владыка. Хитроумие Прометея у Гесиода или его мудрость у Эсхила оказались гибельными для будущего Прометея (он ведь Προμηθεύς - Предвидящий умом), т. к. он выпал (хотя и освобожденный Гераклом) из классики олимпийского периода. Пока великие герои совершали подвиги и рождались их новые поколения, Прометей, пригвожденный к скале, оставался только страдающим свидетелем героических деяний (Apoll. Rhod. Argon. II 1248-1258 - об аргонавтах, слышащих стоны Прометея) в жизни, где ему нет места. В эпоху Троянской войны Прометей - образ далекого прошлого, в эпосе Гомера ему нет места. Да и культ Прометея ограничен: в Афинах - только у горшечников (бег с факелами), а не всех ремесленников, почитавших Гефеста и Афину (Plat. Leg. XI 920d).

Прометею нет места и в гесиодовской картине смены поколений человеческого рода, созданных Зевсом, судьба к-рых целиком зависит от владыки Крониона. В «Трудах и днях» 1-е поколение людей мыслится самым счастливым и называется «золотым». Люди не знают ни земледелия, ни ремесла, земля сама (αὐτόματον) дает им обильный урожай, и они владеют тучными стадами - недостижимый идеал для бедного Гесиода. Ни старость, ни смерть им не угрожают, и по воле Зевса люди этого поколения, скрытые землей, становятся блаженными даймонами, покровителями человечества (Hes. Орр. 109-126). Все следующие поколения только ухудшают жизнь (ср. отличие новоевроп. утопий о непрерывном благодетельном прогрессе). 2-е, «серебряное» поколение живет в неразумном детстве до 100 лет, а возмужав, быстро умирает, наказанное Зевсом за нежелание приносить жертвы богам (Ibid. 127-142). 3-е поколение «медное», его люди славятся небывалой силой, любят войны, выделывают оружие из меди, не зная железа. В войнах они уничтожили друг друга и ушли, безымянные, в Аид (Ibid. 143-155). Это поколение напоминает людей бронзового века. 4-е поколение - созданный Зевсом род героев, тот самый, к-рый прославился под Фивами из-за наследия Эдипа и под Троей из-за Прекрасной Елены. Они тоже истребили друг друга, но нек-рые по воле богов (их родичей) обитают на о-вах Блаженных, не изведав смерти, трижды в год собирая плоды земли (Ibid. 156-173). Гомеровских героев Гесиод не может пропустить, об этом знаменитом поколении все помнят, все знают, но именно гомеровские герои сражались «медью» и не знали железа, так что к ним можно отнести и характеристику 3-го поколения, за исключением безымянности. Их имена известны по песням рапсодов о великой Троянской войне.

Время Гесиода - это еще «темные века», когда слушателями и исполнителями героического эпоса были те самые простые ремесленники и крестьяне, к-рыми изобилуют сравнения «Илиады» и «Одиссеи» и к-рые, как и Гесиод, жили и трудились в поте лица вместе с 5-м, «железным» поколением, добывая себе скромное пропитание.

С ужасом рисует Гесиод «железное» поколение (Ibid. 174-200): «Если бы мог я не жить с поколением пятого века» - восклицает поэт (Ibid. 174). И дело не в том, что богатые могут пользоваться железом, а бедняки, как Гесиод,- лишь деревянными примитивными орудиями. Люди стали «железными» по нраву, поведению, обхождению друг с другом. Деградация дошла до крайности - дети не почитают родителей, люди друг другу чужие и родителям нельзя ждать помощи от детей. Почет воздается злодеям, вместо права царит сила кулака, исчезли страх и совесть, оставив несчастным людям одни беды. Вот тут-то Гесиод и рассказывает притчу о соловье и ястребе, вывод к-рой таков: слабый не может тягаться с сильнейшими.

Однако в «Прометее прикованном» Прометею приписывается среди всех его благодеяний (строительство, ремесла, жертвы богам, ритуалы гадателей, различение времен года, умение читать и считать и т. п.) еще один дар, без к-рого невозможна эволюция человеческого рода: он вложил в людей «слепые надежды» и тем самым стремление к постоянной деятельности, научил их мечтать (Aeschyl. Prometeus vinctus. 248-250). Но мечты, порожденные слепыми надеждами, тоже слепы, и прогресс, обещанный Прометеем людям, обманчив. Об этом и свидетельствуют железный век Гесиода и пессимистическая история его поколений, его, если можно так выразиться, историософия. С Гесиодом кончается архаическая эпика, и VII в. до Р. Х. возвещает рождение ранней лирической поэзии, т. е. подступы к лит-ре классической, в которой мифология будет играть роль источника в аспекте идейном, сюжетном и эстетическом, ибо греч. мифология полна высоких идей, драматических сюжетов и притягательной красоты.

