ЕГИПЕТ ДРЕВНИЙ


ЕГИПЕТ ДРЕВНИЙ

древнейшее гос-во в долине р. Нил, его территория простиралась от Средиземного м. на севере до 1-го порога Нила на юге. Территория страны исконно делилась на 2 части: Нижний Е.- Дельту Нила и Верхний Е.- узкую плодородную долину реки, ограниченную Ливийской пустыней на западе и Аравийской пустыней на востоке. Существовал также ряд оазисов: Файюм, примыкающий к долине реки в ее средней части, а также Сива, Бахария, Фарафра, Дахла, Харга - в глубине Ливийской пустыни. История Древнего Е. охватывает 30 царских династий. В ней выделяется ряд крупных периодов: Раннее царство (XXXI-XXVIII вв. до Р. Х.; 1-2-я династии), Старое (или Древнее) царство (XXVIII - нач. XXII в. до Р. Х.; 3-8-я династии), 1-й Переходный период (нач. XXII - кон. XXI в. до Р. Х.; 9-10-я династии), Среднее царство (кон. ХХI - нач. XVIII в. до Р. Х.; 11-12-я династии), 2-й Переходный период (нач. XVIII - сер. XVI в. до Р. Х.; 13-17-я династии), Новое царство (сер. XVI - нач. XI в. до Р. Х.; 18-20-я династии), 3-й Переходный период (нач. XI - сер. VII в. до Р. Х.; 21-25-я династии), Поздний период (сер. VII-IV в. до Р. Х.; 26-30-я династии). Царствами называются периоды, на протяжении к-рых в Е. существовала объединявшая страну крепкая централизованная власть. Переходные периоды - времена политической раздробленности.

Раннее царство (XXXI-XXVIII вв. до Р. Х.; 1-2-я династии)

Предки египтян пришли на территорию долины Нила с запада в V тыс. до Р. Х. Первоначально, по-видимому, был заселен Файюмский оазис, а затем началось освоение долины реки. Поселения додинастического периода (V - кон. IV тыс. до Р. Х.) представляли собой крупные сельские общины, где было развито ремесленное производство (керамика, медные орудия), но еще не наблюдалось значительной имущественной дифференциации. В посл. четв. IV тыс. до Р. Х. начался процесс формирования государственности, в к-ром ведущую роль играли правители городов Верхнего Е. Тинис и Иераконполь. К этому времени ранние земледельческие общины уже создали первые территориальные объединения-номы, к-рые позднее превратятся в провинции исторического Е. Потребность общин в объединении была связана с необходимостью сооружения ирригационных систем: возникающая гос. власть брала под контроль прежде всего эту сферу. На протяжении всей егип. истории поддержание и сохранение оросительной системы и ритуальная ответственность за необходимый уровень нильского паводка оставались одной из главнейших функций царей.

Палетка Нармера. Ок. 3000 г. до Р.Х. (Египетский музей, Каир)

Палетка Нармера. Ок. 3000 г. до Р.Х. (Египетский музей, Каир)


Палетка Нармера. Ок. 3000 г. до Р.Х. (Египетский музей, Каир)

Дошедшие до нас егип. и греко-рим. источники называют 1-м егип. царем Менеса (ок. 3200-3138). Он также известен как основатель столицы Старого царства - Мемфиса, в 20 км к югу от вершины Дельты. Однако объединение царств Верхнего и Нижнего Е., по-видимому, произошло до воцарения Менеса. В источниках упоминаются 3 его предшественника, носившие титулы Гор Скорпион, Гор Двойник (Ка) и Гор Сом (Нар или Нармер). На памятниках этих царей сохранились изображения, свидетельствующие о крупных военных победах и проведении пышных ритуалов.

Среди преемников Менеса наиболее значительным был, по-видимому, царь Ден, правивший более 40 лет. Он воевал за пределами страны: сохранился ярлык с изображением Дена, «поражающего Восток». В его царствование проводились крупные ирригационные работы. О др. царях 1-й и 2-й династий известно крайне мало. В период 2-й династии Мемфис укрепил свой столичный статус: его некрополь Саккара стал царским. Известно, что один из царей 2-й династии, Перибсен, стал титуловать себя не Гором, а Сетом, что свидетельствует о каких-то существенных переменах в сфере верховной власти, поскольку Гор был древним царским божеством, а Сет - его мифологическим противником. Последний царь верхнеегип. ветви 2-й династии предпринял поход в Дельту, восстановил единство страны после ее кратковременного распада, принял имена Гора и Сета и стал называть себя Хасехемуи (Воссиявший Двумя Жезлами). По-видимому, именно в его правление процесс объединения страны был завершен.

К числу наиболее ранних произведений искусства Е. относятся т. н. палетки - ритуальные предметы, форма к-рых восходит к небольшим палитрам для растирания краски для глаз. Среди них - т. н. палетка Нармера, на к-рой изображен царь в коронах Верхнего и Нижнего царств, побеждающий мятежников и врагов Е. Изображения фигур на ней сопровождаются подписями, т. е. палетка представляет собой пример пиктографической передачи смысла, в к-рой присутствуют отдельные слова, поясняющие изображение.

Использование символических форм в егип. искусстве тесно связано с иероглифической письменностью. В древнеегип. иероглифике сочетались принципы идеографического (понятийного) и фонетического (звукового) письма. В ней имелось значительное количество звуковых знаков, передававших один (алфавитные знаки) или неск. (слоговые знаки) звуков. Слова, как правило, записывались звуковыми знаками, за к-рыми следовала идеограмма - знак-рисунок, поясняющий, к какому роду понятий или предметов относится слово. По способу написания знаков различают 3 вида древнеегип. письма: иероглифическое - отчетливо вычерченные рисуночные знаки, обычно высекавшиеся на камне; иератическое - упрощенное написание иероглифов, широко использовавшееся в надписях на папирусе, керамике, дереве или ткани; демотическое - скоропись, распространенная в поздний период. Звуковые знаки в древнеегипетском передавали только согласные звуки. Гласные в егип. письменности появились только после Р. Х., когда в позднеегип. (копт.) языке произошел переход на греч. алфавит.

Существует глубокая связь между иероглифами и рисунком, лежащим в основе различных видов егип. искусства. Идеограммы, использовавшиеся на письме, имели ту же природу, что и рисунок, к-рый представлял собой аналогичные изображения большего масштаба с более детальной проработкой. Однажды установленный набор знаков не претерпел больших изменений на протяжении столетий: уже на раннединастических палетках мы встречаем иероглифы и основы изобразительного канона, к-рые с небольшими вариациями сохранятся в Древнем Е. до конца его истории.

Старое царство (XXVIII - нач. XXII в. до Р. Х.; 3-8-я династии)

Переход престола к 3-й династии ознаменовался прекращением внутренних смут на длительный период. В этот период письменность, культура и искусство Е. сделали огромный шаг вперед. Стабильная политическая ситуация способствовала экономическому и культурному подъему страны: египтяне считали эпоху Старого царства своего рода «золотым веком». Первым выдающимся правителем Старого царства был Джосер (ок. 2775-2756), к-рому принадлежит ступенчатая пирамида в Саккаре - 1-я пирамида в Е. и, вероятно, древнейшее монументальное каменное сооружение в мировой истории. Вокруг пирамиды был возведен комплекс культовых сооружений, назначение к-рых до сих пор ставит много вопросов перед исследователями. Зодчий Имхотеп, создавший этот монументальный погребальный ансамбль, прославился в древнеегип. традиции как «великий мудрец», «маг», «врачеватель» и автор одного из древнейших «поучений» (назидательный лит. жанр). Найденная в Саккаре статуя Джосера - один из первых образцов монументальной каменной скульптуры.

Пирамида Джосера в Саккаре. Ок. 2750 г. до Р. Х.

Пирамида Джосера в Саккаре. Ок. 2750 г. до Р. Х.


Пирамида Джосера в Саккаре. Ок. 2750 г. до Р. Х.

О последующей истории 3-й династии известно очень мало. Преемники Джосера продолжили строительство пирамид, но все они сохранились незаконченными или разрушенными. Значительный шаг вперед был сделан основателем 4-й династии Снофру (ок. 2719-2695), к-рому приписывают 3 пирамиды: 1 в Медуме и 2 в Дахшуре. Пирамида в Медуме, возможно, была заложена его предшественником, а Снофру завершил ее. Юж. пирамиду Снофру в Дахшуре отличают ломаные грани (т. н. ромбовидная пирамида), а северная стала 1-й правильной пирамидой Е.: ее грани представляют собой четкие равнобедренные треугольники. Снофру также создал систему укреплений на востоке Дельты и вел военные действия в Нубии и на Синае. В народной памяти он стал идеалом доброго и мудрого царя. Сын Снофру Хуфу (греч. Хеопс, ок. 2695-2672) воздвиг на плато Гиза самую большую из егип. пирамид. Ее высота 146,6 м, длина каждой из сторон основания - 230 м. Его сын Хафра (греч. Хефрен, ок. 2664-2608) и внук Менкаура (греч. Микерин, ок. 2599-2581) построили рядом пирамиды неск. меньших размеров. Масштаб строительных работ в Гизе свидетельствует о том, что XXVII-XXVI века были временем наибольшей концентрации власти и централизации страны в период Старого царства. Об уровне организации работ свидетельствуют пометки на гранитных блоках из комплекса Джосера. Они доставлялись из каменоломен Асуана, находившихся на крайнем юге Е.: там на блоках указывали точное место, которое они должны были занять в конструкции. От эпохи 4-й династии сохранились также царские скульптурные памятники (статуя Хефрена, триады Микерина и др.). Появляется портретная скульптура: статуи частных лиц и т. н. резервные головы - портретные изображения, высеченные из известняка, к-рые помещались в гробницы.

С приходом к власти 5-й династии (ок. 2575-2433) большое значение приобретает культ бога Солнца Ра, центром к-рого был Гелиополь. Гелиопольские храмы получают богатые угодья, что зафиксировано в летописи, сохранившейся на т. н. Палермском камне. Цари 5-й династии продолжают возводить пирамиды, к-рые, однако, существенно уступают по масштабам и качеству пирамидам 4-й династии. Тем не менее резкое сокращение царского строительства свидетельствует об ослаблении верховной власти, к-рое сопровождалось ростом влияния знати, о чем говорят роскошные гробницы, воздвигнутые крупными столичными сановниками в Саккаре. В них появилось множество разнообразных помещений, богато украшенных рельефными изображениями и надписями. Благодаря этим гробницам мы представляем себе период 5-6-й династий гораздо яснее, нежели предшествующий. Эти рельефы являются богатейшим источником информации о быте, ремеслах и сельскохозяйственной деятельности эпохи Старого царства. В дальнейшем эти сюжеты становятся каноническими; они будут значительно расширены и в разных вариациях будут воспроизводиться до поздней эпохи. По изображениям в гробницах Чи, Мерерука, Птаххотепа, Кагемни и др. удалось восстановить детали мн. древних ремесел и даже особенности социального уклада этой эпохи, основой к-рого были т. н. корабельные ватаги - рабочие отряды, к-рые легко перебрасывались из одного места в другое и выполняли самые разные работы - от перевозки грузов до сбора урожая. Продуктовые запасы, ремесленные изделия и др. поступления скапливались в хранилищах царских и храмовых хозяйств. Работники этих хозяйств обеспечивались едой, одеждой и проч. необходимыми припасами, причем распределение продуктов строго контролировалось.

Хефрен. III тыс. до Р. Х. (Египетский музей, Каир)

Хефрен. III тыс. до Р. Х. (Египетский музей, Каир)


Хефрен. III тыс. до Р. Х. (Египетский музей, Каир)

При 5-й династии Е. сохранял влияние на Синае и в Нубии и поддерживал торговые связи с Вост. Средиземноморьем. При 6-й династии (2433-2245) егип. войска вели сражения в Ливии, на Синае, в Юж. Палестине; в Финикии опорным пунктом Е. стал г. Библ. Через оазисы Ливийской пустыни поддерживалось караванное сообщение с Нубией в обход нильских порогов. Особая роль во внешней политике принадлежала номархам Элефантины, расположенной на крайнем юге Е. Тексты, сохранившиеся в их гробницах, повествуют об экспедициях в Нубию и о подчинении ряда ее областей до 3-го нильского порога. Подчинение чужеземных стран в то время не влекло за собой насаждения егип. администрации, а ограничивалось признанием местными правителями зависимости от Е.

При 5-й династии появляются солнечные храмы - новый тип сакральных архитектурных комплексов. Их основу составляли окруженные каменными галереями открытые дворы, в глубине к-рых возвышались приземистый обелиск и жертвенник. В храме Ниусерра в Абу-Гурабе сохранились рельефы с изображениями сельскохозяйственных обрядов, номовых богов, приносящих дары царю, растений и животных. В лит-ре получает развитие жанр поучений - авторство одного из самых знаменитых текстов этого рода, дошедших до нас практически полностью, традиция приписывает чиновнику Птаххотепу (5-я династия), однако текст этого поучения сохранился лишь в списках более позднего времени. Растет число т. н. автобиографий, к-рые содержат немало существенных сведений о событиях той эпохи (тексты Уни, Хуфхора, Пепинахта и др.). Однако наиболее масштабным письменным памятником этого времени являются Тексты пирамид, впервые появившиеся в пирамиде последнего царя 5-й династии Унаса (подробнее о них см. разд. «Религия Древнего Египта»).

При 6-й династии продолжается ослабление централизованной власти. Набирает силу номовая знать, к-рая обосабливается от центра, строит некрополи в собственных областях. Номархи начинают передавать свои полномочия по наследству. Окончательный перелом происходит на протяжении чрезвычайно долгого правления царя Пепи II (ок. 2373-2279). В начале его царствования Е. по-прежнему был могущественной державой, снаряжавшей экспедиции в Эфиопию и Палестину и строившей великолепные гробницы. Однако наряду с этим происходило массовое обнищание рядового населения, активное порабощение неимущих. Ранее историки считали, что упадок Старого царства был связан с потерей политического единства из-за сосредоточения власти в руках номовой знати. Теоретически децентрализация могла разрушить единую ирригационную сеть, обеспечивавшую урожаи. Однако крах был очень быстрым, и поэтому более вероятно, что наряду с усилением местной власти распаду гос-ва способствовал природный катаклизм. В посл. четв. III тыс. до Р. Х. в Сев. Африке начался крайне засушливый период, сопровождавшийся серией низких разливов Нила, к-рые привели к голоду и социальным потрясениям в Е. 7-я династия была, по-видимому, фиктивной: согласно Манефону из Себеннита, единственному известному в наст. время егип. историку, создавшему «Историю Египта» в 3 книгах на греч. языке, ее составили 70 царей, правивших 70 дней. От 8-й династии (ок. 2245-2125), при правлении к-рой столицей по-прежнему был Мемфис, сохранился ряд указов, адресованных в Коптос. Это был последний период, когда центральная власть Е. распространяла влияние на удаленные области. Затем на смену мемфисским правителям пришла 9-я династия; столицей стал Гераклеополь.

1-й Переходный период

(нач. XXII - кон. XXI в. до Р. Х.; 9-10-я династии). Тексты, дошедшие от этой эпохи, рассказывают о катастрофических неурожаях и голоде. Прервались контакты с др. странами, распалась социальная иерархия, сформировавшаяся в предшествующую эпоху. В страну начали проникать соседние кочевые племена, искавшие спасения от засухи. Е. перестал быть единым гос-вом: 9-й и 10-й гераклеопольским династиям удалось объединить значительную часть земель, однако их влияние было несравнимо с могуществом династий Старого царства. К кон. XXII в. на юге страны, в Фивах, укрепилась 11-я династия, к-рая со временем начала претендовать на власть над всем Е. На рубеже III и II тыс. до Р. Х. было восстановлено единое гос-во со столицей в Фивах.

