ЕЛЕАЗАРОВ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЕЙ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО, ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА, ИОАННА ЗЛАТОУСТА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ


ЕЛЕАЗАРОВ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЕЙ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО, ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА, ИОАННА ЗЛАТОУСТА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

(Спасо-Елеазаровский Трехсвятительский Великопустынский) (Псковской и Великолукской епархии), в дер. Елизарово Псковского р-на и обл. Первоначально мужской, с 2000 г.- женский. В названии Е. м. присутствует мирское имя основателя мон-ря прп. Евфросина Псковского - Елеазар.

Основание и история Е. м.

Источниками сведений об основании и о первоначальной истории Е. м. являются Житие прп. Евфросина Псковского в Первоначальной (до 1510; РГБ ОР. Унд. № 306; см. также: Серебрянский. 1909) и Васильевской редакциях (написана в 1547 псковским свящ. Василием; ГИМ ОР. Син. № 634. Л. 27 об.- 250; Охотникова. 2007. С. 153-230), а также Общежительный иноческий устав (опубл. по ркп. ГИМ. Син. № 634, XVI в.: Серебрянский. 1908. С. 508-528; Древнерусские иноческие уставы. 2001. С. 38-57) и завещание прп. Евфросина (ААЭ. Т. 1. № 108. С. 83).

Елезаров мон-рь. Фотография. Нач. XX в.

Елезаров мон-рь. Фотография. Нач. XX в.


Елезаров мон-рь. Фотография. Нач. XX в.

Стремясь к уединенной жизни, постриженик псковского Снетогорского монастыря прп. Евфросин по благословению духовника поселился в лесу на р. Толбе (Толве, в 30 км от Пскова) в небольшой келье. В некоторых списках Васильевской редакции Жития указаны обстоятельства и дата (1424/25) этого события (в ранних списках и др. редакциях даты нет, она была проставлена на полях позднее). Вскоре св. Евфросин «некими христолюбцы зван бысть, владетельми местом тем». Спустя неск. лет «христолюбцы» дали ему грамоту, в к-рой официально обозначали границы жалованной земли: «Се мы пожаловахом шабри Великопольской земли над Толвои рекои и дахом своеи земли уколомъ под монастырь храму святых Трие святитель Оните и Коклине да Настаха шабриная их, да Юрьи, да Иване шабри» (РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Пскову. 23326. Л. 96: «Данная сябров Великопольской земли старцу Евфросину и игумену Игнатию на землю под монастырь»). Первым к прп. Евфросину пришел прп. Серапион Псковский († 1480). Подвижники проводили «нужное, жестокое и трудолюбное житие», через нек-рое время стала собираться братия. Первоначально прп. Евфросин избрал скитское житие. Когда число иноков значительно увеличилось, пустынь преобразовалась в общежительный мон-рь - 1-й в Псковской земле. Однако, согласно Житию в редакции свящ. Василия, всенощные бдения в обители проходили по скитскому уставу. По просьбе братии была построена деревянная ц. во имя святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста с приделом во имя прп. Онуфрия Великого (для Сев. Руси посвящение придела прп. Онуфрию необычно, особое его почитание характерно для Юго-Зап. Руси). При жизни прп. Евфросина в мон-ре также была построена ц. в честь Рождества Пресв. Богородицы. После возведения Трехсвятительского храма по благословению прп. Евфросина между 1432 и 1434 гг. его ученик, инок Е. м. прп. Игнатий, был рукоположен во иерея. К сер. XV в. в Е. м. было как минимум 3 священника для совершения уставного монастырского богослужения - это буд. игумены родные братья прп. Игнатий, Харалампий и Памфил. Сам прп. Евфросин не принял духовного сана и предоставил настоятельство своему ученику иером. Игнатию, который стал его духовным отцом. В числе учеников прп. Евфросина были также основатель Крыпецкого во имя ап. Иоанна Богослова монастыря прп. Савва Крыпецкий, основатель и игум. Петропавловского Верхнеостровского мон-ря на о-ве Верхнем на Псковском оз. прп. Досифей, преподобные Онуфрий Мальский, Иоаким Опочский, основатель Покровского Озерского мон-ря близ Гдова Иларион Гдовский, основатель мон-ря на оз. Кудино близ Торопца Харитон Кудинский. После кончины прп. Евфросин был погребен в Е. м. между ц. Трех святителей и ц. в честь Рождества Пресв. Богородицы.