Эстетическое значение древнегреческой мифологии

Будучи одной из древнейших форм освоения мира, греч. мифология имеет огромное самостоятельное эстетическое значение. Наиболее отчетливо и завершенно эта направленность выявлена в гомеровском эпосе и в «Теогонии» Гесиода, где мифологическая картина всего космоса, богов и героев приняла законченно-систематический вид. У Гомера красота есть божественная субстанция и главные художники - боги, создающие мир по законам искусства. Недаром красота мира рождается богами в борьбе, когда олимпийцы уничтожают архаических чудовищ. Но дикая архаика тоже полна своеобразной красоты. Тератоморфизм совмещает в себе чудовищность и чудесность (недаром τὸ τέρας - чудо, чудовище), ужас и красоту. Однако красота архаической мифологии гибельна: сирены привлекают моряков прекрасными голосами и умерщвляют их. Совершенство есть и в удивительном безобразии причудливых форм таких чудовищ, как Тифон или сторукие. Прекрасные олимпийские боги жестоко расправляются со всеми, кто покушаются на гармонию установленной ими власти, той разумной упорядоченности, к-рая выражена в самом слове «космос». Но героический мир становится настолько дерзким, что нуждается в обуздании. И боги посылают в этот мир красоту, воплощая ее в облике женщины, несущей с собой соблазн, смерть и самоуничтожение великих героев. Так появляется созданная богами прекрасная Пандора с лживой душой, рождается от Зевса и богини мести Немесиды Елена. Прекрасные женщины (Даная, Семела, Алкмена) соблазняют богов, изменяют им и даже презирают их (как Коронида или Кассандра). Ушедший в прошлое мир архаики мстит новому героизму, используя жен. красоту. Женщины вносят зависть, раздор и смерть в поколения героев, заставляя богов наложить проклятие на своих потомков. Прекрасное в мифе оказывается активным, беспокойным началом.

Служебные функции древнегреческой мифологии

Соответственно политическим взглядам и стилю того или иного автора греч. мифология получает разное оформление и использование в эпоху полисной системы в греч. классической лит-ре. Так, у Эсхила Афина Паллада выступает защитницей афинской гражданственности («Орестея»), образ Прометея наделяется в трагедии о Прометее передовыми и даже тираноборческими идеями; борьба Антигоны и Креонта представлена у Софокла как борьба семейно-родовых традиций с гос-вом («Антигона»). Герои греч. мифов часто попадают в ситуации вымышленные, как, напр., у Еврипида, менявшего древние мифологические сюжеты по своему вкусу. От мифических героев иной раз остаются только собственные имена.

Философы древности, понимая под богами те или иные философские категории, строили на них разные философские системы. Платон и Аристотель рассматривали греч. мифологию в качестве художественной формы или одной из форм наивного народного мышления. Для стоиков греч. мифология имела только аллегорический смысл. Для эпикурейцев боги - особого рода существа, возникающие из атомов, не имеющие ни силы, ни желания воздействовать на мир, идеалы спокойной, безоблачной жизни. Скептики, отрицая познаваемость всего существующего, доказывали непознаваемость и немыслимость мифологических существ. В III в. до Р. Х. получила распространение теория философствующего писателя Евгемера (см. Евгемеризм), трактовавшая всех богов и героев как действительно некогда живших людей, прославившихся деяниями и возведенных современниками в ранг сверхъестественных существ. За Евгемером следовали мн. историки (в т. ч. Диодор Сицилийский). Саркастической критике подвергал традиц. мифологию Лукиан (II в. по Р. Х.).

Наряду с просветительской критикой мифологии в эпоху эллинизма существовала тенденция к ее реставрации. С падением классического полиса формируются огромные военно-монархические гос-ва (куда Греция вошла как составная часть), требовавшие для себя такой же грандиозной и импозантной мифологической системы. Римская империя создала не только внушительные формы религ. мифологического синкретизма, но и глубоко продуманную общность греко-рим. мифологии, к-рая была превращена в универсальную систему логических категорий неоплатонизма (III-V вв. по Р. Х.).