Возрастание роли провинциальных вельмож в конце Старого царства и 1-й Переходный период привели к появлению множества местных художественных центров. В росписях провинциальных гробниц этого времени художественный уровень восполняется оригинальностью и непосредственностью изображений. На смену настенным рельефам приходит множество деревянных фигурок слуг, макеты пекарен, пивоварен, скотобоен, зернохранилищ и тому подобные модели. О лит. произведениях этого периода трудно говорить с уверенностью, поскольку остается спорной датировка мн. важных текстов. К этому периоду относятся «Поучения для Мерикара», в к-ром излагаются наставления царя 9-й (гераклеопольской) династии наследнику, «Речение Ипувера», описывающее бедственное положение страны.

Среднее царство

(кон. ХХI - нач. XVIII в. до Р. Х.; 11-12-я династии). Родоначальником 11-й, фиванской династии был Иниотеф (Старший). Его внук, имя к-рого не сохранилось, принял царский титул. В кон. XXI в., после продолжительной борьбы фиванского и гераклеопольского царских домов, Е. был объединен под властью царя 11-й династии Ментухотепа I (ок. 2033-1982). При нем были возобновлены активная внешняя политика и масштабное строительство. На зап. берегу Нила, в долине Дейр-эль-Бахри, Ментухотеп возвел монументальный заупокойный храм, представлявший собой новый тип погребального ансамбля, в котором традиц. для царских погребений пирамида была воспроизведена в уменьшенном виде и поставлена на 2 террасы, украшенные колоннадой.

Основатель 12-й династии Аменемхет I (1963-1934) был верховным сановником при последнем царе 11-й династии и сумел захватить престол. За время правления 12-й династии (1963-1786) на престоле сменились 8 царей, однако они уже не обладали той неограниченной властью, к-рой располагали владыки Старого царства, постоянно находясь под угрозой внутренних смут. Чтобы обеспечить непрерывную передачу власти, они ввели систему соправительства: сын становился соправителем отца и получал царский титул еще при его жизни. Аменемхет I перенес столицу в г. Иттауи на границе Верхнего и Нижнего Е., недалеко от Файюмского оазиса. В этот период в оазисе велись масштабные ирригационные работы, в результате к-рых нильский рукав Юсуф был соединен с Меридовым оз., и оно превратилось в искусственное водохранилище, позволявшее орошать немалые площади даже в периоды низких разливов реки. Файюмский оазис стал одним из наиболее производительных регионов, к-рый мог обеспечить материальную основу для прочной царской власти. Получаемый здесь урожай мог прокормить ок. 50 тыс. чел. Он поступал непосредственно в царское хозяйство, минуя номархов. По сравнению с предшествующей эпохой изменился и тип организации труда. На место рабочих отрядов пришли отдельные земледельцы, к-рые возделывали небольшие участки, живя на них с семьями. Если ранее продовольствие распределялось в царских и храмовых хозяйствах, то теперь земледельцы оставляли себе часть произведенной продукции.

Е. вновь начал расширять границы. Аменемхет I восстановил влияние Е. в Азии, систему укреплений на востоке Дельты, вел успешные войны в Нубии и Ливии. Наиболее известен завоеваниями Сенусерт III (1862-1843), к-рый предпринял крупный поход в Азию и 4 похода в Нубию. Он вновь распространил влияние Е. на юге до области между 2-м и 3-м порогом, построил здесь 13 крепостей. Масштаб его войн остался в легендарной традиции: позднее предание именовало Сесострисом (грецизированная форма имени Сенусерт) царя - завоевателя мира, в образе к-рого слились воинственные правители Среднего и Нового царств.

Власть 12-й династии окончательно укрепилась при Аменемхете III (1843-1798), в правление к-рого прекратилось строительство гробниц провинциальных вельмож. Он завершил ирригационные работы в Файюме и выстроил здесь грандиозный заупокойный храм со множеством помещений, посвященных различным локальным богам, по-видимому преследуя тем самым цель централизации культа. Позднее греки назвали это сооружение Лабиринтом (возможно, по созвучию с тронным именем Аменемхета III). В наст. время от него практически ничего не сохранилось. Цари 12-й династии возобновили строительство пирамид, однако теперь они возводились из кирпича-сырца и облицовывались известняком. Ни одна из них не сохранилась полностью; их остатки известны рядом с Дахшуром, Лиштом, Эль-Лахуном и Хаварой. Вскоре после правления Аменемхета III Среднее царство стало клониться к упадку.

В эпоху Среднего царства ситуация в художественной сфере существенно изменилась. В период 11-й династии скульптуру столичной фиванской школы отличали лапидарность форм и нек-рая грубость исполнения (статуя фараона Ментухотепа). С начала периода правления 12-й династии в искусстве наблюдается общая унификация стиля. Художественные мастерские восстанавливают высокий уровень произведений. В тщательности отделки деталей и в качестве исполнения врезанных рельефов они превосходят памятники Старого царства. Распространенным типом погребальных сооружений становятся скальные гробницы вельмож (комплексы в Бени-Хасане, Эль-Барше, Асьюте, Мире (Меире)). Преддверием к ним служит портик, опирающийся на т. н. протодорические колонны с узкими вертикальными бороздами. В искусстве, как и в лит. произведениях, появляются пессимистические настроения. Мн. царские портреты (статуи Аменемхета I и Сенусерта I) приобретают устрашающий облик: упрощенно трактованные плоскости и массивные объемы порождают образ безжалостного владыки. В правление Аменемхета III в трактовке царских портретов наблюдаются небольшие, но заметные изменения: кончики губ слегка приподнимаются, создавая видимость едва уловимой улыбки. В эпоху Среднего царства впервые были созданы лит. произведения занимательного характера: сказки и повести («Рассказ Синухе», сказки папируса Весткар, «Сказка о потерпевшем кораблекрушение»). Наряду с ними распространяются пророческие речи, плачи и размышления, иногда приобретающие форму диалога, к-рой не было ранее («Пророчество Неферти», «Обличения поселянина», «Разговор разочарованного со своей душой», «Размышления Хахеперрасенеба»). В сфере ритуальных текстов формируется корпус текстов саркофагов (подробнее см. разд. «Религия Древнего Египта»). Достижения Среднего царства в сфере искусства были настолько значительны, что в восприятии потомков этот период приобрел статус «классической эпохи». Древнеегип. цивилизация до конца своей истории ориентировалась на его художественные образцы.

2-й Переходный период

(нач. XVIII - сер. XVI в. до Р. Х.; 13-17-я династии). О событиях эпохи правления 13-й и 14-й династий почти ничего не известно. Резкого распада страны в этот период не произошло, но есть основания полагать, что началась децентрализация власти. На 13-ю династию, правившую ок. 150 лет, приходится более 50 царей, что свидетельствует об одновременном правлении неск. ветвей этой династии в разных центрах. Признаком распада стало воцарение в г. Ксоис (Зап. Дельта) 14-й династии, по-видимому одновременно с 13-й, но уже не признававшей ее власти. Окончательный удар пошатнувшемуся гос-ву нанесли азиат. племена-завоеватели, известные под именем «гиксосы» (от егип. хекау-шасу - властители кочевников, властители-кочевники или хекау-хасут - властители (чужеземных) стран). Основную их массу составляли западносемит. кочевники, но наряду с ними в Е. проникали также хурриты и индоевропейцы, к-рые, возможно, завезли в Е. лошадей и колесницы.

Осев в Е., гиксосские цари стали принимать егип. царские титулы и основали 15-ю и 16-ю династии (ок. 1675-1530), столицей был г. Аварис, на востоке Дельты. К посл. четв. XVII в. влияние гиксосов распространялось на значительную часть Е., однако полностью объединить его под своей властью они, по-видимому, не смогли. В Фивах и соседних с ними областях были собственные правители егип. происхождения, к-рые находились в вассальной зависимости от гиксосов. Влияние гиксосского царства простиралось также на Синай, Палестину и Сирию до верхнего течения Евфрата. Благодаря этому значительно расширились связи Е. с Вост. Средиземноморьем. На юге гиксосы вступили в контакт с Нубией, к-рая после падения Среднего царства превратилась в самостоятельное гос-во.

Во 2-й четв. XVI в. фиванские правители Секененра и его сын Камос начали борьбу против гиксосов. Камос принял царский титул, фактически основав 17-ю династию, осадил Аварис и сумел разрушить союз, существовавший между гиксосами и Нубией. Его брату Яхмосу I (1552-1527) удалось взять Аварис и завершить изгнание чужеземцев. Яхмос I считается основателем 18-й династии (1552-1306) и Нового царства.

Новое царство

(сер. XVI - нач. XI в. до Р. Х.; 18-20-я династии). Столицей при правлении 18-й династии стали Фивы, в эпоху Нового царства город достиг небывалого расцвета. После распада гиксосского царства территории, находившиеся под властью гиксосов, вошли в сферу егип. влияния. В Нубии уже при сыне Яхмоса I Аменхотепе I (1531/27-1506) егип. владения простирались далее 2-го нильского порога. Юж. земли теперь были объединены в особое наместничество, во главе к-рого стоял егип. сановник с титулом «царский сын Куша». Преемник Аменхотепа Тутмос I (1506-1493) заложил крепость у 3-го нильского порога. В это время в Азии у Е. появляется сильный противник - хурритское гос-во Митанни. Тутмос I предпринял поход в сиро-палестинские земли и достиг берегов Евфрата, где приказал высечь надпись, отмечавшую сев. рубеж его владений. Однако покорение этих территорий было еще далеко от завершения. Тем не менее приток средств с подчиненных территорий был ощутим уже в это время: в Фивах началось монументальное строительство. Тутмос I развернул масштабные работы в Карнакском храме, на месте святилища эпохи Среднего царства. С этого момента Карнак начинает превращаться в крупнейший храмовый комплекс Е., расширением и украшением к-рого занимались почти все цари Нового царства.

Колоссы Мемнона в Фивах. 1390–1352 г. до Р. Х.

Колоссы Мемнона в Фивах. 1390–1352 г. до Р. Х.


Колоссы Мемнона в Фивах. 1390–1352 г. до Р. Х.

Тутмос II (1493-1490) жестоко подавил восстание в Нубии и предпринял поход в Палестину. Однако он рано умер, и его преемником должен был стать его сын Тутмос III (1490-1436). Но вскоре после восшествия Тутмоса III на престол его оттеснила от власти мачеха, супруга Тутмоса II царица Хатшепсут (1489-1468). Она объявила себя его соправительницей, а вскоре сосредоточила в своих руках всю власть и провозгласила себя царем, добавив к царским титулам окончания жен. рода, к собственным скульптурным изображениям муж. черты телосложения и ритуальную царскую бороду. При Хатшепсут египтяне снарядили экспедицию в Пунт, были продолжены работы в Карнаке и построен огромный заупокойный храм в Дейр-эль-Бахри, рядом с храмом Ментухотепа I. В этом храме сохранились знаменитые расписные рельефы, повествующие об экспедиции, отправленной в Пунт.

После смерти Хатшепсут власть вернулась к Тутмосу III. Став единоличным правителем, он постарался сделать все возможное, чтобы уничтожить память о царице, к-рая более чем на 20 лет оттеснила его от трона. Он повсеместно истреблял ее имя и изображения, заменяя их собственными или принадлежавшими его предшественникам - отцу и деду. При нем Е. вернулся к активной завоевательной политике. В 1-й год своего правления Тутмос III отправился в Сирию, выиграл сражение у Мегиддо и после 7-месячной осады взял этот город и вернулся в Фивы с огромной добычей. Летопись, высеченная в Карнаке и рассказывающая о подвигах Тутмоса III, сообщает, что на протяжении первых 20 лет правления он совершил 15 походов в Сирию. Сколько их было в дальнейшем - неизвестно. Основным противником Е. в Азии по-прежнему было Митанни, и решающей победы над ним Тутмос III не добился, хотя на нек-рое время и оттеснил митаннийцев за Евфрат. На юж. рубежах сфера егип. влияния достигла земель за 4-м нильским порогом. Политику Тутмоса III продолжили Аменхотеп II (1438/36-1412) и Тутмос IV (1412-1402). В правление Тутмоса IV 3 державы, боровшиеся за гегемонию на Ближ. Востоке,- Е., Митанни и Вавилония - заключили союз, разделив между собой сферы влияния в этом регионе. Е. отошли земли вплоть до Центр. Сирии. Достигнутое равновесие, получившее название «амарнский мировой порядок», сохранялось до сер. XIV в.

В правление Аменхотепа III (1402-1365) могущество 18-й династии достигло пика. По-видимому, Аменхотеп III лично принимал участие в военном походе всего 1 раз, когда в 1397 г. подавил восстание в Нубии. Е. вступил в период стабильности, располагая при этом колоссальным притоком средств с подвластных территорий. Закрепляя дружественные отношения с соседними державами, Аменхотеп III охотно брал в жены иноземных царевен, к-рые, однако, не играли при дворе существенной роли. При этом он отказался отдать дочь в супруги вавилонскому царю, продемонстрировав тем самым абсолютное превосходство своего положения. Главной супругой Аменхотепа III была Тэйе - женщина незнатного происхождения. В отличие от проч. царских супруг она часто упоминалась и изображалась рядом с царем, а в Седеинге (Седденге, Нубия) был даже сооружен храм, где ее почитали как богиню. Храмовое строительство велось в разных центрах Е. и Нубии с колоссальным размахом. Укреплялся и обретал новое качество царский культ: статуи царя начали почитать так же, как статуи богов, Аменхотеп III стал постоянно именовать себя Солнцем и отметил неск. юбилеев (хеб-седов). В Карнаке он возвел новый пилон, неск. новых святилищ и исполинскую колоннаду, к-рая позднее стала центральной частью большого гипостильного зала. На юге Фив выстроил огромный новый храм - Луксорский,- украшенный множеством царских статуй. На зап. берегу перед царским заупокойным храмом были поставлены два 18-метровых царских колосса, сохранившиеся в сильно поврежденном виде (т. н. колоссы Мемнона). Храм и находившийся неподалеку от него царский дворец не сохранились. Аменхотеп III оказал не виданную дотоле честь придворному архит. Аменхотепу, сыну Хапу: для него был выстроен собственный заупокойный храм. Ни один человек нецарского происхождения никогда прежде не удостаивался подобной привилегии.

Колосс Эхнатона. XIV в. до Р.Х. (Египетский музей, Каир)

Колосс Эхнатона. XIV в. до Р.Х. (Египетский музей, Каир)


Колосс Эхнатона. XIV в. до Р.Х. (Египетский музей, Каир)

Сын Аменхотепа III от брака с Тэйе Аменхотеп IV (1365-1348) продолжил политику отца в отношении выходцев из незнатного служилого чиновничества и верхушки войска, к-рых он выдвигал на важные должности и приближал ко двору. Однако наиболее радикальным преобразованиям при Аменхотепе IV подверглась религ. сфера. В начале царствования Аменхотеп IV оставался верен солнечному культу Ра-Харахте, к-рый получил большое значение еще в правление Аменхотепа III, но на 4-м году правления по его решению бог Солнца получил сложное имя - Ра-Харахте, ликующий на горизонте в имени своем Шу, который есть Атон, и был провозглашен царем, причем в надписях имя бога начинают заключать в двойной картуш (овальное обрамление имени царя). Далее происходит резкая смена способа изображения бога: на смену человеческой фигуре с головой сокола приходит неантропоморфный образ - солнечный диск с лучами, на концах к-рых изображаются жизнедарящие кисти рук. Царь воздвиг для нового бога храм рядом с Карнакским комплексом. На 6-м году правления Аменхотеп оставляет Фивы и основывает на пустынном месте неподалеку от Гермополя новую столицу - Ахетатон (Небосклон Атона, близ совр. Эль-Амарны) и принимает новое имя - Эхнатон («Проявление ах Атона»). Атон провозглашается царем Е., царь - его сыном, соправителем и единственным провозвестником его воли. На 9-10-м годах правления начинается преследование культа Амона - главного бога старой столицы, а еще через 3 года царь отказывается от самого слова «бог», к-рое начинают истреблять в старых надписях и избегают в новых. Религ. реформу Эхнатона нередко характеризуют как монотеистическую, однако Эхнатон не только отказался от культа прежних богов, заменив их одним-единственным новым божеством, но в конце концов отверг даже само понятие «бог». На смену старым культам пришел культ 2 царей: небесного и земного. Все молитвы обращались теперь к Солнцу-Атону и его земному сыну и соправителю - Эхнатону, почитание к-рого приобрело такой размах, какого не знал ни один егип. царь. Существовало особое царское жречество, а в гробницах амарнских сановников первостепенное место заняли изображения Эхнатона и его царственного семейства, к-рое признавалось единственным посредником между людьми и небесным царем-Солнцем.