В 1764 г. Е. м. предполагалось упразднить, но в 1766 г. мон-рь был отнесен к 3-му классу, в обитель переведена братия упраздненного Великопустынского Спасского мон-ря Псковского у., отчего Е. м. стал именоваться Великопустынским Спасо-Елеазаровым. В 1804 г. в Е. м. переведены насельники упраздненного Снетогорского мон-ря. В 1813 г. по просьбе псковских граждан и по определению имп. Александра I в честь победы в Отечественной войне Е. м. был возведен во 2-й класс, в 1906 г. преобразован в общежительную пустынь.

Устав

В Псковской земле Е. м. был 1-м общежительным «богорадным» мон-рем, т. е. без обязательного вклада при поступлении в него (РФА. Вып. 1. № 33. С. 145-146; № 40. С. 163-164). Зная по опыту жизни в Снетогорском мон-ре, как быстро забываются устные заветы, в 1457-1461 гг. по благословению архиеп. Евфимия II († 1458) и митр. Феодосия (1461-1464) прп. Евфросин составил Общежительный иноческий устав - древнейший из известных именной рус. общежительный устав. При его составлении были использованы сочинения святителей Василия Великого, Григория Двоеслова, преподобных Иоанна Лествичника, Исаака Сирина, Саввы Иерусалимского, Феодосия Великого и др., а также дисциплинарные грамоты и послания Снетогорскому мон-рю митр. Фотия (ок. 1417) и архиепископов Дионисия Суздальского (1382/83) и Симеона Новгородского.

Устав разделен на автобиографическое вступление и 28 глав, имеющих краткие заглавия. Для предотвращения к.-л. изменений своего устава, опасаясь вмешательства извне в монастырские правила, как это произошло в Снетогорской обители, прп. Евфросин отметил во вступлении к Уставу самостоятельность Е. м. и независимость его «ни от святитель, ни от князя и никакоже от держащих кую либо власть и сан, аще и на благое дело». Согласно Н. И. Серебрянскому, по сравнению с др. монастырскими правилами Устав преподобного гораздо чаще встречается в древнерус. письменности XVI-XVII вв. В б-ках рус. мон-рей Устав стал появляться со 2-й пол. XVI в.

Главное внимание Устав обращает на внутреннюю сторону монашеской жизни. Прп. Евфросин почти не останавливается на регламентации внешнего поведения монахов, делая основной упор на развитие духовного подвига братии, что дало возможность относить основателя Е. м. к предшественникам прп. Нила Сорского. Так, И. К. Смолич отмечает сходство представлений прп. Евфросина Псковского о повседневной жизни монаха с устроением иноческого жительства у прп. Нила: «...оба подвижника в сущности стремились к одной цели: устроить иноческую жизнь так, чтобы уберечь ее от обмирщения» (Смолич. 1997. С. 160). Внешним же началом к духовному подвигу служили, по мнению преподобного, 2 основные добродетели - послушание игумену и нестяжание. Больше половины глав Устава (15 из 28) посвящено именно этим монашеским добродетелям.

Устав затрагивает различные аспекты монастырского общежития: в Е. м. запрещалась личная собственность, питье вне общей трапезы (кроме случаев болезни). Насельникам надлежало не нанимать игумена, а искать «богорадного, добре разумнаго и духовна человека и искусна о всем» (Серебрянский. 1908. С. 513), иноки должны во всем быть ему послушны (под угрозой заключения «в темници» до покаяния). В гл. «О наемном деле» утверждается, что «стяжание же чюжих трудов вносити каково любо отнудь несть на ползу нам» (Там же. С. 516). В мон-рь не пускали женщин и «голоусых» юношей. Запрещались пьянство, прием детей на обучение грамоте, не дозволялось иметь скотину жен. пола, братии мыться в банях, носить дорогую одежду. Особые главы устава посвящены странноприимству, безвозмездной помощи голодающим, строгому соблюдению постов.

Много внимания прп. Евфросин уделял монастырскому уставному богослужению. В гл. «О церковном сходе» он раскрывает значение церковной молитвы, превосходство ее над келейной: «Аще и всю нощь стоиши в келии своей на молитве, не сравняется единому «Господи помилуй» общему». На этом основаны строгие правила прп. Евфросина, определившие порядок церковного богослужения и участия в нем братии. Так, всенощное бдение в Е. м. продолжалось всю ночь до наступления дня.