В средние века греч. мифология рассматривалась либо как малозначащие сказки, либо как собрание земных соблазнов, когда греч. боги воспринимались как некие бесы. Тем не менее, образуя низовое течение средневек. культуры, греч. мифология сохранилась вплоть до эпохи Возрождения и стала одним из источников расцветшего в эпоху Возрождения гуманизма. Греч. боги и герои рассматривались в виде художественных образов, изящных, глубоких, красивых. Они выражали стремление человека защитить свои земные и интимно-личные права. «Триумф Вакха и Ариадны» Л. Медичи (1459) или «Венера и Адонис» У. Шекспира (1593) позволяют понять, какими земными страстями наделялись боги греч. мифологии. Во франц. классицизме XVII в. греч. мифология приобретает ясные и четкие формы, выражая собой идеи и вкусы абсолютной монархии, напр. в трагедиях П. Корнеля, Ж. Расина, в эстетике Н. Буало. В XVIII в. греч. мифология была превращена в салонную забаву, в собрание шутливых анекдотов, среди к-рых главную роль играли не всегда пристойные образы Амура, Купидона, Вакха и разного рода веселые приключения греч. богов и героев (Ж. Б. де Грекур, Ж. Б. Л. Грессе, Э. Парни). В XVIII-XIX вв. огромное значение имела теория И. И. Винкельмана, понимавшего античность, ее искусство и мифологию пластически, в стиле благородной простоты и спокойного величия. Однако уже романтики начали трактовать античные мифологические образцы с т. зр. глубоких и стихийных человеческих страстей (нем. писатель Г. Клейст) или как символы революционной борьбы (англ. поэт П. Б. Шелли). С посл. трети XIX в. (нем. философ Ф. Ницше и др.) при рассмотрении греч. мифологии на 1-й план начали выдвигаться не пластика и не наивная красота греч. богов и героев, а темные стихийные экстазы. Ницше представлял греч. трагедию как синтез 2 начал - дионисийского (оргиастического, исступленного, экзальтированного) и аполлонийского (спокойного, величавого, уравновешенного и пластического). Подобное отношение к греч. мифологии нашло поэтическое отражение у рус. поэтов-символистов нач. XX в. (В. Брюсов, И. Анненский, Вяч. Иванов, Ф. Сологуб). Г. В. Ф. Гегель и особенно Ф. В. Й. Шеллинг (1-я треть XIX в.) дали систематическую философскую концепцию мифологии. Вообще с этого времени сначала в основном на материале греч. мифологии, как более изученной, а затем и на материале др. мифологий стали создаваться многочисленные мифологические направления и школы.

Ист.: Гомер. Илиада / Пер.: Н. Гнедич. М.; Л., 1935 и след. изд.; То же / Пер.: В. В. Вересаев. М., 1949; он же. Одиссея / Пер.: В. А. Жуковский. М.; Л., 1935 и след. изд.; То же / Пер.: В. В. Вересаев. М., 1959; Аполлодор. Мифологическая б-ка / Изд. подгот.: В. Г. Борухович. Л., 1972; Овидий. Метаморфозы / Пер.: С. Шервинский. М., 1977; Античные гимны / Сост., вступ. ст., ред.: А. А. Тахо-Годи. М., 1988; Гесиод. Труды и дни: Теогония // Эллинские поэты VIII-III вв. до н. э. / Пер.: В. В. Вересаев; изд. подгот.: М. Гаспаров, В. Ярхо, П. Цыбенко. М., 1999; Гигин. Мифы / Пер. и коммент.: Д. Торшилов; общ. ред.: А. А. Тахо-Годи. СПб., 1997, 20002; Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Изд. подгот.: Н. А. Чистякова. М., 2001.

Лит.: Bachofen J. J. Das Mutterrecht. Stuttg., 1861; Rohde E. Psyche: Seelencult und Unsterblichkeitsglaube der Griechen. Freiburg i. Br.; Lpz., 1894; Альтман М. С. Греч. мифология. М.; Л., 1937; Dodds E. R. The Greeks and the Irrational. Berkeley, 1951; Nilsson M. P. Geschichte der griechischen Religion. Münch., 1950-1951. 2 Bde; Méautis G. Les dieux de la Grèce. P., 1959; Kirk G. S. Myth: Its Meaning and Function in Ancient and Other Cultures. Camb., 1971r; Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М., 1976, 19952; Фрейденберг О. М. Миф и лит-ра древности. М., 1978, 19982; Голосовкер Я. Э. Логика мифа. М., 1987; Словарь античности: Пер. с нем. / Отв. ред.: В. И. Кузищин. М., 1989; Тахо-Годи А. А. Греческая мифология. М., 1989. М.; Х., 20022; Лосев А. Ф. Очерки античного символизма и мифологии. М., 1993; он же. Мифология греков и римлян. М., 1996; он же. Античная мифология с античными коммент. к ней: Энциклопедия олимпийских богов / Вступ. ст.: А. А. Тахо-Годи. М.; Х., 2005; он же. Гомер. М., 20062; Онианс Р. На коленях богов: Истоки европ. мысли о душе, разуме, теле, времени, мире и судьбе. М., 1999.

Религия

древних греков, как и мифология, основана на непосредственной и реальной вере в сверхъестественную божественную силу, пронизывавшую весь природный мир, связывавшую с ней человека и жизнь общества, но в отличие от мифологии закрепленную системой культов и обрядов. Древнегреч. религия политеистическая (многобожие), зародившаяся в глубинах тысячелетий, где не было разделения на мифологию и религию, имеет свою историю и вместе с мифологией делится на периоды доклассический, или архаический, и классический. Однако в отличие от живого мифомышления, исчезнувшего еще в нач. I тыс. до Р. Х., религия существовала до конца языческой античности в основных канонических формах, претерпевая необходимые модификации.