За радикальной реформой Эхнатона стояла смена слоев, на к-рые опиралась царская власть. Лишив привилегий старое жречество, царь сделал ставку на незнатных людей, приближая их к себе и при этом подчеркивая, что своим положением в обществе и на царской службе они полностью обязаны ему. Состав царского окружения радикально изменился, но этот процесс затронул в основном столицу, тогда как в провинциях ситуация в целом оставалась прежней, причем на протяжении почти всего периода реформ там сохранялись и традиц. культы. Все это привело к быстрой реставрации прежних культов после смерти Эхнатона. Уже в конце краткосрочного правления его преемника Сменхкара (1349/48-1347) был восстановлен культ Амона и др. богов, а после вступления на престол следующего царя, Тутанхатона (1347-1338), царский двор переместился в Мемфис и культ Атона прекратился. В ознаменование этого царь сменил свое имя на Тутанхамон. После ранней смерти Тутанхамона престол перешел к его верховному сановнику, бывш. верховному жрецу Атона Эйе (1338-1334), который, по-видимому, пришел к власти, заключив брак с вдовой Тутанхамона и дочерью Эхнатона Анхесенамон.

Реформы Эхнатона привели к существенным изменениям в сферах изобразительного искусства. Аменхотеп IV не только существенно отступил от традиц. стилистики офиц. егип. памятников, от идеалов изображения бога-царя, но и внес изменения и в репертуар тем изображения, и в тип портретов царской семьи, сохранив архаические условные приемы, лежавшие в основе егип. искусства. Наряду с преувеличениями, характерными для царского облика, в скульптуру привносятся и чувственные искажения, положенные, в частности, в основу образа его супруги Нефертити. В рельефных сценах, изображающих царскую семью, появилось ощущение мимолетности времени, к-рого егип. искусство прежде не знало. После смерти Аменхотепа IV амарнский стиль исчез, однако сохранились нек-рые элементы амарнского искусства, напр. изображение тела, проступающего сквозь складки тонких одежд, но чувственность в них со временем уступила место манерности.

Рамсес II. XIII в. до Р. Х. (Египетский музей, Турин)

Рамсес II. XIII в. до Р. Х. (Египетский музей, Турин)


Рамсес II. XIII в. до Р. Х. (Египетский музей, Турин)

Во 2-й пол. XIV в. Е. столкнулся с новым противником, претендовавшим на власть на Ближ. Востоке,- Хеттским царством. Хетты разгромили Митанни и отобрали у Е. его сир. владения в тот период, когда Эхнатон занимался внутренними реформами. Разгоревшаяся война с хеттами привела к возвышению военачальника Хоремхеба, к-рый сместил царствовавшего Эйе и взошел на трон (1334-1306). Его внешняя политика не была особенно успешной: пришлось заключить с хеттами договор, по к-рому Е. сохранял за собой лишь Синайский п-ов. Возвращение сир. владений осуществили уже цари 19-й династии (1306-1197).

Первым царем этой династии стал Рамсес I (1306/05-1304) - бывш. верховный сановник Хоремхеба, к-рого тот объявил своим соправителем. Он пришел к власти, будучи уже пожилым человеком, и вскоре на троне его сменил сын Сети I (1304-1290). Он вернул Палестину и Юж. Сирию под власть Е. При Сети I и его сыне Рамсесе II была предана проклятию амарнская эпоха: имена царей от Эхнатона до Эйе были удалены из династических списков, а годы их правления причислены к царствованию Хоремхеба.

Правление Рамсеса II (1300/1290-1224) стало последним периодом егип. могущества в эпоху Нового царства. На 5-м году царствования он предпринял масштабный поход в Сирию, к-рый завершился победой Е. в битве при Кадеше (на р. Оронт). Это одно из первых сражений в истории, ход к-рого мы можем восстановить благодаря «Поэме Пентаура» и прозаической версии того же текста, сохранившейся во множестве списков, в т. ч. на стенах Карнака, Луксора, Рамессеума (заупокойного храма Рамсеса II) и Абу-Симбела. До 21-го года правления Рамсес II предпринял еще ряд походов в Сирию, Палестину, Финикию и Заиорданье. На 21-м году между Е. и Хеттским царством был заключен мирный договор, известный как в иероглифической (египетской), так и в клинописной (хеттской) версии. По договору в сферу егип. влияния входили Палестина, большая часть Финикии и Юж. Сирии. В случае к.-л. внутренних смут стороны обещали выдавать друг другу беглецов и политических врагов. Договор был закреплен браком Рамсеса II и дочери хеттского царя Хаттусилиса III.

Нубия в этот период находилась во власти Е. до 4-го нильского порога. О военных экспедициях в юж. земли сведений нет, но о прочности егип. власти в Нубии свидетельствует масштабное строительство храмов, развернутое там Рамсесом II. На востоке Дельты он основал новую столицу - Пер-Рамсес, о к-рой в одном из папирусов говорится, что дворцы города ослепляли своими залами из лазурита и бирюзы. К числу крупнейших построек Рамсеса II относятся входной пилон и новый открытый двор в Луксоре, завершение гипостильного зала в Карнаке, Рамессеум и примыкавший к нему царский дворец на зап. берегу Фив, храм Осириса в Абидосе, скальные храмы в Абу-Симбеле. В Мемфисе, Танисе, перед Рамессеумом, на территории Карнакского и Луксорского храмов были поставлены величественные царские колоссы, высота к-рых иногда превышала 20 м. Строительные работы велись во мн. центрах Дельты, Мемфисе, Гелиополе, Гермополе, Коптосе, Абидосе, Эдфу, Фивах и других городах Египта и Нубии. Рамсес II приписывал себе немало сооружений, возведенных его предшественниками: высекал свое имя на чужих царских статуях, разбирал строения прежних эпох, используя их в качестве строительного материала. Скульптура времени Рамсеса II необычайно вариативна и отличается прекрасным качественным и стилистическим разнообразием. В эту эпоху в огромном количестве высекались царские колоссы, самыми большими из к-рых были, по-видимому, колоссы Рамессеума. В эпоху правления 19-й династии произошли изменения в репертуаре изобразительных тем. В Карнаке и царских заупокойных храмах появляются динамичные батальные сцены. Основными сюжетами в частных усыпальницах становятся погребение в некрополе, загробный суд, виньетки из Книги мертвых.

Пережив 12 сыновей, Рамсес II умер в возрасте ок. 87 лет. Ему наследовал 13-й сын Мернептах (1224-1214), к-рый должен был начать борьбу с нашествием т. н. народов моря - средиземноморских народов и жителей М. Азии, к-рые под давлением этнических миграций начали переселяться в Италию, М. Азию и Сев. Африку. Мернептаху пришлось сражаться на западе и северо-востоке Е., в Палестине. Первую волну нашествия Е. отразил, но «народы моря» проникли в Е. уже в кон. XIII в. в качестве наемников. Основная волна их нашествия пришлась на 1-ю четв. XII в., в правление 20-й династии.

В изобразительном искусстве в правление 19-й династии наблюдаются изменения в репертуаре тем. В Карнаке и царских заупокойных храмах появляются динамичные батальные сцены. Основными сюжетами в частных усыпальницах эпохи Рамессидов становятся погребение в некрополе, загробный суд, виньетки из Книги мертвых. Новое царство - время расцвета живописи. Росписи Нового царства в основном сохранились в гробницах фиванских вельмож в Шейх-Абд-эль-Курне и в Дейр-эль-Медине - поселении работников царского некрополя. Живописные композиции утрачивают строгую четкость, характерную для предшествующих эпох: их линии становятся более стремительными, цвета - более пышными.

В письменную речь вошел новоегип. язык, пришедший на смену классическому среднеегипетскому. После амарнского периода на нем начинают писать как офиц. тексты, так и лит. произведения. Среди последних - неск. циклов любовной лирики, «Сказка об обреченном царевиче», «Сказка о двух братьях», «Сказка о Правде и Кривде», «Поэма Пентаура» (описание битвы Рамсеса II при Кадеше), «Путешествие Ун-Амуна». В лит-ре сохранились прежние жанры («Поучения» Ани и Аменемопе, гимны, автобиографии Яхмоса, Маи, Инени) и возникли новые, в т. ч. лирика и т. н. царские новеллы, описывавшие деяния царей. Ряд сохранившихся папирусов Нового царства представляет собой собрание упражнений для писцов. Они содержат разнородные тексты, среди к-рых особой популярностью пользовались наставления учителя ученику-писцу (папирусы Салье I, IV, Анастаси II, III, IV, Честер-Битти III, IV, V). В сфере ритуальных текстов на стенах царских гробниц появились книги, посвященные описанию загробного мира и ночного путешествия Солнца (Амдуат, Книга врат, Книга пещер), а ритуальные заклинания, писавшиеся в предшествующую эпоху на стенках саркофагов, переместились на папирусы и оформились в Книгу мертвых (подробнее см. в разд. «Религия Древнего Египта»).

19-я династия пресеклась в результате внутренних смут. После Мернептаха на престоле оказались сразу 2 правителя: Сети II на севере и Аменмессу на юге. Преемники Сети II Саптах и царица Таусерт (ок. 1200-1192), по-видимому, на нек-рое время восстановили единство страны, но их положение оставалось неустойчивым. Есть основания полагать, что в тот период благополучию страны угрожали низкие разливы Нила, сопровождавшиеся новой смутой, во главе к-рой стоял некий сириец по имени Ирсу. Возможно, ему даже на нек-рое время удалось прийти к власти, но вскоре егип. престол «очистил» основатель 20-й династии Сетнахт (1192-1190), восстановивший в стране прежний порядок. Его преемник Рамсес III (1190-1159) был последним крупным полководцем Нового царства. Ему пришлось отражать 2-ю волну нашествия «народов моря», воевать в Нижнем Е., в Сирии и Палестине. Известно, что он участвовал в крупном морском сражении, возможно в устье одного из нильских рукавов. Борьба завершилась победой Е., к-рый вновь временно укрепил свое положение. Заупокойный храм был возведен Рамсесом III в зап. Фивах (ныне Мединет-Абу). Однако после смерти Рамсеса III его преемники уже не могли добиться прежней стабильности. 8 царей, от Рамсеса IV до Рамсеса XI, правили менее столетия. Ок. 1075 г. 20-я династия потеряла власть и не имела продолжателей. Последние годы правления сопровождались ростом влияния верховных жрецов Амона в Фивах. Так, жрец Херихор обладал полномочиями, к-рые были сравнимы с царскими.

3-й Переходный период

(нач. XI - сер. VII в. до Р. Х.; 21-25-я династии). После падения 20-й династии страна вновь оказалась разделена на 2 части: на севере правила 21-я династия (1075-945), столица в г. Танис; юг контролировали преемники Херихора, верховные фиванские жрецы. Отношения между Танисом и Фивами не были враждебными. Ослабевший Е. утратил свои иноземные владения. За необходимые гос-ву товары и сырье теперь приходилось платить. Основным средством обмена становилось серебро в слитках, хотя прежние способы оплаты зерном, медью и др. натуральными продуктами еще не утратили значения. В изменившихся экономических условиях возросло значение отдельных местных правителей, к-рые начинают передавать власть по наследству, создавая собственные династии. Один из представителей подобной династии, основанной в Бубастисе ливийскими наемниками, Шешонк, породнился с последним царем 21-й династии Псусеннесом II и после его смерти предъявил права на престол, став основателем 22-й (ливийской) династии (945-722).

Гипостильный зал храма Амона в Карнаке. XV–XIII в. до Р. Х.

Гипостильный зал храма Амона в Карнаке. XV–XIII в. до Р. Х.


Гипостильный зал храма Амона в Карнаке. XV–XIII в. до Р. Х.

Шешонк I попытался вернуть Е. статус мировой державы. Объединив страну, он предпринял победоносный поход в Палестину и, вернувшись с богатой данью, по примеру великих царей прежней эпохи почтил Амона, выстроив в Карнаке новый обширный двор и увековечив себя на юж. стене храма в традиц. облике царя, поражающего врагов. Сосредоточив власть в своих руках, он поставил во главе крупных номов своих детей и родственников, что привело к обособлению провинций и ослаблению 22-й династии. На рубеже IX и VIII вв. она фактически распадается на неск. ветвей и сменяется в Нижнем Е. 23-й династией (808-715), также ливийского происхождения.

Между тем к югу от Е. возникло объединенное Напатское царство, во главе к-рого встали цари из г. Напата. Нубия распространила свое влияние на южноегип. номы, и нубийский царь Пийе отправился в поход в Дельту, где в это время возросло значение г. Саиса. После ухода армии Пийе саисский правитель Тефнахт объявил себя царем и основал 24-ю династию (725-712). В 712 г. напатский правитель Шабака вновь вторгся в Е. и стал основателем 25-й (кушитской) династии (712-664), к-рой удалось объединить Е. Наиболее значительным представителем 25-й династии был Тахарка (690-664). Он развернул обширное строительство и активно боролся с Ассирией, с кон. IX в. доминировавшей на Ближ. Востоке. В 674 г. Тахарке удалось остановить ассирийское вторжение в Е., однако в 671 г. ассирийский царь Ассархаддон сломил сопротивление, взял Мемфис и покорил Е. Ассирийцы не стали насаждать в Е. собственное правление, сохранив местную систему власти и удовлетворившись покорностью мелких егип. владык.

Ок. VIII-VII вв. до Р. Х. новоегип. язык сменился демотическим, а затем появился и новый вид скорописи - демотическое письмо, к-рым стали записывать адм. документы и лит. произведения. Офиц. царские надписи, указы и религ. тексты по-прежнему писали на классическом среднеегип. языке. К числу поздних лит. произведений относятся «Сказания о Сатни-Хаэмуасе», «Поучения» Анхшешонка и папирус Инсингер, эпос о Петубасте.

В сфере изобразительного искусства после правления 20-й династии появляется тенденция к идеализации прошлого, произведения к-рого становятся образцами для подражания. Для ливийского периода характерно стремление к изяществу формы: удлиненные пропорции фигур и тщательная обработка каменных поверхностей. В правление 25-й династии появляется более суровая и экспрессивная скульптура, отличавшаяся стремлением к достоверности в изображении национальных особенностей кушитов, близких к негроидам, нежели коренное население Е. Наиболее влиятельные чиновники в Фивах вернулись к прерванной традиции строительства больших усыпальниц, стены к-рых украшались рельефами. В тот же период цари стали воздвигать пирамиды над своими гробницами у Гебель-Баркала в Судане.