Сохранившийся церковный Устав XVII в. дает представление о порядке и об особенностях повседневного богослужения в обители (ГИМ. Син. № 405; см.: Горский, Невоструев. Описание. Отд. 3. Ч. 1. С. 409-412) и свидетельствует о том, что и в это время в Е. м. отношение к церковному богослужению не изменилось: совершалось оно почти так же продолжительно и уставно, как и при жизни прп. Евфросина. Особенностям богослужебной практики обители посвящена глава «Должно есть о сем ведати, како молебны поются в седмицы», в которой упоминается монастырская традиция совершения молебнов в честь почитаемых святых: «А в понедельник - троицы да трем святителям, а в среду молебен богородицы одигитрие да преподобному ануфрию, а в пяток молебен богородицы акафисту да преподобному ефросину, по ектении».

М. В. Первушин

Постройки

Собор во имя Трех святителей. Фотография. 2007 г.

Собор во имя Трех святителей. Фотография. 2007 г.


Собор во имя Трех святителей. Фотография. 2007 г.

Первые деревянные постройки - ц. во имя Трех святителей (Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста) и келья прп. Евфросина - стояли на горе, близ совр. мон-ря. Перед строительством сохранившегося каменного собора обитель была перенесена к берегу р. Толбы, а старое русло реки засыпано. На новом месте, вероятно во 2-й пол. 60-х - 70-х гг. XVI в. (Седов. 1996. С. 225), был построен каменный собор во имя Трех святителей, в к-рый были перенесены и погребены близ стены за правым клиросом мощи прп. Евфросина. Точной датировки собор не имеет, однако не исключено, что с его строительством связана выдача мон-рю жалованной грамоты Иоанна IV от 23 апр. 1574 г. (Там же. С. 225-226).

Домовая ц. во имя арх. Гавриила. Фотография. Нач. XX в.

Домовая ц. во имя арх. Гавриила. Фотография. Нач. XX в.


Домовая ц. во имя арх. Гавриила. Фотография. Нач. XX в.

Собор отражает черты последнего этапа развития псковской архитектурной традиции, испытавшей влияние московского зодчества (после возвращения псковских мастеров из Казани и Свияжска, где они работали по заказу Иоанна Грозного в 1555-1562). Основной объем храма - одноглавый, 3-апсидный, 4-столпный, с повышенными подпружными арками - окружен с 3 сторон объемами ризницы (с северной), паперти с колокольней (с западной) и придела Рождества Пресв. Богородицы (с южной; неоднократно перестраивался); такая композиция находит аналогии в архитектуре собора Рождества Пресв. Богородицы Крыпецкого во имя ап. Иоанна Богослова мон-ря (1547-1555) и ц. во имя свт. Василия Великого на Горке в Пскове (2-я пол. 40-х - 1-я пол. 50-х гг. XVI в.- Там же. С. 135). Интерьер собора производит впечатление «представительности и мощи», «иерархичности» благодаря смещению столбов и сужению объема собора к востоку, а также сочетанию вогнутых внутрь подкупольного пространства подпружных арок с невысоким объемом барабана (Там же. С. 224). Тот же эффект очевиден и в наружном облике весьма крупного по псковским меркам храма (16×16 м). Монументальность, даже грузность его объема, возвышающегося на подклете, подчеркивалась традиц. 8-скатным покрытием (перестроено). Фасады оформлены типичным псковским декором, но с большим разнообразием мотивов: пояс арочных нишек, характерный для барабанов, перешел и на главную апсиду (Морозкина. 1964. С. 193), на всех 3 апсидах валиковая аркатура, нек-рые окна выделены рамками. Псковская аркатура получает здесь московскую ордерную трактовку: она не повисает над нижней частью апсид, а начинается от горизонтального валика, отделяющего цоколь храма. Барабан украшен аркатурой с завершением каждого звена 3-лопастной аркой (Седов. 1996. С. 223-224). «Никогда еще в псковской архитектуре не было столь украшенного памятника… Декор, пластичный и живой, выявляет стремление к максимальной репрезентативности» (Там же. С. 224).

Уникальной была столпообразная колокольня Е. м. Ее зрительно подчиненный собору объем был 6-гранным, но интерьер 2-го яруса перекрывал 8-гранный зонтичный свод. Ее прямым прообразом была столпообразная Вознесенская ц. Снетогорского мон-ря (ок. 1527). В декоре прослеживались параллели (пояс уступчатых нишек, килевидные архивольты) со столпообразным приделом св. Феодосия ц. мч. Никиты в Новгороде (Морозкина. 1964. С. 211, 214). В целом в соборе «архитектурные формы из псковского материала создают «государственную, непсковскую по характеру и смыслу архитектуру» (Седов. 1996. С. 225).