Для древнейшего периода развития религии характерно все, что составляло сущность мифологической архаики: невыделенность человека из природы, тотемизм, фетишизм и переход к анимизму (представление о даймонически-бытийственной силе, воплощенной в предметах неорганической жизни, в существах фитоморфных, зооморфных, миксантропических, тератоморфных). Классическая система богов, даймонов и героев, анимистическая и антропоморфная, сохраняла в огромном количестве архаические рудименты вплоть до падения античной культуры. Именно благодаря этим рудиментам можно восстановить древнейшую историю мифологической и религ. основы Д. Г.

Начиная с XVI в. до Р. Х. микенская Греция находилась под религ. влиянием Крита, оттуда в Микенском пантеоне появился культ жен. божества - Великой Матери богов, к-рый в дальнейшем (уже в Греции в эпоху эллинизма) впитал культ малоазийской Великой Матери - Кибелы (Кивевы). В критском вегетативном божестве можно найти соответствие микенским, а в дальнейшем и элевсинским богиням - Деметре и Коре. Афина и Артемида связаны с представлениями о критской Владычице змей и Владычице зверей (причем в Артемиде присутствует и малоазийская архаика). В надписях линейного письма Б уже встречаются имена Зевса, Геры, Посейдона, Эниалия, Илифии, Гермеса и, возможно (вопрос спорный), Диониса и его окружения. Ряд греч. божеств имеет твердо установленное малоазийское происхождение (Аполлон, Афродита, Гефест). Иные, как, видимо, титан Прометей или местные хтонические божества и герои (напр., Трофоний), пришли из балканского субстрата. Мифы о борьбе верховного олимпийского бога Зевса с его постоянными оппонентами и соперниками (среди к-рых кроме Прометея - Посейдон, Аполлон, Гера) свидетельствуют о сложных взаимоотношениях ранних и поздних этнических и мифолого-религ. пластов.

Религия в Д. Г. никогда не имела строгой системы культа, скорее все определяла традиция, т. н. неписаные законы, т. е. отсутствовали законодательно закрепленная священная история и догматика. Однако понятия «дозволенное» (θεμιτόν) и «недозволенное» (οὐ θεμιτόν), «чистое» (ἁϒνόν) и «скверное» (μιαρόν), «благочестие» (ἡ εὐσέβεια) и «нечестие» (ἡ ἀσέβεια) в действиях человека, переступившего через положенную богами меру отношений, всегда твердо отличались, имея в основе этику, освященную религ. традицией. Отсюда в гомеровском эпосе богами осуждается чрезмерная жестокость героев (напр., Ахилла - Homer. Il. XXII), попрание священных законов погребения (издевательство над мертвым Гектором - Ibid. XXIV 22-76), оскорбление жреческого достоинства, а значит, и самого божества (Агамемнон, жрец Хрис и Аполлон), преступные действия героев, наказываемых вечными муками в царстве мертвых (Титий, Тантал, Сизиф - Homer. Od. XI 570-600). Осуждается все «чрезмерное» (λίην), даже радость и уныние души (Archiloch. Fragm. 67a), деяния «сверх меры, назначенной судьбой» (ὐπὲρ μόρον, πέρα δίκης), как, напр., у Эсхила помощь Прометея людям, в чем нельзя не увидеть общеантичного классического учения о мере (ср. у Гесиода (Hes. Орр. 694) μέτρα φυλάσσεσθαι - меру соблюдать). Справедливый суд над душами в загробном мире обязателен (Homer. Od. XI 568-581; Plat. Apol. Socr. 41a; Idem. Gorg. 524a; Idem. Resp. X 614c - 625a), как и роль Дике, или Адрастеи,- воплощения справедливости (Aeschyl. Prometus vinctus. 936; Plat. Phaedr. 249b; Orph. Fragm. 152). Осуждается нарушение таких неписаных законов, как обязательное погребение мертвых (Sophocl. Antig.), что не раз подтверждалось на практике (напр., осуждение на смерть в 406 г. до Р. Х. афинянами победоносных стратегов, не похоронивших из-за морской бури своих солдат (Xen. Mem. I 1. 18; Idem. Hellen. I 7. 14)). Нечестие в отношении богов каралось смертью (ср. процесс над философом Анаксагором (DK. 59А17), смертный приговор к-рому был заменен по просьбе Перикла изгнанием; процесс над Сократом по доносу, где ему в вину ставилось непочитание традиц. богов и введение каких-то новых (т. н. даймоний Сократа, его внутренний голос - Plat. Apol. Socr. 24c)). Осуждалось празднословие во время ритуалов и употребление имени божества всуе (так, перед началом службы божеству призывали благоглаголать (εὐφεμεῖν); Сократ, напр., клялся собакой, чтобы не произносить попусту имени божества). Существовали общеупотребительные для всех участвовавших в службе слова и формулы (τὸ ῥητόν) и т. н. эсотерические, произносимые только посвященными (τὸ ἀπόρρητον). Произнесение клятв при заключении союзов (σπονδαί), договоров, в частной и общественной жизни освящалось божеством, поэтому их нарушение считалось святотатством. Слово, религиозно окрашенное, несшее в себе как бы божественную энергию, имело огромное значение, тем более что оно было неразрывно связано с практикой служения божеству.