Поздний период

(сер. VII-IV в. до Р. Х.; 26-30-я династии). Вскоре после ассирийского похода в Дельте пришла к власти 26-я (саисская) династия (664-525), вновь объединившая Е. Укрепляя власть, основатель династии Псамметих I (664-610) начал приглашать в Е. наемников, основную массу к-рых теперь составляли греки. С кон. VII в. в Е. появился ряд греч. поселений. После ослабления Ассирии в посл. четв. VII в. Е. ненадолго закрепляется на Ближ. Востоке, однако его вскоре вытесняет Нововавилонское царство. В 567 г. вавилонский царь Навуходоносор II вторгся в Е. и посадил на престол своего ставленника Амасиса (570-526). На протяжении большей части правления он был покровителем греков, и благодаря греч. авторам о нем дошло много сведений. В конце жизни ему пришлось столкнуться с новым противником - ахеменидской Персией. Амасис умер за год до того, как персид. царь Камбиз вторгся в Е.

В 525 г. в результате персид. нашествия Е. вновь утратил независимость. Камбиз, провозглашенный основателем 27-й династии (525-404), и затем его наследник Дарий I приняли егип. царскую титулатуру. Они были признаны в Е. царями и даже вели храмовое строительство. Реальное управление Е. в ту эпоху было сосредоточено в руках находившегося в Мемфисе персид. наместника, обладавшего как гражданской, так и военной властью. Персы сохранили исконную адм. систему, оставив управление номами за местными владыками. Тем не менее на протяжении V в. в Е. было неск. восстаний против персид. владычества и в 404 г. саисскому правителю Амиртею (404-399) удается изгнать персов. Его правление относят к 28-й династии, хотя Амиртей остался единственным ее представителем. Вскоре его низложил Неферит, правитель Мендеса, основавший недолговечную 29-ю династию (399-380). Его наследник Акорис (393-380) правил относительно стабильно, по-видимому опираясь на жречество, представлявшее в то время наиболее значительную силу в стране. После его смерти в 380 г. власть в результате очередного переворота захватил Нектанеб I (380-362), происходивший из Себеннита и ставший основателем последней автохтонной, 30-й династии (380-343). Нектанебу I и его преемникам Тахосу и Нектанебу II вновь пришлось столкнуться с Персией. В этот период Е. стал активным союзником греков и даже пытался перейти в наступление против персов в Палестине, однако существенных успехов не добился. Цари 30-й династии продолжили храмовое строительство, начатое при Акорисе. Возобновились работы в Карнаке, возводились храмы Хатхор в Дандаре и Исиды на о-ве Филе, много новых сооружений в храмовых комплексах Дельты.

В 343 г. персидский царь Артаксеркс III вновь вторгся в Е. и восстановил контроль державы Ахеменидов над страной. 2-й период персид. правления (343-332) иногда рассматривают как правление 31-й (персидской) династии.

В искусстве саисской эпохи продолжалась тенденция к стилизации, воссозданию в позах и выражении лиц атмосферы спокойной уверенности, присущей памятникам Старого царства. Царские образы этого времени отличаются идеализированным выражением и мягкими чертами лица. В период персид. правления и попыток возрождения Египетского гос-ва обращение к великим стилям прошлого продолжилось, причем к числу образцов для подражания прибавились и памятники саисского периода. Стиль саисской эпохи воспроизводился настолько искусно, что одни и те же отдельные скульптурные головы ныне приписываются Априю, Амасису и Нектанебам. Частная скульптура во многом похожа на царскую: она демонстрирует тот же высокий технический уровень и элементы архаизации. Выражение лиц, как правило, остается мягким и благожелательным, в них сохраняется характерная для царских портретов застывшая улыбка.

Эпоха эллинизма. Правление Птолемеев

В кон. 332 г. в Е. вступила армия Александра Великого и, не встретив организованного сопротивления, вскоре поставила под свой контроль всю страну. В янв. 331 г. царь Македонии был провозглашен и признан егип. царем, сыном Солнца, а в янв. 331 г. основал Александрию на побережье Средиземного м., западнее Дельты. С этого момента в Е. начинается 3-вековое греч. правление.

Александр Македонский в образе царя. Рельеф портала храма Хнума на о. Элефантин. 1-й в. до Р. Х.

Александр Македонский в образе царя. Рельеф портала храма Хнума на о. Элефантин. 1-й в. до Р. Х.


Александр Македонский в образе царя. Рельеф портала храма Хнума на о. Элефантин. 1-й в. до Р. Х.

После смерти Александра в 323 г. и его номинальных наследников Филиппа Арридея и малолетнего Александра IV к власти в Е. пришла греч. династия Птолемеев (305-30). Соприкосновение егип. и греч. культур началось задолго до эпохи эллинизма, уже в греч. колониях, появившихся в Е. с VII в. Отождествление егип. богов с греческими известно уже по греч. сочинениям VI-V вв. (Гекатей Милетский, Геродот и др.). В эллинистический период в Средиземноморье распространяются т. н. культы богов «круга Исиды» - Аписа, Сераписа, Гора и Харпократа, Анубиса и Германубиса, Осириса, Нила и др. В это время в Е. росло влияние Птолемеев, царям этой династии воздавались в храмах прижизненные божественные почести.

При Птолемеях новой столицей страны стала Александрия, превратившаяся в крупнейший античный торговый и культурный центр эллинистического мира. Здесь была собрана богатейшая б-ка, насчитывавшая сотни тысяч папирусных свитков, работало большое число греч. поэтов, писателей, ученых и философов. При Птолемее II Филадельфе архит. Состратом Книдским был построен Фаросский маяк, обозначавший вход в александрийскую гавань и считавшийся в античном мире одним из 7 чудес света (разрушен цунами в 365 г. по Р. Х.). С правлением Птолемея I Сотера и Птолемея II Филадельфа связывают период жизни и деятельности историка Манефона из Себеннита. Написанная им «История Египта», имеющая огромное значение для установления хронологии правлений егип. царей, известна в цитатах из сочинений Иосифа Флавия, Евсевия Кесарийского, Георгия Синкелла и др.

Благосостояние страны и культурный подъем были результатом экономической политики греч. династии. Александр Македонский стремился к экономической централизации и подчинению храмовых и номовых хозяйств гос. контролю при сохранении существовавших в стране традиц. институтов власти. Однако уже при первых Птолемеях была создана всеобъемлющая эллинизированная хозяйственная администрация. За время правления династии Е. прошел путь от предельной экономической централизации до почти полной автономии храмов, постепенно накапливавших различные льготы.

Греч. население было рассредоточено по всей стране. В основном греки занимали адм. должности, были землевладельцами. Их было особенно много в Файюме, где они ввели культуру выращивания винограда и олив. Но большую часть греч. населения составляли торговцы, к-рые добирались даже до небольших городков у юж. границы Е. Греч. язык стал гос. языком, а классический среднеегип. язык превратился в достояние храмового жречества. Примером синтеза егип. и греч. традиций является гробница Петосириса в Туне эль-Гебель (кон. IV в.). На ее рельефах в обычных для егип. иконографии сценах люди изображены облаченными в греч. одежды. От традиц. егип. композиций эти рельефы также отличаются разнообразием поз и жестов.

Крупнейшие егип. храмы, сохранившиеся до наст. времени (Исиды на о-ве Филе, Себека и Харура в Ком-Омбо, Гора в Эдфу, Хатхор в Дендере), относятся к птолемеевской и рим. эпохам. Для храмовых рельефов эпохи Птолемеев характерна специфическая трактовка человеческого тела, структура и мускулатура к-рого приобретают своеобразную грацию, типичную для греч. скульптуры и прежде нехарактерную для Е. Птолемеевские рельефы глубоко врезаны в поверхность стены, и поэтому они отличаются богатством светотеневых эффектов. Традиц. противостояние храмов и царской власти приобрело новое значение, превратившись в противостояние егип. и греч. элиты. Настроения егип. общества этой эпохи отразились в произведениях эсхатологического жанра, таких как «Демотическая хроника» и «Оракул горшечника». «Демотическая хроника» предсказывала появление мужа «из Гераклеополя, который будет царствовать после персов и ионийцев», а «Оракул...» описывал положение страны в мрачных тонах и возвещал, что оно изменится к лучшему с приходом некоего благого царя - тогда Александрия станет пустыней и боги вернутся в древний Мемфис. Подобные настроения сказывались и на политической ситуации в Е. Уже в правление Птолемея III Эвергета (246-221) в стране поднялось восстание против чужеземного господства (ок. 245), а на рубеже III и II вв. из-под власти греч. династии вышли Фиваида и юж. провинции Е. Там появились местные правители Хоруннефер и Анхуннефер. Птолемею V Эпифану (204-180) удалось подавить этот бунт лишь на 19-м году правления. Крупные восстания в Фиваиде продолжались и позднее, пока в 88 г. до Р. Х. Фивы не были разрушены Птолемеем IX Сотером (Лафуром), после чего они уже не имели прежнего значения. В 30 г. до Р. Х., через год после битвы при Акции, Е. был оккупирован рим. армией Октавиана. Последняя царица династии Птолемеев Клеопатра VII покончила с собой, а ее сын Цезарион был убит по приказу Октавиана.

Наука

В Древнем Е. не существовало сферы искусства в совр. смысле этого слова. Искусство как явление воспринималось исключительно в рамках религ. опыта и потому могло охватывать практически любую область деятельности. Понятие «искусство» для древних египтян имело скорее значение «мастерство исполнения».

Достижения египтян значительны в сферах медицины, астрономии и математики. До наст. времени дошли 10 основных медицинских папирусов. Наиболее известен папирус Эберса, к-рый достигает 20,5 м в длину. В рецептах практические полезные советы сочетаются с широким использованием магических заклинаний. Известно, что в Е. применялись не только терапевтические, но и хирургические методы лечения: сохранились изображения хирургических инструментов и простейших операций. В папирусе Эдвина Смита имеется описание лечения раны на голове.

Судить об астрономических познаниях египтян позволяют росписи на потолках храмов и гробниц эпохи Нового царства, где изображены звездные карты, таблицы звезд, по к-рым определялись часы ночи, и велись расчеты наблюдений за прохождением звезд через небесный меридиан. Главным достижением егип. астрономии был календарь, к-рый в реформированном виде дошел до наст. времени. В 46 г. до Р. Х. он был положен в основу календаря, принятого на территории Римского гос-ва распоряжением Юлия Цезаря. Егип. год состоял из 12 месяцев по 30 дней и 5 дополнительных дней в конце года. Последние считались особыми праздничными днями и были посвящены Осирису, Исиде, Гору, Сету и Нефтиде. Календарь имел существенный недостаток, поскольку в нем не учитывалось, что астрономический солнечный год больше 365 дней на 1/4 суток. Это приводило к тому, что каждые 4 года новый календарный год наступал в Е. на день раньше, за 120 лет это расхождение достигало месяца, а совпадение новогодних дней происходило раз в 1460 лет (этот период получил название «период Сотиса» - от греч. названия Сириуса). В 1998 г. российский ученый О. Д. Берлев установил, что введение в Е. т. н. календаря Сотиса произошло на 18-м году правления Джосера (по точным данным, в 2781 г. до Р. Х.). Благодаря этому открытию появилась возможность расчета точных дат для III и II тыс. до Р. Х. Помимо деления года на 12 месяцев в Е. существовало также деление на 36 деканов - 10-дневных периодов, каждому из к-рых соответствовало появление на небе нового созвездия. Египтянами было введено и деление суток на 12 дневных и 12 ночных часов, однако до эллинистической эпохи эти часы оставались «сезонными»: летом дневные часы были длиннее, чем ночные, а зимой - короче. Егип. наука о небесных телах не породила астрологических концепций. Известен папирус эпохи Рамессидов (19-я династия), в к-ром идет речь о счастливых и несчастных днях, но ни в одном из дошедших до нас текстов не говорится о влиянии звезд на судьбы людей. Греко-вавилонская система зодиака появилась в Е. лишь в эпоху Птолемеев.

Совр. представления о древнеегип. науке основываются на крайне ограниченном количестве сохранившихся документов, и нет уверенности в том, что имеющиеся в нашем распоряжении памятники адекватно отражают действительное положение вещей. Об уровне математических задач, к-рые решались в Е., можно судить по сохранившимся математическим папирусам, среди к-рых самыми крупными являются папирус Бремнера-Риндса (Британский музей) и Московский математический папирус (ГМИИ). В 1-м содержатся решения 80 задач, в основном имевших практическое значение: вычисление поля, вместимости амбара, раздел имущества между наследниками. Египтяне умели определять площадь круга, треугольника, прямоугольник и трапеции, объем усеченной пирамиды и др. элементарные объемы. Однако существует принципиальная разница между совр. понятием «решение задачи» и той его формой, которую мы находим в егип. математических папирусах, где вместо цепочки умозаключений мы видим лишь готовые «рецепты» решения конкретной задачи. Остается открытым вопрос, существовала ли в Е. та математика, неотъемлемой частью к-рой является умение рассуждать, или же она представляла собой просто совокупность знаний об однажды найденных решениях без внимания к тому, каким путем они изначально были получены. Следует учитывать и сакральный аспект, к-рый в Е. был непременной составляющей всякого знания: совр. представления о древнеегип. науке основываются на крайне ограниченном количестве сохранившихся документов, и нет уверенности, что имеющиеся в нашем распоряжении памятники адекватно отражают действительное положение вещей. Косвенное подтверждение этому можно обнаружить у древнегреч. авторов, утверждавших, что егип. жрецы тщательно скрывали свои математические секреты. Имеющийся в нашем распоряжении материал не позволяет ни убедительно подтвердить, ни опровергнуть подобную т. зр.

Религия Древнего Е.

В Древнем Е. границы понятия «религия» были намного шире, чем в наст. время, однако концепта «вера» в егип. языке не существовало. Знание в Е. не было основано на доказательстве, под ним подразумевались те области, к-рые четко разделяются между совр. наукой и религией. На вопросы о причинах явлений отвечала мифология, однако и мифологии в привычном для нас понимании в Е. тоже не было: ни один егип. миф не дошел в форме последовательного изложения (если не считать миф об Исиде и Осирисе в позднем пересказе Плутарха). Для описания особенностей мифа в Е. нем. ученый Я. Ассман предложил ввести понятие: «констелляция» - совокупность конкретных богов, объединенных определенными ролями в рамках отдельных сакральных концептов и соответствующих им ритуалов. Так, в мифе об Исиде и Осирисе можно выделить констелляции Исида-Осирис (концепт богов-супругов), Осирис-Сет и Гор-Сет (концепт богов-соперников), Исида-Гор (концепт божественного рождения и воспитания). Такой подход предполагает, что каждый бог приобретает определенные функции в рамках определенного контекста, механически суммировать разные функции одного и того же бога, к-рые он имеет в разных контекстах, не следует. Нужно также иметь в виду, что в Е. существовала своего рода сквозная интерпретация, связывавшая 2 мира вне пространственных и временных отношений: любое событие или действие, происходившее в действительности (в т. ч. в культе), могло быть соотнесено с миром богов. Любая жертва - это Око Гора, каждый восход - это рождение бога (констелляция мать-небо - сын-солнце) и т. д. Представление о констелляциях и сквозной сакральной интерпретации явлений очень важно для понимания особенностей егип. религии: оно позволяет удовлетворительно объяснить не только кажущуюся противоречивость отдельных мифологических представлений (напр., сосуществование представлений о небе как о женщине, о корове, о свинье, о крыше, поддерживаемой 4 опорами, о водах, по поверхности к-рых Солнце плывет в барке), а также явной противоречивости функций отдельных богов (напр., Анубиса как бальзамировщика и бальзамируемого) и отождествлений (напр., отождествление умершего с Осирисом и Гором). Совр. интерпретация (Ассман, С. Бикель, Х. Виллемс, Х. Редер и др.) егип. религиозно-мифологических представлений уходит все дальше от таких научных стереотипов, когда считалось возможным говорить о богах как о персонификациях природных сил, рассматривать богов с т. зр. совокупности их функций, вычленяемых из разнородных источников (как текстуальных, так и изобразительных), считать отождествление умершего человека с царем буквальным, т. е. видеть в подобном отождествлении исключительно прерогативу царей. Различные аспекты егип. религ. представлений далее будут рассматриваться с учетом вышесказанного.