Л. К. Масиель Санчес

Для проживавшего в Е. м. прп. Гавриила (Зырянова) рядом с собором был построен деревянный дом с освященной 7 авг. 1910 г. домовой ц. во имя арх. Гавриила. Березовый иконостас пожалован и спроектирован вел. кнг. Елисаветой Феодоровной. Храм был покрыт железом, стены снаружи отштукатурены.

В Е. м. находились 2-этажный каменный братский корпус (1904) с 27 кельями, мастерскими, просфорной, деревянный на каменном фундаменте настоятельский корпус (к северо-западу от собора), деревянный флигель, обшитый в 1900 г. тесом, 2 сарая для сена и дров, 2 конюшни, разбито 2 сада. За каменной оградой мон-ря, на горе, стояла кладбищенская деревянная ц. во имя прп. Онуфрия Великого (XVII в.), переосвященная во имя прп. Евфросина Псковского. В 1864 г. храм был отремонтирован, настелен новый пол, устроен иконостас. В 1865 г. при св. воротах была устроена каменная Спасская часовня. Кладбище при церкви, рядом с к-рым находилась гостиница для паломников, в 1892 г. обнесено тесовым забором. Недалеко от мон-ря - деревянные Богородицкая часовня над св. колодцем, Крестная часовня в виде сени на столбах с небольшой главкой, часовня преподобных Зосимы и Савватия Соловецких (1909). На р. Толбе, в 100 саж. от мон-ря, стояли мельница на 2 поставах, дом с двором, хлев. В 1884 г. в ознаменование совершеннолетия наследника при мон-ре была устроена богадельня для 5 престарелых лиц муж. пола из духовного звания.

Святыни

Мощи прп. Евфросина и его ученика прп. Серапиона пребывали под спудом близ стены за правым клиросом каменного собора во имя Трех святителей (2-я пол. XVI в.). В XIX в. при гробнице св. Евфросина находилась также заключенная в рамку копия завещания, за к-рой был скрыт пергаменный подлинник (скреплен печатью архиеп. Феофила (1471-1480/83); однако в 1908 г. Серебрянский писал о подлиннике как об утраченном.

Согласно Первоначальной редакции Жития, монастырский иконописец Игнатий написал 1-й образ-портрет прп. Евфросина еще при его жизни. После кончины Игнатия по благословению игум. Памфила была написана икона преподобного. По благословению архиеп. Новгородского Геннадия (Гонзова) (1484-1504) эта икона была поставлена в соборе «над гробом святаго»; вероятно, именно она упоминается в описаниях монастыря 1861 г. («...на гробнице преп. Евфросина положена древняя икона его, писанная учеником его Игнатием» - Толстой. 1861. С. 91) и 1887 г. (Описание о Российских святых. С. 52). Одним из ранних изображений основателя Е. м. считается сохранившаяся шитая пелена XVI в. из храма Преполовения Пятидесятницы - подворья в Пскове (ПИАМ). В нач. XVIII в. в соборе Е. м. над гробницей прп. Евфросина находилась «древняя» чтимая житийная икона, о чем свидетельствует старообрядческое сочинение паломника, посетившего обитель (Охотникова В. И. Хождение в Елеазаров мон-рь (в печати)).

В соборе Е. м. хранилась и чудотворная икона Спаса Вседержителя - «Спас Елеазаровский» (1-я пол. XIV в.; ПИАМ) в серебряной позолоченной ризе, украшенной жемчугом и драгоценными камнями. По преданию, икону обрел некий благочестивый муж на дереве в лесу в 60 верстах к юго-востоку от Пскова; на месте обретения святыни был основан Великопустынский Спасский мон-рь. В 1766 г. икона была перенесена в Е. м., а в Спасском приходском храме бывш. Великопустынской обители хранились копия чудотворного образа и частица древа, на к-ром была обретена икона. До 1918 г. святыня в новом киоте (1902) находилась в иконостасе собора Е. м. справа от царских врат. С иконой Всемилостивого Спаса совершалось несколько крестных ходов: в Псков в Варлаамовскую ц., затем в Троицкий собор, на подворье и на р. Великую для водоосвящения (в день Преполовения Пятидесятницы); вокруг Пскова в память о победе над войсками Наполеона в 1812 г. (5-13 окт.); с 1811 г. на о-ва Псковского оз.- Талабский и Верхний (29 июня). Также крестные ходы устраивались в окрестные погост Лисье, дер. Будовиж и др., в г. Остров Псковской губ., в Белый погост и дер. Черемшу Гдовского у. С.-Петербургской губ., в Рожницкий погост. Для совершения крестных ходов требовалось более 20 лошадей, повозки, а также более 20 участников, несших иконы и хоругви (ГА Псковской обл. Ф. 340. Оп. 1. Д. 21. Л. 206). Среди др. святынь в соборе у царских врат находился чудотворный Цареградский образ Божией Матери (XV в., не сохр.).