Взаимоотношения человека или общества с богами классического пантеона были многообразными, так же как многообразен был и божественный мир. Хотя весь Олимпийский пантеон имел общегреч. религ. значение, были места особого почитания тех или иных богов - города, святилища, храмы, оракулы. Их история не раз свидетельствовала о том, как местный культ вырастал до общегреческого. Так, Гера особенно почиталась в Аргосе (ср. древнейшее зооморфное изображение в виде коровы и обычное у Гомера «Гера с коровьими глазами» - βοῶπις); Артемида - в Бравроне (также в зооморфном виде - как медведица); Афина - в Афинах (древнейшие ипостаси - сова и змея (Orph. Hymn. XXXII 11), огромная змея почиталась в храме Афины на Акрополе (Herod. Hist. VIII 41)); Зевс - в Олимпии (Элида); Аполлон - в Дельфах и на Делосе; Деметра и Кора - в Элевсине (близ Афин). Основание святилищ и храмов общегреч. богам было, судя по всему, делом достаточно сложным: в 1-м гомеровском гимне рассказывается, как Аполлон убил дракона и выстроил себе у подножия Парнаса храм, как его обманула нимфа Тельфуса, не желавшая уступать свое место, как Аполлон в отместку уничтожил источник Тельфусы и рядом соорудил себе жертвенник, а затем заставил пристать в Крисейский зал. корабль с Крита и как бывш. критяне стали стражами и жрецами Дельфийского храма (Hymn. Homer. I 38-115, 210-366). Один раз упрочившись, божество начинает почитаться во множестве мест. Тот же Аполлон имел знаменитые святилища на Делосе (место его рождения), в М. Азии (Кларос, Дидимы, Колофон), в Италии (Кумы). Славился храм Зевса в Олимпии, где он почитался как общегреч. верховное божество. Однако более древними были местные культы Зевса Пеласгического с оракулом в Додоне (Эпир, Сев. Греция (Idem. Il. XVI 233 сл.)), Зевса Ликейского в Аркадии, Зевса Лафистийского в Беотии и Фессалии и один из древнейших - Зевса Критского (как архаическое природное божество он на Крите рождается и умирает). Афина имела на Акрополе прославленный храм Парфенон. Древнейшие места ее почитания были в Беотии (близ оз. Копаида), в Фессалии (в Итоне), в Коринфе.

Божество, передавая свои функции другому, уступало ему свой город и храм. Так, Аполлон, передав сыну Асклепию функции врачевания (хотя своих целительных сил он не утерял), отдал ему Эпидавр и храм в нем как главное место исцеления паломников. Местный почитаемый герой мог быть вытеснен общераспространенным божеством. Герой Адраст был вытеснен Дионисом, к-рому тиран Клисфен в Сикионе передал празднества, ранее предназначавшиеся Адрасту (Herod. Hist. V 67). Каждый город имел своего божественного покровителя или героя-предка, а содружества ремесленников, купцов, моряки и крестьяне почитали своих богов-покровителей и героев, как, напр., ремесленники (особенно горшечники) - Афину, кузнецы - Гефеста, врачи - Асклепия и его дочерей, купцы - Гермеса, моряки - Диоскуров, крестьяне - Деметру, Персефону, Триптолема.

Считалось, что место, в к-ром находились храмы, святилища, рощи, гроты, жертвенники, имеет покровителя - божество или героя. Наиболее почитаемые, как, напр., Дельфы, охранялись межгреч. союзом, т. н. амфиктионией, от вторжений и военных действий. Однако существовали предания о разорении Дельф варварским войском под водительством героя Кадма, превращенного в змея (Eur. Bacch.). Но здесь играло роль искупление вины героя, наложенной на него богами (в данном случае Аресом, ипостась к-рого - дракон, он был убит Кадмом). Искупление вины осуществлялось не только юридически, но, что особенно важно, и в религ. плане: оно происходило в священном месте или в храме божества (Эдип, Алкмеон, Орест).

Храмы зачастую имели священные участки (τέμενοι), принадлежавшие богу или герою. Там находили место упокоения праведники. Таков был пригород Афин Колон, где был погребен афинянами Эдип, искупивший у богов страданиями свое невольное преступление (Sophocl. Oedip. Colon.). Храм не был непосредственным жилищем божества. Там обычно находились его священное изображение, его статуя (напр., Афина Парфенос в Парфеноне), священные предметы и реликвии, происходило жертвоприношение божеству, обряды посвящения (отроки, напр., возлагали на жертвенник бога прядь волос, скрепляя с ним союз и вступая в юношеский возраст (Plut. Vitae: Thes. V)) и очищения от скверны (Орест в «Орестее» Эсхила очищается от убийства в храме Аполлона, Алкмеон, чтобы снять проклятие с даров Эрифилы, приносит их в храм Аполлона в Дельфах (Apollod. III 7. 7)). В храмах искали спасения и защиты и свободные и рабы: Демосфен укрылся в храме Посейдона, хотя святость храма была нарушена преследователями (Plut. Vitae: Demosth. XXIX); в Афинах в храме Тесея искали убежища рабы (Idem. Vitae: Thes. XXXVI). Паломники в благодарность за исполнение просьб приносили посвятительные жертвы с соответствующими надписями. При храмах, особенно известных, существовала своя земля, свое хозяйство (виноградники, поля, скот), а знаменитые общегреч. священные места (напр., Дельфы, Делос) имели богатую казну, к-рой они распоряжались, руководствуясь иной раз политическими симпатиями.

Посредниками между божеством и человеком обычно являлись жрецы, хотя твердо установленной касты жрецов в Д. Г. не существовало. В родовом обществе функции жрецов мог выполнять и глава рода или василевс, хотя у Гомера значительна роль жреца Калханта, внука Аполлона, к к-рому в стане ахейцев обращались за советом и к-рый обладал даром пророчества и умением гадать (Homer. Il. I 69-74; Ibid. II 300-332). Все члены рода, а в полисе все свободные граждане вступали в личные отношения с почитаемым божеством. Однако присутствие жреца укрепляло молитву, любое обращение к божеству.

Всякое обращение к божеству могло быть выражено молитвой, просительной и благодарственной, возлиянием и жертвой. С течением времени из благодарственных молитв выросли гимны, прославляющие божество, его деяния, подвиги и ставшие священным жизнеописанием бога (ср. у Гомера простейшую молитву жреца Хриса к Аполлону и мгновенную реакцию на нее бога - Ibid. I 35-53). Обращаясь к божеству, молящий призывал его, называя всеми известными ему именами, к-рые оно получило от названий его святилищ и в связи с подвигами, функциями и ипостасями (спаситель, защитник, помощник, целитель, градский, стреловержец и т. д.). Т. о. возникала полиномия (многоименность), всесторонне характеризовавшая божество и обычно входившая в т. н. призывные гимны в виде обращений и похвал. Создавались сборники священных песнопений, гимнов, имевших сакральное значение (напр., орфические гимны), и вполне лит. их образцы (напр., гомеровские гимны или гимны Каллимаха), а также философские (гимны неоплатоника Прокла (V в. по Р. Х.)).

Общаясь с божеством, жрец оказывался толкователем его волеизъявления в настоящем и будущем, в т. ч. он наделялся функциями гадателя и даже прорицателя. Основателем гаданий, или мантики, считался Прометей. Эсхил перечисляет все виды гаданий, на основе к-рых делались прорицания (Aeshyl. Prometeus vinctus. 484-499). Гадали по небесным явлениям, по полету птиц, по внутренностям жертвенных животных, по неожиданно услышанным голосам, по горению жертвенного пламени и т. д. Подобного рода мантика считалась искусством - ἡ τέχνη. Однако была и т. н. естественная мантика, когда истолковывались прорицания тех, кто впали в состояние божественного вдохновения (ср. особое понятие ἡ θεοληψία - охваченность богом, θεόληπτος - охваченный богом), как, напр., эсхиловской Кассандры («Агамемнон»). Люди, обладавшие таким даром, были ниспосланы богами и тоже имели своих толкователей (сны, к-рые посылает Зевс Ио в «Прометее прикованном» Эсхила (Ibid. 645-662); сны в храме Асклепия в Эпидавре); но особенной известностью пользовались оракулы, где прорицания делались от имени великих богов (Аполлона в Дельфах через экстатические слова пифии, на Делосе по шелесту лавра (ср.: Callim. Cyren. Hymn. II), в Додоне по шелесту листьев священного дуба, по журчанию воды (Homer. Od. XIV 327) и в Олимпии по внутренностям жертвенных животных (Herod. Hist. VIII 134)) или героями, основателями оракулов (святилища Амфиарая в Оропе, Трофония в Лебадии, Амфилоха и Мопса в Киликии). Имена знаменитых прорицателей славились по всей Греции (напр., фиванский Тиресий и его дочь Манто, сын Аполлона аргонавт Мопс, ахейский жрец и прорицатель Калхант). Персид. полководец Мардоний во время греко-персид. войн отправил посланца по всем знаменитым оракулам Греции вопрошать о насущных делах (Ibid. 133-135).

Общегреч. празднества, такие как игры - Пифийские, Немейские, Истмийские, Олимпийские,- сопровождались определенным ритуалом, связанным с их священным прошлым и ролью их основателей - Аполлона, Зевса, Посейдона, Геракла. Существовал ряд календарных празднеств, когда почитали тех или иных богов или героев (напр., большие дионисии в марте-апр. и малые дионисии в дек.-янв., фесмoфории Деметры и Персефоны в окт.-нояб., бендидеи Афины в мае-июне, таргелии Аполлона тоже в мае-июне, тесеи - в окт.-нояб.), и гос. торжества, такие как большие и малые панафинеи в июле-авг. в честь Афины Паллады, покровительницы города.