Для егип. религии характерна тесная связь между отдельными богами и центрами культа этих богов. Это отразилось в греч. названиях егип. городов: Гермополь - город Тота (отождествлялся с Гермесом), Афродитополь - город Хатхор (отождествлялся с Афродитой), Гелиополь - город Солнца, Диосполь - город Амона (отождествлялся с Зевсом). Помимо локальных богов существовали божества, к-рые олицетворяли абстрактные понятия и природу: Маат - богиня истины и миропорядка, Геб - бог земли, Нут - богиня неба, Хапи - бог разлива Нила и др. В неск. центрах - Гелиополе, Мемфисе, Гермополе, Фивах - были созданы теогонии и космогонии, в основу к-рых был положен исконный для данного центра культ. Местных вариантов теогоний и космогоний в Е. было гораздо больше, однако они либо никогда не оформлялись в системы, либо сохранились лишь в виде разрозненных упоминаний и косвенных свидетельств. Так, на о-ве Элефантина демиургом считался почитавшийся там бог Хнум, создавший людей на гончарном круге, в Файюме - бог Себек, в Гераклеополе - Херишеф, в Саисе - богиня Нейт и т. д. Вместе с тем существовали и локальные боги, к-рые, по-видимому, никогда не выступали в роли демиургов: Анубис, Упуаут, Немти, Анджети, Бастет и др.

В Е. было распространено обожествление священных предметов и частей тела. Они выступали как самостоятельные сущности. Самостоятельными божествами в составе нек-рых констелляций были короны Верхнего и Нижнего Е., Око Ра, Око Гора, Длани Атума и др. При этом одна и та же обожествляемая сущность интерпретировалась по-разному: напр., существовало представление о 2 порогах, через к-рые проходит солнце,- в месте восхода и в месте заката. Магические тексты поясняют, что эти пороги служили препятствием, не позволявшим ядовитым гадам подняться на небо. Они мыслились как горы, как 2 льва Акера, а также как Длани Акера.

Иногда в качестве единого божества выступала совокупность неск. сущностей: так, в Гелиополе был культ «душ Гелиополя» - 3 Ба (об этом понятии см. разд. «Заупокойный культ и представления о загробной жизни»), к-рые принадлежали Атуму-Ра, Шу и Тефнут, но рассматривались как единое божество, почитавшееся в облике сфинкса.

Существовали также локальные ипостаси одного и того же бога. Культ Гора известен в Гиераконполе, Эдфу, Ком-Омбо и др. верхнеегип. центрах. Амон почитался не только в Фивах, но и в Леонтополе, Мемфисе, Абидосе, оазисе Сива и др. местах. Как самостоятельные божества выступали и разные функциональные ипостаси одного и того же бога. Особенно много их было у Гора (см. ст. Гор).

Теогонии и космогонии

Одна из древнейших и наиболее авторитетных космогонических традиций была создана жрецами Гелиополя. Атум был изначальным, нерожденным богом, поднявшимся из вод предвечного океана Нуна на первозданном холме Бен-Бен. Он сотворил с помощью мастурбации 1-ю пару богов - Шу и Тефнут, от к-рых произошли Геб и Нут, породившие еще 2 пары: Осириса и Исиду, Сета и Нефтиду. Эти боги составили т. н. гелиопольскую Великую Эннеаду (девятку) древнейших богов, к-рые считались первыми правителями Е. и, по представлениям древних египтян, вершили суд над умершими.

В Мемфисе, культовом центре Птаха, существовал др. вариант космогонии, согласно к-рому изначальным богом был Птах, задумавший творение (объекты творения при этом мыслились им как образы, Двойники-Ка - об этом см. ниже) и сотворивший мир посредством языка, называя имена предметов и живых существ.

В Гермополе, название к-рого по-египетски означало «восемь», существовало представление о восьми (Огдоаде) богах - 4 божественных парах: Нун и Наунет - первозданные воды, Хух и Хаухет - бездна, Кук и Каукет - тьма, Амон и Амаунет - сокровенное. Считалось, что эти предвечные боги не находятся ни на небе, ни на земле, они почитались как отцы и матери богов. Известно 2 версии гермопольской космогонии: по одной из них, на месте Гермополя в начале времен появился первозданный холм, и на нем вырос цветок лотоса, из к-рого род. Ра, по другой - вначале появилось божественное яйцо, из к-рого вылупился Ра, сотворивший остальных богов. Роль Тота в гермопольской космогонии неясна, однако на основании титула верховного жреца Гермополя, «великий из пяти», было выдвинуто предположение, что Тот считался главой 4 муж. божеств, входивших в Огдоаду.

В Фивах, культовом центре Амона, роль демиурга приписывалась этому богу: считалось, что он не был рожден, но появился в облике Великого Гоготуна, божественного гуся, сотворившего богов и все живое. Уже в древности он часто отождествлялся с богом Солнца Ра, в эпоху Нового царства культ Амона-Ра достиг расцвета.

Мифологические представления древних египтян были реконструированы по фрагментам и по большей части известны по источникам позднего времени: гелиопольская версия сотворения мира изложена в папирусе Бремнера-Риндса, IV в. до Р. Х., хотя она упоминается в отдельных заклинаниях текстов пирамид, мемфисская - в тексте, высеченном на стеле царя Шабаки (713-698 гг. до Р. Х., «Памятник мемфисской теологии», 25-я династия), гермопольская известна по упоминаниям в царских гробницах с правления 19-й династии, магическом папирусе Харриса и в текстах, сохранившихся в храмах птолемеевского времени, фиванская - в гимне Амону из Лейденского папируса I 350 (19-я династия), в гимнах папируса Булак 17 (18-я династия) и др.

Великая Эннеада не всегда была тождественна 9 перечисленным богам: об этом свидетельствует, напр., текст тяжбы Гора и Сета, в к-ром соперников судит Эннеада, в состав к-рой явно не входят Сет, Осирис и, вероятно, Исида. В текстах саркофагов встречается утверждение, что Огдоада была порождена богом Шу, а в Лейденском папирусе I 350 есть текст, в котором отождествляются Амон, Ра и Птах. Подобные вариации как в системах генеалогий богов, так и в их отождествлениях распространены очень широко и заставляют усомниться в том, что вышеописанные теологические системы, восстановленные по разным источникам и ставшие хрестоматийными по причине своей стройности, адекватно отражают егип. религ. представления. Исследователи имеют дело с искусственными теологическими построениями, в к-рых объединены боги разных культовых центров. В гелиопольской космогонии объединены боги неск. городов (Атум, Осирис, Сет) и боги, не связанные с конкретными городами (Шу, Тефнут, Геб, Нут); в космогониях Гермополя и Фив присутствует Амон, но в гермопольской космогонии он не тождествен Амону Фиванскому, и есть основания полагать, что Амон в гермопольской Огдоаде появился под влиянием Фив, заместив собой исконную сущность. В текстах саркофагов боги Огдоады описываются без имен собственных, как 8 богов Хех, созданных в «бездне, в первозданных водах, в затерянности, во тьме».

Ок. сер. I тыс. до Р. Х. в Фивах была предпринята попытка свести космогонию в единую систему. Творение мира в ней было отделено от предшествовавшего творению времени, когда существовали 4 пары изначальных божеств (Огдоада) и особая ипостась Амона - змей Кематеф. Творение началось со смертью Огдоады и Амона Кематефа (местом их погребения считался Джеме, совр. Мединет-Абу, располагавшийся на западе Фив) и было осуществлено др. ипостасью Амона - Ир-та (Создавший землю). Эта поздняя фиванская концепция была весьма сложна не только потому, что в ней фигурировал ряд абстрактных онтологических категорий, но и потому, что в ней оказались сведены вместе сразу неск. древних космогонических систем, причем это сочетание представляло собой не сумму отдельных элементов, позаимствованных из разных источников, а специфический сплав, порожденный творческой мыслью поздних фиванских теологов.

Миф об Исиде и Осирисе

Одна из ключевых ролей в егип. религ. представлениях принадлежала мифологическим констелляциях: в к-рые входили Осирис, Сет, Исида и Гор. Благодаря Плутарху мозаика взаимосвязей между этими богами сохранилась в виде последовательного рассказа, однако этот рассказ в ряде мест отличается от той картины, к-рую дают егип. источники (тексты пирамид, саркофагов, папирусы Честер-Битти I и Бремнера-Риндса I, стела Меттерниха и др.). Согласно Плутарху, сменивший на земном престоле Геба Осирис научил людей выращивать урожай и обучил их почитанию богов. Его брат Сет замыслил отобрать у него престол и прибег для этого к хитрости. Он соорудил по мерке Осириса саркофаг и принес его на пир, предложив в дар тому, кому он придется по размеру. Когда Осирис лег в него, крышку захлопнули и опустили саркофаг в море. Исида, сестра и супруга Осириса, отправилась на его поиски, обошла весь Е. и обнаружила саркофаг на вост. берегу Средиземного м., у г. Библ. После ряда перипетий она получила гроб с телом супруга у царя Библа, спрятала его в камышовых зарослях Дельты и удалилась в Буто, к сыну Гору, к-рый там воспитывался. Спрятанный саркофаг случайно увидел Сет, разрубил тело Осириса на 14 частей и разбросал их по всему Е. Узнав об этом, Исида отправилась на поиски останков мужа и хоронила их там, где находила (или, по др. версии, по ее приказу там устанавливали статуи Осириса). Не нашла она только фаллос, к-рый съели рыбы. Вместо него она сделала его изображение. Позднее возмужавший Гор вступил в борьбу с Сетом, выиграл ее и был признан богами законным сыном (и наследником) Осириса. Осирис вновь сочетался с Исидой после смерти, и она родила Харпократа.

Диодор Сицилийский (I в. до Р. Х.) в 1-й кн. «Исторической библиотеки» утверждает, что тело Осириса было разделено на 26 частей, а в егип. источниках упоминаются 14, 16 и 42 части (по количеству номов). Кроме того, Диодор считает, что Сет расчленил тело Осириса сразу после убийства.

Согласно Текстам пирамид, Сет убил Осириса в местности Недит (близ Абидоса), Исида вместе с сестрой Нефтидой нашла его тело и оплакала. Исида магически оживила его и зачала от него сына Гора.

В тексте заклинаний, сохранившихся на магических стелах и статуях, рассказывается о том, что после убийства Осириса Исида и Нефтида оказались в ткацких мастерских Сета, где они ткали саван для Осириса. По предположению российского ученого О. Д. Берлева, эти мастерские находились на юге Е., в г. Небет (ныне Ком-Омбо), уделе Сета. Однако Тот повелел беременной Исиде укрыться, чтобы родить наследника Осириса в безопасном месте, и Исида совершила путешествие через весь Е. в г. Хеммис, расположенный в Дельте. Там род. Гор, к-рого богиня скрывала от Сета в болотах Дельты до тех пор, пока мальчик не подрос настолько, чтобы бросить вызов убийце отца.

Текст, описывающий тяжбу Гора и Сета, сохранился в папирусе Честер-Битти I. После ряда жестоких состязаний, ослепления, исцеления Гора и 2 обращений к Осирису боги признали Гора победителем и законным наследником егип. престола. Осирис стал царем загробного мира, великим богом тех, кто обрел бессмертие. Важную роль в этой констелляции играло также представление о божественном оке Гора. В Текстах пирамид и Текстах саркофагов сохранились упоминания о том, что в борьбе с Сетом Гор потерял око, а затем вернул его и отдал Осирису. Понятие «Око Гора» с древнейших времен имело в Египте специфическое значение: так именовалась любая жертва, приносимая умершему.

Божественность царя

Особой сферой егип. религии был царский культ. Царь в Е. считался богом и сыном бога: в качестве земного царя он отождествлялся с Гором, и «Горово имя» было древнейшей составной частью егип. царской титулатуры. Высшие сановники гос-ва были по сути жрецами, но не в храме, а во дворце, при божественной персоне царя, культ к-рого имел особенно строгий характер в эпоху Древнего царства. Простым смертным не дозволялось не только прикасаться к царской особе, но даже смотреть на нее: царь отдавал указания, находясь за завесой, и должность «находящегося у завесы» - вельможи, получавшего указания непосредственно от царя и передававшего их,- была в высшей степени почетной. С течением времени отношение к сакральному статусу царя менялось: смутные времена 1-го и 2-го Переходного периодов продемонстрировали уязвимость трона и преходящий характер абсолютной царской власти. До конца егип. истории царь сохранял статус верховного жреца, от имени к-рого вершились обряды во всех егип. храмах. Он осуществлял важнейшую ритуальную функцию: связывал Е. и мир богов. Способность царя обеспечить стабильность гос-ва напрямую зависела от его способности к совершению ритуала. Поэтому, если на Е. обрушивались бедствия, ответственность за них возлагалась на царя: именно это обстоятельство влияло на быструю смену царей на егип. престоле в периоды смуты и разрухи.

О том, что представление о божественной природе царя и его власти на протяжении егип. истории существенно изменялось, свидетельствует также феномен Амарны: в правление Аменхотепа IV (Эхнатона) царепочитание достигло пика. Суть его реформ состояла в том, что были упразднены все культы, за исключением солнечного и царского (подробнее см. разд. «Новое царство»). Понятие «бог» в поздний период этих реформ было заменено понятием «царь». Солнце в форме светила-Атона было объявлено небесным царем, а Эхнатон - царем земным и единственным посредником между людьми и Солнцем. Это была кульминация царского культа в Е.: никогда более, ни до ни после, все культы в Е. не сводились к одному-единственному центру - царю и его семье, а через них - к Солнцу в его единственной ипостаси благодатного светила.

Теологическое обоснование сакрального характера царской власти в Е. было основано на неск. концепциях. Одна из них, концепция «двух Солнц» - небесного и земного, основывалась на т. н. мифе о наследстве Геба и мифе о гибели Осириса и последовавшей за ней тяжбе Гора и Сета за право обладания егип. престолом. Концепция «двух Солнц» была сформулирована Берлевым: Солнце считалось отцом каждого егип. царя, и царь рассматривался как сын Солнца. При этом они являлись существами одной природы: это не просто 2 бога, это 2 Солнца: старшее - небесное (владеющее Небом) и младшее - земное (владеющее Землей). Мертвый царь уже не мог быть «младшим Солнцем». Поэтому он перемещался на свой «небосклон» (в пирамиду, гробницу) и пребывал там как Солнце этого «небосклона», сливаясь с Солнцем мира, своим отцом.