К сер. XIX в. в ризнице хранились 8-конечный крест чеканной работы, украшенный серебром и финифтью (вклад 1667 в Снетогорский мон-рь), с частицами святынь; серебряный крест, в к-рый вставлены, согласно надписи, «часть от гроба Господня, часть мощей апостола Андрея, часть от жезла Ааронова»; серебряный ковш (вклад царевича Иоанна, сына царя Иоанна IV Васильевича); 2 серебряных стакана (вклад царя Феодора Иоанновича); 3 «старинных» кубка, «драгоценный» потир 1776 г.; Евангелие в окладе из цветной парчи (вклад 1686 боярина Б. П. Шереметева в Снетогорский мон-рь), Евангелие в серебряном позолоченном окладе 1708 г.

Книгописание, книжное собрание

К кон. XV-XVI в. Е. м. стал в псковских землях духовным центром объединения рус. земель вокруг Москвы. В то время как Псково-Печерский монастырь выступал за сохранение псковской независимости, Е. м. отстаивал необходимость усиления гос-ва вокруг Москвы. Главным выразителем этой идеи был старец Е. м. Филофей (ок. 1465-1542), автор сочинений, развивавших историософскую идею Третьего Рима, вселенской ответственности Руси за Православие.

Е. м. являлся одним из центров книжности. Среди монахов - учеников прп. Евфросина - было много «разумеющих книжную мудрость». Ближайший ученик прп. Евфросина игум. Памфил в нач. XVI в. написал послание наместнику вел. князя в Пскове с настоятельной просьбой искоренить «беззаконное и богомерзкое празднование» псковичами дня Ивана Купалы - навечерия праздника Рождества Иоанна Предтечи. Это послание содержит единственное в древнерус. лит-ре подробное описание языческих обычаев «купальского праздника». Послание Памфила имеет 2 редакции - Краткую (РНБ. Погод. № 1572; Q. XVII. 50) и Летописную (полностью внесена в 1-ю Псковскую летопись под 1505; см.: ПСРЛ. Т. 5. Вып. 1. С. 90-91). По мнению некоторых исследователей, в обители была отредактирована 1-я Псковская летопись, переписаны труды отцов Церкви (см.: Строев П. М. Описание старопечатных книг славянских, находящихся в библиотеке И. Н. Царского. М., 1836. С. 11-12). По ошибочному предположению псковского исследователя Л. А. Творогова, именно в Е. м. в 90-х гг. XV в.- 1510 г. было переписано «Слово о полку Игореве», впосл. попавшее к А. И. Мусину-Пушкину (см.: Творогов Л. А. Новое доказательство псковского происхождения непосредственного оригинала Мусин-Пушкинского списка текста «Слова о полку Игореве». [Псков], 1949. С. 9-10, 16).

Вероятно, в 1-й пол. XVI в. было сформировано основное книжное собрание Е. м. Сохранилась опись б-ки Е. м. в составе писцовой книги Г. И. Мещанинова-Морозова и И. В. Дронина 1584-1585 гг. (в списках XVIII в.; РГАДА. Ф. 1209. Кн. 830; см. также: Французова Е. Б. Мат-лы для реконструкции книжных собраний 2 центров письменности Псковской земли XVI в. // АЕ за 2003 г. М., 2004. С. 336-343). Среди рукописных книг Е. м. упомянуто неск. Евангелий, в т. ч. напрестольное апракос в сребропозлащенном окладе басменного тиснения, богато украшенном жемчугом, хрусталем, яхонтом и проч., 3 толковые Псалтири, 3 книги Номоканона, 2 Палеи, Стихараль, Ирмологии, Минеи, Служебники, Прологи, Жития св. Андрея Юродивого, свт. Иоанна Златоуста, «Житие Григория Омиритского и Прение с Герваном-еретиком», «Житие и мучение святых жен», «Житие трех святителей», неск. Печерских патериков, Скитский патерик, «Христианская топография» Космы Индикоплова, книги «Панагирик, в начале Как Адам создан бысть», «Плен Иерусалимский», «Златоструй», «Маргарит», книги свт. Григория Богослова («одна на бумаге, а другая на хоратье»), свт. Василия Великого, свт. Кирилла Иерусалимского, прп. Ефрема Сирина, Исаака Сирина, Максима Исповедника, Феодора Студита и др.