Наряду с офиц. религ. культами для всех свободных граждан существовали богослужения для посвященных, а именно мистерии со своим ритуалом, сакральным символическим действом, изображающим священную историю из жизни божества. В архаической Греции были мистерии, посвященные подземным, хтоническим богам (напр., Триптолему или кабирам), в классическое время - элевсинские мистерии (Деметре и ее дочери Коре), орфические мистерии (Дионису-Загрею во всех ипостасях и его окружению). Эти последние существовали вплоть до первых веков по Р. Х., когда в связи с религ. синкретизмом греко-рим. культуры и Востока стал возрастать интерес к мистическим сектам и сообществам (см. у неоплатоника III в. по Р. Х. Ямвлиха трактаты «О египетских мистериях», где изложена мистериальная теургия и дается обзор отдельных типов теургии, мантики, молитв и жертвоприношений). С сер. IV в. до Р. Х., т. е. с начала эллинизма, растет и укрепляется культ Тюхе (ἡ τύχη), богини случая, к-рая вытеснила классическое представление об устойчивой судьбе, сопровождающей человека от колыбели до могилы. Тюхе в эллинистическую эпоху приобретала характер универсального космического божества. С эпохи эллинизма и до конца античности происходило сближение греч. религии и вост. культов, увеличивался интерес к мистике, возрождались древние культы таких божеств, как Сабасий, Великая Мать, Кибела (Кивева), Мать-Земля. Процветали астрология и всевозможные виды мантики. Наряду с народными верованиями в старый антропоморфный политеизм постепенно формируется представление об абстрактно-философской системе богов, в чем нельзя не усмотреть влияние позднеантичных школ философии, особенно неоплатонизма. Наблюдались тенденции монотеистического характера (ср.: в Plat. Apol. Socr. 42а речь идет не о богах, а о боге) и концентрация в одном великом универсальном божестве функций и прерогатив, близких ему субстанциально, ипостасийно, с учетом общей древней этиологии божеств. Так, Аполлон вбирает культ Солнца-Гелиоса и даже Зевса (Procl. Hymn. I), Исида оказывается всеобъемлющим жен. божеством, выражающим синкретизм греко-рим. религ. сознания и Востока (Apul. Metamorph. XI 5). В философии неоплатоников эти монотеистические тенденции выражались через учение о Едином, что привело к определенного рода конкуренции с христ. монотеизмом. Религ. синкретизм Римской империи (в составе к-рой как провинция Ахайя Греция находилась со II в. до Р. Х.) оказал влияние на гностические секты, где откровенное язычество переплеталось с христ. символикой, создавая причудливую мифологическую картину. Не меньшим влиянием пользовался в первые века по Р. Х. и герметизм, в к-ром Гермес Трижды Величайший (Трисмегист) также оказался неким универсальным божественным мономифом. Последней попыткой вернуть языческой религии гос. статус в эпоху повсеместной победы христианства была акция имп. и философа-неоплатоника Юлиана (IV в. по Р. Х.). Однако, как оказалось на практике, такие юлианские символы единого божества, как Царь-Солнце или Мать-Земля, не могли вернуть авторитет язычеству, утерявшему народные корни и некогда вполне органическую связь с общественно-исторической жизнью древних греков. Окончательный удар по язычеству был нанесен декретом имп. Юстиниана I в 529 г., закрывшего платоновскую Академию и выславшего за пределы империи последних языческих философов.