Мифологическое представление о наследстве Геба объявляло царскую власть в Е. наследством, в незапамятные времена перешедшим от Геба к земным царям через посредство сына Геба Осириса. Всякий царь Е.- воплощение Гора, и в качестве такового он - сын Осириса. Здесь мы имеем дело с новой констелляцией, отличной от идеи наследования Солнцу. Согласно гелиопольской теогонии, Осирис был сыном Геба, к-рый уже в Текстах пирамид называется 1-м царем Е. и соответственно наследодателем. Именно из-за этого наследства между Осирисом и Сетом произошел раздор, закончившийся убийством Осириса и тяжбой между Гором и Сетом за егип. престол, к-рая разрешилась в пользу Гора. Согласно Берлеву, противопоставление наследства Солнца наследству Земли (Геб - бог Земли) может быть понято как противопоставление сана царя царству, стране, над к-рой он властвует, т. е. со времен Геба земля Е. имеет определенное устройство, установленное этим богом для своего наследника. Описание устройства Е. Исидой в интересах Гора, наследующего Осирису, сохранилось у Диодора Сицилийского: «И [согласно этому преданию] Исида, желая и корыстью подвигнуть жрецов к [отдаче] почестей [умершему Осирису], о которых говорилось выше, дала им третью часть страны для службы богам и исполнения священных обрядов» (Diodor. Sic. Biblioteca I 21. 7). Описание Диодора восходит к древнеегип. теории, засвидетельствованной в царствование Рамсеса II (XIII в. до Р. Х.). В тексте указывается, что разделение страны «на трети» - божественное установление Геба, наследство, к-рое Геб передал Осирису. От него оно переходит к Гору (т. е. к каждому царю) вместе с царским саном, и всегда 1/3 принадлежит богам и 2/3 - царю. В храме Эдфу сохранился текст времен правления династии Птолемеев, представляющий собой завещание Гору. Он имеет важное значение, поскольку наследство Геба представлено там не дробями, а в абсолютных величинах, т. е. с цифрами площади Е., и указаны также длина страны от Элефантины до Диосполя Нижнего на крайнем севере и максимальная ширина Дельты. Произведенный Берлевым расчет привел к выводу, что под «третями» в завещании Геба понимались не трети площади плодородной Нильской долины и Дельты, а плодородная земля Е. целиком, но в разные сезоны года. Согласно этому представлению, царь Е. являлся собственником всей земли в стране лишь в те сезоны, когда было невозможно земледелие,- в сезоны засухи и половодья (год в Е. делился на 3 сезона: засухи, половодья и всходов). В это время вся земля находилась в руках царя, обеспечивавшего круглогодичный ход жертвоприношений. Царь как бы сберегал эту землю каждые 2 сезона для 3-го, когда она могла производить зерно, необходимое для жертвоприношений богам. Т. о., целью наследства было обеспечение культа богов через царя, а мифологическое представление о божественном наследстве служило обоснованием передачи власти от одного царя другому в непрерывной череде правлений, восходившей к незапамятным временам.

Представление о тяжбе Гора и Сета было своего рода легитимным обоснованием передачи власти по линии Геб - Осирис - Гор. В роли отринутого претендента на трон выступал Сет, который, как и Осирис, считался сыном Геба. Этот мифологический концепт особенно важен для понимания егип. религ. представлений, т. к. он имеет непосредственное отношение к 2 важнейшим аспектам егип. культа: культу земного царя и заупокойному культу, причем не только царскому.

Истолкование этого мифа в аспекте земного царского культа требует внимания к особой фигуре егип. пантеона - богу Сету, представления о к-ром существенно изменились на протяжении егип. истории. Помимо определения Сета как бога пустыни, бури, ярости или олицетворения всякого враждебного начала известны факты, противоречащие подобному пониманию функций этого бога. Прежде всего это имена царей ранних династий, указывающие на то, что на заре егип. истории Сет был династическим божеством, почитавшимся наравне с Гором.

Согласно концепции Берлева, классическая 5-членная царская титулатура не сразу приобрела окончательный вид: цари архаических династий вместо 2 солнечных имен носили 2 удельных имени - Гора (нижнеегип. удельного царя) и Сета (верхнеегип. удельного царя). Солнечный принцип пришел на смену удельному в эпоху 4-й династии (ок. 2719-2575 гг. до Р. Х.), когда вместо имен Гора и Сета появились т. н. тронное имя и имя сын Солнца (Ра), заключавшиеся в картуши. В процессе объединения страны участвовали, по-видимому, не 2 царства - Верхнеегипетское и Нижнеегипетское, а неск. крупных территориальных объединений, центрами к-рых были Тинис, Иераконполь и Накада. В Тинисе и Иераконполе значительную роль играл культ Гора, в районе Накады почитался Сет. Поэтому историю соперничества Гора и Сета сегодня интерпретируют не как отражение борьбы Верхнего и Нижнего Е., а как противостояние союза Тиниса и Иераконполя с Накадой. Изначально Сет был династическим богом, статус которого на определенных территориях Е. был тождествен статусу Гора (именно этим тождеством и было вызвано к жизни мифологическое представление о соперничестве), а имя его становилось одиозным только при противопоставлении имени Гора. Свидетельством, что этот бог имел разные функции и свойства в разных констелляциях и не всегда олицетворял зло и ярость, служат имена царей 19-й династии (1306-1197 гг. до Р. Х.): 2 представителя этого царского дома, правление которых почти на 1,5 тыс. лет отстоит от раннединастического периода, носили имя Сета. Существует предположение, что исконное значение этого бога не забывалось и функции его не сводились к 2 наиболее известным ныне, зафиксированным в констелляциях (убийство Осириса и тяжба с Гором). Вероятно, в аспекте земного царского культа названные мифы отражают процесс объединения Е. и служат обоснованием царского единовластия: сосредоточение власти над 2 частями страны у одного правителя представлено в мифе в форме судебной тяжбы Осириса с Гором. Суд вершат боги, и, следов., принятое решение - передача власти над Е. Гору - подкреплено божественным авторитетом. Т. о., легитимность его признается абсолютной и бесспорной.

Заупокойный культ и представления о загробной жизни

Египтяне представляли загробную жизнь как существование в преображенной форме, отчасти сходное с земным, при условии сохранности тела умершего и регулярных приношений жертвенной пищи. Эти представления привели к развитию обрядов мумификации и созданию гробниц. В обрядах и в оформлении гробниц отразилось различие между заупокойными культами царей и частных лиц: в Древнем царстве с конца правления 5-й династии (ок. 2575-2433 гг. до Р. Х.) в царских пирамидах находились обширные своды заупокойных текстов, а в мастабах - гробницах вельмож этого времени - вместо текстов присутствовали многочисленные изображения сцен повседневной жизни, портреты покойного с супругой, сидящих у стола с жертвенной трапезой, сцены приношений. В период Среднего царства (кон. ХХI - нач. XVIII в. до Р. Х.) в частных гробницах настенные рельефы начинают чередоваться с деревянными фигурками слуг и т. н. моделями: небольшими макетами пекарен, пивоварен, скотобоен, зернохранилищ и т. п. Тексты, к-рые прежде писались только на стенах царских гробниц, теперь появились на внутренних стенках деревянных саркофагов вельмож, при этом в царских пирамидах их уже не было.

Заупокойные культы Нового царства (сер. XVI - нач. XI в. до Р. Х.) имеют ряд отличий от традиций предшествующих эпох. Царей хоронили не в пирамидах, а в скальных гробницах в Долине царей, расположенной на западе Фив на значительном удалении от реки. Царские гробницы отделяются от царских заупокойных храмов, с к-рыми они прежде были тесно связаны: храмы стали возводиться в ряд друг за другом вдоль зап. берега Нила. На стенах царских гробниц появились цветные изображения богов и царей, а также религиозно-магические тексты: были увековечены т. н. книги загробного мира (напр., егип. Книга мертвых), к-рые, за единственным исключением (гробница везира Усерамона, жившего в правление Хатшепсут (1489-1468 гг. до Р. Х.)), в период Нового царства являлись такой же прерогативой царей, какой в эпоху Старого царства были Тексты пирамид. В гробницах частных лиц, к-рые, подобно царским, теперь высекались в скалах, на стенах появились портреты царской семьи, что наиболее характерно для периода реформ Эхнатона, и изображения богов, к-рых прежде в гробницах не было: иногда на стенах воспроизводились виньетки Книги мертвых - нового свода заупокойных текстов, пришедшего на смену Текстам саркофагов и записывавшегося теперь на папирусных свитках, к-рые клались в гробы.

В егип. представлении о загробном мире существовал ряд понятий, не имеющих прямых аналогов в др. культурах и совр. языках и в силу этого с трудом поддающихся интерпретации. К их числу относятся «Ка», «Ба» и «Ах», к-рые наряду с телом и именем нередко называют «пятью составляющими человеческого существа» (иногда к ним добавляют также тень и сердце). Перечисленные понятия не сумма слагаемых, которая способна описывать человеческое существо; более того, они принципиально разнородны по своей природе, имеют разное значение в сферах земного и загробного существования и в рамках каждой из этих сфер не охватывают всех аспектов земного или потустороннего бытия человека. Важным условием для загробной участи умершего было сохранение имени: по егип. представлениям сбивание имен владельца гробницы с ее стен приводило к прерыванию вечного существования этого человека в потустороннем мире. Однако если целостность тела и увековечение имени можно отнести к непременным условиям вечного загробного бытия, то Ка, Ба и Ах являлись, по-видимому, не условиями, а конкретными формами существования. Их однозначной интерпретации в египтологии не существует до наст. времени.

Совр. исследователи, интерпретируя понятие «Ах», рассматривают 2 основные т. зр. Приверженцы 1-й полагают, что в основе этого понятия лежит представление о просветлении - процессе преображения человека в загробном мире. Это преображение связано с оправданием на загробном суде, в результате чего умерший признается «правогласным» и становится Ахом, «просветленным» - в этой форме он и продолжает свое путешествие по загробному миру. Приверженцы др. т. зр. считают, что понятие «Ах» связано с «эффективностью» или «действенностью», иногда интерпретируемой как способность к действию при отсутствии у действующего лица явленной, видимой формы. Т. о., в наст. время можно лишь утверждать, что Ах - это особая форма или состояние, к-рые обретает умерший в результате преображения, происходящего с ним в загробном мире при определенных условиях.

Понятие «Ба» из всех слов егип. языка стоит ближе всего к понятию «душа», однако это сходство не исчерпывает всех аспектов этой категории. Изображения и нек-рые тексты свидетельствуют о том, что эта сущность нередко мыслилась в облике птицы. Существовало представление о том, что Ба умершего соединяется с его мумией, а Ба божества - с его статуей, причем благодаря определенным культовым действиям. В случае с божеством Ба можно понять как некую форму божества или его эманацию, которая, соединяясь с его видимым образом (статуей), обеспечивала вселение бога в храм, его непосредственное участие в культе. В случае с умершим человеком сложнее: трудно не поддаться искушению интерпретировать Ба в рамках привычного для нас представления о душе, к-рая «отлетает» от человека в момент смерти, а затем, согласно егип. воззрениям, возвращается и соединяется с мумией. Однако есть основания полагать, что подобная интерпретация неверна. В последних строках текста «Разговор разочарованного со своей душой-Ба» Ба говорит следующее: «Я спущусь после того, как устанешь ты, и тогда мы достигнем пристани вместе». Под «усталостью» здесь имеется в виду смерть (характерная в егип. языке метафора), под «пристанью» - погребение. Из этих слов следует, что Ба после смерти прилетает и опускается на тело, подобно птице. Ба также является той сущностью, к-рая может покидать гробницу: в заупокойных текстах нередки пожелания типа «да не стерегут Ба твоего», «не будет схвачен, не будет словлен Ба мой» и т. п. В тексте «Поучения для Мерикара» есть такие слова: «Ходит Ба к месту, известному ему, не сбивается он с путей вчерашних (т. е. прежних или обычных?), не могут обратить его вспять никакие заклинания, достигает он тех, кто дают (ему) воду». Прослеживается также связь Ба с сердцем: «пока существует Ба твой, будет существовать сердце твое», «не стали властны над Ба твоим, не захвачено сердце твое» и т. д. Наиболее интересны 3 малоизвестных аспекта этой сущности: во-первых, с Ба прямо отождествляется сын умершего, во-вторых, Ба (по крайней мере Ба богов) имеет способность к оплодотворению, к изливанию семени, в-третьих, Ба обладает конкретной, свойственной ему характеристикой в той же мере, в какой ею обладает Ах (в случае Ба это, по-видимому, «воля» или «мощь, могущество»), и потому от этого слова могут образовываться определения («ты волен (Ба), ты властен (сехем)…» и т. п.). Перечисленные примеры не охватывают функций, в к-рые входит понятие «Ба» и с к-рыми оно может быть связано.

Понятие «Ка» - рождающийся вместе с человеком двойник, воплощением к-рого являются статуи, своего рода «дух-хранитель» человека, жизненная сила, некий образ личности в сознании тех, кто ее знали, двойник, приобретающий материальную форму, духовное тело, противопоставленное телу физическому, и т. д.

В основу анализа Ка отечественный исследователь А. О. Большаков положил изобразительный аспект, имеющий отношение к данному понятию: в Е. любое изображение человека или предмета называлось Ка. Ка не изображалось, это слово обозначало само изображение. Мир егип. гробницы по сути мир Ка: все изображения в ней были Ка предметов и Ка умершего. Именно Ка умершего приносились жертвы, к нему же обращались молитвы и заклинания. Большаков предложил объяснение феномена Ка, основанное на психологии зрительного восприятия. По его мнению, Ка представлял собой зрительный образ, преломленный через специфическое восприятие, которое он постулировал для древнего сознания: он предположил, что египтянин рассматривал воспоминание о к.-л. объекте как непосредственное видение этого объекта, т. е. воспринимал воспоминание как материальный объект, находящийся перед его глазами, иными словами, как копию или двойник исходного объекта. Свойство изображения служить зрительным напоминанием, порождающим в сознании такого двойника, привело к появлению представления, что изображение - «дверь», из которой «выходит» Ка. Такая интерпретация позволяет объяснить процесс «кормления умершего», составлявший основу заупокойного культа: продукты, приносившиеся в гробницу, служили напоминанием, источником зрительного образа-двойника; как и настенные изображения, они порождали Ка продуктов, которым «питался» Ка умершего. Жертва и субъект, для которого она была предназначена, имели одну и ту же природу.

В древнеегип. поучениях Ка приобретает характер нравственно-этического эталона. Описания отрицательных поступков, недостойной манеры поведения часто сопровождаются в поучениях резюмирующей формулой «то - отвращение Ка», показывающей, что эта категория может определять отношение к тому или иному действию, служить мерилом оценки. К числу аргументов против универсального характера предложенного объяснения можно добавить также соображения, касающиеся особой природы царского Ка и Ка богов (см.: Кеес Г. Заупокойные верования древних египтян. СПб., 2005).

Заупокойные тексты и тексты, описывающие загробный мир

Ок. сер. III тыс. до Р. Х. в егип. гробницах появляются заупокойные тексты, к-рые изначально были прерогативой царей, но со временем получали более широкое распространение. Они представляют собой собрания ритуальных речений (обычно их называют заклинаниями), к-рые были призваны способствовать преображению умершего в потустороннем мире (дуате), его оправданию на загробном суде, а также служили путеводителями по загробному миру и, вероятно, сопровождали погребальные и жертвенные ритуалы. Последовательность этих речений, сохранившаяся на разных памятниках, сильно варьируется, их содержание эволюционирует, поэтому есть все основания полагать, что эти тексты, как и сам заупокойный ритуал, оставались живой традицией, подвергавшейся переосмыслению и не обретавшей форм канона.

Самым ранним корпусом заупокойных текстов являются т. н. Тексты пирамид, найденные в 10 пирамидах царей и цариц 5-8-й династий в Саккаре - некрополе Мемфиса, столицы Древнего царства. Впервые они появились в пирамиде последнего царя 5-й династии Унаса (ок. 2466-2433 гг. до Р. Х.), затем - в пирамидах царей и цариц 6-й династии (2433-2245 гг. до Р. Х.) Тети, Пепи I, Анхесенпепи II (супруги Пепи I), Меренра, Пепи II и 3 его супруг - Нейт, Ипут II, Уджебтен, а также царя 8-й династии Иби. В классическом сводном издании этих текстов, осуществленном нем. египтологом К. Зете, были учтены тексты пирамид Унаса, Тети, Пепи I, Меренра и Пепи II, в к-рых насчитывалось 714 заклинаний. Ныне в результате находок новых текстов в гробницах цариц и восстановительных работ в ряде царских пирамид общее число известных заклинаний возросло, однако следует иметь в виду, что ни одна пирамида не содержит полного свода заклинаний: такой свод едва ли вообще когда-либо существовал и потому совр. сводное издание представляет собой искусственное обобщение. То же самое верно в отношении Текстов саркофагов - следующего по времени корпуса заупокойных текстов, появляющегося в эпоху Среднего царства, и Книги мертвых - свода, возникшего в эпоху Нового царства, но существовавшего до Позднего периода. Общее число заклинаний в сводном издании текстов саркофагов - 1185 (они собраны по 159 источникам, происходящим из 13 центров), тогда как максимальное число заклинаний, зафиксированных на одном саркофаге,- 268. Общее число глав Книги мертвых превышает 190, на одном свитке известно максимум 137 глав.

Заупокойные тексты разных эпох отличаются друг от друга по 3 основным параметрам. Во-первых, по типу носителей текстов - в Древнем царстве они высекались на каменных стенах царских гробниц, в Среднем - в основном писались на внутренних стенках деревянных саркофагов (хотя существует и множество исключений: эти тексты также встречаются на стенах, стелах, папирусах, ящиках для каноп - сосудов, в к-рых хранились внутренности умершего), в Новом - их стали записывать на папирусных свитках. Во-вторых, по отношению к социальным слоям: в Древнем царстве они фиксировались только в царских пирамидах, в Среднем - на саркофагах крупных сановников, в Новом - они стали доступны любому человеку, к-рый был способен оплатить изготовление папирусного свитка. В-третьих, по содержанию: в ранних текстах четче, чем в поздних, прослеживается связь с заупокойной службой. Если в текстах пирамид т. н. заупокойные литургии составляют ок. трети всего корпуса, то в Книге мертвых они практически исчезли.

С течением времени в заупокойных текстах значительно возрастает и подвергается переосмыслению роль загробного суда. В Текстах саркофагов решение суда зависит преимущественно от правильного осуществления ритуала, в Книге мертвых концепция суда приобретает ярко выраженную этическую окраску: оправдание на нем зависит от праведного поведения в земной жизни, а суд представлен как процесс взвешивания сердца умершего на весах, на противоположной чаше к-рых находится перо - богиня Маат - олицетворение истины и всеобщего миропорядка. Если при взвешивании сердца оно уравновешивало перо, человек считался оправданным («правогласным», т. е. тем, чей голос на суде признан истинным, праведным) и обретал возможность жить в царстве Осириса. Если же чаша весов с сердцем перевешивала перо, считалось, что сердце умершего свидетельствовало против него, и в этом случае человеку была суждена настоящая смерть: его сердце пожирало сидевшее рядом с весами чудовище Амамат. Наиболее полно новые этические представления отразились в 30-й и 125-й главах Книги мертвых. Первая представляет собой заклинание, цель которого не позволить сердцу умершего свидетельствовать перед Осирисом против человека; вторая - «отрицательная исповедь» - перечень неправедных деяний, к-рые умерший перечисляет, утверждая, что он их не совершал.

Четкой границы между названными корпусами текстов не существует. Заклинания, относящиеся к Текстам пирамид, в большом количестве встречаются на саркофагах Среднего царства; позднее наряду с нек-рыми заклинаниями Текстов саркофагов они частично вошли в состав Книги мертвых. Существуют саркофаги, на к-рых записаны только Тексты пирамид, и известно 4 гробницы вельмож Среднего царства, в к-рых воспроизведены тексты царских пирамид Саккары. В то же время древнейшие находки Текстов саркофагов датируются эпохой 6-й династии, т. е. концом Старого царства. Древнейшие заупокойные тексты явно были созданы задолго до того, как их впервые начали помещать в гробницах: период их формирования следует, по-видимому, отнести к додинастической эпохе.

Общее содержание названных корпусов можно охарактеризовать следующим образом: Тексты пирамид содержат заклинания, относящиеся к погребальному и жертвенному ритуалам, заклинания, описывающие воссоединение частей тела, оживление царя, магические формулы, защищающие умершего от разного рода опасностей, гимны богам, формулы, отождествляющие царя с различными богами, молитвы от имени умершего и славословия в честь могущества бессмертного царя.

Тексты саркофагов также содержат большое число заклинаний, относящихся к погребальному и жертвенному ритуалам, описывающих воссоединение частей тела, призванных обеспечить покойному оправдание на загробном суде, т. н. заклинания преображения - заклинания, помогающие покойному путешествовать по загробному миру (в т. ч. описание топографии загробного мира в Книге двух путей и т. н. заклинания переправы), заклинания, обеспечивающие ему власть над врагами, магические формулы, защищающие умершего от опасностей, и др.

Заклинания Книги мертвых посвящены шествию погребальной процессии к некрополю, преображению умершего, его «выходу в день», победе над врагами, загробному суду, познанию разного рода тайн. Среди них есть также гимны Солнцу и Осирису и прославления умершего.

Традиционно считалось, что смена Текстов пирамид, фиксировавшихся исключительно в царских гробницах Саккары, Текстами саркофагов, появившимися на саркофагах вельмож из разных центров, свидетельствует о процессе «демократизации» заупокойного культа и даже об «узурпации» царского ритуала, происшедшей в результате падения авторитета царской власти в 1-й Переходный период. Аргументом в пользу этой т. зр. служило не только расширение сферы применения этих текстов, но и тот факт, что на саркофагах вельмож умерший отождествлялся в загробном мире с царем так же, как и в Текстах пирамид, действительно принадлежавших царям. Ныне эта ситуация начинает переосмысляться. Поскольку из отсутствия царских заупокойных текстов в гробницах эпохи 3-4-й династий, как и эпохи Среднего царства, нельзя сделать вывод о том, что они не составляли принадлежности погребального ритуала тех царей, в гробницах которых текстов нет, постольку нельзя делать тот же вывод относительно гробниц сановников эпохи Древнего царства: скорее наоборот. Принципиальное единство оформления гробниц вельмож в эпоху Древнего и Среднего царств (его основу составляют бытовые сцены, сцены охоты, борьбы, сбора урожая и т. п.) может служить косвенным аргументом в пользу того предположения, что погребальный ритуал в эти времена в целом был одним и тем же. Письменная фиксация заупокойных текстов была явно непоследовательной (напр., среди сотни саркофагов, найденных в Бени-Хасане, тексты имеют лишь ок. 14), и потому нельзя руководствоваться принципом наличия или отсутствия письменных источников, решая вопрос о сфере географического и хронологического распространения этих текстов.

Объяснение отождествления умершего с царем на памятниках, принадлежавших лицам нецарского происхождения, по-видимому, лежит вне сферы социальной принадлежности текстов. Идея загробного суда, присутствующая в Текстах саркофагов, описывается этими Текстами исключительно в терминах соперничества Гора и Сета, и иного способа ее описания не существовало. Т. о., умерший в контексте загробного суда всегда отождествлялся с Гором, а в погребальных обрядах, мумификации и жертвенном ритуале - с Осирисом. Однако оба отождествления - царские, т. к. Осирис - царь загробного мира, а тяжба Гора и Сета - тяжба за царство, и отождествление с Гором - отождествление с богом, победившим в тяжбе, и, следов., отождествление с царем, т. к. победа в этой тяжбе означает обретение царского престола. Очевидно, царский статус в погребальном культе не был тождествен земному царскому статусу, но имел иное значение, будучи метафорой преображения, перехода в новое состояние, обретения власти над врагами и т. п.

Утверждение, что в Древнем Е. умерший всегда отождествлялся с Осирисом, является упрощением. В заупокойных текстах он отождествлялся с рядом богов, в первую очередь с Гором и Осирисом, но также с Тотом, Шу, Анубисом, Гебом и др. Отождествление всегда определяется контекстом: оно зависит от того, какие способности или функции приписываются умершему в конкретном заклинании, и от того, с какими мифологическими констелляциями соотносится описываемая данным заклинанием ситуация. В интерпретации содержания заупокойных текстов совр. наука отходит все дальше от «волюнтаристских» методов, характерных для предшествующей стадии изучения этих текстов. Ранее считалось возможным делать выводы о принадлежности того или иного речения к гелиопольской или мемфисской жреческой традиции на основании упоминания в нем Ра или Птаха, культовыми центрами к-рых были Гелиополь и Мемфис. В наст. время упоминание того или иного бога не считается достаточным основанием для определения местной традиции, в рамках к-рой было создано это речение, т. к. необходимо учитывать внутреннюю логику текста или соответствовавшего ему ритуала, в к-ром тот или иной бог мог иметь определенную функцию вне к.-л. связи с центром его культа. Признано, что тематические различия не отражают различных периодов создания или теологических традиций: они могут быть отражением разных стадий развития одного и того же ритуала. Существенный шаг вперед в этой области был сделан Х. Рёдером. Он сформулировал метод исследования заупокойных текстов на основании выявления смысла отдельных мотивов и тщательного сопоставительного анализа всех контекстов, в к-рых данные мотивы фигурируют.

В Е. существовал еще ряд текстов, изначально царских, но со временем появлявшихся в гробницах и на саркофагах жрецов и вельмож. Примерно с сер. XV в. до Р. Х. в царских гробницах фиксируются т. н. книги загробного мира, основным содержанием к-рых становится ночное путешествие Солнца. Самой ранней среди них является Книга Амдуат, т. е. «Книга о том, что в Дуате» (Дуат - егип. название загробного мира), к-рая подробно описывала путешествие Солнца по загробному миру на протяжении 12 ночных часов. «Топография» Дуата схожа с картой земной долины Нила, но он населен чудовищами, с к-рыми Ра вынужден сражаться. Эта книга доминировала в царских гробницах начиная с гробницы Тутмоса III (1490-1436 гг. до Р. Х.) и заканчивая гробницей Аменхотепа III (1402-1365 гг. до Р. Х.). В более поздних гробницах она фрагментарно встречается до конца правления 20-й династии (1192-1075 гг. до Р. Х.), а затем появляется в гробницах жрецов и даже на саркофагах ранней эпохи Птолемеев (IV-III вв. до Р. Х.). В эпоху позднего правления 18-й династии на смену ей приходит т. н. Книга врат, впервые появляющаяся в гробнице Хоремхеба (1334-1306 гг. до Р. Х.): она получила название благодаря вратам, к-рыми в ней отделялись друг от друга участки пути, проходимые Солнцем в течение 12 ночных часов. Существенное отличие Книги врат от ее предшественницы состоит в том, что в ней значительно сокращено число имен различных сущностей, населяющих загробный мир. Фрагменты этой книги встречаются не только на стенах гробниц, но и на царских саркофагах до саркофага Рамсеса VII (1134-1126 гг. до Р. Х.). На смену 2 этим ранним книгам в середине правления 19-й династии приходит Книга пещер, впервые зафиксированная в Осирионе (кенотафе, т. е. ложной гробнице, Сети I) в Абидосе в правление Мернептаха (1224-1214 гг. до Р. Х.). Там же, а также в ряде царских погребальных камер конца правления 19-20-й династий появляется Книга земли, получившая такое название в связи с тем, что в ней описывается хтонический аспект солнечного возрождения, в к-ром важную роль играют такие боги, как Геб, Акер и Татенен (ипостась Птаха, связанная с землей).

Кроме книг загробного мира, после амарнского периода в царских гробницах появляются т. н. Книги неба, описывающие ночное путешествие Солнца через тело богини неба Нут, но не так широко распространенные, как вышеперечисленные композиции. К числу Книг неба относятся Книга Нут, Книга дня и Книга ночи.

Существовали также особые композиции - т. н. Литания Ра и Книга Небесной коровы. Первая представляла собой ритмизованную серию восхвалений Солнца в его различных божественных формах, вторая повествовала о бунте людей против бога Солнца и о наказании, к-рому он подверг их, наслав на них свое Око - богиню Хатхор. Это «падение» повлекло за собой переустройство мира: Ра вернулся на небо на спине небесной коровы, к-рую отныне поддерживали бог Шу и 8 богов Хех, и создал загробный мир, населенный змеями, отданными во власть Геба.

Содержание перечисленных книг, подробно описывающих егип. картину мира, свидетельствует о том, что в эпоху Нового царства происходит окончательное превращение религ. представлений египтян в особую отрасль их знаний о мире в целом.

Эволюция представлений о загробной жизни

Практика снабжения погребений инвентарем, необходимым усопшему после смерти, возникла у египтян еще до образования гос-ва. В период Раннего царства в крупных мастабах наметилась дифференциация помещений: погребальная камера, в к-рой находился гроб с телом, размещалась под землей и была связана с наземной частью гробницы закрытой шахтой, а в наземных помещениях хранились утварь и всевозможные припасы. На одной из сторон мастабы (первоначально на западной, впосл. на восточной) имелось помещение для совершения жертвоприношений, позднее трансформировавшееся в особую часовню. Обряд приношений совершался перед заупокойной стелой - изображением покойного, к-рое непременно сопровождалось его именем и титулами. В эпоху Древнего царства на стенах наземных помещений появились многочисленные рельефные изображения (обычно располагавшиеся в неск. горизонтальных регистрах), воспроизводившие жизнь владельца гробницы и все, что окружало его, прежде всего это обширное хозяйство покойного, к-рым он был наделен по воле царя. Огромная значимость царской фигуры в Е. отражалась также в том, что погребения вельмож в эпоху Древнего и Среднего царств концентрировались вокруг царских гробниц. Т. о. возникали целые города мертвых, население к-рых составляли жрецы, осуществлявшие заупокойный культ.

Важной частью культа была особая жертвенная формула, к-рая высекалась на стенах, стелах и статуях: ее смысл состоял в увековечении обряда жертвоприношений умершему. Всякая жертва, согласно этой формуле, давалась умершему царем через посредство богов, обычно Анубиса или Осириса. После стандартной вводной фразы следовал список жертв: считалось, что прочтение этой надписи вслух посетителем гробницы и даже человеком, проходящим мимо, обеспечивало умершего перечисленными в надписи дарами.

Оскудение страны в эпоху 1-го Переходного периода привело к тому, что расходы на поддержание гробниц и отправление непрерывного заупокойного культа постепенно сокращались и со временем этот ритуал перестали совершать. Результатом этого стало формирование новых представлений: значение теперь придавалось не только созданию гробниц, но и взаимодействию человека с богом. Это помогало обеспечивать продолжение посмертного существования наряду с культом, к-рый поддерживали родственники умершего в земном мире.

В эпоху Среднего царства особое значение приобрел культ Осириса, центром отправления к-рого стал Абидос. Сюда совершались массовые паломничества, чтобы принять участие в празднествах и поставить свою поминальную стелу или статую у храма Великого бога. Сохранились сотни таких стел. Суть праздника заключалась в воспроизведении погребения Осириса и обретения им бессмертия, к «вечной жизни» т. о. приобщались и все паломники. Миф, связанный со смертью и с воскресением Осириса, стал одной из важнейших составляющих егип. религии. Древнее представление о династической борьбе Гора и Сета трансформировалось в мифологему мести Гора Сету - брату Осириса.

Посмертная участь человека всецело зависела от Осириса, ставшего владыкой загробного царства. Благое существование в загробном мире для людей нецарского происхождения представлялось не как вечное блаженство или полное слияние с богом, а как продолжение земной жизни, в к-рой существовали даже царские работы (аналогичные земным принудительным работам на строительстве царских гробниц или по поддержке ирригационных сооружений) на т. н. Полях тростника. Примерно с XVIII в. до Р. Х. в гробницах появились ушебти - небольшие фигурки, изображающие умершего. Традиция их помещения в гробницы сохранилась до позднего времени. Ушебти служили своего рода магическими субститутами умершего, призванными замещать его на различных царских (т. е. принудительных) работах в загробном мире.

Возмездием за неправедную жизнь были не вечные муки, а лишение человека возможности посмертного существования, его полное уничтожение. Загробная участь царя была иной: считалось, что он возносился на небо и сливался со своим отцом Ра. Об этом свидетельствует пассаж, содержащийся в начале «Рассказа Синухе», в к-ром о смерти основателя 12-й династии Аменемхета I говорится так: «Бог поднялся к своему небосклону (ахет). Царь Верхнего и Нижнего Египта удалился на небо и соединился с солнечным светилом. Тело бога соединилось с Создавшим его» (т. е. тело царя соединилось с его отцом Солнцем).

Восстановление централизованной власти и нормализация экономической ситуации в стране в эпоху Среднего царства позволили крупным сановникам вновь вернуться к созданию богатых гробниц. Принцип их оформления, за небольшими исключениями, остался прежним: изображавшиеся сцены отражали реальную земную жизнь и в них не было места для богов и сверхъестественных существ. Однако в погребальном культе появляются новые элементы, свидетельствующие о нек-рых переменах в представлениях о загробном мире. Так, в ряде саркофагов некрополя в Эль-Барше, принадлежавших сановникам Гермополя, в к-ром в эту эпоху активно развивалась традиция заупокойных текстов, на днищах появились схемы загробного мира, облегчавшие погребенному путешествие по путям Дуата. Т. о., в егип. традиции впервые были изображены загробный мир и населяющие его сверхъестественные существа и боги.

Распад царства и смутные времена 1-го Переходного периода осознавались как невиданная катастрофа (и т. о. описывались в лит. текстах), и тогда впервые встал вопрос об ответственности бога за происходящее. В религ. сознании появилась своеобразная двойственность: тексты Среднего царства содержат упреки богу, размышления о бренности земного бытия и даже сомнения в необходимости сооружения гробниц. В Новом царстве представления о посмертном бытии, связанные с Осирисом и др. богами, стали явно преобладать. В оформлении гробниц царей и частных лиц это проявилось во введении изображений богов в сценах, связанных с посмертным бытием усопшего. Роль творца и солнечного бога перешла к Амону, к-рый не столько вытеснил Атума и Ра, сколько вобрал их в себя. Ко времени правления Хатшепсут относится 1-е свидетельство о божественном оракуле - новом типе проявления непознаваемой божественной воли. Особое значение имели храмовые праздники, превратившиеся в массовое культовое действо, позволявшее людям приобщаться к богу, к-рый приобретал все более трансцендентный характер. Одним из важнейших следствий этой трансформации, происходившей в религ. сознании, стало усиление роли личного благочестия, отразившееся как в этической концепции загробного суда в Книге мертвых, так и во множестве частных памятников, приносившихся в святилища, и в молитвах, с к-рыми люди обращались к богам: общение между человеком и богом в значительно меньшей степени, чем прежде, требовало посредничества служителей культа.

Дальнейшие изменения в мировоззрении египтян были связаны с упадком централизованного гос-ва и царской власти. До гибели Нового царства сакральная царская власть в течение почти 2 тысячелетий воспринималась как незыблемая священная основа, непременное условие, без к-рого невозможно существование Е. Царь был центральной фигурой культа, благодаря ему Е. находился под покровительством богов. Представление о том, что Е. должен править царь, сын Солнца, и только ему дано совершать ритуальные действия, обеспечивающие связь земного мира с миром богов, сохранялось и в I тыс. до Р. Х., однако из-за распада страны и прихода к власти иноземцев египтяне потеряли уверенность в способности новых правителей должным образом выполнять свои ритуальные функции и выступать посредниками между Е. и богами. Неспособность царей периода последних егип. династий поддерживать стабильность в стране и ограниченность их внешнеполитического могущества заставляли сомневаться в том, что боги оказывают им содействие, особенно это ярко проявилось, когда на егип. престоле оказывался иноземец. Догматика царского культа не препятствовала тому, чтобы объявить его сыном Ра: вплоть до птолемеевской эпохи иноземные правители признавались сынами Солнца и принимали егип. царскую титулатуру. Тем не менее у египтян возникало стремление снять с правителей Позднего периода те ритуальные функции, к-рые возлагались на божественного царя Е., некогда стоявшего во главе культа. Поэтому в то время царскими эпитетами часто именовались местные боги тех или иных номов, а в VIII-VII вв. до Р. Х., когда юг страны оказался под контролем нубийских царей, нек-рые функции, связанные с отправлением культа в фиванских храмах, были переданы их высшим жрецам, в частности «супругам бога».

Снижение роли царя в поддержании связи между Е. и миром богов приводило к возрастанию роли определенных божественных проявлений и воплощений, посредством к-рых боги являли себя в земном мире. Поэтому в Поздний период усиливается почитание священных животных, к-рые считались земными воплощениями Ба того или иного бога. Так, в Мемфисе почитался бык Апис, в к-ром видели Ба Осириса-Хапи (синкретического божества, совмещавшего черты бога загробного мира и бога разлива Нила,- на его основе позднее возник эллинистический культ Сераписа, распространившийся по всему Средиземноморью), в Мендесе чтили священного барана, в Гелиополе - черного быка Мневиса, в Гермонтисе - быка Бухиса и др. Вместилищами божественного Ба могли становиться и домашние животные: напр., кошки почитались как воплощения богини Баст, центром ее культа был Бубастис. В I тыс. до Р. Х. в Саккаре появились обширные катакомбы, представлявшие собой кладбища кошек, ибисов, павианов, шакалов и соколов (кладбище быков Аписов - Серапеум - было отмечено там еще в эпоху Нового царства: 5 первых могил Аписов восходят ко временам правления 18-й династии (1552-1306 гг. до Р. Х.)). Кроме того, египтяне начинают верить в особое могущество амулетов, вотивных статуэток и проч. культовой утвари, обеспечивавшей связь с миром богов, а жречество постепенно превращается в замкнутую касту, к-рая претендует на обладание священными знаниями, необходимыми для контакта с богами, и ревностно хранит эти знания.

Вместе с тем наблюдается индивидуализация представлений, связанных с личным благочестием. Если в ранние эпохи человек почти не обращался к богам непосредственно (о чем свидетельствует отсутствие изображений богов в гробницах Древнего и Среднего царств), то уже в «Поучении Ани», созданном на рубеже эпохи Нового царства и 3-го Переходного периода, содержится рекомендация не обращаться к богам с бесконечными просьбами: бог и так знает нужды чистого сердцем человека. Тот же мотив близости бога к праведному человеку содержится в позднем «Поучении» из папируса Инсингер (папирус датируется I в. до Р. Х.; но текст «Поучения», вероятно, был создан ранее). Это поучение также предостерегает от безбожия, к-рое влечет человека ко злу. Усиливающееся разочарование в справедливости земного миропорядка приводит и к трансформации представлений о том, что ждет человека после смерти. Появляется представление о том, что в зависимости от своих земных деяний человек может обрести либо посмертное блаженство, либо вечные страдания. Благие боги Осирис и Исида, к-рые подвергались преследованию брата Сета, претерпели множество страданий и явили идеал таких качеств, как супружеская и родительская любовь, а также открыли людям возможность воскресения и вечной жизни, становятся вместе с их сыном Гором самыми чтимыми в позднем Е., оттесняя на 2-й план традиционно связанных с царской властью солнечных богов Ра и Амона.

Лит.: Волков И. М. Древнеегипетский бог Себек. Пг., 1917; Erman A. Die Religion der Ägypter: Ihr Werden und Vergehen in vier Jahrtausenden. B.; Lpz., 1934; Bonnet H. Reallexikon der ägyptischen Religionsgeschichte. B., 1952; Матье М. Э. Древнеегипетские мифы. М.; Л., 1956; она же. Избр. тр. по мифологии и идеологии Др. Египта. М., 1996; она же. Искусство Древнего Египта. СПб., 20053; Лукас А. Материалы и ремесленные производства Др. Египта / Пер. с англ.: Б. Н. Савченко. М., 1958; Лурье И. М. Очерки древнеегип. права XVI-X вв. до н. э.: Памятники и исслед. Л., 1960; Morenz S. Ägyptische Religion. Stuttg., 1960; Перепёлкин Ю. Я. Переворот Амен-хотпа IV. М., 1967-1984. 2 ч.; он же. Кэйе и Семнех-кэ-рэ: К исходу солнцепоклоннического переворота в Египте. М., 1979; он же. Хозяйство староегипетских вельмож. М., 1988; он же. История Др. Египта. СПб., 2000; Hornung E. Der Eine und die Vielen: Ägyptische Gottesvorstellungen. Darmstadt, 1971; idem. Altägyptische Jenseitsbücher: Ein einführender Überblick. Darmstadt, 1997; Берлев О. Д. Трудовое население Египта в эпоху Среднего царства. М., 1972; oн же. Общественные отношения в Египте эпохи Среднего царства: Cоциальный слой «царских hmww». М., 1978; oн же. Два периода Сотиса между Годом 18 царя Сену, или Тосортроса, и Годом 2 фараона Антонина Пия // Древний Египет: Язык - культура - сознание: По мат-лам египтологической конф. 12-13 марта 1998 г. М., 1999. С. 42-62; он же. Наследство Геба // Подати и повинности на Древнем Востоке: Сб. ст. СПб., 1999. С. 6-33; он же. Два Царя - Два Солнца: К мировоззрению древних египтян // Discovering Egypt from the Neva: The Egyptological Legacy of O. D. Berlev / Ed. S. Quirke. B., 2003. P. 1-18; Поэзия и проза Др. Востока. М., 1973. (Б-ка всемир. лит-ры. Т. 1); Культура Древнего Египта. М., 1976; Антес Р. Мифология в Древнем Египте // Мифологии др. мира: Сб. ст.: Пер. с англ. М., 1977. С. 55-121; Повесть Петеисе III: Древнеегип. проза / Пер.: М. А. Коростовцев. М., 1978; Богословский Е. С. «Слуги» фараонов, богов и частных лиц: К социальной истории Египта XVI-XIV вв. до н. э. М., 1979; он же. Древнеегип. мастера: По мат-лам Дер эль-Медина. М., 1983; Кинк Х. А. Древнеегипетский храм. М., 1979; Хрестоматия по истории Древнего Востока. М., 1980. Ч. 1; Липинская Я., Марциняк М. Мифология Древнего Египта: Пер. с польск. М., 1983; Павлова О. И. Амон Фиванский: Ранняя история культа (V-XVII династии). М., 1983; Brunner H. Grundzüge der altägyptischen Religion. Darmstadt, 1983; Стучевский И. А. Рамсес II и Херихор: Из истории древнего Египта эпохи Рамессидов. М., 1984; История Др. Востока: Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. М., 1988. Ч. 2: Передняя Азия. Египет; Эдаков А. В. Общество и гос-во Др. Египта в VII-IV вв. до н. э. Новосиб., 1988; Religion and Philosophy in Ancient Egypt. New Haven, 1989; Religion in Ancient Egypt: Gods, Myths, and Personal Practice / Ed. B. E. Shafer. Ithaca (N. Y.), 1991; Quirke S. Ancient Egyptian Religion. L., 1992; Koch K. Geschichte der ägyptischen Religion: Von den Pyramiden bis zu den Mysterien der Isis. Stuttg.; B.; Köln, 1993; Roeder H. Themen und Motive in den Pyramidentexten // Lingua Aegyptia. Gött., 1993. Bd. 3. S. 81-119; idem. Mit dem Auge sehen: Stud. z. Semantik der Herrschaft in den Toten und Kulttexten. Hdlb., 1996; Bickel S. La cosmogonie égyptienne avant le Nouvel Empire. Fribourg; Gött., 1994. (OBO; 134); Ассман Я. Египет: Теология и благочестие ранней цивилизации: Пер. с нем. М., 1999; idem. Tod und Jenseits im Alten Ägypten. Münch., 2001; Коростовцев М. А. Религия Др. Египта. СПб., 20002; Большаков А. О. Человек и его двойник: Изобразительность и мировоззрение в Египте Старого царства. СПб., 2001; Тураев Б. А. Бог Тот: Опыт исслед. в обл. истории древнеегип. культуры. СПб., 20022; История Др. Востока: Тексты и док-ты / Под ред. В. И. Кузищина. М., 2002; Берлев О. Д., Ходжаш С. И. Скульптура Др. Египта в собр. ГМИИ им. А. С. Пушкина: Кат. М., 2004; D'un monde à l'autre: Textes des pyramides et textes des sarcophages: Actes de la table ronde intern. «Textes des Pyramides versus Textes des Sarcophages», 24-26 sept. 2001. Le Cairo, 2004; Демидчик А. Е. Безымянная пирамида: Гос. доктрина древнеегип. Гераклеопольской монархии. СПб., 2005; Сказки и повести Древнего Египта / Пер.: И. Г. Лившиц. М., 2004р. (Лит. памятники); Александрова Н. В. и др. Др. Восток: Учеб. пособие. М., 2008.

М. И. Соколова


Православная энциклопедия. - М.: Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». 2014.

Смотреть что такое "ЕГИПЕТ ДРЕВНИЙ" в других словарях:

  • Египет (Древний) — Египет( Древний), древнее государство в нижнем течении р. Нил, в северо восточной Африке. Исторический очерк. Заселение территории Е. восходит к эпохе палеолита. В 10‒6 м тыс. до н. э., когда климат был более влажным, кочевавшие по территории Е.… …   Большая советская энциклопедия

  • Египет Древний — раннерабовладельческое государство в Африке, в долине Нила. Исторический очерк Возникновение древнейшего египетского государства. Еще в эолитическом и палеолитическом периодах (сотни тысяч лет тому назад) Египет был заселен человеком. Древнейшее… …   Энциклопедия мифологии

  • ЕГИПЕТ ДРЕВНИЙ — государство в северо восточной Африке, в нижнем течении р. Нил. Территория Египта один из древнейших очагов цивилизации. Историю Египта принято делить на периоды Древнего (кон. 4 3 е тыс. до н. э.), Среднего (до 16 в.), Нового (до кон. 11 в.)… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Египет Древний — древнее государство в Северо Восточной Африке, в нижнем течении реки Нил …   Исторический словарь

  • Египет Древний — Колоссы Мемнона в Фивах. Известняк. XIV в. до н. э. Колоссы Мемнона в Фивах. Известняк. XIV в. до н. э. Египет Древний древнее государство в Северо Восточной Африке, в нижнем течении реки Нил. В 4 м тыс. до н.э. из многих небольших… …   Энциклопедический словарь «Всемирная история»

  • ЕГИПЕТ ДРЕВНИЙ — вторая после Месопотамии по времени возникновения великая мировая цивилизация. Культуры Египта эпохи неолита, знакомые с земледелием, ирригацией и оседлым сельским образом жизни, сложились ок. 5000 до н.э. Вероятно, примерно к 3500 до н.э.… …   Энциклопедия Кольера

  • Египет Древний — государство в Северо Восточной Африке, в нижнем течении р. Нил. Территория Египта  один из древнейших очагов цивилизации. Историю Египта принято делить на периоды Древнего (конец 4 го  3 е тысячелетие до н. э.), Среднего (до XVI в.), Нового (до… …   Энциклопедический словарь

  • Египет Древний. Культура — Хлебопеки. Деревянная раскрашенная статуэтка. Около 2000 до н. э. Королевский шотландский музей. Эдинбург. Просвещение. Школы будущих писцов создавались при дворе фараона, при храмах и при крупных государственных учреждениях. В школах обучались… …   Энциклопедический справочник «Африка»

  • Египет — Арабская Республика Египет, Миср, гос во на С. В. Африки и на Синайском п ове Азии. Название Египет известно с III тыс. до н. э. Оно восходит к др. егип. Кипет черная земля , что противопоставляло долину Нила с ее плодородной почвой красной земле …   Географическая энциклопедия

  • Египет (государство на Бл. Востоке) — Египет, Арабская республика Египет, АРЕ (Гумхурия Миср аль Арабия). I. Общие сведения E. ‒ государство на Ближнем Востоке, занимает северо восточная часть Африки и Синайский полуостров в Азии. Граничит на З. с Ливией, на Ю. с Суданом, на С. В. с… …   Большая советская энциклопедия

Книги

Другие книги по запросу «ЕГИПЕТ ДРЕВНИЙ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.