В РГБ сохранились списки «Слов постнических» прп. Исаака Сирина, «Слово постническое» прп. Максима Исповедника, «Слово о Христе и антихристе» сщмч. Ипполита Римского и послание к еп. Кириаку свт. Иоанна Златоуста, переписанные в 70-х г. XV в. в Е. м. «по повелению старца Евфросина» иноком Игнатием (РГБ. Пискар. Ф. 228). В собрании Псковского музея-заповедника находятся хранившиеся в Е. м. рукописные книги: Минея служебная, янв. (1-я четв. XVI в.; 10 л.; полуустав), Синодик Спасо-Великопустынского мон-ря (1-я пол. XVIII в.; 37 л.; полуустав и скоропись), Триодь (XVIII в.; полуустав), Часовник (XVIII в.; 298 л.; полуустав), а также печатное Евангелие Толковое (М., 1698), согласно надписи вложенное в Е. м. в 1705 г. подьячим Гурием Дерковым. Сохранилось также несколько выписей из писцовых книг 30-80-х гг. XVII в. (ПИАМ. Древлехранилище. Ф. 242).

Братия

Со времени основания до 1805 г. Е. м. управлялся игуменами. Серебрянский упоминает 2 синодика Е. м. (кон. XVI - нач. XVII в. и др.- 1653), в к-рых приведен список имен первых настоятелей обители, вероятно неполный: Игнатий, Харалампий, Памфил, Нифонт, Геронтий, Иосиф, схим. Савватий, Корнилий, Сильвестр, Авраамий, Евфимий. Согласно духовной грамоте прп. Евфросина, выбор следующего игумена после Харалампия предоставлялся жребию («а кого Бог изберет») из кандидатов, благословленных настоятелем (ААЭ. Т. 1. № 108. С. 83). С XVI в. порядок поставления игуменов изменился. После лишения Пскова самостоятельности и присоединения его к Москве в 1510 г. игумен уже не избирался братией, а назначался государем. Неизвестно, как назначаемые от власти игумены относились к своим обязанностям. В Житии прп. Евфросина сохранились сведения о том, что нек-рые монахи-москвичи не почитали местных святынь и не оказывали должного уважения местным монастырским обычаям. Так, в описании 15-го чуда в Васильевской редакции сообщается о москвиче иеродиак. Павле Косаркине, который не только не хотел следовать установившемуся в мон-ре обычаю каждому иноку молиться перед началом дневных трудов у гроба прп. Евфросина, но и отказывался даже верить в святость подвижника: «Не подобает святым называти мужика, ни поклонятися ему».

С обращением Снетогорского монастыря в загородный архиерейский дом к Е. м. с 1805 г. перешло архимандритское достоинство. Ряд настоятелей Е. м. стали архиереями: архим. Афанасий (Телятьев) в 1821 г. хиротонисан во епископа Дмитровского, викария Московской епархии, архим. Мелетий (Леонтович) в 1826 г.- во епископа Чигиринского, викария Киевской митрополии, архим. Иннокентий (Сельнокринов-Коровин) в 1827 г.- во епископа Дмитровского, викария Московской епархии, архим. Мелхиседек (Золотинский) в 1841 г.- во епископа Екатеринбургского, викария Пермской епархии, архим. Антоний (Шокотов) в 1850 г.- во епископа Вольского, викария Саратовской епархии, архим. Полиевкт (Пясковский) в 1895 г.- во епископа Михайловского, викария Рязанской епархии.

С окт. 1906 по окт. 1910 г. Е. м. возглавлял архим. сщмч. Иувеналий (Масловский, впосл. архиепископ Рязанский). С кон. июля 1908 по авг. 1915 г. в Е. м. проживал прп. Гавриил (Зырянов), духовным сыном к-рого был архим. Иувеналий (Масловский). Прп. Гавриила посещали мн. духовные чада, в т. ч. вел. кнг. Елисавета Феодоровна; старец окормлял насельниц неск. псковских мон-рей. При архим. Иувеналии (Масловском) Е. м. посещали и совершали богослужения архиеп. Псковский Арсений (Стадницкий), еп. Каневский Иннокентий (Ястребов), инспектор Вифанской ДС иером. Герман.

В нач. XX в. в Е. м. проживали 38 монахов, 29 рясофорных послушников, 16 послушников. В 1910 г. в обитель поступили неск. старцев из Глинской в честь Рождества Пресвятой Богородицы пустыни

Материальное благосостояние

Игуменский корпус. Фотография. 2006 г.