Лит.: Rohde E. Psyche: Seelencult und Unsterblichkeitsglaube der Griechen. Freiburg i. Br.; Lpz., 1894; Farnell L. R. The Cults of the Greek States. Oxf., 1896-1909. 5 vol.; idem. Greek Hero Cults and Ideas of Immortality. Oxf., 1921; Gruppe O. Griechische Mythologie und Religionsgeschichte. Münch., 1906. 2 Bde; Nilsson M. P. Griechische Feste von religiöser Bedeutung mit Ausschluss der attischen. Lpz., 1906; idem. The Minoan-Mycenaean Religion and its Survival in Greek Religion. Lund; L., 1927; idem. Geschichte der griechischen Religion. Münch., 1941-1950. 2 Bde; Зелинский Ф. Ф. Гермес трижды-величайший // Он же. Соперники христианства. СПб., 19102. С. 88-152; Reitzenstein R. Die hellenistischen Mysterienreligionen. Lpz.; B., 1910; Кагаров Е. Г. Культ фетишей, растений и животных в Др. Греции. СПб., 1913; Stengel P. Die griechischen Kultusaltertümer. Münch., 1920; Kern O. Die Religion der Griechen. B., 1926-1938. 3 Bde; Nestle W. Die griechische Religiositä t in ihren Grundzügen und Hauptvertretern von Homer bis Proclos. B.; Lpz., 1930-1934. 3 Bde; Wilamowitz-Moellendorff U., von. Der Glaube der Hellenen. B., 1931-1932. 2 Bde; Deubner L. Attische Feste. B., 1932; Guthrie W. K. C. Orpheus and Greek Religion: A Study of the Orphic Movement. L., 1935; Keré nyi K. Apollon: Stud. über antike Religion und Humanitä t. W.; Amst.; Lpz., 1937; Rose H. J. Ancient Greek Religion. L.; N. Y., 1948; Dodds E. R. The Greeks and the Irrational. Berkeley, 1951; Festugière A.-J. Personal Religion among the Greeks. Berkeley, 1954; Lewy H. Chaldaean Oracles and Theurgy: Mysticism, Magic and Platonism in the Late Roman Empire. Cairo, 1956; Лосев А. Ф. Античная мифология в ее ист. развитии. М., 1957; он же. История античной эстетики: Посл. века. М., 1988. 2 т.; Bömer Fr. Untersuchungen über die Religion der Sklaven in Griechenland und Rom. Weisbaden, 1958-1963. 4 Bde; Трофимова М. К. Историко-филос. вопросы гностицизма. М., 1979; Burkert W. Greek Religion. Camb. (Mass.), 1985; Античные гимны / Вступ. ст., сост., общ. ред.: А. А. Тахо-Годи. М., 1988; Нильссон М. Греч. народная религия: Пер. с англ. СПб., 1998; Приходько Е. В. Двойное сокровище: Искусство прорицания Др. Греции: Мантика в терминах. М., 1999.

А. А. Тахо-Годи


Православная энциклопедия. - М.: Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». 2014.

Смотреть что такое "ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ" в других словарях:

  • ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ — ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ, общее название древнегреческих государств на юге Балканского п ова, островах Эгейского моря, побережье Фракии, по западной береговой полосе Малой Азии. Этнический состав Греции в 3 м тыс. до н. э. пестр: пеласги, лелеги, которых… …   Энциклопедический словарь

  • Древняя Греция — История Греции Доисторическая Греция (до XXX в. до н. э.) …   Википедия

  • Древняя Греция — античность. античный (# мир), древность. древний, классический (# языки). эллинизм. эллинский. эллинистический. ♥ люди:, демос. периэки. эфеб. геоморы. евпатриды. илоты. метеки. жизнь:, полис. гинекей. дионисии. симмахия. синойкизм. сисситии.… …   Идеографический словарь русского языка

  • Древняя Греция — Др евняя Гр еция …   Русский орфографический словарь

  • Древняя Греция — …   Орфографический словарь русского языка

  • ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ, государственное образование — Это общее название территории древнегреческого государства, располагавшегося на юге Балканского полуострова, островах Эгейского моря, побережье Фракии, на западном побережье Малой Азии в VIII VI вв. до н.э. Д.Г. распространила свое влияние на… …   Топонимический словарь Севастополя

  • Тёмные века (Древняя Греция) — История Греции Доисторическая Греция (до XXX в. до н. э.) Эгейская цивилизация (XXX XII до н. э.) Западноанатолийская цивилизация Минойская цивилизация …   Википедия

  • Список исторических фильмов: Древняя Греция — В списке представлены исторические фильмы, сюжет которых связан с эпохой Древней Греции. Фильмы представлены в алфавитном порядке, с указанием названий на русском и оригинальном языках, страны производства, года создания, а также режиссёра. В… …   Википедия

  • Педагог (Древняя Греция) — Небольшая терракотовая статуя раба педагога в Древней Греции Педагог в Древней Греции (др. греч …   Википедия

  • I.11. Древняя Греция (Эллада) — ⇑ I. ДРЕВНИЙ ВОСТОК И АНТИЧНОСТЬ ок. 9000 6000 до Р.Х. мезолит. ок. 5500 2500 до Р.Х. культуры Сескло, Димини, Ларисса (Фессалия, неолит). ок. 2800 1400 до Р.Х. Минойская культура (Крит, бронза). ок. 2600 1500 до Р.Х. Кикладская культура… …   Правители Мира

Книги

  • Древняя Греция, . Издание 1956 года. Сохранность хорошая. Период исторический жизни античной Греции отдален от нашего времени многими веками. Тем не менее, изучение его с точки зрениямарксистской науки… Подробнее  Купить за 1700 руб
  • Древняя Греция, Jesse Russell. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Внимание! Книга представляет собой набор материалов из Википедии и/или других online-источников.… Подробнее  Купить за 1125 руб
  • Древняя Греция, Куликова Ю.В.. Учебно-методическое пособие "Древняя Греция" предназначено преподавателям и студентам. В пособии дана методика изучения вариативных тем семинарских занятий по истории Древней Греции,… Подробнее  Купить за 209 руб
Другие книги по запросу «ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.