Игуменский корпус. Фотография. 2006 г.


Игуменский корпус. Фотография. 2006 г.

Е. м. в 1-й период существования складывалось из земельных и др. вкладов братии, ктиторов и жертвователей. Вероятно, строительство в мон-ре велось в т. ч. на личные средства прп. Евфросина; в завещании основателя указаны его вотчина, «исады» (рыбные ловли), «клети» в городе, данные им братии в общее владение. Обработка монастырской земли составляла одно из обязательных занятий первых иноков мон-ря: «...со всею братею… нача лес сещи окрест обители и нивы страдати на гобзования хлебная, и тем блаженный с братею питашеся». К кон. XV в. Е. м. владел значительным хозяйством и земельными угодьями, к-рыми заведовали упомянутые в духовном завещании прп. Евфросина «поселники» (ААЭ. Т. 1. № 108. С. 83), а работали на этих угодьях «изорники». В мон-ре были «служащие миряне», «ловцы и другие делатели», а также мельник. В Житии прп. Евфросина дважды упоминается дальняя пустынь Е. м.

Согласно писцовым книгам 1585-1587 гг., за Е. м., располагавшимся в Кривовицкой губе Бельской засады, числились: 2 лавочных места и клетное место на Торгу в Пскове, 5 мест рыбной ловли, пашни на Талавском (Псковском) оз., 76 пустошей, 9 пустошей в совместном владении с др. мон-рями, 31 деревня, 4 деревни в совместном владении, сельцо близ обители. В грамоте Псково-Печерского мон-ря 1584 г. упомянута «мелница оброчная съ нивами и со огороды и з закосы и з двором, что они, печерские монахи, купили Елизарова монастыря у старца у Макария у Декши» (Серебрянский. 1908. С. 405).

К сер. XVII в. Е. м. владел 1484 четв. земли и 101 крестьянином. Жалованной грамотой царя Михаила Феодоровича крестьяне освобождались от суда воевод и от земских поборов, за исключением ямщины, городового и острожного дела. В 1744 г. за мон-рем числилось 450 крестьян. К 1917 г. земельные угодья Е. м. составляли 338 дес. Мон-рь имел подворье в Пскове, к-рое в XV-XVI вв. располагалось на Запсковье в районе Примостья. Впоследствии подворье находилось в Окольном городе Пскова при каменной ц. Преполовения Пятидесятницы (Спасской, Преполовенской). В 1864 г. над папертью церкви была построена шатровая колокольня с 5 колоколами, церковь побелена. При подворье были 2 двухэтажных дома и флигель.

1917-2008 гг.

После революции Е. м. был закрыт и подвергся разорению, помещения использовались под склад. В 1922 г. в Е. м. происходило изъятие церковных ценностей, акты изъятия подписали иером. Корнилий (Алексеев; 1873 - после 1930) и мон. Досифей. Вскоре мн. насельники, в т. ч. иером. Корнилий, были репрессированы. По постановлению губисполкома с 1 сент. 1921 г. в помещениях Е. м. был открыт детский противотуберкулезный санаторий, 14 нояб. 1923 г. мон-рь был окончательно упразднен. В 1926 г. в Трехсвятительском соборе был устроен т. н. народный дом. По воспоминаниям очевидцев, в офиц. закрытой кладбищенской церкви местные жители регулярно взламывали замки и служили молебны. В 30-х гг. в келейных корпусах разместились школа и комнаты для проживания учеников, в соборе стояли металлообрабатывающие станки, в Богородице-Рождественском приделе - деревообрабатывающие, в притворе под колокольней разместилась кузница. Зимой 1941/42 г., во время оккупации Пскова фашистскими войсками, в соборе и братском корпусе находился госпиталь для раненых немцев. После 1945 г. в Е. м. располагались детский санаторий, затем спортивный лагерь «Щит», туристическая база и жилой комплекс. В 90-х гг. ХХ в. рухнула колокольня Трехсвятительского собора, Д. С. Лихачёв и др. пытались обратить внимание общественности на обветшавшее состояние уникальных построек монастыря. Начались работы по консервации собора.

В 2000 г. Е. м. был передан РПЦ. По благословению архиеп. Псковского и Великолукского Евсевия (Саввина) мон-рь возобновлен как женский. 5 мая 2000 г. в Е. м. было начато чтение неусыпаемой Псалтири. 28 мая 2000 г., в день памяти прп. Евфросина, состоялась 1-я архиерейская служба: еп. Псковский Евсевий освятил храм во имя прмц. Елисаветы Феодоровны на 1-м этаже Богородице-Рождественского придела. В Е. м. была принесена частица мощей прп. Гавриила (Зырянова). Отремонтированы Трехсвятительский собор (2-я пол. XVI - нач. XIX в.), келейный корпус (1904), каменная ограда, построен игуменский корпус. Архитектурный ансамбль мон-ря находится под охраной как памятник республиканского значения (Постановление Совета Министров РСФСР № 1327 от 30 авг. 1960).

Среди святынь Е. м. - почитаемая надгробная икона прп. Евфросина (2-я пол. XIX в.), находящаяся на вост. стене Богородице-Рождественского придела, чтимые иконы прп. Евфросина и прп. Серапиона (кон. XIX - нач. XX в.) в притворе Елисаветинского придела. Место захоронения прп. Евфросина после 1920 г. утрачено. К 2008 г. в Е. м. проживали неск. насельниц, настоятельница с 11 авг. 2000 г.- мон. Елисавета (Беляева).

Арх.: ГА Псковской обл. (Филиал в г. Великие Луки). Ф. 340. Спасо-Елеазаров муж. мон-рь.

Ист.: Кушелев-Безбородко. Памятники. Вып. 4. С. 67-119; Серебрянский Н. И. Житие прп. Евфросина Псковского: (Первонач. ред.). СПб., 1909. (ПДП; 173); Охотникова В. И. Краткая редакция Жития Евфросина Псковского: (Из сб. РГБ. Больш. № 422) // Древности Пскова: Археология, история, архитектура. Псков, 1999. С. 237-258; она же. Краткая редакция Жития Евфросина Псковского по ркп. из собр. Овчинникова (РГБ) // ТОДРЛ. СПб., 2001. Т. 52. С. 600-614; она же. Псковская агиография XIV-XVII вв.: (Исслед. и тексты). СПб., 2007. Т. 2. С. 48-103, 153-230, 251-256, 269-273, 278-280, 292-301, 315-327; Древнерусские иноческие уставы / Сост. и предисл.: Т. В. Суздальцева. М., 2001. С. 38-57.

Лит.: Иосиф (Баженов), иером. Описание Спасо-Елеазаровского мон-ря. СПб., 1858; То же // Святыни и древности Псковского уезда: По дореволюционным источникам. Псков, 2006. С. 177-200; Князев А. С. Указ. достопамятностей г. Пскова. М., 1858. С. 38; Толстой М. В. Святыни и древности Пскова. М., 1861; Вассиан, иером. Чудотворная икона Христа Спасителя Спаса Всемилостивого, находящаяся в Спасо-Елеазаровом Великопустынском монастыре Псковской епархии. СПб., 18962; Серебрянский Н. И. Очерки по истории монастырской жизни в Псковской земле. М., 1908. С. 78-162, 240-306, 367-369; Горский, Невоструев. Описание. Отд. 3. Ч. 2. С. 183-185; Морозкина Е. Н. Новое в зодчестве Пскова XVI в. // Исслед. по истории архитектуры и градостроительства: [Сб. ст.]. М., 1964. Вып. 1. С. 183-216; она же. Псковская земля. М., 1986; Будовниц И. У. Мон-ри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV-XVI вв.: (По «житиям святых»). М., 1966 (по указ.); Кат. славяно-рус. рукописей Псковского музея-заповедника: XIV - нач. XX вв. Псков, 1991. Ч. 1; Седов В. В. Псковская архитектура XVI в. М., 1996; Смолич И. К. Русское монашество (988-1917): Жизнь и учение старцев. М., 1997. С. 59, 159; Монашество и мон-ри в России: XI-XX вв.: Ист. очерки / Отв. ред.: Н. В. Синицына. М., 2002. С. 116-162; Первушин М. В. Прп. Евфросин Псковский в контексте рус. церковной истории // ЦИВ. 2004. № 11. С. 95-112; он же. Житие Евфросина Псковского: Один из аспектов изучения памятника // Правосл. культура в России: Прошлое и настоящее. М., 2007. С. 107-112; Миротворцев М. Спасо-Елеазаровский мон-рь // Святыни и древности Псковского у.: По дореволюционным источникам. Псков, 2006. С. 159-174.

Д. Б. Кочетов, А. Ю. Пономарёв


Православная энциклопедия. - М.: Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». 2014.

Смотреть что такое "ЕЛЕАЗАРОВ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЕЙ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО, ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА, ИОАННА ЗЛАТОУСТА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ" в других словарях: