ИНДОНЕЗИЯ


ИНДОНЕЗИЯ

[Республика Индонезия; индонез. Republiк Indonesia], островное гос-во в Юго-Вост. Азии, расположенное более чем на 17 508 о-вах Малайского архипелага. Территория И. включает Б. Зондские о-ва, кроме сев. и северо-зап. части о-ва Калимантан, М. Зондские о-ва, за исключением вост. части о-ва Тимор, Молуккские о-ва и зап. часть о-ва Новая Гвинея с прилегающими к нему с запада и севера островами. На северо-западе И. отделена Малаккским прол. и Южно-Китайским морем от зап. части Малайзии и Сингапура, на северо-востоке - морями Сулу и Сулавеси Тихого океана от Филиппин и Тихим океаном от Палау, на юго-востоке - Тиморским и Арафурским морями Индийского океана от Австралии. И. граничит на Калимантане с Малайзией, на о-ве Тимор - с Вост. Тимором и на о-ве Новая Гвинея - с Папуа - Новой Гвинеей. Площадь 1904,4 тыс. кв. км. Столица - Джакарта. Крупнейшие города, по данным ООН на 2007 г. (U. N. Department of Economic and Social Affairs (DESA). Population Division), с пригородами: Джакарта 9,1 млн чел. (центр мегалополиса Джаботабек с населением ок. 23,345 млн чел.), Бандунг 2,4 млн чел., Медан 2,1 млн чел., Сурабая 2,8 млн чел. Офиц. язык - индонезийский. И.- член ООН (1950), МВФ (1954), МБРР (1954), ОПЕК (1962), АСЕАН (1967), Орг-ции Исламская конференция (1969), Совета по сотрудничеству в области безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (1993), ВТО (1995). География. Географические особенности И. определяются ее островным положением; для большинства островов страны характерно сочетание горного рельефа с равнинами. Низкие и средневысотные горы и нагорья занимают свыше 1/3 территории страны, более значительные по высоте молодые складчатые горы расположены в зап. части о-ва Суматра, в южной части о-ва Ява, на М. Зондских и Молуккских о-вах, а также в зап. части о-ва Новая Гвинея (пров. Папуа), где находится высшая точка И.- гора Джая (5030 м). Характерны повышенная сейсмичность и интенсивный вулканизм: в отрезке от Северо-Зап. Суматры до о-ва Хальмахер расположены 400 вулканов (в т. ч. ок. 100 действующих), из них 120 находятся на о-ве Ява (в т. ч. 30 действующих). Занимающие ок. 1/2 территории страны равнинные низменные территории, расположенные на востоке о-ва Суматра, юге о-ва Калимантан и в юго-зап. части пров. Папуа, прорезаны руслами рек, переувлажнены и подтоплены. Речная сеть густая, реки полноводны почти круглый год, в сезон дождей случаются наводнения. Много озер, преимущественно тектонического и вулканического происхождения. Экваториальный район, занимающий большую часть страны, характеризуется незначительными колебаниями в количестве атмосферных осадков и вечнозелеными лесами. Субэкваториальный район, расположенный на востоке Явы, юго-востоке Сулавеси, М. Зондских о-вах и части Молуккских о-вов, характеризуется саваннами и лиственными лесами, а также резкими сезонными колебаниями количества осадков. Для климата характерно постоянство теплового режима, являющееся следствием экваториального и островного положения, а также высокая относительная влажность воздуха - 70-90%. Среднемесячная температура воздуха в течение года меняется незначительно и в низменностях сохраняется на уровне +26-27°С. В горных районах средняя температура понижается и на высотах свыше 3000 м составляет ок. 0°С, на высотах более 1500 м бывают заморозки. Практически на всей территории И. в пределах экваториального пояса ежегодно выпадает в среднем от 1800 до 3500 мм осадков, а в некоторых горных районах - до 6100 мм в год.

Население

Согласно статистическим данным ООН (U. N. Department of Economic and Social Affairs (DESA). Population Division), в 2008 г. население И. составляло 229,965 млн чел.; по Международной базе данных Бюро переписи населения США (U. S. Census Bureau, International Data Base. http://www.census.gov/cgi-bin/ipc/idbrank.pl) по состоянию на апр. 2009 г. население И. 240,272 млн чел. Индонезийцы составляют 95,1% населения страны, из них говорящие на индонез. языках - 94,6%: суматранские народы - 12,5% (минангкабау - 3,7%, ачех - 1,6, батаки - 3,7%), ниасцы - 0,3, яванцы - 25,2, сунды - 13,3, тенгеры - 0,3, мадурцы - 9,4, балийцы - 1,8, сасаки - 1,1, банджары Калимантана - 1,9, даяки Калимантана - 1,5, сулавесийские народы - 6,1 (бугисы - 1,8%, макасары - 1,1, горонтало - 0,5, монгондоу - 0,5, минахасцы - 0,2, тораджи - 0,7%); в Вост. Индонезии: бима-сумбанские народы - 1,1%, амбонцы - 0,1, тиморские народы - 1,4% и др. Северохальмахерские народы составляют 0,1%, тиморо-алорские народы - 0,1, южнохальмахерские и западноновогвинейские народы - 0,1%. Папуасы Нов. Гвинеи составляют 0,2% (в т. ч. дани - 0,1%). В И. живут также китайцы (4,1%), арабы (0,1%), тагалы, хиндиязычные группы и др.

Замедление темпов естественного прироста населения вызвано постепенным снижением уровня рождаемости, в связи с развитием системы здравоохранения понижается показатель смертности. Согласно данным ООН на 2009 г., рождаемость составила 18,8 чел. на 1 тыс. жителей, смертность - 6,3 на 1 тыс. жителей; средний уровень прироста населения - 1,18% в год. Средний возраст населения - 27,9 года. В возрастной структуре населения доля детей до 14 лет составляет 27,0%, лиц трудоспособного возраста (15-64 года) - 66,9%, лиц 65 лет и старше - 6,1%. Средняя продолжительность жизни - 70,7 года (мужчины - 68,7 года, женщины - 72,7 года). Средняя плотность населения И. составляет ок. 120 чел. на кв. км (2009). Острова И. заселены крайне неравномерно: наиболее плотно заселены т. н. внутренние острова (Ява, Мадура и Бали), самый густонаселенный из них, о-в Ява, имеет среднюю плотность населения 980 чел. на кв. км (в нек-рых районах - 3 тыс. чел. на кв. км), при этом плотность населения о-ва Калимантан - ок. 25 чел. на кв. км; принадлежащей И. зап. части о-ва Новая Гвинея - ок. 6 чел. на кв. км. На протяжении 2-й пол. XX в. в разных регионах страны проводилась политика целенаправленных переселений жителей с о-вов Ява и Мадура в менее населенные районы, однако с кон. 90-х гг. XX в. данный процесс прекращен ввиду неблагоприятных последствий, возникших в экономической и социальной сфере. Доля городского населения в 2007 г. составляла 50,4%, рост городов обусловлен постоянной миграцией сельских жителей.

Государственное устройство

Президентский дворец Мердека в Джакарте

Президентский дворец Мердека в Джакарте


Президентский дворец Мердека в Джакарте

Согласно Конституции от 18 авг. 1945 г. (с 27 дек. 1949 по 5 июля 1959 в стране действовали др. конституции), И.- унитарное гос-во, по форме правления - президентская республика. Исполнительную власть возглавляет президент, избираемый с 2004 г. путем всеобщего прямого тайного голосования сроком на 5 лет с правом 1 переизбрания; одновременно с ним избирается вице-президент. Президент как глава правительства и главнокомандующий армией руководит работой кабинета министров: помимо назначения и смещения министров в его компетенции находятся вопросы войны и мира, договоров с др. гос-вами, назначения послов и консулов; он может в случае необходимости вводить чрезвычайное положение и управлять страной посредством декретов. Он также может представлять на рассмотрение законодательной власти законопроекты и утверждать постановления правительства для их исполнения; права на вмешательство в работу законодательных органов, их роспуск или приостановку их деятельности он не имеет.

Высший орган законодательной власти - Народный консультативный конгресс, к-рый с 2004 г. состоит из 2 палат: Совета народных представителей и Совета представителей регионов. Народный консультативный конгресс имеет право принимать новую и изменять имеющуюся конституцию, вводить в должность президента и вице-президента, а также инициировать процедуру отстранения президента от власти. Члены обеих палат избираются прямым голосованием населения на 5 лет. Народный консультативный конгресс, сформированный в результате парламентских выборов в апр. 2009 г., состоит из 550 членов Совета народных представителей и 128 членов Совета представителей регионов. Совет народных представителей, являясь постоянно действующим парламентом, осуществляет законодательную деятельность, контролирует политику правительства по исполнению законов, утверждает гос. бюджет. Все законы вступают в силу после утверждения президентом. Совет представителей регионов играет активную роль в региональной политике: в его компетенцию входят подготовка законопроектов по вопросам региональной автономии, взаимоотношений центральных и местных органов власти, адм. переустройства, распоряжения природными и экономическими ресурсами, распределения финансовых средств между центром и регионами. Предложенные Советом региональных представителей законопроекты и замечания утверждаются Советом народных представителей.

В адм. отношении территория И. состоит из 31 провинции (включая 2 автономные) и 2 особых адм. округов (столичный округ Джакарта и округ Джокьякарта). Во главе провинций стоят назначаемые президентом губернаторы, которым принадлежит местная исполнительная власть. Провинции делятся на кабупатены (области или районы); в свою очередь они делятся на кечаматаны (подрайоны); в крупных городах образуются муниципалитеты. Исполнительную власть в кабупатенах возглавляют назначенные министром внутренних дел или избранные местными Советами народных представителей главы областных администраций, а в муниципалитетах - мэры городов.

Правовая система основана на римско-голл. праве, при этом имеет ряд особенностей, приобретенных ввиду специфики местных условий. Высшим судебным органом является Верховный суд, руководство и члены к-рого назначаются президентом. Являясь судом последней инстанции, он исполняет надзор за деятельностью др. судебных органов и рассматривает кассационные жалобы на приговоры и решения, вынесенные нижестоящими судами. Судебные органы низших инстанций - обл. и т. н. гос. суды, члены к-рых назначаются министром юстиции. 17 авг. 2003 г. был образован Конституционный суд, в ведении к-рого находятся вопросы, связанные с толкованием конституции, а также с роспуском политических партий и отстранением от должности президента и вице-президента. Существуют суды специальных юрисдикций: Коммерческий суд, суды военной юстиции, а также религ. суды, разбирающие дела на основе Корана, адата и шариата, занимающиеся в основном вопросами семейно-брачных отношений.

Религия

По офиц. данным, 86,1% населения И.- мусульмане, 9% - христиане (из них ок. 6% - протестанты, 3% - католики), 1,8-2% - индуисты, 1,7-2% - буддисты. От 1 до 1,5% населения являются приверженцами др. конфессий (конфуцианство, местные синкретические культы или традиц. верования, новые религ. движения, иудаизм и т. д.) или не причисляют себя ни к одной из них. Атеисты практически отсутствуют.

Православие

представлено Индонезийской Православной Церковью, находящейся в юрисдикции Сиднейской и Австралийско-Новозеландской епархии РПЦЗ. Насчитывает 23 общины на о-вах Ява, Бали, Суматра, Сулавеси, Тимор, Новая Гвинея, общее количество верующих - ок. 2 тыс. чел.

Нехалкидонские восточные Церкви

представлены такими орг-циями, как представители Армянской Апостольской Церкви, насчитывающей 12 тыс. верующих в 10 общинах.

Римско-католическая Церковь

Кафедральный собор Успения Богородицы в Джакарте. XVII в. Архит. Хулсвиф

Кафедральный собор Успения Богородицы в Джакарте. XVII в. Архит. Хулсвиф


Кафедральный собор Успения Богородицы в Джакарте. XVII в. Архит. Хулсвиф

в И. насчитывает 10 митрополий (архиеп-ств), в подчинении к-рых находятся 26 еп-ств: Энде (еп-ства-суффраганы: Денпасар, Ларантука, Маумере, Рутенг), Джакарта (еп-ства-суффраганы: Бандунг, Богор), Купанг (еп-ства-суффраганы: Атамбуа, Ветебула), Макасар (еп-ства-суффраганы: Амбоина, Манадо), Медан (еп-ства-суффраганы: Паданг, Сиболга), Мерауке (еп-ства-суффраганы: Агатс, Джаяпура, Маноквари-Соронг, Тимика), Палембанг (еп-ства-суффраганы: Пангкал-Пинанг, Танджунгкаранг), Понтианак (еп-ства-суффраганы: Кетапанг, Сангау, Синтанг), Самаринда (еп-ства-суффраганы: Банджармасин, Паланкарайа, Танджунгселор) и Семаранг (еп-ства-суффраганы: Маланг, Пурвакарто, Сурабайа). По данным на 2009 г., в стране существует 1130 католич. приходов, в к-рых служат 3038 священников (из них 1721 монашествующие), 13 постоянных диаконов, также подвизаются 4146 монахов и 7372 монахини. Общее количество католиков - 7-7,2 млн чел. Верховным органом Церкви является Епископская конференция Индонезии.

Протестантские церкви, деноминации и секты

Англиканство в И. исповедуют ок. 3 тыс. чел., окормляемых в 10 общинах, к-рые находятся в юрисдикции англикан. еп-ства Сингапура в составе Англиканской Церкви провинции Юго-Вост. Азии, члена Англиканского содружества.

Здание Батакской христианской протестанской церкви на о-ве Самосир. XX в.

Здание Батакской христианской протестанской церкви на о-ве Самосир. XX в.


Здание Батакской христианской протестанской церкви на о-ве Самосир. XX в.

Лютеранство в И. представлено такими членами Всемирной лютеранской федерации, как Батакская христианская протестантская церковь (2,5 тыс. общин, 4 млн верующих), Христианская протестантская церковь в Индонезии (800 общин, 360 тыс. чел.), Индонезийская христианская церковь (600 общин, 355 тыс. чел.), Сималунгунская протестантская христианская церковь (450 общин, 212 тыс. чел.), Протестантская христианская церковь в Ментавае (112 общин, 39 тыс. чел.), Христианская протестантская церковь Пак-Пак-Дайри (36 тыс. чел.), Ангкольская христианская протестантская церковь (28 тыс. чел.), Батакская христианская общинная церковь (40 общин, 20 тыс. чел.), Индонезийская христианская лютеранская церковь (30 общин, 23 тыс. чел.), Христианское сообщество церкви Индонезии в Ниасе (60 общин, 19 тыс. чел.), Объединенная протестантская церковь (12 тыс. чел.). Также есть лютеран. церкви, не входящие в состав Всемирной лютеранской федерации, напр. Ниасская христианская протестантская церковь (902 общины, 368 тыс. чел.), Сообщество протестантской христианской церкви Ниаса (70 общин, 60 тыс. чел.), Христианское сообщество Индонезии в Ниасе (60 общин, 20 тыс. чел.) и др.

Кальвинизм является самым распространенным направлением протестантизма в И. Он представлен такими членами Всемирного альянса реформатских церквей, как Евангелическая христианская церковь на Тиморе (2 тыс. общин, 2 млн чел. верующих), Христианская евангелическая церковь в Минахасе (816 общин, 730 тыс. чел.), Молуккская протестантская церковь (720 общин, 575 тыс. чел.), Протестантская церковь в Зап. Индонезии (185 общин, 450 тыс. чел.), Христианская церковь в Лувук-Бангае (73 общины, 226 тыс. чел.), Индонезийская протестантская церковь в Буол-Толитоли (46 общин, 15 тыс. чел.), Индонезийская протестантская церковь в Донгале (130 общин, 24 тыс. чел.), Индонезийская протестантская церковь в Горонтало (56 общин, 14,5 тыс. чел.), а также Евангелическо-христианская церковь Ириан-Джая (1800 общин, 650 тыс. чел.), Каро-батакская протестантская церковь (398 общин, 277 тыс. чел.), Евангелическая церковь на Калимантане (245 тыс. чел.), Индонезийская христианская церковь (215 общин, 206 тыс. чел.), Христианская церковь Вост. Явы (148 общин, 130 тыс. чел.), Христианская церковь Пасундана (51 община, 33 тыс. чел.), Протестантская христианская церковь в Бали (72 общины, 12 тыс. чел.), Христианская церковь в Центр. Сулавеси (376 общин, 188 тыс. чел.), Христианская церковь Юж. Суматры (73 общины, 37 тыс. чел.), Христианская церковь Сумбы (109 общин, 350 тыс. чел.), Евангелическая христианская церковь в Болаанг-Монгондоу (176 общин, 87 тыс. чел.), Евангелические христианские церкви на Хальмахере (374 общины, 170 тыс. чел.), Евангелическая христианская церковь в Сангихе-Талауде (322 общины, 200 тыс. чел.), Протестантская церковь в Юго-Вост. Сулавеси (89 общин, 30 тыс. чел.), Тораджская церковь (820 общин, 400 тыс. чел.), Тораджская церковь Мамасы (458 общин, 120 тыс. чел.) и др.

Меннониты учредили в И. 3 орг-ции, входящие во Всемирную меннонитскую конференцию: Евангелическая христианская церковь на Яве (99 общин, 43 тыс. чел.), Христианский синод (124 общины, 25 тыс. чел.), Христианская церковь Муриа в Индонезии (45 общин, 15 тыс. чел.).

Баптисты представлены такими членами Баптистского всемирного альянса, как Содружество баптистских церквей Ириан-Джая (206 общин, 75 тыс. чел.), Союз индонезийских баптистских церквей (210 общин, 46 тыс. чел.), Конвенция индонезийских баптистских церквей (140 общин, 10 тыс. чел. верующих). Также существует ряд баптистских орг-ций, не входящих во Всемирный баптистский альянс, напр., Австралийское баптистское миссионерское об-во (244 общины, 63 тыс. чел.), Индонезийское баптистское евангельское содружество (150 общин, 40 тыс. чел.), Баптистская евангельская ассоциация Индонезии (16 общин, 17 тыс. чел.), Баптистские международные миссии (8 общин, 1,5 тыс. чел.).

Методисты создали в И. 2 орг-ции: Методистскую церковь Индонезии (470 общин, 120 тыс. чел.) и Свободную методистскую церковь Индонезии (10 общин, 2,5 тыс. чел.).

Движение святости представлено в первую очередь Индонезийской христианской церковью скинии Нового Завета, в состав к-рой вошли 6 церквей, насчитывающих ок. 500 тыс. чел. в 1,8 тыс. общины, более половины к-рых находится в пров. Папуа. Они были образованы в результате работы Христианского миссионерского альянса. Церковь Назарянина (18 общин, 3 тыс. чел.), Евангелическая церковь Нусантары (38 общин, 14 тыс. чел.) и Евангелическая церковь в Индонезии (20 приходов, 14 тыс. чел.) - орг-ции перфекционистского толка.

Армия спасения (АС) насчитывает в И. 65 тыс. верующих в 203 общинах, относящихся к Индонезийской территории Южнотихоокеанской и Восточноазиатской зоны АС.

Адвентисты седьмого дня (АСД) имеют 2 территориальных подразделения, входящих в состав Южноазиатско-Тихоокеанского дивизиона Генеральной конференции АСД: Восточноиндонезийская союзная конференция, насчитывающая 8 зон (667 приходов, 96 тыс. чел.), и Западноиндонезийская союзная миссия, к-рая включает 10 зон (678 приходов, 98 тыс. чел.).

Пятидесятники создали в И. такие группы, как Ассамблеи Бога. Они в свою очередь организовали Ассамблеи Бога Индонезии (930 общин, 135 тыс. чел.) и Пятидесятнические Ассамблеи Бога (190 общин, 27 тыс. чел.). Существуют также классические пятидесятнические церкви: Бетельская церковь в Индонезии (1,1 тыс. общин, 730 тыс. чел.), Пророческая церковь Бога (150 общин, ок. 30 тыс. чел.), Пятидесятническая церковь Бога (160 общин, ок. 270 тыс. чел.), Объединенная пятидесятническая церковь (250 общин, 100 тыс. чел.), Международная церковь четырехугольного (четырехстороннего) Евангелия (52 общины, 5,5 тыс. чел.), Международная пятидесятническая церковь святости (10 общин, ок. 1,5 тыс. чел.). Помимо этого имеется значительное кол-во независимых церквей пятидесятнического толка: Пятидесятническая церковь Индонезии (1,5 тыс. общин, 1,28 млн чел.), Бетельская церковь полного Евангелия (1,2 тыс. общин, 600 тыс. чел.), Пятидесятническая церковь Сурабайи (500 общин, 200 тыс. чел.), Церковь бетельской скинии (500 общин, 188 тыс. чел.), Пятидесятническая церковь Сихомбинга (400 общин, 200 тыс. чел.), Пятидесятническая миссионерская церковь (266 общин, 130 тыс. чел.), Пятидесятническая миссионерская церковь распятия (400 общин, 60 тыс. чел.), Индонезийская церковь Святого Духа (125 общин, 50 тыс. чел.), Церковь Христа (30 общин, 40 тыс. чел.), Церковь Иисуса Христа Мессии (80 общин, 40 тыс. чел.), Церковь пятидесятнического движения (104 общины, 35 тыс. чел.), Пятидесятническая церковь в Соронге (20 общин, 20 тыс. чел.).

Новоапостольская церковь имеет 120 общин, ок. 20 тыс. чел.

Свидетели Иеговы образовали в И. 394 общины и имеют 22 тыс. адептов.

Мормоны (Церковь Иисуса Христа святых последних дней) насчитывают ок. 6,5 тыс. приверженцев в 24 общинах.

В стране существуют независимые протестант. орг-ции: Группы Христа (285 общин, 25 тыс. чел.), Индонезийская миссионерская церковь (43 общины, 18 тыс. чел.), Всемирные миссии Индонезии (30 общин, 10 тыс. чел.), Церковь духовной пищи Индонезии (25 общин, 9 тыс. чел.), Христианская церковь Зап. Калимантана (15 общин, 8 тыс. чел.), Истинная церковь Христа (20 общин, 5 тыс. чел.), Свет Индонезии (27 общин, 4 тыс. чел.), Индонезийская евангелическая христианская церковь (10 общин, 3 тыс. чел.) и др. Всего они объединяют ок. 187 тыс. чел. верующих.

Общее количество протестантов, включая секты и маргинальные организации, составляет от 12 до 15 млн чел. В стране существуют также общины «Мусульман, тайных приверженцев Христа» или «Индуистов, тайных приверженцев Христа», члены к-рых при переписях населения считаются мусульманами или индуистами.

Ислам

Подавляющее большинство мусульман являются суннитами шафиитского толка, меньшинство составляют приверженцы ханифитской, ханбалитской и маликитской правовых школ. Шииты представлены в основном выходцами из Индии и Пакистана. Для И. характерно наличие противостояния между ислам. фундаменталистами и модернистами, к-рое выражается в разногласиях по поводу понимания роли ислама в жизни об-ва. На о-ве Ява сформировалось специфическое религиозно-мистическое направление, сочетающее туземные и индуистско-буддийские верования с исламом,- кебатинан. В наст. время школы и религ. группы кебатинан контролирует созданный в 1970 г. «Объединенный секретариат сотрудничества религиозных верований кебатинан», парламент Индонезии включил кебатинан в число разрешенных верований. Общее количество мусульман разных толков в стране колеблется от 198 млн до 206 млн чел., что делает И. крупнейшей мусульм. страной в мире.

Индуизм (офиц. название Агама хинду дхарма) исповедует большинство населения о-ва Бали (более 3 млн чел.), к-рое составляет 93% всех индуистов в стране. Балийский индуизм вобрал в себя традиц. верования островитян (см. ст. Балийская религия). Существуют группы, которые правительство относит к индуистам, хотя они таковыми не являются, напр. синкретический культ Кахаринган (индонез.- язычник) в Центр. Калимантане. К индуистам причисляются также и сикхи, поскольку законодательство И. не признает сикхизм как отдельную религию.

Буддизм

в И. исповедует большинство кит. населения страны. После неудавшегося военного переворота 1965 г., когда все граждане И. во избежание подозрений в симпатиях к коммунизму должны были официально примкнуть к определенной религ. конфессии, число буддистов значительно увеличилось; было построено ок. 90 новых монастырей. В 1987 г. представители 7 буддийских школ И. объединились во Всеиндонезийскую федерацию буддийских орг-ций. По оценкам 2007 г., количество буддистов составляет ок. 4 млн чел.

Конфуцианство

которое исповедует меньшая часть кит. населения страны, неск. раз меняло статус и в наст. время является официально признанной религией, однако число ее адептов неизвестно.

Иудаизм

в И. исповедует малочисленная евр. диаспора, сосредоточенная в основном в крупных городах. С 1945 по 2000 г. численность евреев в И. сократилась с 2 тыс. чел. до неск. семей в Джакарте и Сурабайе, где осталась единственная синагога в стране. Общее количество иудеев в нач. XXI в. составляло ок. 20 чел.

Новые религиозные движения

представлены последователями бахаизма (см. ст. Бахаи религия) - ок. 45 тыс. чел., а также неоиндуистскими Брахма Кумарис, Ананда Ашрам и др.

Традиционные верования

в наибольшей степени распространены у народностей кубу, пунанов, части батаков, даяков, тораджей, части папуасов. Приверженность племенным культам характерна в основном для сельского населения. Главное место в них занимает анимизм, иногда сочетаемый с формальной принадлежностью к к.-л. христ. деноминации. Приблизительная оценка количества приверженцев традиц. верований составляет, с учетом двоеверия, от 2 млн до 3 млн чел. У балийцев, тенгеров Вост. Явы, жителей внутренних областей Явы (бадуй), Калимантана (даяки), Сулавеси (тораджи), Суматры (батаки) распространены смешанные шадуистско-буддийские религии с элементами местных культов.

История

Период до создания ранних государственных образований

И.- один из центров формирования человека совр. вида. В кон. XIX в. в Триниле на о-ве Ява были найдены костные останки одного из древнейших людей - питекантропа. При дальнейших раскопках обнаружены следы др. древнейшего моджокертского человека. К среднему палеолиту относится явантроп, или нгандонгский человек, останки к-рого были обнаружены в 30-х гг. XX в. недалеко от селения Нгандонг на р. Соло. Нек-рые исследователи считают его неандертальцем, др. рассматривают явантропов как промежуточный тип между питекантропами и неандертальцами. На юге Явы были найдены останки т. н. ваджакского человека (ок. 40 тыс. лет назад), который принадлежит уже к современному типу людей (Homo Sapiens) из пещер Ниах (шт. Саравак, Малайзия) и Табон (о-в Палаван, Филиппины). В период верхнего палеолита на большей части территории И. существовал юж. вариант бакшоно-хоабиньской культуры. В верхнем палеолите и в мезолите происходило постоянное передвижение человека с материка на острова И. на плотах и в примитивных каноэ. В период неолита здесь сформировался культурно-хозяйственный комплекс, отличающийся от континентальных культур. Скелетные останки свидетельствуют о том, что обитатели Малайского архипелага в то время принадлежали к австралоидному и монголоидному типам. Нек-рые археологи полагают, что культура тоала, носители к-рой являются прямыми предками совр. тоала, живущих в джунглях Юж. Сулавеси, представляла собой вариант мезолитических культур, распространявшихся из Японии через Филиппины на Сулавеси и Вост. И. и далее - в Австралию и Тасманию. Т. о., в И. сталкивались 2 волны, одна из к-рых шла из Индокитая через п-ов Малакка, а др.- через Филиппины.

Саркофаги в музее пос. Саваган близ г. Манадо (пров. Сулавеси). VIII-XVI вв.

Саркофаги в музее пос. Саваган близ г. Манадо (пров. Сулавеси). VIII-XVI вв.


Саркофаги в музее пос. Саваган близ г. Манадо (пров. Сулавеси). VIII-XVI вв.

Предки совр. народов И.- протоавстронезийские племена - формировались на территории обширного региона, включавшего не только основную часть совр. Юго-Вост. Азии (ЮВА), но также часть долины р. Ганг и Китая до водораздела рек Янцзы и Хуанхэ. В V-III тыс. до Р. Х. в областях, кольцом охватывавших Южно-Китайское м., существовала неолитическая культура с земледелием, рыбной ловлей, охотой, ремеслами и мореплаванием, носители к-рой поддерживали контакты с др. регионами - не только с ЮВА, но и с Индией и Передним Востоком. Начиная с III тыс. до Р. Х. происходит постепенное продвижение австронезийских племен на территорию Зап. И.- на Суматру и Яву. Поздний неолит (кон. II - нач. I тыс. до Р. Х.) представлен мегалитическими сооружениями - надмогильными памятниками, служившими в основном для отправления культа предков.

Бронзовый век в И. связан с донгшонской культурой (названной по селению Донгшон в Юж. Вьетнаме, где были обнаружены наиболее характерные находки), проникшей в И. в сер. I тыс. до Р. Х. Эта культура получила распространение почти во всем регионе ЮВА, но основные ее памятники расположены в Вост. Индокитае и Зап. И. На Яве, Суматре, Калимантане, Бали, Сулавеси, Мадуре, Сумбаве найдены типичные для донгшонской культуры предметы: бронзовые топоры (обычные и ритуальные), мотыги, барабаны, колокола, сосуды, кинжалы, фигурки, браслеты, кольца, а также каменные топоры, керамика и изделия из железа. Донгшонские находки присутствуют не только в Зап. И., но и на островах юж. группы Молуккских о-вов и на М. Зондских о-вах.

Религией донгшонских австронезийских племен был анимизм. Значительную роль в жизни общества играл культ предков. Связь общины с землей представлялась магической: духи предков продолжали оставаться членами общины и хозяевами земли. Поэтому благополучие общины связывалось с ее отношениями с духами предков. Эти отношения реализовывались в коллективных магических действиях через правящие роды, представители которых не только осуществляли управленческо-адм. функции, но и были шаманами. В донгшонскую эпоху повсеместно распространились мегалитические сооружения, связанные с культами предков и плодородия и с формированием политической власти. Каменные изваяния, саркофаги и урны, а также дольмены и менгиры обнаружены на Яве, Суматре, Сулавеси, Калимантане, Бали, Сумбе и Сумбаве. Самая значительная группа мегалитических памятников И. находится на плато Пасемах на юго-зап. Суматры.

Период возникновения ранних государственных образований

Во II-V вв. по Р. Х. в прибрежных районах И. происходило формирование первых гос. образований. В это время на Яве существовали гос-ва Тарума (Зап. Ява), Калинга (Центр. Ява) и восточнояванское гос-во, название к-рого неизвестно; на Суматре - Малайя в центральной части о-ва и Шривиджайя в юго-вост. части; на вост. побережье Калимантана, где правила династия Кундунги, и малоизвестное гос-во на зап. побережье.

Инд. религии - индуизм (шиваизм) и буддизм - были восприняты в И. в своеобразной форме. Те этносы, к-рые испытали воздействие инд. религии (яванцы, малайцы, мадурцы, сунданцы, балийцы), освоили только то, что соответствовало их традициям. В кратонах (дворцах правителей), где под воздействием индуизма, буддизма и санскритской лит-ры формировалась элитарная форма культуры, более, нежели массовая, подверженная влиянию инд. моделей, религ. представления представляли собой трансформированную систему архаичных образов и понятий. Так, культ предков племенных вождей и глав надобщинных структур ассоциировался с горами и солнцем и был связан с культом плодородия. Шива в образе Гиринаты (Повелителя гор) слился с образами предков местных династий, а фаллические символы совместились с менгирами, в к-рых почитали предков. В И. развился культ царей-богов (девараджа, девапрабху), в основе к-рого лежало отождествление предков с индуистскими божествами и убеждение, что пращуры возрождаются в потомках. Культ девараджи, т. о., стал сочетанием культа предков (в данном случае предков монарха) и культа духов земли с представлениями о божественной силе правителя. Храмы являли собой образ мировой горы - местожительства божественных предков местных династов, будучи одновременно и памятниками живущим царям-богам, в к-рых воплотились индуистские и буддийские божества. «Индийская колонизация», по-видимому, ограничивалась присутствием при дворах местных правителей брахманов, выходцев из Индии. Происходил процесс усвоения инд. культуры, философии, письменности (санскрит), распространялось инд. изобразительное искусство. К этому же времени оформились древнемалайский и древнеяванский языки. Согласно кит. летописям, в V-VII вв. на Яве было много небольших гос. образований. В ходе междоусобных войн они включались в состав относительно крупных владений. Этому способствовало постепенное распространение индуизма и буддизма, а также процесс консолидации яванской народности в центральной части острова. В 40-70-х гг. VII в. особенно возвысилось царство Калинга, взимавшее дань со мн. подчиненных территорий. Находки надписей, остатков святилищ и др. источники свидетельствуют о наличии древних гос-в и в нек-рых прибрежных обл. о-ва Калимантан. Внутренние территории Суматры и Калимантана, а также Вост. И. в то время переживали догос. период истории.

И. в раннем средневековье (VII-X вв.)

В этот период возрос объем международной торговли в юж. морях, более значительными стали малайские порты как перевалочные пункты торговых путей. Это способствовало усилению восточносуматранского княжества Шривиджайя, имевшего удобный выход к морю в районе Палембанга, а также плодородные земли в низовьях р. Муси. Надписи на древнемалайском языке сообщают, что в 682-685 гг. при правителе Джаянаше это гос-во расширилось за счет Малайю и др. соседей. Целью монархов ранней Шривиджайи было военно-политическое господство в зонах Малаккского и Зондского проливов и установление торговой империи. Во 2-й пол. VII - сер. VIII в. Шривиджайя поддерживала дипломатические и торговые отношения с имп. Китаем. Махараджи, как стали титуловать себя государи шривиджайской ветви династии Шайлендра, покорили мн. местных правителей (рату) и включили их территории в состав своих суматранских провинций, а полуостровные государства сделали вассалами. Кхмерские земли Ченлы, тямские владения и подвластные Китаю северовьетнамские округа становились объектами военных экспедиций и пиратских набегов Шривиджайи. В VIII-IX вв. она превратилась в сильнейшую в ЮВА и на Дальн. Востоке морскую империю. Это гос-во, подобно античным талассократиям, в основном существовало за счет посреднической и собственной торговли, пошлин, дани и грабительских походов. Но велико было и экономическое значение долин в бассейнах больших суматранских рек (Батанг, Индрагири, Кампар), к-рые связывали центры с портовыми городами. Араб. географы сер. IX - 1-й пол. X в. свидетельствуют об экономическом и политическом расцвете «страны Забаг», как они именовали Шривиджайю. Аль-Масуди в 943 г. восторгался многочисленным населением и армией «империи махараджи», владельца огромных богатств, чьи земли, по его мнению, производят золото, олово, камфору, алоэ, гвоздику, мускатный орех, кардамон. Наряду с Палембангом и Джамби среди крупнейших портов выделился Кедах на п-ове Малакка, «вторая столица» империи, центр торговли между Индией, Юго-Вост. Азией и Китаем. Соперником Шривиджайи стало гос-во Матарам - одно из наиболее богатых аграрных княжеств Центр. Явы. В нач. VIII в. его правитель (рату) Санджая (покровитель индуистского культа Шивы) стал родоначальником династии Матарама, ему приписывалось покорение яванских, малайских и даже кхмерских владений. Свои политические претензии правители Матарама подкрепляли строительством больших храмовых комплексов (напр., Боробудур), поглощавших значительные экономические и людские ресурсы. В Чанггальской надписи (732) упоминаются Брахма, Вишну и Шива. Брахма в большинстве яванских надписей предстает как бог огня. Вишну также занимал значительное место в религ. представлениях яванцев.

Храмовый комплекс Боробудур (о-в Ява). IX в.

Храмовый комплекс Боробудур (о-в Ява). IX в.


Храмовый комплекс Боробудур (о-в Ява). IX в.

Главным божеством, к-рому поклонялись под различными именами и в различных образах, был Шива. Наиболее распространено было почитание Шивы в его фаллическом символе. Ранние надписи свидетельствуют о приверженности правящего дома Матарама к культу шивалинги. Широко распространился на Яве культ почитаемого в Юж. Индии мудреца Агастьи, мифического предка священнослужителей-брахманов царского кратона; последние же соответственно почитались как его воплощение. Наиболее часто встречается изображение Шивы в его ипостасях Махадевы (Вседержителя), Бхатары Гуру (Небесного учителя), Нандишвары (Шивы на быке Нанди), а также Дурги, Ганеши, Вишну, Брахмы, Сурьи. Мн. анимистические божества были персонифицированы в соответствии с индуистским пантеоном: солнце - Сурья, луна - Чандра, хтоническая богиня риса - Шри и т. д.

В этот период в И. можно найти отдельные следы буддизма хинаяны или тхеравады, однако ведущим направлением стал буддизм махаяны, а внутри него - ваджраяны. Буддизм махаяны являлся господствующей религией Шривиджайи, ставшей одним из мировых центров буддизма. Связь Шривиджайи с буддийским ун-том Наланда содействовала распространению тантристских идей. В 717 г. в Шривиджайю из Индии прибыли 2 проповедника тантризма - Ваджрабодхи и Амогхаваджра. В IX в. сангху (буддийскую общину) Шривиджайи возглавлял Дхармакирти, учитель Атиши, реформатора буддизма в Тибете, а сам Атиша в течение 12 лет обучался в Шривиджайе. Статуя Локантхи (бодхисаттвы Авалакитешвары) в Шривиджайе была известна в кон. X - нач. XI в. как одна из величайших святынь буддийского мира. На Центр. Яве буддизм (в форме махаяны) занимал важное положение, хотя и уступал по степени влияния индуизму. Он был распространен при Шайлендрах, охватывая гл. обр. верхние слои общества. Первым свидетельством о значимости буддизма на Центр. Яве является надпись 778 г., повествующая о возведении святилища богини Тары с ее статуей и о сооружении помещения для проживания монахов, «которые сведущи в учении махаяны». Надпись из Келурака (782) посвящена бодхисаттве Манджушри, к-рый описывается как хранитель «тройного сокровища» (триратны) - Будды, его учения и сангхи - и одновременно является воплощением всех богов, включая Брахму, Вишну и Шиву. Буддизм на Яве не исчез вместе с Шайлендрами. Хотя число надписей, относящихся к этой религии, резко сократилось, буддизм продолжал оказывать влияние на яванское общество.

В дальнейшем произошло сближение шиваизма и буддизма, начавших сливаться по сути в единую религию. Этому в немалой степени способствовало внедрение тантризма, к-рый предлагал мистический путь постижения истины и слияния с божеством. В результате в эпоху Аирланги (1-я пол. ХI в.) Будда и Шива почитаются в одних и тех же надписях. XI-XII вв. подготовили фактически полное слияние обоих культов, осуществившееся в последующий период индонез. истории.

И. в XI-XV вв.

Во 2-й четв. XI в. яванское гос-во Матарам смогло не только оправиться от поражения в войне со Шривиджайей, но и добиться серьезных политических успехов. Это произошло при махарадже Аирланге (1019-1049). После коронации в Матараме он начал борьбу за воссоединение страны при поддержке духовенства. Ему удалось поделить с суматранским соперником сферы влияния на архипелаге, чтобы установить господство Матарама к востоку от Зондского прол. Эти успехи были закреплены браком со шривиджайской принцессой. Центристская политика Аирланги внутри страны сопровождалась решительными мерами: упорядочиванием налоговой системы, усилением контроля на дорогах, расширением ирригационных систем. Незадолго до смерти Аирланга, не имевший прямого наследника, разделил гос-во на 2 части - Джангалу и Панджалу (Кедири) и отдал в управление внебрачным сыновьям. Более сильное княжество Кедири в период правления Камешвары I (1116-1130) присоединило область Джангалу. Новое яванское царство Кедири в XII - нач. XIII в. распространило свою власть помимо Вост. Явы и Бали на Ломбок, Юж. Калимантан, Тернате. Обширная внешняя торговля Кедири и рост доходов с нее побудили кит. автора последней четв. XII в. Чжоу Гуфея поставить яванское гос-во по богатству на 2-е место после «Арабии». Гос-во Кедири просуществовало до 1222 г. В 1-й четв. XIII в. обострились противоречия между высшей светской властью и жречеством. Оно отказалось подчиняться царю кедирийской династии как «воплощению Шивы» и перешло на сторону узурпатора Кен Ангрока, захватившего власть в городе и области Тумапель. Кен Ангрок в битве при Гантере разбил войска Кедири и короновался под тронным именем Раджаса. Гос-во стало называться Сингасари.

Период Маджапахита (1293 - ок. 1520) стал временем наибольшей централизации средневек. И. Опираясь на густонаселенные, экономически высокоразвитые районы центральной и вост. Явы и на торговые города северояванского побережья, правители Маджапахита постепенно создали обширную островную империю, объединившую большую часть феодальных гос-в Индонезии. Основатель империи Виджая (Кертараджаса) начал с восстановления территории яванского гос-ва Сингасари, из династии к-рого он происходил. Одновременно Виджая расширил и укрепил международные политические и экономические связи яванского гос-ва, установленные его предшественниками. Против Виджаи и его сына Джаянегары, проводивших объединение яванских земель в сочетании с широкой паниндонезийской политикой, неоднократно выступали яванские феодалы (восстания Рангга Лаво в 1295, Соры в 1298-1300, Намби в 1309-1316, Кути в 1319). В ходе борьбы за централизацию гос-ва выдвинулся энергичный политик и талантливый дипломат Гаджа Мада. Постепенно он стал фактическим правителем Маджапахита, занимая с 1331 г. пост мапатиха («высшего сановника»). После подавления феодальных мятежей в 1331 г. Маджапахит превратился в централизованное государство. Была укреплена собственность гос-ва на землю, реформированы основные ведомства, упорядочена налоговая эксплуатация крестьян-общинников, поставленных под строгий гос. контроль. Была разработана четкая система наделения землей служилых феодалов, новый свод законов. В состав Маджапахита вошел о-в Бали, была объединена вся Ява, присоединены мн. наиболее развитые области Суматры, Мадуры, Сумбавы, Калимантана, Сулавеси, ряд районов на Молуккских о-вах и на п-ове Малакка. Консолидация индонез. территории сопровождалась смешением буддизма с шиваизмом и их обоих с местными верованиями. XIV век - время расцвета яванской культуры: была создана историческая поэма «Нагаракертагама», строились храмы, процветали изобразительные искусства. Вся социально-политическая система Маджапахита подчинялась деспотической власти монарха, обожествленного махараджи. Он - «господин Вилватикты (Маджапахита)», «царь Нусантары», «царь царей яванской земли». Культ династических предков служил поддержанию священного статуса монарха и его семьи. Монарх назначал на высшие должности и наместничества в главных провинциях. Исполнительная власть и гос. контроль на всех уровнях, вплоть до крестьянской общины, обеспечивались разветвленным бюрократическим аппаратом. Провинциальное управление строилось по образцу центрального и находилось под надзором чиновников двора. Организация и деятельность буддийского и индуистского духовенства были подчинены интересам светской власти. Во 2-й пол. XIV в. внешняя политика Маджапахита была направлена на борьбу с правителем тайского государства Сиам на территории п-ова Малакка, на сохранение мирных отношений с Китаем династии Мин.

Государства Индонезии и Малайи в XV - нач. XVI в.

В результате усиления, в ущерб центральной власти, крупного наследственного землевладения в Маджапахите назревает внутриполитический кризис. Он был отмечен кровопролитной войной за престолонаследие, расколовшей в 1401-1406 гг. ядро гос-ва - Вост. Яву. К этому времени от островной империи отпали крупные внешние владения - суматранские княжества выходили из-под контроля Явы, полуостровные гос-ва, хотя и признавали сюзеренитет Китая, поглощались Сиамом.

Владения родственников и приближенных монарха и его чиновников еще зависели от центральной власти. Продолжали существовать крупные владения феодалов-правителей отдельных областей слабеющей империи, все менее зависимых от монархов. Характерным явлением для кон. XIV - нач. XV в. был упадок крупных землевладений, принадлежавших духовному сословию. Основным представителем становится священнослужитель с небольшим или среднего размера владением. Землевладение теперь полусветское (среднее и мелкое) и связано с религ. службой государству. Крупные светские землевладельцы, менее зависимые от гос-ва, усиливались. Внутренний кризис Маджапахита подрывал позиции офиц. индуистско-буддийской идеологии и культа царя-бога. Это происходило в обстановке нарастающего влияния ислама в ряде гос-в Нусантары, становления мусульм. княжеств и султанатов там, где власть яванского гос-ва и буддийского Сиама была ослаблена или не успела утвердиться,- в районах Юж. Малайи, Сев. и Вост. Суматры, Юж. и Сев. Калимантана, в Тидоре и Тернате, портах Сев. Явы.

Усиление ок. 1400 г. портового г. Малакки и образование затем Малаккского султаната положили начало новому крупному гос. объединению. На протяжении последующего столетия оно стало ведущей политической силой в Зап. И. и Малайзии, захватив контроль над ближневост. и кит. торговлей в юж. морях. Удобное положение у входа в Малаккский прол., гибкая торгово-пошлинная политика, поддержка мусульм., прежде всего инд. и араб., купечества - все это способствовало быстрому обогащению и росту нового малайского гос-ва. В пору расцвета во 2-й пол. XV в. Малаккский султанат, успешно соперничая с Сиамом, господствовал почти на всем полуострове. Его вассалами были Кедах, Паханг, Джохор, Тренгану, Селангор. На Вост. Суматре, где также распространялся ислам, малаккскому султану покорились Кампар, Рокан, Сиак, Джамби, Индрагири, о-ва Риау и Линга и др. земли с богатыми торговыми факториями. С малаккской торговлей были тесно связаны северояванские порты, через к-рые поступали в султанат продовольствие, железные изделия, пряности. Наиболее сильными из этих портов были Демак, Грисе (Гресик), Джапара, Сурабайя. Разноплеменную купеческую олигархию этих портов объединяла приверженность исламу, к-рый явился идеологическим знаменем «священной войны» против слабеющего Маджапахита. В 1478 г. войска Демака штурмом взяли столицу Маджапахита. В том же году на престол взошел последний правитель Маджапахита - Ранавиджая Гириндравардхан (1478-1486). В нач. XVI в. приморские города перестали даже номинально признавать свою зависимость от правителя Маджапахита. Пытаясь сдержать натиск мусульм. городов Явы, Ранавиджая установил контакты с португальцами, появившимися на архипелаге. В 1527 г. мусульмане Демака, возглавляемые имамом главной мечети этого княжества, при поддержке отрядов из др. мусульм. городов побережья штурмом взяли дворец правителя Маджапахита. Ранавиджая был убит, а его столица разрушена. Члены правящей семьи и знать бежали на восток, в Баламбанган. В 1527-1528 гг. войска коалиции северояванских городов во главе с Демаком захватили последние области Маджапахита и покончили с остатками средневек. Яванской империи.

Проникновение ислама и пути его распространения в И.

Появление первых мусульман в И. относится к X в., их общины стали возникать в торговых пунктах вдоль Малаккского прол., прежде всего на Сев. Суматре. Ядром мусульм. общины в приморских городах сначала Суматры, а затем и Явы могли быть как принявшие ислам индонезийцы, так и выходцы из др. стран. Победа ислама в Нусантаре в кон. XIII - нач. XVII в. объясняется целым рядом причин. Переход в ислам означал для жителей Нусантары, связанных с мореплаванием и торговлей, приобщение к влиятельному братству мусульм. торговцев и если не гарантию полной безопасности на морских путях, то по крайней мере ощущение определенной защищенности. В атмосфере кризиса старой идеологии ислам стал привлекательным и для широких слоев населения И. Вторжение на архипелаг колонизаторов-христиан в нач. XVI в. привело к переходу в ислам не только князей, но и населения целых районов И., что стало формой протеста и способом организации сопротивления.

Пути и методы распространения ислама на архипелаге были разнообразными. Мусульм. купцы и проповедники, как за много веков до них носители инд. культуры, вступали в брак с дочерьми местной знати, заинтересованной в морской торговле, особенно в XIV-XVI вв. Местные правители, стремясь укрепить свои позиции в обстановке нестабильности, характерной для этого периода, становились адептами новой религии. Обычно за знатью следовало и население, которое искало опоры в меняющемся и беспокойном мире. Мощными центрами распространения новой религии стали религ. школы - песантары, куда к прославленным проповедникам стекались ученики из разных областей. На Яве таким центром стало сел. Гири на севере о-ва. Огромную роль в распространении ислама среди индонезийцев сыграл суфизм, в архаических формах созвучный местному шаманизму и подвергшийся значительному влиянию индуизма и буддизма, что облегчало ему проникновение в местную среду. В кон. XVI - нач. XVII в. суфизм становится одной из самых распространенных форм мусульм. вероисповедания в прибрежных районах И. Утверждение ислама на архипелаге не означало разрыва с местными традициями социального и культурного развития. Постепенно распространявшийся ислам приспосабливался к особенностям индонез. общества, социально-экономическая и политическая структура к-рого в основном не изменилась.

В нек-рых районах страны исламизация длилась целые века. По-видимому, раньше всех ислам приняли ачехцы, населявшие Сев. Суматру (XI-ХIII вв.). Затем их примеру последовали минангкабау (Зап. Суматра, кон. XV-XVI в.), а в кон. XVII в.- буги и макассарцы (Сулавеси). Обращение в ислам жителей Явы происходило в XV-XVII вв. Оттуда мусульманство распространилось среди населения Юж. Суматры (XVIII-XIX вв.), а также Юж. Калимантан (XVI-XVII вв.). Исламизация страны продолжается и в XXI в. Время от времени в индонез. газетах появляются сообщения о планах приобщения к исламу населения глубинных районов Калимантана, Суматры, Сулавеси и т. д.

Большинство исследователей считают, что причины длительного и в нек-рых случаях неглубокого проникновения ислама в быт и духовный мир населения лежат в удаленности И. от центров мусульм. цивилизации, а также в мирном характере его внедрения. До сих пор среди ученых нет единого мнения относительно того, откуда пришел ислам: из араб. мира или из Индии. К инд. варианту склоняется большинство исследователей. Среди них такие известные западноевроп. исламоведы и индонезиеведы, как К. Снук Хюргронье, В. Ф. Стюттерхейм, П. Э. Йосселин де Йонг, Г. Буке, К. К. Берг, K. A. О. Ньивенхёйс и др. В поддержку араб. варианта выступают в основном некоторые индонезийские мусульм. авторы, в т. ч. Махмуд Юнус, а также малайзийский ученый С. М. Н. аль-Аттас. Тем не менее обе стороны отмечают большое влияние на индонез. ислам араб. эмиграции, особенно из Хадрамаута, и индийской, в первую очередь из Гуджарата.

Колониальная экспансия Португалии в И. и Малайе XVI - 1-й пол. XVII в.

Башня португ. форта на о-ве Салор. Сер. XVI в.

Башня португ. форта на о-ве Салор. Сер. XVI в.


Башня португ. форта на о-ве Салор. Сер. XVI в.

После падения Маджапахита Ява оказалась раздробленной на небольшие феодальные княжества во главе с мусульм. династиями. Представители маджапахитской аристократии бежали на Бали и в Баламбанган (о-в Ява). В авг. 1511 г. португальцы захватили Малакку. Используя противоречия между восточноиндонез. султанатами Тернате и Тидоре и военную силу, Португалия получила монополию на скупку пряностей на Молуккских о-вах, в районе производства гвоздики и мускатного ореха. Индонез. о-в Амбон стал колонией Португалии. Захват Малакки, а также деятельность Нидерландской Ост-Индской компании вызвали перемещение торговых путей в зап. часть малайско-индонез. мира. Здесь в XVI в. в юж. части п-ова Малакка и на архипелаге Риау возникли султанат Джохор, на севере Суматры султанат Аче и на Зап. Яве султанат Бантен (Бантам). В начальный период европ. захватов наиболее сильным гос-вом И. был султанат Матарам, объединявший богатые и густонаселенные районы Центр. и Вост. Явы. Главным его соперником в борьбе за влияние был султанат Бантен, к-рый, после того как португальцами был закрыт для местных торговцев Малаккский пролив, все более превращался в крупный торговый и перевалочный центр.

Начало колониальной экспансии Голландии

В 90-х гг. XVI в. началось проникновение в И. голландцев. Основной их целью была монополизация торговли и получение максимальных прибылей. Захваты территорий, особенно на первых порах, совершались не ради непосредственной эксплуатации местного населения, а для обеспечения монопольного положения торговых факторий и вытеснения конкурентов. Голл., как и англ., проникновение проходило в 3 этапа: торговый корабль - фактория (экстерриториальный участок на морском побережье) - оккупированная территория.

Главными проводниками колониальной политики стали монопольные торговые компании. Если в испано-португ. системе основную роль играла гос. машина, то теперь инициатива принадлежала купечеству, а гос-во лишь поддерживало объединения пайщиков-монополистов. Именно таким объединением была возникшая в 1602 г. при прямом содействии правительства Нидерландская Ост-Индская компания (НОИК). Она получила не только право монопольной торговли и мореходства от мыса Доброй Надежды на восток до Магелланова пролива, но и право содержать войска, объявлять войну, заключать мир, строить крепости и фактории, чеканить монету. Английская Ост-Индская компания (АОИК), возникшая в 1600 г., была вначале значительно слабее голландской. Главной целью обеих компаний первоначально были Молуккские острова с их пряностями. Сюда устремились первые голл. и англ. экспедиции, здесь происходили наиболее ожесточенные схватки сначала с общими врагами - португальцами и испанцами, а затем между голландцами и англичанами.

В 1596 г. на Яву прибыла 1-я голл. экспедиция Корнелиса де Хаутмана, в 1599 г. голландцы достигли Молуккских о-вов, а в 1600 г. адмирал Стефан ван Хаген заключил договор с жителями о-ва Амбон о строительстве форта и монопольной скупке пряностей в обмен на защиту от португальцев. К 1609 г. голл. торговцы окончательно вытеснили португальцев и испанцев с Молуккских о-вов. В том же году был назначен 1-й генерал-губернатор владений НОИК на Востоке, а в 1619 г. основатель голл. колониальной империи Ян Питерсзоон Кун создал на месте селения Джаякерта крепость Батавию (ныне Джакарта), ставшую центром голл. владений. В 1641 г. голландцы овладели Малаккой. В этом же году Португалия заключила с Голландией договор, по к-рому признавала все захваты последней.

Во 2-й пол. XVII в. НОИК укрепилась на Малайском архипелаге, подчинив себе местные центры власти на Молуккских о-вах, Сулавеси и Зап. Яве. Более того, она перешла к территориальной экспансии и в течение 2-й пол. XVII - 1-й пол. XVIII в. захватила Яву и Мадуру. АОИК вначале довольствовалась созданием отдельных факторий на Молуккских о-вах, Сулавеси, Яве, Суматре. В 1619 г. голл. флот в неск. сражениях разгромил англичан в Сиамском зал. и Зондском прол., а в нач. 20-х гг. XVII в. голландцы вытеснили соперников с Молуккских о-вов. Окончательный удар по АОИК нанесла так называемая амбонская резня, когда в февр. 1623 г. служащие англ. фактории на о-ве Амбон были обвинены голл. губернатором в заговоре и казнены. В борьбе за пряности победила Голландия, а англичанам пришлось искать др. районы для торговой деятельности.

Экспансия Нидерландской Ост-Индской компании в еще большей степени, чем политика португ. колонизаторов, привела к ослаблению ряда гос. образований на территории И. Полностью пришли в упадок султанаты Тидоре и Тернате. Ослабли Палембанг и др. султанаты на востоке Суматры. Наряду с этим политика голл. колонизаторов, стремившихся обеспечить себе монопольное господство в сфере внешней торговли индонез. гос-в, способствовала временному расцвету султанатов Аче на севере Суматры и Гова на Сулавеси у Макассарского прол. Европ. и азиат. торговцы использовали эти гос-ва как центры контрабандной торговли. К сер. XVII в. Голландии удалось сломить сопротивление гос-ва Гова. Используя внутреннее соперничество феодалов, голландцы собрали коалицию против султана Гова, к-рый, после того как была взята столица, подписал в 1667 г. Бонгайский трактат. По этому соглашению Нидерландская Ост-Индская компания получила монопольное право торговли, а также освобождалась от всех пошлин и сборов. Султанат Гова признал сюзеренитет компании, обязался срыть укрепления и уплатить огромную контрибуцию. Аналогичные процессы происходили в др. части прибрежной зоны - Малайе.

К сер. XVI в. в зап. части Малайского архипелага выявились 3 политические силы: гос-ва Джохор, Аче и португальцы. Эти силы и вступили между собой в борьбу за торговую и политическую гегемонию. В Джохоре и Аче весь ХVI в. продолжались непрерывные войны, где в качестве 3-й силы постоянно фигурировала Португалия. Несмотря на то что соседние индонез. и малайские гос-ва часто нападали на Малакку, напр. с 1535 по 1556 г.- 5 раз (особенно опасным стало нападение султана Джохора в 1551), этот оплот португ. могущества просуществовал 130 лет, пока не был захвачен голландцами. Помимо Малакки усилия Джохора были направлены и против Аче. В 1564 г. войска Аче захватили столицу Джохора и взяли в плен султана. К кон. XVI в. Джохор окончательно утратил влияние в регионе, а к нач. XVII в. гос-во Аче установило свое господство над большинством султанатов Малайи. Войны, которые в этот период велись между султанатами Малайи, привели к запустению мн. старые торговые центры, напр. Тумасик (Сингапур). В Нусантаре усилились экономические позиции Брунея, который сумел сохранить свою независимость на протяжении этого периода.

К сер. XVII в. власть Португалии в Малайе стала ослабевать. В 1641 г. Малакка была взята голландцами штурмом, при этом их союзником был султан Джохора. Так начался период господства Нидерландской Ост-Индской компании в прибрежных районах Юго-Вост. Азии. Для малайских султанатов поражение Португалии означало временную возможность политического укрепления. В частности, с этим связано возрождение Джохора, к-рый, используя изгнание португальцев и ослабление Аче, восстановил свой сюзеренитет в Малайе, на Вост. Суматре и архипелагах Риау и Линга. Прибрежные султанаты поддерживали оживленные торговые связи внутри региона, а также с внешним миром. Так, в 1-й пол. XVII в. в превратившемся в крупное торговое гос-во Аче встречались торговцы из Индии, Персии, Абиссинии, Турции, Аравии и Китая. Бантен стал центром закупки перца; купцы из Индии и Китая привозили туда ткани (напр., шелк) и фарфор.

Свою деятельность на Молуккских о-вах и Яве Нидерландская Ост-Индская компания (НОИК) начала с переговоров с местными правителями о продаже ей продуктов (гл. обр. пряностей) по ценам выше тех, к-рые предлагали португальцы и испанцы. По мере укрепления своего положения и вытеснения конкурентов компания стремилась установить монополию на покупку местных товаров по крайне низким ценам, используя любые средства. Связи между о-вами архипелага разрешалось поддерживать только голл. судам или местным, имевшим разрешение от голландцев. Нa Молуккские о-ва был категорически запрещен доступ всем, кроме голландцев. Регулярно сюда прибывали голл. экспедиции, чтобы покарать жителей за «контрабанду». Была введена система хонгетохт, суть к-рой состояла в том, что разводить пряности разрешалось только на определенных островах. Посадки на отдельных островах вырубались, чтобы сохранить монополию на торговлю пряностями и высокий уровень цен на них в Европе. Участки под пряности раздавались или продавались служащим компании, к-рые были обязаны сдавать собранную продукцию по фиксированным ценам. Голландцы ввели на Молуккских о-вах плантационное хозяйство, основанное на полурабском труде: землю обрабатывали в принудительном порядке местное население или рабы, завезенные с соседних островов.

Захват территорий на Яве НОИК начала в последней четв. XVII в. После смерти султана Агунга (1645) Матарам переживал тяжелые времена. Обременительные завоевательные походы Агунга разорили население. При его преемнике сусухунане («тот, кому все покоряется» - титул правителей Матарама) Амангкурате I (1646-1677) налоги и реквизиции возросли в связи с утратой доходов от внешней торговли, монополизированной европейцами, и со строительством новой столицы. Жестокий Амангкурат I, казнивший ближайших родственников по малейшему подозрению или без всякой видимой причины, сумел восстановить против себя мусульм. духовенство и значительную часть феодалов. В 1675 г. мадурский раден (князь) Трунуджая поднял восстание под лозунгом восстановления империи Маджапахита. Растерявшийся сусухунан обратился за помощью к НОИК. Голландцы помогли подавить восстание Трунуджаи и его последователей (к 1683), но Матарам потерял часть своих владений, отошедших к НОИК, к-рая получила к тому же контроль над портами Матарама. Почти одновременно, в 1684 г., голландцы, воспользовавшись династическими распрями в султанате Бантен (Зап. Ява), поставили его в вассальную зависимость от НОИК. Т. о., к сер. 80-х гг. XVII в. НОИК сумела подчинить оба яванских гос-ва и существенно расширить свои владения на острове. В 1705 г. голландцы возвели на матарамский трон Пакубувоно I, к-рый за это официально отказался от претензий на зап. часть своих владений (Черибон, Прианган), а также на о-в Мадуру, предоставил компании монополию на торговлю и согласился разместить в столице Картасуре голл. гарнизон.

Население Явы не сразу подчинилось захватчикам. До 1719 г. продолжалась борьба на Вост. Яве под рук. Сурапати (национального героя И.), его сыновей и последователей. Лишь ценой огромного напряжения сил колонизаторам удалось подавить это мощное народное движение. В 1719-1723 гг. в Матараме вспыхнуло восстание против ставленника голландцев - Амангкурата IV. Подавляя антиколониальные движения и возводя на престол Матарама «своих» правителей, компания постепенно превращала некогда могучее гос-во не просто в своего вассала, а в колонию, контролируя его районы. В 1749 г. в Матараме вспыхнула война за престолонаследие, вскоре принявшая характер освободительного движения против иноземного владычества. Пакубувоно III был готов полностью передать гос-во компании, чему воспротивилась патриотически настроенная знать во главе с принцем Мангкубуми. Опираясь на поддержку населения, выступавшего против захватчиков, принц в 1751 г. разгромил голл. войска и отвоевал у врага значительную часть территории Матарама. Однако среди победителей возникли разногласия - Мас Саид, племянник Мангкубуми, начал борьбу с дядей за власть. Этим воспользовались голландцы, к-рые вынудили Мангкубуми подписать договор, согласно которому Матарам был разделен на 2 гос-ва. Суракарта отошла под власть Пакубувоно III, сохранившего титул сусухунана, а Джокьякарта - Мангкубуми, где он правил под именем султана Хаменгкубувоно I. В дальнейшем на территории Суракарты и Джокьякарты появились вассальные княжества Мангкунегаран и Пакуаламан, с единым Матарамом было покончено навсегда.

Слабые яванские княжества оказались в полной зависимости от Нидерландской Ост-Индской компании, к-рая в сер. XVIII в. стала полновластной хозяйкой острова, за исключением крайней вост. его части, покоренной в 70-х гг. XVIII в. Экономика захваченных территорий была подчинена производству культур, к-рые находили сбыт у европ. торговцев, голландцы положили начало превращению ЮВА в район производства товаров для мирового рынка. С кон. XVII в., когда центр интересов компании окончательно переместился на Яву, основой колониальной системы на архипелаге стала не столько торговая монополия, сколько эксплуатация крестьянства, вначале косвенная, а затем и прямая. На территориях, попавших под их контроль, голландцы создали институт леверенсий - принудительных поставок интересовавших их продуктов (пряностей, олова, золота). Голл. администрация не вмешивалась во внутренние дела княжеств, пока выполнялись леверенсии и не нарушалась торговая монополия. На Яве колонизаторы контролировали местных феодалов, превращая их в агентов компании, оставляя им доходы лишь при условии выполнения всех поставок и распоряжений властей.

С нач. XVIII в. компания приступила к принудительному внедрению на Яве культуры кофе. Местные феодалы заставляли крестьян сокращать посевы продовольственных культур и заниматься исключительно выращиванием кофейных деревьев. Урожай кофе по низким ценам сдавался компании.

Голландцы в ту эпоху не только не предпринимали попыток принудительной христианизации, но даже не поощряли миссионерской деятельности, чтобы не нарушить тем самым сложившейся религиозно-культурной общности основных районов архипелага. Местная знать превращалась в звено колониальной администрации, но яванское общество сохраняло в основном традиц. социальную структуру, только в нек-рых районах, непосредственно ynpaвлявшихся компанией, земля стала сдаваться в аренду. Еще меньшее влияние оказала голл. колониальная система XVII-XVIII вв. на районы И., управлявшиеся местными феодалами. Там социально-политическая система осталась практически неизменной. Преимущество голландцев перед англичанами стало исчезать со 2-й пол. XVII в., когда между ними вновь начались торговые войны. Несмотря на сохранение и даже расширение своих владений, Голландия утрачивала колониальную, морскую и торговую гегемонию. В 3 англо-голл. войнах 2-й пол. XVII в. колониальное и морское преимущество Голландии было сломлено, а 4-я война (1780-1784) закрепила уже англ. превосходство.

И. в кон. XVIII-XIX в.

После того как в 1795 г. армия революционной Франции заняла Голландию и голл. колонии стали объектом англо-франц. соперничества, НОИК была ликвидирована и ее долги перешли гос-ву (31 дек. 1800). В янв. 1808 г. на Яву прибыл новый ген.-губернатор Х. В. Данделс - адвокат, ставший наполеоновским маршалом. Он получил чрезвычайные полномочия от Наполеона Бонапарта для защиты Явы от англ. вторжения. В мае 1811 г. Данделс передал дела новому ген.-губернатору Я. В. Янсенсу, а 3 авг. 1811 г. 12-тысячный англ. экспедиционный корпус высадился на Яве. Сопротивление было быстро сломлено, и Янсенс 18 сент. был вынужден капитулировать. Главой новой администрации стал англичанин Т. С. Раффлз. В 1811-1815 гг. он изменил политику в отношении местных владетелей, реорганизовал адм. и судебную системы, провел налогово-земельную реформу. В 1813 г. он, воспользовавшись непрерывными волнениями на территории, оставшейся от султаната Бантен на Зап. Яве, вынудил последнего султана передать свои владения Батавии в обмен на сохранение титула и пенсию. В 1813 г. Раффлз выкроил из Джокьякарты княжество Пакуаламан, т. е. создал такой же адм. противовес Джокьякарте, как княжество Мангкунегаран по отношению к Суракарте. Стремясь усилить централизацию, он разделил Яву на 16 резидентств во главе с европ. (голл. и англ.) чиновниками и урезал права регентов-бупати, реорганизовал судебную систему, создав суды для китайцев и арабов, судебные палаты в крупнейших портах - Батавии, Семаранге и Сурабае - и выездные суды для рассмотрения дел, попадавших в категорию тяжких преступлений. Раффлз попытался ликвидировать систему принудительного труда и поставок, заменив их единым денежным налогом. Директоры Британской Ост-Индской компании были недовольны столь активной деятельностью Раффлза, и в марте 1816 г. отозвали его из И.

Европейцы в дер. Талебе-Е. Фотография. Кон. XIX в.

Европейцы в дер. Талебе-Е. Фотография. Кон. XIX в.


Европейцы в дер. Талебе-Е. Фотография. Кон. XIX в.

13 авг. 1814 г. было подписано Лондонское соглашение между Англией и Голландией о возвращении последней ее колонии. Это соглашение стало частью новой системы международных отношений, сложившейся после наполеоновских войн,- Нидерландское королевство, в состав к-рого вошли и Австрийские Нидерланды (Бельгия), превращалось в союзника Великобритании на европейском континенте.

17 марта 1824 г. был подписан договор о разделе сфер влияния в Юж. и Юго-Вост. Азии. Голландцы передавали англичанам свои фактории в Индии, отказывались от претензий к Англии, захватившей в 1819 г. Сингапур, отдавали Малакку и обязывались не заключать договоры с султанами Малайи. Великобритания в свою очередь передавала Нидерландам Бенкулен и др. фактории на Зап. Суматре, а также обещали не создавать на Суматре своих поселений и не заключать договоры с местными правителями. Подобные же обязательства были распространены на все острова к югу от Сингапурского прол., т. е. на архипелагах Риау и Линга. Англичане добились также режима наибольшего благоприятствования в И. и признания свободы торговли во всех голл. владениях на архипелаге.

Голландская экспедиция на о-ве Сулавеси. Фотография. Кон. XIX в.

Голландская экспедиция на о-ве Сулавеси. Фотография. Кон. XIX в.


Голландская экспедиция на о-ве Сулавеси. Фотография. Кон. XIX в.

В 20-60-х гг. XIX в. за пределами Явы колонизаторы контролировали торговые и военные пункты на побережье. Когда возникла опасность усиления влияния на И. др. стран, правящие круги Нидерландов перешли к укреплению своего положения в регионе. После того как в Кутее, на Калимантане, появилась голл. эскадра, султан признал сюзеренитет Нидерландов и на Зап. Калимантане местные правители подписали подобные договоры. В 1830 г. была введена «система принудительных культур» - часть земель каждой общины отводилась под экспортные культуры (сахар, индиго, кофе, чай, табак, перец и т. д.). Крестьяне обрабатывали эти земли под контролем деревенских старост и сдавали продукцию голл. властям по низким ценам. Результатом действия этой системы на Яве было увеличение доходов метрополии, обнищание и массовый голод населения, вынужденного сокращать посевы продовольственных культур. «Система принудительных культур» имела едва ли не решающее значение для закрепления сложившейся еще в XVIII в. структуры колониального общества на Яве: продолжился процесс сближения феодальной знати с колонизаторами. Феодально-бюрократическая элита в отличие от предшествующего периода унифицировалась и стала частью колониального аппарата. В одном лице соединились феодал и чиновник, но теперь эта феодально-бюрократическая машина стала частью чужеродной системы. Основной ячейкой социально-экономической жизни яванской деревни оставалась община (деса), что обеспечивало преемственность с прежней структурой общества.

В XVIII-XIX вв. широкий размах принимают народные движения против колонизаторов. Восстание 1825-1830 гг. на Яве, или Яванскую войну, возглавил принц (пангеран) Дипонегоро. Ислам, сплотивший крестьянство, значительную часть феодалов и мусульм. духовенство, символизировал независимость от колонизаторов-христиан. Дипонегоро был провозглашен султаном и главой ислама всей Явы. Восстание началось в Джокьякарте и распространилось на сев. и сев.-вост. часть Центр. Явы, на резидентства Кеду, Пекалонган, Багелен, Семаранг. Повстанцы придерживались партизанской тактики. Осенью 1825 и летом 1826 г. войска Дипонегоро одержали победу над колонизаторами под Семарангом и Кечебоном. В кон. 1827 г. восстание распространилось на резидентство Рембанг, но было подавлено. Постепенно голл. колонизаторы, обладавшие военным превосходством, сжимали кольцо укреплений вокруг основных территорий повстанцев. Подкупами и уступками колониальные власти привлекли на свою сторону значительную часть феодалов. В лагере повстанцев усилились разногласия. В этих условиях Дипонегоро пошел на переговоры с голл. властями, во время к-рых был вероломно захвачен в плен в 1830 г. Яванское восстание было жестоко подавлено.

Др. антиколониальным движением на архипелаге была т. н. война падри на Зап. Суматре. Ей предшествовало широкое социальное движение племен минангкабау, идеологией к-рого стал ваххабизм, призывавший к чистоте первоначального ислама, что совпало со стремлением минангкабау вернуться к старым нормам родового строя. Ваххабиты Суматры стали называться падри (от искаженного европейцами названия порта Педири, откуда паломники отправлялись в Мекку). Центром движения, начавшегося в 1803 г., был хорошо укрепленный г. Бонджол, среди руководителей восстания выделился Туанку Имам. Падри уничтожили значительную часть местной знати, и в 1821 г. на территорию минангкабау были введены голл. войска. С этого момента гражданская антифеодальная война падри превратилась в антиголландскую. Только в 1837 г. войскам удалось захватить Бонджол и взять в плен Туанку Имама. Последняя крепость падри пала в 1838 г.

И. в кон. XIX - 1-й пол. XX в.

С 80-х гг. XIX в. по мере развития промышленности Нидерландов и расширения географии мировой торговли даже мелкие острова Малайского архипелага приобретали важное значение как источник сырья или рынок сбыта голл. товаров. Кроме того, Нидерланды опасались конкуренции Великобритании, Германии и Франции и, желая утвердить свое абсолютное господство над архипелагом, вели завоевательные войны. Так, жители султаната Аче в течение 30 лет противостояли армии голландцев и сложили оружие лишь в 1903 г., хотя отдельные группы продолжали сопротивление еще несколько лет. В 1901-1907 гг. голландцы взяли под контроль султанат Джамби на Суматре. На Калимантане в 1902-1907 гг. была захвачена центральная часть острова и подавлено сопротивление в султанате Банджармасин. На Сулавеси в 1904-1908 гг. колонизаторы захватили княжества Гова и Бони; в этот же период последовательно были завоеваны мелкие княжества на Молуккских и Малых Зондских о-вах. Последние независимые княжества на Бали покорились лишь после жестоких карательных экспедиций, проведенных голландцами в 1906 и 1908 гг. Антиколониальное восстание батаков (Батакская война) под рук. кор. Синги Мангараджи XII было подавлено в 1907 г. К 1910 г. в состав Нидерландской Индии вошли практически все острова архипелага, включая Сулавеси, Малые Зондские о-ва и большую часть Калимантана. В 1915 г. Великобритания и Нидерланды подписали договор, устанавливающий фиксированную границу между Сев. Борнео (Сабахом) и Нидерландской Индией. Исключение составили Нов. Гвинея, зап. часть к-рой (именуемая ныне Ириан-Джая) была взята голландцами под контроль с 1919 по 1928 г., а также принадлежавший португальцам Вост. Тимор.

После 70-х гг. XIX в. по мере значительного увеличения производства экспортных товаров Нидерландская Индия стала одной из богатейших колоний в мире. Одновременно население архипелага включилось в систему международной торговли. На острова переселялись китайцы, игравшие важную роль в качестве оптовых и розничных торговцев, подрядчиков, ремесленников и ростовщиков. Финансовое положение крестьян напрямую зависело от рыночной конъюнктуры. Повышение цен на сахар, табак и каучук означало рост доходов и уровня жизни, понижение цен - бедность. В 1901 г. голландцы приступили к осуществлению своеобразной социальной программы -«этической политики». Предусматривалось создание гос. ломбардов и бюро кредитной информации (к-рые должны были заменить кит. ростовщиков), развитие новых схем системы орошения и др. видов общественных работ, транспортной инфраструктуры, а также простейшего варианта системы гос. обучения и здравоохранения. Некоторые из пунктов программы не дали результатов из-за быстрого прироста населения, другие не получили необходимого финансового обеспечения, третьи столкнулись с коммерческими и политическими интересами голландцев. Вместе с тем программа способствовала созданию прослойки европейски образованной местной элиты и национальной буржуазии, недовольных положением индонезийцев в голл. колониальной структуре.

В мае 1908 г. представителями яванской аристократии и интеллигенции - Вахидином Судирохусодо, Сутомо и др.- была создана 1-я на архипелаге национальная орг-ция «Благородное стремление» (Буди утомо), главная цель к-рой заключалась в воспитании чувства гордости за богатое культурное наследие Явы. Появившаяся в 1909 г. мусульм. орг-ция «Союз мусульманских торговцев» (СДИ, Сарекат даганг ислам), отражала интересы местных торговцев и ремесленников, которым угрожала конкуренция со стороны этнических китайцев. В 1912 г. СДИ была реорганизована в орг-цию «Союз ислама» (СИ, Сарекат ислам), возглавляемую Умаром Саидом Чокроаминото (1882-1934). СИ быстро стал популярным массовым объединением, к 1919 г. число членов составило 2 млн чел. Созданная в 1912 г. в Джокьякарте реформистская мусульм. орг-ция «Союз пророка Мухаммада» (Мухаммадия) выдвинула программу подъема благосостояния населения и распространения образования. В дек. 1912 г. Э. Ф. Э. Даусом Деккером была создана радикально-националистическая Индийская партия (ИП), опиравшаяся на «индоевропейцев». Пропагандируя идею «индийской нации», к-рая включала бы не только индонезийцев, но и всех постоянных жителей архипелага, ИП впервые поставила вопрос о предоставлении Нидерландской Индии самостоятельности и создании «индийского парламента». В 1913 г. ИП была запрещена, 3 ее лидера высланы в Нидерланды. В 10-х гг. ХХ в. в колонии возникло множество др. мелких политических групп, что явилось своеобразной подготовкой почвы для появления полноценных партий. Колониальное правительство мирилось с деятельностью разного рода политических орг-ций, следуя программе «этической политики». В дек. 1916 г. парламент Нидерландов принял решение о создании Колониального совета (впосл. Фолксраад - Народный совет), консультативного органа, половина состава к-рого избиралась выборщиками из числа представителей местных совещательных органов, другая назначалась правительством. Впервые Фолксраад собрался 18 мая 1918 г., индонезийцам в нем принадлежало 15 из 39 мест. Колониальные власти вынуждены были отменить гос. принудительные общественные работы (хеерендинстен), заменив их денежным штрафом, и повысить закупочные цены на экспортные культуры, выращиваемые в крестьянских хозяйствах.

В мае 1914 г. в г. Сурабая голл. социал-демократами (Х. Снеевлит, А. Баарс, Я. Брандстедер, Д. Кох) было основано Индийское социал-демократическое объединение (ИСДО); через 4 года оно имело отд-ния во всех крупных городах Явы. Социал-демократы вели работу среди солдат и матросов колониальной армии и флота; был образован «Союз солдат и матросов». Под влиянием ИСДО находились профсоюзы железнодорожников, портовиков, нефтяников, портных, шоферов и т. д. общей численностью 60 тыс. чел. В нояб. 1918 г. левые социал-демократы приняли участие в восстании солдат и военных моряков в Сурабае и образовании Совета солдатских и матросских депутатов. В нач. 20-х гг. ХХ в. голл. власти стали арестовывать и отправлять в ссылку активистов освободительного движения. На съезде в Семаранге 23 мая 1920 г. ИСДО было преобразовано в Коммунистическую партию Индонезии (КПИ). Одновременно произошел раскол в Сарекат ислам, и в 1923 г. был создан «Союз народа» (Сарекат ракьят), примкнувший к компартии, которая в этот период стала ведущей силой в национальном движении. Под рук. коммунистов на островах развернулось мощное забастовочное движение, кульминацией стала стачка рабочих Сурабаи в 1925 г. В ответ голл. властями были введены жесткие ограничения на забастовки, свободу слова и собраний. В этих условиях в нояб. 1926 г. коммунисты подняли вооруженное восстание в Батавии (ныне Джакарта) и на Зап. Яве, в янв. 1927 г.- на Зап. Суматре. Оба выступления вскоре были жестоко подавлены, деятельность КПИ объявлена вне закона. Неск. тыс. повстанцев были приговорены к тюремному заключению, а свыше тысячи были отправлены в специально созданный концлагерь Бовен-Дигул, расположенный в джунглях Нов. Гвинеи. Вместе с тем власти вынуждены были провести нек-рые реформы (отмену подушного налога на Яве, увеличение числа индонез. депутатов в Народном совете и др.).

После неудачных выступлений коммунистов на 1-й план выдвинулись националистические партии. Возникшая в 1924 г. в Нидерландах организация студентов-индонезийцев «Перхимпунан Индонесиа» стала центром распространения идей индонез. революционного национализма, оказав огромное влияние на программы др. национально-революционных партий в самой И. «Перхимпунан Индонесиа» стала также своеобразной школой буд. лидеров национально-освободительного движения различных направлений. Ведущую роль в партии во 2-й пол. 20-х гг. играл выходец из состоятельной семьи минангкабау Мохаммад Хатта. В 1926 г. Хатта стал председателем партии, в 1927 г. был избран (вместе с Джавахарлалом Неру) членом президиума Антиимпериалистической лиги.

В 1927 г. на базе Всеобщего исследовательского клуба в Бандунге возникла Национальная партия под рук. Ахмеда Сукарно, открыто выдвинувшая лозунг борьбы за полную независимость И. и улучшение положения народа. Деятельность организации была направлена на объединение антиголл. сил в движение за национальную независимость. В Национальную партию, получившую поддержку среди различных слоев населения, вступали в т. ч. и избежавшие арестов коммунисты. В 1929 г. Сукарно и ряд его соратников были арестованы по обвинению в подготовке вооруженного восстания и приговорены к различным срокам заключения. Национальная партия в 1930 г. прекратила существование, но в 1931 г. была восстановлена под названием «Партия Индонезии» (Партиндо). В дек. того же года сторонники Хатты создали организацию «Индонезийское национальное воспитание» (Пендидикан насионал Индонесиа). Вышедший в 1931 г. из тюрьмы Сукарно возглавил Партиндо и пытался договориться с этой орг-цией о сотрудничестве, но не нашел общего языка с Хаттой. Сукарно был харизматическим лидером, прекрасным оратором, знатоком национальной психологии, к-рый верил в свое великое предназначение. Хатта же был талантливым администратором, лидером, к-рый писал лучше, чем говорил. В 1933 г. Сукарно написал работу «За свободную Индонезию», в к-рой были заложены основы буд. 5 принципов «Панча сила» и теории «мархаэнизма» (от «мархаэн» - простой человек). Идеология мархаэнизма представляла собой сочетание идей марксизма с учением кит. революционера-демократа Сунь Ятсена, народническим восприятием социализма, неразрывно связанным с национально-освободительным движением и стремлением к некапиталистическому пути развития.

Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. тяжело отразился на положении И. Экспорт за эти годы сократился по стоимости втрое, произошло резкое снижение плантационного производства и закрытие мн. предприятий. Очень сильно пострадала яванская сахарная промышленность, к-рая так и не смогла оправиться от последствий кризиса: с 1929 по 1935 г. производство сахара сократилось почти в 6 раз, а из 178 сахарных заводов было закрыто 140. Усилилось проникновение в И. неголл. капитала, особенно капитала США (в нефтедобыче), а также возросла япон. торговая экспансия.

Кризис привел к возникновению массовой безработицы и резкому снижению жизненного уровня населения. В индонез. деревне возросло число безземельных и малоземельных крестьян. Часть крестьян уходила в города, пополняя ряды люмпенского и полупролетарского населения. В борьбе прежде всего с япон. конкуренцией Нидерланды начали отход от политики «открытых дверей» и стали вводить ограничения на иностранный импорт в И. Затем колониальные власти приступили к регулированию экспорта. Для компенсации сокращения доходов был введен также «режим экономии», что выразилось в понижении заработной платы рабочим и служащим, сокращении и без того небольших расходов на просвещение и здравоохранение.

Перед второй мировой войной укрепились позиции кит. капитала в качестве посредника в экономике страны. Китайцы занимались розничной и оптовой внутренней торговлей, скупкой продовольствия у крестьян, а также ростовщическими операциями. В 30-х гг. они существенно усилили свою роль во внешней торговле, особенно со странами Юго-Вост. Азии и Дальн. Востока. Существовал целый ряд кит. экспортно-импортных фирм. В ряде районов китайцам принадлежали плантации различных сельскохозяйственных культур. В целом кит. капиталовложения в экономику И. накануне второй мировой войны составляли ок. 500 млн гульденов, почти в 10 раз превышая капиталовложения индонез. буржуазии. В 1940 г. индонез. национальный капитал составлял менее 2% от общей суммы прямых капиталовложений в И.

30-е годы XX в. были временем развития индонез. национальной промышленности. Появились крупные местные предприятия по производству батика, сигарет, выросло число ткацких, ремонтных и механических мастерских и т. п. Были созданы орг-ции индонез. промышленников в центрах батикового производства - Суракарте и Джокьякарте, которым удалось вытеснить кит. капитал из этой отрасли. Некоторая перестройка голл. экономической политики в результате кризиса не означала изменения ее основного направления - сохранения И. на положении аграрно-сырьевого придатка метрополии.

И. накануне второй мировой войны (1935-1939)

Во 2-й пол. 30-х гг. И. начала выходить из экономического кризиса. В этот период жесткая внутренняя политика колониального правительства вызвала сближение умеренных националистов, исламистов и радикальных левых групп. Первыми консолидировались национал-либералы. В дек. 1935 г. Сутомо объединил свою партию - Союз индонезийской нации (ПБИ) - с «Буди Утомо», «Сарекат Суматрой», «Сарекат Целебесом» и «Каум Бетави», создав Партию Великой Индонезии - Париндра. Эта партия, претендовавшая на роль общенациональной, включила в программу призывы к единству нации, ограниченному самоуправлению, равноправию всех граждан, созданию подлинного парламента, развитию «среднего сословия».

В 1937 г. возникла организация «Движение индонезийского народа» (Геракан ракьят Индонесия), или Гериндо, основанная лидерами Амиром Шарифуддином и др. распущенной в 1936 г. Партиндо. Руководители Гериндо стремились опираться на широкие массы и были сторонниками полной независимости И. Однако ввиду угрозы со стороны Японии лозунг полной независимости был снят и партия вошла в Фолксраад. По инициативе Гериндо в 1939 г. был создан блок национальных партий - «Индонезийский политический союз» (Габунган политик Индонесия, ГАПИ), главным требованием которого стал лозунг, предложенный Гериндо: «Парламентская Индонезия!» При условии предоставления стране самоуправления блок ГАПИ предлагал властям сотрудничество в борьбе с фашистской и япон. агрессией. Однако в февр. 1940 г. правительство Нидерландов отвергло этот проект.

Вторая мировая война и японская оккупация И. (1939-1945)

После нем. оккупации Нидерландов в мае 1940 г. правительство Нидерландской Индии вступило в затяжные переговоры с Японией, стремясь отсрочить военное столкновение. Вслед за нападением японцев на амер. военно-морскую базу в Перл-Харборе 8 дек. 1941 г. правительство Нидерландской Индии объявило Японии войну, однако после непродолжительного сопротивления 9 марта 1942 г. было вынуждено капитулировать. Япон. оккупация И. продолжалась с 1942 по 1945 г., одной из основных ее целей была эксплуатация богатых месторождений нефти и оловянных руд, а также каучуковых плантаций. Япон. администрация запретила деятельность политических партий и профсоюзов, распустила Фолксраад, интернировала голландцев и евроазиатов, а на высшие адм. посты назначила коренных жителей. В то же время японцы освободили из тюрем лидеров движения за национальную независимость и даже разрешили им заниматься политической деятельностью. Среди вернувшихся из ссылки были Сукарно и Хатта, Мас Мансур и Ки Хаджар Деванторо, к-рые в 1943 г. возглавили Центр народных сил (Пусат тенага ракьят, Путера). Японцы признали право индонезийцев на развитие национальной культуры, выбор национального флага и гимна. Несмотря на отказ мусульм. орг-ций объявить «священную войну» союзникам, японцы разрешили создание Консультативного совета индонезийских мусульман (Машуми). Десятки тысяч молодых индонезийцев в 1943 г. вошли в создававшиеся японцами военные и молодежные орг-ции. По приказу япон. военного командования были созданы Добровольческая армия защитников отечества (Пембела Танах Аир, ПЕТА), к-рая должна была поддержать оккупационные вооруженные силы в случае высадки союзников, и части «Барисан Хизбалла», связанные с Машуми. К концу войны ПЕТА насчитывала, по разным оценкам, от 57 до 120 тыс. солдат. После войны эти силы составили основу армии независимой И. Но индонезийцы были недовольны произволом оккупационных властей. По разным оценкам, от 4 до 10 млн чел., т. н. ромуся, были мобилизованы японцами на принудительные работы по строительству дорог, укреплений и т. п., в т. ч. были вывезены в страны Юго-Вост. Азии, на Внешние о-ва и острова Тихого океана. Реквизиция продовольствия, поборы, сокращение рынков сбыта товаров сельского хозяйства повлекли за собой ухудшение экономического положения и, как следствие, рост антияпон. настроений. Постоянно возникали группы сопротивления и вспыхивали стихийные антияпон. восстания. Так, в нояб. 1942 г. было подавлено выступление в Ачехе, в 1943 г.- в Юж. и Зап. Калимантане, в 1944 г.- на Зап. Яве, а в февр. 1945 г. произошло восстание батальона ПЕТА в Блитаре (Вост. Ява). Стремясь заручиться поддержкой местного населения перед ожидаемым наступлением союзников, в сент. 1944 г. япон. правительство впервые пообещало И. предоставить независимость. Оккупационные власти передали гражданские адм. полномочия индонезийцам; осенью 1944 г. были организованы региональные советы и Центральный консультативный совет с совещательными функциями, в марте 1945 г. было разрешено создание на Яве Исследовательской комиссии по подготовке независимости во главе с Раджиманом и Сукарно. 11 мая 1945 г. япон. правительство пошло на еще большие уступки и объявило о намерении предоставить И. независимость к 1 янв. 1946 г. Комиссия предполагала включить в новое гос-во всю территорию Нидерландской Индии, а также Малайю, Саравак и Сабах, колониальные владения Великобритании, и Вост. Тимор, принадлежавший Португалии. Т. о. была заложена основа буд. «политики Великой Индонезии» (Индонесия Рая), последовательно проводившейся лидерами И. в 50-70-х гг. ХХ в.

И. от провозглашения независимости до передачи суверенитета (1945-1949)

15 авг. 1945 г. по радио был передан указ имп. Японии Хирохито о принятии условий капитуляции. С этого дня боевые действия между амер., брит. и япон. вооруженными силами были прекращены. Не дожидаясь возвращения голландцев, Сукарно и Хатта 17 авг. 1945 г. провозгласили независимость И. На следующий день Комиссия по подготовке независимости утвердила текст Временной конституции Республики Индонезия, декларировавшей полную независимость гос-ва, основанного на сформулированных Сукарно принципах «Панча силы». Сукарно занял пост президента, а Хатта - вице-президента. Временно, до парламентских выборов, на базе Комиссии по подготовке независимости при президенте был образован Центральный национальный комитет Индонезии (КНИП), уже в окт. наделенный правами парламента. В кон. авг. был сформирован кабинет во главе с президентом, являвшимся по конституции главой гос-ва и правительства; начали создаваться местные органы власти и политические партии. Президентское правление продолжалось недолго, и 14 нояб. 1945 г. было сформировано правительство, к-рое возглавил социалист Сутан Шарир, родившийся на Суматре и получивший образование в Нидерландах. Колониальные державы, однако, не признали независимости И., рассматривая Сукарно и Хатту в качестве коллаборационистов, а И. как креатуру япон. захватчиков. В кон. авг. 1945 г. на островах начали высаживаться брит. и австрал. войска формально для разоружения япон. армии. Англ. командование расширяло оккупацию Явы и помогало появившейся вслед за англ. войсками голл. администрации и вооруженным отрядам осуществлять план восстановления колониального режима. В целях обороны правительство И. мобилизовало индонез. вооруженные подразделения, сформированные еще в годы япон. оккупации. Сопротивление индонезийцев вынудило брит. командование остановить дальнейшее продвижение в глубь И. Однако перед угрозой вооруженного конфликта с Нидерландами руководители республики в янв. 1946 г. предпочли переехать из Джакарты во временную столицу - Джокьякарту. В этот период наиболее многочисленной стала партия Машуми, объединившая ряд мусульм. орг-ций на Яве и за ее пределами. Большое влияние имела Национальная партия (воссозданная в янв. 1946), ее успеху способствовала популярность партии Сукарно. Коммунисты после провозглашения независимости И. получили возможность работать легально. Под их контролем находились созданные в 1945 г. Социалистическая партия И., возглавляемая Амиром Шарифуддином, Рабочая партия И. во главе с Дадингом Сетьяджитом, молодежные и др. орг-ции. В дек. 1945 г. Социалистическая партия объединилась с Народной социалистической партией, созданной Шариром, сохранив свое название.

Под международным давлением Великобритания начала эвакуацию своих войск, завершившуюся к концу года. В февр. 1946 г. власти Нидерландов вступили в переговоры с правительством Шарира, поставив, однако, условием признания И. вхождение республики в Нидерландско-Индонезийский Союз. Оппозиция, к-рую возглавил Тан Малака, требовала прекратить к.-л. переговоры с голландцами до полного и безоговорочного признания суверенитета И. Противоречия в республиканском лагере к лету 1946 г. вылились в вооруженное противостояние. Находившиеся под влиянием оппозиции воинские части и партизанские отряды 27 июня захватили Джокьякарту и Суракарту, освободив из тюрьмы Тан Малаку и его сторонников, и потребовали смены правительства. Однако Сукарно, опираясь на верные ему воинские части, вскоре подавил мятеж. Пытаясь ослабить Джакарту, голландцы приступили к созданию союзных гос-в на контролируемых ими территориях. Первым шагом в этом направлении стала конференция представителей Внешних о-вов, организованная и. о. ген.-губернатора Нидерландской Индии Х. Й. ван Мооком в июле 1946 г. в Малино (Юж. Сулавеси). В том же году были созданы территории Вел. Даяк (Центр. Борнео) и Федерация Зап. Борнео. 18-24 дек. 1946 г. в Денпасаре (о-в Бали) было объявлено, что вся вост. часть И. вошла в состав Государства Восточная Индонезия, или Федерации Штатов Восточной Индонезии, со столицей в Макасаре. Позже при поддержке администрации Нидерландской Индии были созданы Сунданийская республика Вел. Сиак (Федерация Восточного Борнео), Юго-Вост. Борнео, или Федерация Банки, Белитунга и Риау.

В нояб. 1946 г. было парафировано и в марте 1947 г. подписано т. н. Лингаджатское соглашение, по к-рому Нидерланды признали Республику Индонезию де-факто в пределах Явы, Мадуры и Суматры; территории, занятые англ. или голл. войсками, должны были быть постепенно включены в состав республики до 1 янв. 1949 г. И. совместно с Нидерландами создавала суверенное федеральное гос-во Соединенные Штаты Индонезии (СШИ). По Лингаджатскому соглашению СШИ вместе с Нидерландами должны были образовать союз во главе с голл. королевой для сотрудничества в области обороны, военной политики, экономики и культуры. Уже через неск. месяцев заключенное соглашение было расторгнуто из-за расхождений в толковании текста и отсутствия доверия сторон друг к другу. 27 мая 1947 г. Нидерланды, обвинив И. в нежелании следовать Лингаджатскому соглашению, предъявили ультиматум о предоставлении им де-юре верховной власти в И. до 1949 г., а также на сохранении контроля над внешней политикой. После безуспешных попыток достичь компромисса Шарир принял почти все требования голландцев, что повлекло за собой его отставку.

3 июля 1947 г. был сформирован коалиционный кабинет во главе с коммунистом Шарифуддином. Несмотря на то что новое правительство также пошло на уступки метрополии, 21 июля 1947 г. голландцы предприняли 1-ю «полицейскую акцию», нанеся удар по Яве и Суматре. В течение недели они захватили большие территории на этих островах, включая главные города, плантации и нефтепромыслы. 30 июля Австралия и Индия вынесли на рассмотрение ООН вопрос о положении в И. 4 авг. был отдан приказ о прекращении огня, но голл. подразделения, совершавшие «операции по прочесыванию местности», продолжали удерживать значительные территории за линией прекращения огня и блокировать занимаемую индонезийцами часть Явы. Сократив территорию И. до 1/3 площади о-ва Ява, голландцы стали создавать на захваченных землях новые «дружественные государства», готовя их к вступлению в федерацию штатов. ООН создала «Комиссию добрых услуг», но даже эта комиссия, в основном облегчавшая колонизаторские планы Нидерландов, вынуждена была добиваться переговоров между Нидерландами и И. 17 янв. 1948 г. на борту амер. корабля «Ренвилл» при посредничестве комиссии правительство Шарифуддина вынуждено было подписать крайне тяжелое Ренвиллское соглашение: все военные действия прекращались, предусматривались установление временной линии разграничения, к-рая сохраняла голл. оккупацию части Явы и Суматры, проведение в течение 6-12 месяцев свободного плебисцита, во время которого жители оккупированных Нидерландами районов должны были сделать выбор - стать гражданами Республики Индонезии или к.-л. др. гос-ва в составе СШИ.

Вскоре после подписания соглашения правая оппозиция, играя на патриотических чувствах населения, вынудила правительство Шарифуддина уйти в отставку. Новое правительство, сформированное 29 янв. 1948 г., возглавил Хатта, к-рый провозгласил «программу рационализации», предусматривавшую реорганизацию и сокращение вооруженных сил. В условиях продолжавшейся блокады республики и нехватки продовольствия демобилизация тысяч солдат привела к росту безработицы и социального недовольства. На Зап. Яве вспыхнул мятеж Дар уль-Ислам, сепаратистского религ. движения, призывавшего к созданию Исламского Государства Индонезия. Профсоюзы организовали первые с момента провозглашения независимости стачки. В ответ правительство в мае 1948 г. издало декрет о запрете демонстраций и об ограничении права на забастовки. В авг. конференция КПИ приняла резолюцию «Новый путь для Республики Индонезии» и решение о слиянии КПИ, Социалистической партии, возглавляемой Шарифуддином, и Рабочей партии в единую КПИ. Но прежде чем принятые решения могли быть реализованы, реакционным силам удалось спровоцировать вспышку гражданской войны в Мадиуне. В сент. КПИ и Союз социалистической молодежи (Песиндо), опираясь на военных, призвали к свержению центрального правительства и попытались взять власть в Суракарте и Мадиуне (Вост. Ява). Сукарно и Хатта подавили мятеж. В Мадиунских событиях погибли ок. 8 тыс. чел., в т. ч. большинство лидеров компартии, десятки тысяч были арестованы.

Не сумев договориться с правительством в Джакарте, представители дружественных голландцам гос-в и автономных территорий в июле 1948 г. собрались в Бандунге, чтобы ускорить процесс создания СШИ. 20 сент. 1948 г. Нидерландская Индия была переименована в И., а месяц спустя Нидерланды упразднили пост генерал-губернатора, заменив его «Высочайшим представителем Короны». В дек., после провала очередного раунда переговоров, голландцы объявили о намерении в одностороннем порядке приступить к созданию временного федерального правительства, а также об офиц. отказе от выполнения Ренвиллского соглашения. 19 дек. они подвергли бомбардировке аэропорт Джокьякарты и, захватив город, взяли в плен Сукарно, Хатту и Шарира вместе с половиной кабинета министров. Все пленники были отправлены в ссылку. На Зап. Суматре было сформировано Чрезвычайное правительство Республики Индонезии во главе с Шафруддином Правиранегарой. В результате развернувшейся партизанской войны голл. армия была блокирована в городах. В дек. 1948 г. и в янв. 1949 г. Совет Безопасности ООН принял резолюции с требованиями прекращения боевых действий, освобождения республиканских руководителей, интернированных на о-в Банка и Сев. Суматру, и возвращения их в Джокьякарту. Весной 1949 г. возобновились переговоры при посредничестве ООН. Сукарно вернулся в Джокьякарту, а 23 авг. в Гааге началась т. н. Конференция круглого стола с участием представителей Нидерландов, Республики Индонезии и Федеративной консультативной ассамблеи - органа, представлявшего интересы государств, поддерживавших создание СШИ. Конференция завершилась 2 нояб. 1949 г. подписанием соглашения, по которому Нидерланды передавали суверенитет над индонез. территорией Республике Соединенные Штаты Индонезии (РСШИ) и обязывались вывести из нее войска. Зап. часть о-ва Нов. Гвинея оставалась в руках голландцев. И. обязалась войти в Нидерландско-Индонезийский Союз, во главе к-рого стояла королева Нидерландов, а также признала все права и концессии, предоставленные в колониальный период иностранным предпринимателям, и долги колониального правительства - 4,3 млрд гульденов.

27 дек. 1949 г. состоялась офиц. передача суверенитета РСШИ. В состав нового гос-ва вошли 7 штатов и 9 территорий, обладавших равными правами, а также федеральный округ Батавия и неск. районов, не упомянутых в Конституции РСШИ. Согласно конституции, принятой 14 дек. 1949 г., предусматривалось создание федеративной парламентской республики, 2-палатного парламента и кабинета министров, состоящего из представителей от всех штатов и ответственного перед парламентом; оговаривалось право штатов и территорий самостоятельно определять свой статус внутри федеративного гос-ва. Несмотря на то что Президентом РСШИ стал Сукарно, а премьер-министром - Хатта, сторонники республики настороженно относились к федерации как к структуре, созданной для сохранения влияния консервативных сил в индонез. обществе. Кроме того, в гос-вах, входивших в штаты, усилились прореспубликанские настроения и унитаристские тенденции. Это произошло после освобождения из тюрем 12 тыс. политических заключенных, а также стало реакцией на некоторые военные операции голландцев.

Период парламентской демократии (1950-1959). Правление Сукарно

Процесс создания унитарного гос-ва особенно ускорился после неудачной попытки переворота 23 янв. 1950 г. в Бандунге, на Зап. Яве, организованного Раймондом Вестерлингом, капитаном Королевской армии Нидерландской Индии, и Абдул Хамидом II, султаном Понтианака и правителем Зап. Калимантана. В февр. 1950 г. Джакарта объявила о роспуске Правительства Сунданийской республики и установила свой контроль над Зап. Явой. Это стало началом ликвидации федеральной системы, к-рая, по мнению Сукарно, носила «временный характер». В марте 1950 г. парламент РСШИ под сильным нажимом из Джакарты вынес постановление о присоединении к Республике Индонезии 13 штатов и территорий, одновременно предоставив центральному правительству чрезвычайные полномочия самостоятельно решать территориальные вопросы. 9 марта в Республику Индонезию были включены Вост. Ява, Центр. Ява, Мадура, Паданг и Сабанг. Вскоре от своего федерального статуса отказались все штаты и территории, кроме Вост. Суматры и Вост. Индонезии.

Фактическая отмена федеративной конституции и нарушение соглашений Конференции круглого стола встретили сопротивление на Внешних о-вах, особенно в Вост. Индонезии, где значительную часть населения составляли христиане. Однако попытки властей Вост. Индонезии и Нидерландов обратиться к ООН как к одному из участников процесса урегулирования в И. не дали желаемого результата. Начались конфликты на о-ве Амбон, где 25 апр. 1950 г. была провозглашена Республика Южно-Молуккских о-вов. В том же месяце капитан Анди Азиз поднял восстание на Юж. Сулавеси и захватил Макасар. Несмотря на большие потери, в нояб. войскам И. удалось занять Амбон и подавить сопротивление; в последующие годы свыше 30 тыс. жителей Молуккских о-вов эмигрировали в Нидерланды, где ими было создано т. н. Правительство Республики Южно-Молуккских о-вов в изгнании. 17 авг. 1950 г. была провозглашена независимая унитарная Республика Индонезия во главе с Сукарно и принята ее временная конституция, провозгласившая принцип парламентской демократии. И. была разделена на провинции. Полномочия президента ограничивались. Всю полноту исполнительной власти приобрело правительство, подотчетное парламенту. 28 сент. 1950 г. И. стала членом ООН.

Президент Индонезии А. Сукарно. Фотография. 1968 г.

Президент Индонезии А. Сукарно. Фотография. 1968 г.


Президент Индонезии А. Сукарно. Фотография. 1968 г.

Первый кабинет унитарной республики, возглавлявшийся Мухаммадом Натсиром, ушел в отставку в апр. 1951 г., столкнувшись с мощным забастовочным движением сельскохозяйственных рабочих и крестьян. Бастующие выдвигали не только экономические, но и политические требования, в т. ч. ликвидации кабальных соглашений, принятых на Конференции круглого стола, и национализации предприятий с иностранной собственностью. Пришедшее ему на смену правительство Сукимана Вирджосанджойо, также представителя Машуми, политикой репрессий еще больше настроило против себя большинство политических сил страны и подало в отставку после скандала с тайным военным соглашением, к-рое собиралось заключить с США.

В этих условиях в апр. 1952 г. был сформирован коалиционный кабинет во главе с Вилопо, в к-рый вошли представители Национальной партии Индонезии (НПИ), Социалистической партии Индонезии (СПИ) и Машуми. Вилопо освободил большинство политзаключенных, его кабинету удалось принять важный закон о выборах в парламент и Учредительное собрание, сократить бюджетный дефицит и утвердить план демобилизации армии. В окт. 1952 г. неск. министров правительства, поддержанные военными, потребовали роспуска парламента и передачи всей полноты власти в руки президента, для того чтобы парализовать действия радикальных националистов и начать осуществление программы экономической стабилизации. Однако твердая позиция Сукарно вынудила мятежников подчиниться. Неудачная демонстрация силы и укрепление левого лагеря привели к падению умеренного правительства Вилопо в июне 1953 г. и к его замене 1-м правительством Али Састроамиджойо, к-рое было ближе к Сукарно и радикальным левым националистам. Более того, хотя КПИ не была представлена в кабинете министров, правительство поддерживало с ней тесный контакт. Во многом благодаря этим факторам кабинет Састроамиджойо проводил более решительную экономическую и внешнюю политику, чем его предшественники. Одной из внешнеполитических акций 1-го кабинета Састроамиджойо был обмен посольствами с СССР и КНР. Хотя дипломатические отношения между СССР и И. были установлены в нач. 1950 г., в течение 3 лет они носили формальный характер. В 1954 г. между СССР и И. произошел обмен посольствами. В сент. 1956 г. было заключено 1-е генеральное соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве между 2 странами; СССР предоставил И. кредиты на сумму 100 млн долларов на строительство ряда важных объектов.

10 авг. 1954 г. был расторгнут Нидерландско-Индонезийский Союз и аннулированы соглашения о сотрудничестве в области внешних связей, обороны и культуры. С дек. 1955 по февр. 1956 г. в Женеве проходили нидерландско-индонез. переговоры о Зап. Ириане и о пересмотре соглашений Конференции круглого стола. Переговоры кончились неудачей, и в марте 1956 г. И. в одностороннем порядке расторгла соглашения Конференции круглого стола, в авг. отказалась от долгов колониального правительства. И. стала одним из инициаторов созыва Бандунгской конференции (апр. 1955), сыгравшей большую роль в деле афро-азиат. солидарности.

В авг. 1955 г. военные свергли правительство Састроамиджойо, и на период до парламентских выборов было сформировано временное правительство Бурхануддина Харахапа. Участие в парламентских выборах, состоявшихся 29 сент. 1955 г., приняли более 100 партий. 39 млн избирателей И. отдали примерно равное число голосов каждой из 4 политических партий: Национальной партии Индонезии, 2 соперничавшим мусульм. партиям - Машуми, представлявшей реформистов и наиболее многочисленной за пределами Явы, и Нахдат уль-Улама (НУ), включавшей приверженцев традиц. национализма и прочно утвердившейся на Яве, а также КПИ, к-рая набрала более 16% голосов и получила 39 мест в парламенте. Поскольку ни одна из этих партий не завоевала явного большинства голосов, в марте 1956 г. было сформировано коалиционное правительство, к-рое опять возглавил Састроамиджойо.

Возвращение Састроамиджойо к власти привело к новым конфликтам с военными. В окт. 1956 г. командующий войсками, расквартированными на Зап. Яве, арестовал министра иностранных дел, за освобождением которого последовал военный мятеж (нояб. 1956). Ситуация обострилась, когда 1 дек. в знак протеста против авторитаризма Сукарно ушел с поста вице-президента Хатта, что привело к ухудшению отношений центрального правительства с провинциями, где Хатта всегда пользовался большой популярностью. В дек. командующий военным округом, включающим Сев. и Центр. Суматру, объявил, что его округ «прерывает отношения с центральным правительством». Вслед за этим выступления военных начались на Зап. и Юж. Суматре. В кон. дек. военные захватили власть в Паданге и Медане, выдвинув требование увеличить ассигнования провинциям, расширить региональную автономию и сформировать правительство во главе с Хаттой.

Не выступая открыто в поддержку бунтующих военных, партия Машуми 9 янв. 1957 г. отозвала из правительства своих министров, вызвав тем самым правительственный кризис. В этих условиях Сукарно в февр. официально призвал к отказу от зап. либеральной демократии в пользу индонез. модели «управляемой демократии», базирующейся на местных традициях взаимного сотрудничества (готонг ройонг) и единодушного согласия сторон (муфакат). Согласно предложенной им схеме, предполагалось создание подотчетного президенту «правительства взаимного сотрудничества», включавшего все партии парламента, а также Национального совета под рук. президента, состоявшего из назначенных президентом представителей «функциональных групп», к-рый давал бы рекомендации кабинету. В ответ армия и население Внешних о-вов выразили протест, а в г. Макасаре (Уджунгпанданге) на юге Сулавеси вспыхнуло еще одно восстание. Армия в целом поддержала концепцию «управляемой демократии», т. к. ее интересам отвечали неприятие зап. парламентаризма, отказ от создания теократического гос-ва и вывод армии из подчинения гражданским политикам. Армия должна была стать союзницей президента на основе принципов «Панча силы». 14 марта 1957 г. президент принял отставку 2-го кабинета Састроамиджойо. Одновременно было объявлено военное положение на всей территории страны. Когда стало ясно, что идея «управляемой демократии» встретила сильную оппозицию и что ни одна из политических партий не способна сформировать правительство, Сукарно сам подобрал министров, назначив премьер-министром Радена Джуанду Картавиджаю. В кон. нояб. 1957 г. Генеральная Ассамблея ООН в 4-й раз отвергла резолюцию, призывавшую к возобновлению переговоров между И. и Нидерландами по вопросу прав на Нидерландскую Нов. Гвинею (Ириан-Джая). В качестве протеста против решения ООН индонез. правительство распорядилось организовать забастовку на местных голл. предприятиях. Одновременно правительство объявило, что практически вся собственность голландцев будет национализирована гос-вом, а они будут депортированы из страны. Это решение подтолкнуло профсоюзы, где доминировали коммунисты и националисты, к захвату ряда принадлежавших голландцам плантаций и предприятий по первичной обработке сырья. В ответ Нидерланды отозвали суда и обслуживающий персонал своей пароходной компании, обеспечивавшей основную массу межостровных перевозок, что привело к полной дезорганизации транспортной системы. Через несколько дней армия получила приказ восстановить порядок, и командующие войсками Сев. и Центр. Суматры в целях безопасности взяли под контроль голл. плантации и предприятия. Привлечение армейских офицеров к хозяйственной деятельности открыло им доступ к новым источникам дохода.

В 1957 г. на прошедших на Яве выборах в органы местного самоуправления 1-е место заняли коммунисты, симпатии к которым проявлял президент Сукарно. Возглавлявшие Машуми и СПИ Натсир, Харахап и Правиранегара бежали на Центр. Суматру под защиту полковника Хусейна. Попытки Джуанды найти компромисс с военными оказались безуспешными. Уже в июне мятежниками на Сев. Сулавеси было образовано автономное правительство (Перместа), а в сент. командующие военными округами на Суматре и Сулавеси потребовали расширения местной автономии, создания сената и смещения некоторых политиков. Напряженность в стране достигла опасного уровня, когда 10 февр. 1958 г. военные предъявили правительству ультиматум, требуя его замены кабинетом Хатты и султана Джокьякарты Хаменгку Бувоно IX. 15 февр. 1958 г. в провинции Зап. Суматра и на о-ве Сулавеси было образовано Революционное правительство Республики Индонезии во главе с одним из лидеров партии Машуми - Правиранегарой. Мятеж военных поддержали также неск. бывш. министров, включая Натсира, который в качестве лидера Машуми был 1-м премьер-министром И. (1950-1951). Тайную поддержку восставшим оказали США и Tайвань, опасавшиеся прокоммунистических настроений Сукарно. Сопротивление мятежников было подавлено правительственными войсками. Однако партизанская война продолжалась до 1961 г., пока командующий вооруженными силами ген. Насутион не согласился принять большую часть повстанцев в армию.

Чрезвычайное положение в стране позволяло офицерскому корпусу сухопутных сил почти полностью контролировать дела гражданской администрации на местах. Бесконтрольность и ограничение деятельности демократических орг-ций под предлогом внешнеполитической угрозы открывали офицерам-администраторам бывш. голл. предприятий возможности для коррупции, злоупотреблений и личного обогащения. К кон. 1959 г. в И. создалось своеобразное двоевластие: сотрудничество Сукарно и армии в управлении страной длилось до 1965 г.

В июле 1959 г. Сукарно объявил о роспуске Учредительного собрания и восстановлении Конституции 1945 г. Был одобрен пакет декретов, направленных на реорганизацию всей структуры органов власти. 10 июля президент возглавил новый «рабочий кабинет», в к-ром военные заняли 1/4 мест. Национальный совет был преобразован в Высший консультативный совет. Был отменен закон о местной автономии, ранее избираемые губернаторы провинций стали назначаться президентом; государственным служащим было запрещено членство в политических партиях. Вновь было принято решение об отсрочке всеобщих выборов, на этот раз до 1962 г.

В авг. 1959 г. Сукарно выступил с программным Политическим манифестом (Маниполом), идеи к-рого стали основой «направляемой демократии». Обосновывая решение о возвращении к Конституции 1945 г., президент объявлял целью незавершенной революции субъективно трактуемый «индонезийский социализм», к-рый предписывалось строить на основе национального единства и «направляемой экономики» (т. е. развития госсектора и всеобщего планирования), а также «демократии, направляемой коллективной мудростью» в противовес «либеральной и формальной» демократии Запада. Превознося национальную самобытность и даже исключительность индонезийцев, Манипол призывал к «классовому миру».

Развитие и кризис «направляемой демократии» (1959-1965)

В февр. 1960 г. парламент заблокировал правительственный проект бюджета. В марте Сукарно распустил парламент и провел бюджет декретом. В новом «парламенте взаимного сотрудничества» (официально - Совет народных представителей - «готонг-ройонг») все решения предполагалось принимать единодушным одобрением, а не голосованием, что исключало к.-л. оппозицию. В новом составе парламента, назначенном президентом, НПИ было отведено 44 места (из 264), Союзу мусульм. священнослужителей (НУ) - 36 мест и КПИ - 30 мест. Однако большинство мест (154) получили т. н. функциональные группы, включая военных (35 мест). Высшим органом власти стал Временный народный консультативный конгресс (ВНКК), сформированный 15 авг. 1960 г. Согласно конституции, этот орган должен был определять основное направление гос. политики и на сессиях раз в 5 лет избирать президента и вице-президента. В качестве основы политического развития страны Сукарно видел сотрудничество 3 основных идеологических течений - националистического (Nasionalis), религиозного (Аgama) и коммунистического (Komunis), сокращенное название этой концепции - Насаком. Во-первых, она подразумевала, единство общества, где нет различных интересов, а есть лишь разные взгляды на единый национальный интерес. Во-вторых, Сукарно полагал, что эти взгляды во всех случаях можно согласовать с помощью консенсуса под его руководством как вождя и отца нации.

Для укрепления власти и с целью сплочения нации Сукарно выдвинул на 1-й план проблему освобождения от власти голландцев зап. части Нов. Гвинеи - Ириан-Джая. В стране была развернута пропагандистская кампания против голландцев и зап. «империалистов», значительные средства были выделены на укрепление вооруженных сил. Следуя приказу Сукарно, подразделения индонез. армии совершили неск. неудачных экспедиций на остров. Благодаря содействию ООН вопрос был решен в пользу И. 15 авг. 1962 г. в Нью-Йорке было подписано индонезийско-нидерланд. соглашение, по которому Нидерландская Новая Гвинея с 1 окт. 1962 г. перешла под управление Временной исполнительной администрации ООН. 1 мая 1963 г. спорная территория была передана И., что заметно укрепило авторитет Сукарно. 18 мая 1963 г. ВНКК провозгласил Сукарно пожизненным президентом и присвоил титул «великий вождь революции». Этот успех заставил его искать новую глобальную проблему для объединения нации, поскольку только таким путем можно было отвлечь внимание от внутренних проблем, и в первую очередь от ухудшавшихся условий жизни. Последовала кампания по «сокрушению Малайзии» - недавно возникшего независимого гос-ва, к-рое имело общую границу с И. и включало бывш. брит. колонии Малайю, Саравак, Бруней и Сабах (Сев. Борнео). По распоряжению Сукарно все офиц. связи с Малайзией были прерваны, а на торговлю и транспортное сообщение с этой страной был наложен полный запрет. В связи с избранием Малайзии в Совет Безопасности ООН Сукарно объявил в янв. 1965 г. о выходе Индонезии из ООН.

Экономика Индонезии переживала тяжелейший кризис. Национализация голл. собственности, а затем изгнание из страны голландцев и китайцев (всего было вынуждено эмигрировать свыше 160 тыс. чел.) в нач. 60-х гг. привели к дезорганизации транспортной системы и торговли, оттоку капиталов и нарушению внешнеэкономических связей. Привлечение армии к управлению гос. сектором способствовало распространению коррупции. На содержание бюрократического аппарата и вооруженных сил уходило 2/3 всех бюджетных ассигнований, в то время как на нужды экономического развития менее 10%. На фоне общественного недовольства расширяла свою деятельность КПИ. В 1963 г. коммунисты провели массовые выступления с призывами к земельной реформе на Яве, Бали и в отдельных районах Суматры. За 2 последующих года, пользуясь поддержкой Сукарно, КПИ и возглавляемые коммунистами массовые орг-ции приобрели значительный вес в стране. На востоке Явы происходили столкновения между мусульманами и коммунистами. К сер. 1965 г. стало очевидно, что страна близка к политическому кризису. Обострению ситуации способствовали неудачная кампания против Малайзии, стоившая стране огромных средств, бесконечные сообщения о заговорах и поляризация внутри вооруженных сил. На этом фоне появились слухи о недееспособности президента и неизбежности гос. переворота, в подготовке к-рого подозревали генералитет. Внутри президентского окружения созрел план т. н. контрзаговора, направленный на устранение ряда высших должностных лиц в составе вооруженных сил. В заговоре в основном участвовали недовольные коррупцией офицеры из частей стратегического резерва армии и полка президентской гвардии во главе с подполковником Унтунгом, а также офицеры ВВС, придерживавшиеся левых взглядов. В ночь с 30 сент. на 1 окт. 1965 г. подразделения восставших заняли стратегически важные объекты Джакарты, объявив, что «Движение 30 сентября», действовавшее в армии, приняло меры против «Совета генералов», к-рый планировал гос. переворот при поддержке ЦРУ. Были захвачены и убиты 6 высокопоставленных офицеров, обвинявшихся в участии в заговоре против Сукарно, включая главнокомандующего сухопутными силами Ахмада Яни. Восставшие заявили о роспуске правительства и переходе всей власти в руки Революционного совета, но не предприняли никаких попыток закрепить свое положение. Разрозненные выступления в поддержку «Движения 30 сентября» прошли только в Суракарте, Семаранге, на Сев. Суматре и Риау. Пользуясь возникшим хаосом, командующий стратегическим резервом армии ген.-майор Сухарто сумел собрать верные ему части, и в течение неск. дней восстание было подавлено. Несмотря на отсутствие к.-л. доказательств, в случившемся он обвинил КПИ (нек-рые из членов исполкома политбюро КПИ, как считают исследователи, действительно могли принимать участие в заговоре, но в целом партия ничего об этом не знала и осудила попытку переворота, назвав ее «внутренним делом армии»). Сукарно сохранил пост президента, однако был вынужден передать власть кабинету министров. В кон. 1965 г. была проведена чистка гос. аппарата, сопровождавшаяся увольнением всех представителей левого движения. Военными была развязана кампания политического террора. По разным оценкам, было убито от 700 тыс. до 1 млн чел.- преимущественно этнических китайцев и крестьян, заподозренных в связях с КПИ. В нек-рых районах Вост. и Центр. Явы, на Бали и в Ачехе были уничтожены целые деревни. По обвинению в «подрывной деятельности» было арестовано ок. 700 тыс. чел., многие из к-рых умерли в тюрьмах; ок. 120 тыс. были помещены в специальные лагеря или отправлены в ссылку.

Правление генерала Сухарто (1968-1998)

Попытки Сукарно взять ситуацию под контроль и остановить террор оказались безуспешными. На улицах Джакарты шли многотысячные демонстрации студентов, требовавших распустить КПИ, заменить кабинет министров и снизить цены на предметы первой необходимости. Под их давлением власть окончательно перешла к вооруженным силам во главе с Сухарто, которому Сукарно, находившийся под домашним арестом, передал функции главы исполнительной власти. 12 марта 1966 г. вновь образованное правительство наложило запрет на деятельность КПИ. Было также арестовано большинство министров кабинета Сукарно, обвиненных в причастности к «Движению 30 сентября». Сессия ВНКК, собравшаяся в июне 1966 г. без представителей от КПИ и левого крыла НПИ, упразднила титул пожизненного президента, подчеркнув его подотчетность конгрессу, а также юридически оформила передачу Сухарто функций исполнительной власти, закрепив за ним чрезвычайные полномочия. Предпринятая в кон. 1966 г. попытка вернуть Сукарно к власти провалилась. Чрезвычайная сессия ВНКК, собравшаяся 12 марта 1967 г., лишила Сукарно всех полномочий и назначила Сухарто и. о. президента. В мае 1967 г. по подозрению в организации «заговоров и поползновениях восстановить свою власть в полном объеме» Сукарно был подвергнут домашнему аресту в загородном дворце в Богоре. 27 марта 1968 г. ВНКК (впосл. НКК) избрал Сухарто Президентом И., сохранив за ним все чрезвычайные полномочия.

Важнейшими чертами нового режима, получившего наименование «новый порядкок», стали усиление роли военных в управлении гос-вом и образование внеконституционных центров власти. Хотя и до событий 1965 г. влияние военных в местной администрации было значительным, после переворота оно стало определяющим. Если в 1965 г. военные возглавляли 12 провинций из 25, то в 1968 г.- уже 17. Неменьшим было их присутствие и на низших ступенях административно-территориальной структуры. Реальные властные полномочия концентрировались в таких находившихся под полным контролем Сухарто центрах, как КОПКАМТИБ (Командование по восстановлению безопасности и порядка), БАКИН (Комитет по координации разведки), АСПРИ (Институт специальных помощников президента). В соответствии с доктриной о 2 функциях армии, согласно к-рой вооруженные силы несут ответственность не только за национальную оборону, внутреннюю безопасность, но и практически за все социально-политические сферы жизни гос-ва, контроль военных распространился на всю адм. структуру. Начальнику территориального командования (КОДАМ) были подчинены военные командования районов (КОДИМ), а последним - командные посты подрайонов (КОРАМИЛ). В каждой деревне имелся сержант «по развитию деревни». Что касается массовой политической базы режима, то, не желая зависеть от существующих политических партий, лидеры «нового порядка» стали выдвигать на 1-й план созданную еще в 1964 г. орг-цию ГОЛКАР (Объединенный секретариат функциональных групп). Старая идея Сукарно о ведущей роли функциональных групп была реанимирована, и ГОЛКАР, объявленный «кровным братом вооруженных сил», превратился в важный политический инструмент в руках аpмейского руководства. В 1969 г. было принято решение о том, что ГОЛКАР должен иметь не меньше половины мест в органах местного самоуправления. В это же время началось массовое вступление в ГОЛКАР чиновников всех уровней.

Выборы в парламент, НКК и местные органы власти состоялись в июле 1971 г. Они полностью контролировались военным режимом и закончились победой поддерживаемого на всех адм. уровнях ГОЛКАР.

После выборов Сухарто начал реформирование системы политических партий в И. В окт. 1971 г. были сформированы 4 парламентские фракции - «единства и развития», в к-рую вошли 4 мусульм. партии; «демократии и развития», где объединились христ. политические союзы, НПИ, ИПКИ (Союз сторонников независимости Индонезии) и Мурба (Пролетарская партия); ГОЛКАР и армейская фракция. В 1972 г. во всех провинциальных ассамблеях были созданы аналогичные партийные союзы. 5 янв. 1973 г. 4 мусульм. партии объединились в Партию единства и развития (ПЕР), а 10 янв. 2 небольшие националистические, 2 христ. партии и НПИ объявили о создании Демократической партии И. (ДПИ), провозгласив ее идеологической основой «Панча силу». В марте 1973 г. состоялась сессия вновь избранного состава НКК. Она единогласно избрала Сухарто президентом на 5-летний срок и подтвердила чрезвычайные полномочия, полученные генералом еще в 1966 г. Было сохраненл КОПКАМТИБ. Вице-президентом стал султан Джокьякарты Хаменгку Бувоно IX.

Президент Индонезии М. Сухарто. Фотография. 1997 г.

Президент Индонезии М. Сухарто. Фотография. 1997 г.


Президент Индонезии М. Сухарто. Фотография. 1997 г.

Важнейшим элементом в деятельности военного режима стал курс на перестройку экономики, модернизацию и быстрое экономическое развитие страны. Основой курса стали создание благоприятных условий для притока иностранного частного и гос. капитала и поощрение национального предпринимательства во всех областях. Закон 1967 г., предоставивший иностранному капиталу налоговые льготы и 30-летнюю гарантию от национализации, был дополнен в 1970 г. положениями, согласно к-рым эти льготы были расширены (предприятия, попадавшие в категорию приоритетных, освобождались от налогов на срок от 1 года до 6 лет). В этот же период начался быстрый рост смешанных предприятий с участием индонез. и иностранного капитала. И. вернула владельцам также часть иностранных предприятий - голл., англ., малайзийских и др., национализированных в эпоху «направляемой демократии», а кроме того, согласилась выплатить компенсацию за некоторые национализированные (в основном голландские) предприятия. Все это создало благоприятный климат для притока иностранных инвестиций в страну. Всего с 1967 по 1979 г. индонез. правительство утвердило иностранные инвестиции примерно на 7,5 млрд долларов, а с учетом вложений в нефтяную промышленность иностранные инвестиции в экономику страны составили к нач. 80-х гг. свыше 10 млрд долларов.

Политическая стабильность, предсказуемая экономическая политика, расширение нефтяного экспорта, значительный приток иностранных инвестиций - все это позволило И. обеспечить экономическое развитие быстрыми темпами. Уже к 1980 г. объем внутреннего валового продукта (ВВП) почти удвоился по сравнению с 1970 г. При этом на протяжении 70-х, 80-х и 1-й пол. 90-х гг. сохранялись устойчивые темпы роста ВВП на уровне 7-8% в год, а ко 2-й пол. 90-х гг. доход на душу населения в стране вырос до 1 тыс. долларов. В то же время в сер. 70-х гг. режим провозгласил стратегию экономического национализма, что подразумевало некоторое ограничение деятельности иностранного капитала, пересмотр устоявшегося порядка раздела доходов от индонез. нефти. Результатом этой политики стало усиление влияния чиновников на систему предпринимательства, что быстро привело к установлению «особых» отношений правящей военной бюрократии и бизнеса (при ведущей роли этнических китайцев) и к расцвету коррупции.

В 1966 г. И. возвратилась в ООН, продолжала участвовать в Движении неприсоединения, в авг.-сент. 1967 г. были в полном объеме восстановлены дипломатические отношения с Малайзией. 8 авг. того же года по инициативе И. была создана Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), в к-рую вошли также Малайзия, Сингапур, Таиланд и Филиппины. В 1971 г. АСЕАН (и прежде всего И.) поддержала предложение Малайзии добиваться провозглашения Индийского океана «зоной мира, свободы и нейтралитета». Вопреки давлению Запада И. не дала согласия на создание на своей территории иностранных военных баз и выступила с притязаниями на роль гаранта безопасности АСЕАН. С изменением политического курса претерпели изменения и отношения И. с др. странами.

Уверенность индонез. руководства в причастности Пекина «Движению 30 сентября» и жесткая позиция кит. дипломатии вызвали взрыв антикит. настроений вплоть до штурма представительств КНР и погромов выходцев из Китая (хуацяо) в индонез. городах. 9 сент. 1967 г. И. прекратила дипотношения с КНР. Пекин последовал примеру Джакарты, не прекращая ожесточенной антисухартовской радиопропаганды на И. Одновременно улучшались отношения И. с США. Контроль над амер. предприятиями в стране был снят, и до 1/3 новых займов Джакарта стала получать от США. Однако предпринятое Ричардом Никсоном «сближение» с КНР, хотя официально и приветствовалось индонез. правительством, привело к охлаждению отношений. Главную ставку в получении экономической помощи Правительство И. делало на Японию. Весьма сдержанная политика офиц. Токио постепенно оживлялась. Под нажимом США японцы также согласились предоставлять И. 1/3 кредитов в рамках ИГГИ (Межправительственная группа по Индонезии). С нач. 70-х гг. началась инвестиционная экспансия дзайбацу (япон.- финансовая клика) в индонез. экономику, сопровождаемая также увеличением импорта япон. товаров. Все это вызывало острое недовольство и возмущение индонез. предпринимательской элиты и националистически настроенных масс. СССР - самый крупный кредитор И.- еще в 1966 г., задолго до держав Запада, согласился на мораторий по погашению задолженности, учитывая проблемы индонез. экономики. 27 авг. 1970 г. Джакарта получила рассрочку платежей по советским займам на 30 лет. СССР выразил готовность завершить строительство начатых объектов, но Правительство И. в дальнейшем отказалось от этих предложений «по соображениям безопасности».

Правительство Сухарто направило значительные средства на развитие социальной и экономической инфраструктуры гос-ва, а также на осуществление программ развития, прежде всего в области сельского хозяйства. Все эти шаги центрального правительства способствовали росту его влияния в этнически разнородных и разбросанных по архипелагу регионах. Введение Сухарто единых общеобразовательных программ на гос. языке бахаса индонесиа ускорило процесс централизации. В школах и контролируемых гос-вом средствах массовой информации проводилась мысль о национальной идентичности индонезийцев и об особом, национальном мировоззрении - «Панча силе», или 5 основных принципах: религиозности, демократии, национализме, гуманизме и социальной справедливости.

Среди правящей элиты наблюдались разногласия как по вопросам внешнеэкономического курса, так и относительно роли военных в обществе. Недовольство своим положением в системе «нового порядка» регулярно выражали и политические партии. Но наибольшую опасность для Сухарто представляли социально-экономическое неравенство и коррупция, поразившая общественную верхушку. Первое крупное антиправительственное выступление произошло в Бандунге 5 авг. 1973 г. и носило антикит. характер. После его подавления в стране развернулось студенческое движение протеста против засилья армии, коррупции и нарушения прав человека (кон. 1973 - нач. 1974). Однако наиболее мощные выступления, в к-рых участвовало до 500 тыс. чел., прошли на улицах Джакарты 15 янв. 1974 г. в связи с визитом в страну премьер-министра Японии.

Негодование по поводу установления правления Явы в Ириан-Джая (на о-ве Нов. Гвинея), где коренное население в этническом отношении никак не связано с большей частью индонезийцев, послужило причиной восстания, к-рое вспыхнуло в 60-х гг. и продолжалось в 90-х гг. Сказалось также то обстоятельство, что крупномасштабные разработки полезных ископаемых и лесозаготовки, не говоря уже об организованном правительством перемещении поселенцев с Явы, нарушали традиц. образ жизни обитателей острова. После распада португ. колониальной империи войска Сухарто в 1975 г. захватили вост. часть о-ва Тимор, зап. половина к-рого ранее принадлежала И. Несмотря на возражение Португалии и осуждение ООН, Вост. Тимор был официально аннексирован в 1976 г. К 1993 г. индонез. армия так и не сумела подавить вооруженное сопротивление населения острова. Между тем ООН продолжала считать эту территорию протекторатом Португалии, а нек-рые гос-ва Запада приостановили или сократили оказываемую И. экономическую помощь в знак протеста против захвата Вост. Тимора.

«Новый порядок» тем не менее являлся традиц. для индонез. общества политической системой с обширными полномочиями исполнительной власти, в т. ч. и неформальными, проистекавшими из ее сакральной природы, и с патриархальными отношениями между человеком и гос-вом. Сочетание экономического либерализма с политическим консерватизмом позволило создать политический режим, к-рый оказался устойчивым перед давлением либеральных и демократических идей. Однако в кон. 80-х - нач. 90-х гг. рост популярности демократических и либеральных идей затронул и И. В 1993 г. НКК переизбрал ген. Сухарто на очередной президентский срок, правительственная партия ГОЛКАР практически без особых проблем шла к победе от одних парламентских выборов к другим (1987, 1992, 1997); при этом ее успехи в значительной степени отражали реальную поддержку режима в стране. Тем не менее с нач. 90-х гг. среди различных слоев населения, особенно среди молодежи, отчетливо стало проявляться недовольство закостенелой политической системой, отсутствием политических и гражданских свобод. Опираясь на эти настроения, находившиеся на периферии политической жизни партии начали все более активно заявлять о себе как о субъектах реального политического процесса. Так, Демократическая партия и Партия единства и развития предложили изменить избирательную систему, к-рая, по их мнению, была выгодна лишь правительственному ГОЛКАР. В марте 1996 г. в Совет народных представителей был подан проект создания избирательной комиссии из представителей всех партий вместо формируемого правительством комитета по выборам во главе с президентом. Летом того же года попытались сместить с поста лидера партии Мегавати Сукарнопутри (дочь бывш. президента Сукарно). В демонстрациях в ее защиту приняли участие тысячи индонезийцев. Лидеры «нового порядка», несмотря на растущую популярность демократических идей, не предпринимали серьезных шагов для поиска компромисса с силами, выступавшими за постепенные демократические изменения существующей власти. При этом режим шел на определенные уступки религ. мусульм. движению. Уже в сер. 80-х гг. было фактически узаконено обязательное религиозное обучение. В 1991 г. были введены законы шариата в области гражданского права и создан под эгидой властей Союз мусульманской интеллигенции И. во главе с Бахаруддином Хабиби.

Экономический кризис 1998 г. и падение режима Сухарто

Экономический кризис, охвативший Вост. и Юго-Вост. Азию в 1997-1998 гг., нанес тяжелый удар по И. Резкий экономический спад и падение курса рупии с последовавшим ростом цен на продовольствие, топливо и товары первой необходимости затронули все слои индонез. общества. В нек-рых районах из-за засухи начался голод. В февр. 1998 г. произошли выступления, направленные в основном против представителей кит. общины. Сухарто сумел так организовать президентские выборы в марте 1998 г., что сохранил за собой высший пост в гос-ве, но предотвратить формирование широкой антиправительственной коалиции ему не удалось. Спустя 2 месяца после выборов начались студенческие волнения, вылившиеся в 3-дневные беспорядки. После того как войска открыли огонь и погибли неск. студентов ун-та, участвовавших в мирной демонстрации, по всей стране прокатилась волна протеста против насилия. Вооруженные силы не были готовы подавить столь масштабные выступления. За неск. дней противостояния, по оценкам экспертов, погибло до 12 тыс. чел.

21 мая 1998 г. 77-летний Сухарто зачитал в президентском дворце «Мердека» заявление о том, что он слагает свои полномочия. Президентом И. стал Хабиби (бывш. вице-президент страны). Сухарто и его клану были гарантированы безопасность и сохранение капиталов; политическим партиям обеспечена свобода действий, декларировано продолжение реформ без анархии, насилия и экономических потрясений, обещана амнистия политическим заключенным; армия же сохранила закрепленную за ней законодательно «двойную функцию». Начавшийся затем переходный период сопровождался серьезной дестабилизацией общего положения. Вновь, как это было в 50-х гг., оживились регионалистские и коммуналистские движения, главную роль среди к-рых играли политические силы, тесно связанные с мусульм. духовенством. Вооруженные столкновения охватили не только территорию Вост. Тимора, где никогда не стихавшее движение за независимость обрело новые силы, но и такие районы, как Молуккские о-ва и Ириан-Джая на востоке страны и Ачех на крайнем западе. Столкновения между мусульманами и христианами, между индонезийцами и китайцами, между коренными жителями Внешних о-вов и переселенцами с Явы и Мадуры становились все более ожесточенными. В обстановке оживления сепаратистских движений и нежелания армии выступить на стороне той или иной гражданской политической силы, а также нарастания антизап. настроений президент Хабиби был вынужден пойти на внеочередные парламентские и президентские выборы в 1999 г.

Парламентские выборы состоялись 7 июня 1999 г. и стали подтверждением равновесия политических сил в И. с небольшим перевесом в сторону протестно ориентированного голосования. Выразителем этих настроений - тоски по харизматическому светскому лидеру, желания перемен и жажды социальной справедливости - стала Демократическая партия И. (борющаяся) (ДПИ(б)) во главе с Сукарнопутри. ДПИ(б) заняла 1-е место, получив 33,7% голосов и обеспечив себе 154 депутатских мандата из 500; мусульм. партии получили 1/3 голосов избирателей, проведя в парламент почти 170 депутатов; ГОЛКАР - союзник президента Хабиби - оказался 3-м, получив 120 мест. 20 окт. 1999 г. президентом был избран лидер фракции мусульм. партий Абдуррахман Вахид, а вице-президентом - Сукарнопутри.

В период правления Хабиби и Вахида были осуществлены меры по реформированию политической системы, которые включали перераспределение властных полномочий в пользу представительных органов - НКК и парламента страны, а также существенное ограничение политической автономии и прерогатив армии, ликвидацию всевластия спецслужб и расследование ряда правонарушений со стороны представителей власти в период правления Сухарто. Были освобождены практически все политзаключенные, сняты ограничения на свободу вероисповеданий, отправление религ. культов и культурную жизнь этнических китайцев, а также представителей малых этносов.

Началась либерализация национального законодательства - расширение прав местной автономии, включая перераспределение доходов в пользу провинций, а также принятие законов вкупе с ратификацией международных договоров по правам человека. Эти меры способствовали нек-рой стабилизации положения в стране, где наметилась новая линия политического противостояния: с одной стороны, ислам. партии, выступавшие за переход к законам шариата и ислам. гос-ву, с другой - силы, выступавшие за сохранение светского характера индонез. гос-ва. Усилились центробежные тенденции, к-рые, как и раньше, базировались на 2 факторах: этнорелигиозном и культурном, а также на традиц. противостоянии Ява - Внешние о-ва. В авг. 1998 г. И. и Португалия достигли соглашения о начале переговоров о буд. автономном статусе Вост. Тимора. На этом фоне по всей стране прокатилась волна недовольства. В Вост. Тиморе начали действовать поддерживаемые армией полувоенные формирования. В нач. 1999 г. усилился конфликт в Ачехе; раздавались требования проведения референдума о независимости, подобного голосованию в Вост. Тиморе. В сент. того же года для восстановления порядка в Вост. Тиморе были развернуты миротворческие силы ООН, возглавляемые австралийцами. 20 окт. И. были ратифицированы результаты августовского референдума, началась формальная передача Вост. Тимора в управление ООН. 26 окт. ООН официально приняла управление Вост. Тимором (с мандатом до 31 янв. 2001). В февр. 2000 г. в Дили военный контингент Переходной администрации ООН для Вост. Тимора, насчитывавший 8,5 тыс. чел., сменил австрал. силы. В июне было подписано перемирие между правительством и лидерами сепаратистского «Движения за свободный Ачех». В пров. Малуку (Молуккские о-ва) нарастал конфликт между христ. и мусульм. общинами. Христиане рассматривали рост мусульм. миграции как угрозу своему экономическому положению, отмечалось также усиление деятельности экстремистских мусульм. организаций, финансируемых из-за рубежа. В нач. 2000 г. вспышки религ. насилия были отмечены на о-вах Ломбок, Сумбава и Сулавеси. Продолжались беспорядки на Молуккских о-вах, где в июне 2000 г. президент Вахид объявил чрезвычайное положение.

И. в XXI в.

В кон. 2000 г. Вахид был обвинен в коррупции и незаконном присвоении пожертвований (6,1 млн долларов). Кроме того, ему вменили в вину, что он не смог остановить этническое насилие в Ачехе, в Ириан-Джая, на Молуккских о-вах и на Калимантане. 1 февр. 2001 г. парламент подавляющим большинством голосов (393 против 4) вынес президенту вотум недоверия. Этот вопрос повторно обсуждался в парламенте в апр. того же года. Вахид отклонил обвинения как необоснованные и проигнорировал требования своей отставки, после чего законодательный орган проголосовал за то, чтобы в авг. начать слушания по процедуре импичмента президента. Однако Вахид в июле 2001 г. издал декрет о введении в стране чрезвычайного положения и о приостановлении деятельности законодательного органа. На улицы вышли десятки тысяч сторонников президента, готовые его защищать. Но полиция и армия отказались подчиниться декрету, и 23 июля 2001 г. НКК проголосовал за отстранение Вахида от власти по обвинению в некомпетентности и коррупции. Его сменила на посту президента Сукарнопутри, вице-президентом стал Хамза Хаз, глава Партии единства и развития. Посетив Ачех и начав азиат. тур по 9 странам, президент пообещала положить конец коррупции в стране.

Между тем основными задачами, к-рые пришлось решать новому правительству, стали вопросы безопасности и борьба с терроризмом. В дек. 2000 г. на Яве и Суматре прогремели взрывы в католич. церквах; в результате погибли 15 чел. Ислам. экстремисты готовили покушение на президента. После террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон в 2001 г. Сукарнопутри была 1-й среди лидеров мусульм. стран, посетивших США, чтобы выразить моральную поддержку американцам. На протяжении 2002 г. в И. не прекращались антиамер. и антизап. выступления, спровоцированные операцией США в Афганистане и угрозой вторжения в Ирак. Наиболее радикальные группировки организовывали теракты (Бали, 12 окт. 2002; Джакарта, авг. 2003). 16 нояб. 2003 г. был принят закон о борьбе с терроризмом. Однако уже в июле 2004 г. Конституционный суд объявил антитеррористический закон противоречащим конституции и не имеющим юридической силы. Продолжая борьбу с терроризмом, правительство пыталось мирными средствами урегулировать этнические конфликты. В дек. 2002 г. было подписано соглашение с сепаратистами из «Движения за свободный Ачех». В обмен на разоружение населению провинции были обещаны автономия и проведение прямых выборов. Однако уже в мае 2003 г. президент Сукарнопутри объявила в Ачехе военное положение; армия начала наступление на повстанцев, что привело к огромным жертвам среди мирного населения.

В авг. 2002 г. Совет народных представителей одобрил поправку, предусматривавшую всенародные выборы президента и вице-президента И. 5 апр. 2004 г. состоялись выборы в законодательные органы власти И., проходившие по новой схеме. Избирателям предстояло определить состав нового органа регионального представительства, а также избрать всех депутатов нижней палаты парламента. Подсчет более 113 млн голосов занял ровно месяц. По их результатам партия ГОЛКАР во главе с Акбаром Танджунгом получила 128 из 550 мест, ДПИ Сукарнопутри - 109 мест. Всего в выборах принимало участие более 7,7 тыс. кандидатов от 24 политических партий. Пять политических партий, наиболее успешно выступивших на парламентских выборах, выдвинули кандидатов для участия в первых в истории И. прямых президентских выборах, проходивших в 2 тура - 5 июля и 20 сент. 2004 г. Президентом И. стал Сусило Бамбанг Юдойоно, кандидат от Демократической партии, набравший во 2-м туре президентских выборов свыше 60,9% голосов избирателей.

26 дек. 2004 г. у берегов Суматры произошло сильнейшее за последние 40 лет землетрясение, вызвавшее разрушительное цунами. Провинция Ачех была объявлена зоной национального бедствия. На Суматре волны достигали 15-метровой высоты и проникали в глубь суши на десятки километров. Прибрежные города и множество деревень были стерты с лица земли. Число погибших и пропавших без вести достигло 300 тыс. чел., без крыши над головой и средств к существованию остались ок. 1 млн жителей. Власти И. были вынуждены возобновить контакты с вооруженными сепаратистами, чтобы хотя бы временно остановить насилие в провинции. Прибывший в Ачех Юдойоно призвал действующих в провинции боевиков из «Движения за свободный Ачех» к прекращению огня. Однако, несмотря на объявленное тогда же перемирие, стороны так и не прекратили боевых действий.

Возможность мирного урегулирования кризиса и буд. статус провинции обсуждались делегацией Правительства И. и т. н. правительством Ачеха в изгнании на переговорах, состоявшихся в Хельсинки 28-30 янв. 2005 г. Сторонами была достигнута договоренность о сохранении временного перемирия, а также сделаны конкретные предложения о стабилизации положения. Офиц. перемирие было заключено 15 авг. 2005 г. «Движение за свободный Ачех» формально отказалось от своих требований о независимости и сложило оружие, пров. Ачех получила широкую автономию. Бывший лидер повстанцев Ираванди Юсуф выиграл 1-е выборы в Ачехе, проведенные 11 дек. 2006 г.

На выборах 8 июля 2009 г. за пост Президента И. боролись 3 кандидата - действующий президент, бывш. президент страны Сукарнопутри и действующий вице-президент Юсуф Калла. Юдойоно получил 60,8% голосов избирателей и во 2-й раз стал Президентом И.

Е. А. Черепнёва

История христианства

Католич. школа в г. Ларантук (о-в Флорес). 1570 г.

Католич. школа в г. Ларантук (о-в Флорес). 1570 г.


Католич. школа в г. Ларантук (о-в Флорес). 1570 г.

Согласно сообщениям араб. источников XI-XIV вв., уже с нач. VII в. на о-в Суматра и, возможно, на о-в Ява из Персии и Индии стали прибывать купцы-христиане. По преданию, первые миссионеры из антиохийских (сир.) христиан проповедовали в VII-VIII вв. в Баросе на Суматре. После того как скончались последние представители духовенства, местные жители христиане оказались в политической и географической изоляции. Тем не менее в XI в. католический миссионер обнаружил здесь потомков христиан, к-рые сохранили крупицы веры. Предание сохранило имена 3 епископов - Мар Ябаллах, Мар Авдишо и Мар Дынха. Однако сведений о жизни этих общин практически не осталось. О первых католич. миссиях на территории И. точных данных нет; францисканцы, посетившие архипелаг в кон. XIII - нач. XIV в. по пути из Европы в Китай, возможно, были первыми католич. миссионерами в И. Ок. 1324 г. на о-вах Суматра, Ява и Калимантан неск. месяцев проповедовал Одорих из Порденоне, положив основание христ. миссии. Организованная миссионерская деятельность в И. началась с приходом португальцев (1511). В 1534 г. католич. миссионеры обосновались на Молуккских о-вах (Амбон и Тернате). Пресвитер-иезуит Франциск Ксаверий провел в И. 14 месяцев (1546-1547), посетив о-в Тернате и основав там коллегию для подготовки местного духовенства. Миссионеры-иезуиты посетили также Сулавеси и окружающие острова. В 1562 г. на о-вах Флорес, Алор и Солор основали миссию доминиканцы. После 1570 г. католич. миссии понесли значительный ущерб в результате репрессивных мер со стороны султаната Тернате. На севере Суматры, в Аче, приняли мученическую смерть проповедники-кармелиты Дионисий из мон-ря Рождества Господня и Редемпт из мон-ря Св. Креста (1638); претерпели мученичество неск. миссионеров-доминиканцев. Позиции католич. Церкви в кон. XVI в. оставались сильными, а число католиков достигало 50 тыс. После 1605 г. Нидерландская Ост-Индская компания (НОИК), сначала не приветствовавшая миссионерскую деятельность, разрешила протестант. миссиям работать на контролируемых ею территориях, т. е. в пределах вост. части совр. И. Центрами их деятельности стали о-в Амбон и соседние острова. Португальцы смогли удержать свои позиции лишь на о-вах Флорес, Солор и Тимор. Христ. проповедь благодаря деятельности объединенной португальско-испан. миссии и деятельности протестант. миссионеров достигла и отдаленных островов, однако там не было ни постоянных священнослужителей, ни руководящих органов, и представители центральных миссий посещали эти места довольно редко. У миссий было мало возможностей для улучшения существующего положения, т. к. они целиком зависели от НОИК, к-рая не желала оказывать миссиям серьезную поддержку. Характерной чертой деятельности голл. миссионеров было нежелание привлекать к руководству общинами представителей местного населения: они могли выступать лишь в качестве учителей и проповедников, будучи практически лишены возможности рукоположения и принятия в общинные советы. В кон. XVIII в. на территории архипелага насчитывалось уже 55 тыс. христиан-протестантов, принадлежащих к реформатской церкви. Из существовавших к нач. XIX в. протестант. конгрегаций была сформирована т. н. Протестантская церковь Нидерландской Ост-Индии. В 1795 г. на территории Нидерландов под влиянием Французской революции возникла Республика Батавия, власти к-рой провозгласили свободу вероисповедания. Данные обстоятельства способствовали возвращению католич. пресвитеров на территорию совр. И.: в апр. 1808 г. 2 голл. католич. пресвитера, Якобус Нелиссен и Ламбертус Принсен, прибыли на Яву. В 1826 г. была создана апостольская префектура Батавия, к-рую возглавил Нелиссен. 3 апр. 1841 г. она получила статус апостольского вик-ства. Однако 1-й викарий, еп. Якоб Грооф, был выслан из страны в 1845 г. из-за разногласий с голл. генерал-губернатором, который оказывал давление на католич. Церковь в вопросах назначений и смещений пресвитеров. Конфликт был урегулирован лишь в 1847 г. С 1811 по 1850 г. на Яве, Суматре и Калимантане работали англичане и американцы, представлявшие баптист., методистские и конгрегационалистские миссии. Во внешние регионы архипелага (сев. часть о-ва Сулавеси и о-в Сангихе) первые миссионеры Нидерландской миссионерской ассоциации (1797) прибыли в сер. XIX в. Под влиянием пиетизма появилось неск. новых миссионерских групп, так или иначе связанных с Голландской реформатской церковью, которые начали работу на Юж. Сулавеси в 1852 г. (повторно в 1913), на о-ве Нов. Гвинея (Ириан) в 1855 г., на Сев. Суматре в 1857 г., на севере Молуккских о-вов (Хальмахера) в 1866 г., на Центр. Сулавеси в 1892 г.

Кафедральный собор св. Девы Марии в Сурбае (о-в Ява). 1899 г.

Кафедральный собор св. Девы Марии в Сурбае (о-в Ява). 1899 г.


Кафедральный собор св. Девы Марии в Сурбае (о-в Ява). 1899 г.

С 1853 по 1923 г. деятельность католических миссий была ограничена жесткими законами нидерланд. колониальных властей. Римско-католическая Церковь сосредоточила свою работу на о-ве Флорес (с 1860) и на Центр. Яве (с 1894), также католики основали ряд важных миссионерских центров на Сев. Суматре (1878), на Зап. Калимантане (1885), на Сев. Сулавеси (1868), на Тиморе (1883), на юго-востоке Молуккских о-вов (1888) и на юге о-ва Нов. Гвинея (1905). С 1858 г. католич. миссия в И. была поручена голл. иезуитам, по инициативе к-рых на территорию страны стали прибывать монахи др. орденов и конгрегаций: миссионеры Святейшего Сердца - на о-в Сулавеси (1919) - капуцины на о-ва Калимантан (1905) и Суматра (1911), вербисты на о-в Флорес (1913). Иезуиты организовали миссионерские центры в г. Батавия (ныне Джакарта) и в Семаранге (Центр. Ява). Одним из выдающихся миссионеров был иезуит Франциск ван Лит, положивший начало системе католич. образования в И. В 1900 и 1904 гг. он создал 2 школы для подготовки учителей. В 1911 г. организовал семинарию на Яве, в 1925 г.- на о-ве Флорес. Благодаря усилиям ван Лита в 1918 г. все католич. школы были объединены в ин-т, выпускники к-рого стали в дальнейшем принимать священный сан. Первый католич. пресвитер из коренного населения был рукоположен в 1926 г., а первое епископское рукоположение состоялось в 1940 г. Расширялась и административно-иерархическая структура Церкви: с 1855 по 1948 г. из апостольского вик-ства Батавия были выделены 10 апостольских префектур (Лаубан и Борнео, Голландское Борнео, Суматра, Мал. Зондские о-ва, Целебес, Маланг, Сурабайа, Бандунг, Пурвокерто и Сукабуми) и апостольское вик-ство (Семаранг).

Церковь св. Альфонса на о-ве Самосир на оз. Тоба (о-в Суматра). XX в.

Церковь св. Альфонса на о-ве Самосир на оз. Тоба (о-в Суматра). XX в.


Церковь св. Альфонса на о-ве Самосир на оз. Тоба (о-в Суматра). XX в.

В 1836 г. Рейнская миссия из Германии, объединившая лютеран и реформатов, начала миссионерскую работу среди индонез. племени даяков на Юж. Калимантане. В 1861 г. ее миссионеры прибыли на Сев. Суматру, где в 1885 г. произошло первое в истории И. посвящение в пасторы индонезийца. После первой мировой войны Базельская миссия стала руководить миссионерской работой. Обе миссии уделяли большое внимание проповеди на местных языках.

В отличие от периода, связанного с деятельностью НОИК, в сельских конгрегациях основывались приходские советы с более активным участием представителей местного населения. Хотя ключевые позиции в протестант. миссиях неизменно занимали европейцы, индонезийцы, работавшие учителями-проповедниками, во мн. регионах играли решающую роль в обращении своих соотечественников в христианство, но зачастую формально не были связаны с миссией. В кон. XIX - нач. XX в. стали создаваться теологические школы. С 1878 по 1886 г. они были основаны на Сев. Суматре, Яве, Сев. Сулавеси и в Амбоне; в 1934 г. в Батавии (ныне Джакарта) была учреждена Теологическая академия. В кон. XIX - нач. XX в. в И. начали работу представители Армии спасения (1894), Адвентисты седьмого дня (1900), проповедники амер. Христианского миссионерского альянса (1930). В 20-х гг. XX в. на территории совр. И. появились миссионеры-пятидесятники из Европы и США. В нач. XX в. колониальная администрация разрешила протестант. миссиям проповедовать на Сулавеси, Юж. Молуккских о-вах и на Тиморе. С 1927 по 1940 г. ряд протестант. церквей на о-вах Сев. Суматра, Ява, Сев. Сулавеси и Молуккских о-вах стали автономными, выйдя из состава Протестантской церкви Нидерландской Ост-Индии. Для 1-й пол. XX в. был характерен значительный рост количества христиан: в 1941 г. при численности населения И. в 60 млн чел. насчитывалось ок. 1,7 млн протестантов и ок. 600 тыс. католиков.

Интерьер ц. Пресв. Богородицы в Ларантуке (о-в Флоренс). Нач. XX в.

Интерьер ц. Пресв. Богородицы в Ларантуке (о-в Флоренс). Нач. XX в.


Интерьер ц. Пресв. Богородицы в Ларантуке (о-в Флоренс). Нач. XX в.

В 1942 г. И. была оккупирована Японией и все миссионеры-иностранцы были высланы. Церкви И. объединились в самоуправляющиеся региональные советы церквей, включавшие как католич., так и протестант. орг-ции. После окончания второй мировой войны и обретения И. независимости развитие христ. орг-ций пошло ускоренными темпами. В Пематангсиантаре, Джакарте, Салатиге и ряде др. городов появились христ. ун-ты, большинство крупных церквей основывали собственные школы или богословские фак-ты в существующих высших учебных заведениях.

В 1961 г. началось становление католич. церковно-адм. системы И. Апостольское вик-ство Джакарта (до 1950 апостольское вик-ство Батавия) получило статус архиеп-ства Джакарта. Католики создали развитую систему богословского образования; ежедневная католич. газ. «Компас» стала крупнейшим печатным изданием в Юго-Вост. Азии. 29 июня 1967 г. архиеп. Семаранга Юстинус Дармоджувон стал первым кардиналом-индонезийцем. В 1970 г. состоялся визит папы Римского Павла VI в И.

Кафедральный собор св. Иосифа и Вознесения Марии в г. Рутенг (о-в Флоренс). 2002 г.

Кафедральный собор св. Иосифа и Вознесения Марии в г. Рутенг (о-в Флоренс). 2002 г.


Кафедральный собор св. Иосифа и Вознесения Марии в г. Рутенг (о-в Флоренс). 2002 г.

Задачей индонез. протестантов в 50-60-х гг. было создание единой церковной структуры. В 1950 г. неск. протестантских деноминаций основали Индонезийский совет церквей, а из церквей, входящих в его состав, были сформированы региональные сообщества. Параллельно создавались и моноконфессиональные объединения. Индонез. баптисты (ок. 100 тыс. чел.) частично вошли в Союз индонезийских баптистских церквей, а также образовали Конвенцию индонезийских баптистских церквей, Содружество баптистских церквей Ириан-Джая, Индонезийское баптистское евангельское содружество и проч. организации. Ряд церквей, образованных в результате миссионерской работы Христианского миссионерского альянса, объединились в Индонезийскую Церковь Cкинии Нового Завета, причем более половины ее членов проживают в пров. Папуа. Пятидесятничество, 1-я волна которого в И. пришлась на 20-40-е гг. XX в., переживало в 70-х гг. новую волну роста: евангелическое и харизматическое движение, стимулируемое гл. обр. проповедниками из США, получило в стране широкое распространение. В 1979 г. был основан Индонезийский пятидесятнический совет, в 1980 г.- Индонезийское евангелическое сообщество, к-рое объединило от 1,5 до 2 млн чел. В 1984 г. начались попытки реорганизовать церковную жизнь: Индонезийский совет церквей был переименован в Сообщество церквей в Индонезии, на его внеочередном съезде в 1984 г. был принят состоящий из 5 статей объединительный документ по вопросам христианской веры. В 80-90-х гг. XX в. происходило дробление протестант. организаций, обусловленное, как правило, этническими или региональными причинами. В 1997 г. в Сообщество церквей в Индонезии входило 70 орг-ций, чья численность достигла 10,5 млн чел., причем 2,5 млн из этого числа составляли члены Батакской церкви. 26 индонез. церквей являются членами Всемирного Совета Церквей, 30 вступили в Христианскую коалицию Америки, 28 - во Всемирный альянс реформатских церквей и 8 - во Всемирную лютеранскую федерацию. Напряженные отношения между протестантами и католиками улучшились: был подготовлен общий перевод Библии, проводятся регулярные консультативные совещания, ведется сотрудничество в рамках Сообщества церквей в Индонезии. Важным событием для католиков страны стал визит папы Римского Иоанна Павла II в И., состоявшийся в окт. 1989 г. Взаимоотношения христ. орг-ций с гос-вом определяются тем, что христиане И. живут в крупнейшей мусульм. стране мира и церкви вынуждены согласовывать свою деятельность с политикой правительства. В 1984-1985 гг. все христианские орг-ции были вынуждены внести в уставы пункт, согласно которому национальная философия «Панча сила» является единственной основой существования индонез. нации. По рядовым вопросам деятельность церквей согласовывается с Мин-вом по делам религий, в к-рое входит 5 отделов для каждой из «5 признанных религий»; при этом должность министра всегда занимает мусульманин. Среди характерных черт развития церквей на протяжении последних десятилетий можно выделить стремление к децентрализации церковного устройства, к сокращению численности иностранных священнослужителей, к повышению уровня образования индонез. богословов, к расширению конфессиональных вероучительных формул в церковных уставах, к углублению экуменических связей с прежними миссионерскими объединениями и др. христ. организациями в европейских странах, в Австралии, в США и в Азии. Также активно идет процесс внедрения в богослужебную жизнь церквей новых литургических текстов и мелодий, основанных на местных индонез. традициях.

Церковь св. Мартина в г. Энде (о-в Флорес). XX в.

Церковь св. Мартина в г. Энде (о-в Флорес). XX в.


Церковь св. Мартина в г. Энде (о-в Флорес). XX в.

2-я пол. 90-х гг. XX и нач. XXI в. были отмечены выступлениями против христиан. Особенно напряженной в 1999-2000 гг. ситуация была на Молуккских о-вах, где боевики исламской военной орг-ции «Воинство джихада» регулярно нападали на христиан, на их населенные пункты, разрушали церкви, дома. Меры по сдерживанию напряженности, принимаемые армией и полицией, не привели к ожидаемым результатам, т. к. военнослужащие оказались вовлеченными в конфликт на той или иной стороне. Военному командованию пришлось вывести с Молуккских о-вов военные части, поддерживавшие мусульман. Жертвами межрелиг. конфликта стали ок. 4 тыс. чел., более 5 тыс. христиан были насильно обращены в мусульманство. Военные действия в Амбоне, главном городе Молуккских о-вов, продолжались до 2001 г. В кон. сент. 2006 г. на о-вах Флорес и Сулавеси прошли массовые акции протеста против состоявшейся 22 сент. того же года казни 3 христиан. Их обвиняли в убийстве в 2001 г. на Сулавеси ок. 100 чел., пытавшихся найти убежище в мусульманской школе. Последняя апелляция осужденных была отклонена президентом Юдойоно. Христиане блокировали дороги, громили жилые дома и поджигали автомобили. Характерной чертой противостояния между христианами и мусульманами в И. является то, что напряженность нагнетается силами, находящимися под непосредственным влиянием зарубежных радикальных исламских организаций.

По данным на 2008 г., численность католиков в И. составляет от 7 до 7,5 млн чел.; возможность оценки численности протестантов несколько затруднена, но примерная цифра может колебаться в пределах от 13 до 20 млн чел. Процент христиан (включая католиков) достигает максимального уровня в сравнительно малонаселенных провинциях Вост. И.: Папуа (85%), Вост. и Зап. Нуса-Тенгара (75%), Сев. Сулавеси (55%). От 25 до 50% населения составляют христиане на Молуккских о-вах, Сев. Суматре и Зап. Калимантане; от 10 до 25% населения - на Центр. Сулавеси, Центр. и Вост. Калимантане и в Джакарте; от 5 до 10% - в автономном регионе Джокьякарта (Центр. Ява) и на Юж. Сулавеси; от 3 до 5% - на Центр. и Вост. Яве и Юго-Вост. Сулавеси; от 1 до 3% - на Суматре, за исключением Сев. Суматры и Юж. Калимантана; менее 15% - на Зап. Яве, Бали и в пров. Зап. Нуса-Тенгара. Более 25% всех христиан проживает на Яве (преимущественно этнические яванцы), более 20% - на Сев. Суматре (гл. обр. батаки), менее 10% - на Калимантане (гл. обр. даяки), более 10% на Сулавеси (преимущественно народности минохасан и торайян) и 30% - в остальной части Вост. И. 35% всех католиков живут на о-вах Флорес и Тимор, к числу др. территорий, где сосредоточено католич. население И., можно отнести Яву, Зап. Калимантан и Сев. Суматру.

Э. Небольсин

Индонезийская Православная Церковь

(Gereja Ortodoks Indonesia). Первые подтвержденные сведения о Православии в И. связаны с существованием в 20-50-х гг. XX в. небольшой рус. колонии на о-ве Ява - в Бандунге и Батавии (ныне Джакарта). В 1934 г. по предложению архиеп. Камчатского и Петропавловского Нестора (Анисимова) и по благословению архиеп. Харбинского и Маньчжурского Мелетия (Заборовского) свящ. Василий Быстров был назначен настоятелем прихода в Батавии. Однако приход с разрешения и при финансовой поддержке колониального правительства появился в 1936 г. в Бандунге и просуществовал 16 лет.

Глава Индонезийской Православной Церкви архим. Даниил (Бьянторо). Фотография. 2008 г.

Глава Индонезийской Православной Церкви архим. Даниил (Бьянторо). Фотография. 2008 г.


Глава Индонезийской Православной Церкви архим. Даниил (Бьянторо). Фотография. 2008 г.

Основателем правосл. Церкви в И. является архим. Даниил (Бамбанг Дви Бьянторо), индонезиец (яванец), родившийся в 1956 г. Он вырос в мусульм. семье, но, будучи еще школьником, заинтересовался христианством и стал членом протестант. общины. В 1978 г. Бьянторо отправился в Сеул (Юж. Корея) для обучения в Азиатском центре теологических исследований и миссий, где он столкнулся с представителями различных протестант. деноминаций и сект. Не найдя ответов на мн. интересующие его вопросы, он обратился к Православию. Большую роль в восприятии Православия сыграло знакомство Бьянторо с книгой еп. Каллиста (Уэра) «Православная Церковь». В это время в Сеуле, Инчхоне и Пусане действовала Корейская православная миссия К-польского Патриархата, начальником к-рой в 1975 - 90-х гг. XX в. был архим. Сотириос (Трампас). 6 сент. 1983 г. в Сеуле Бьянторо принял Православие с именем Даниил.

В том же году он отправился в Грецию и провел год в правосл. мон-ре Симонопетра на Афоне, где начал переводить богослужебные книги на индонез. язык. С 1984 г. он обучался в США в различных правосл. богословских школах. Завершив обучение, он в 1987 г. был рукоположен во диакона, а в 1988 г.- во священника еп. Питтсбургским (К-польский Патриархат) Максимом (Агиоргусисом) и в том же году вернулся в И. Проповедь Православия на Яве он начал в 1988 г. в родном г. Моджокерто, первыми Бьянторо обратил в Православие членов своей семьи. Затем он переехал в г. Соло (Суракарта), где в 1990 г. был создан 1-й правосл. приход. В том же году митр. Новозеландский Дионисий (Псиахас) назначил архим. Даниила викарием Корейской епархии в сане архимандрита. Для того чтобы получить легальный статус, правосл. движение было оформлено как Общество прямого учения, но, поскольку название звучало слишком по-индуистски, было переименовано в Индонезийское православное евангелическое общество. В 1991 г. созданная архим. Даниилом правосл. община была юридически признана, т. е. зарегистрирована Мин-вом по делам религий как Индонезийская Православная Церковь (в рамках протестант. секции Директората христианских конфессий; ИПЦ).

Великий вход в храме ап. Фомы в Джакарте. Фотография. 2009 г.

Великий вход в храме ап. Фомы в Джакарте. Фотография. 2009 г.


Великий вход в храме ап. Фомы в Джакарте. Фотография. 2009 г.

В 1990-1997 гг. приходы Индонезийской правосл. миссии подчинялись Новозеландской митрополии К-польского Патриархата. В 1997 г. была создана Митрополия Гонконга и Юго-Вост. Азии, в ведение к-рой была передана Индонезийская правосл. миссия. Политика К-польского Патриархата, направленная на эллинизацию Православия, и негативное отношение к формированию поместной Церкви пришли в противоречие с деятельностью архим. Даниила. Он выступал против «социальной и культурной колонизации» и стремился, не нарушая литургических канонов Православия, внести в церковные обряды этнокультурные особенности народностей И.

В 2000 г. архим. Даниил обратился в Московский Патриархат с просьбой, чтобы РПЦ оказала помощь становлению правосл. общины в И. Шесть индонезийцев прошли обучение в Московской и Белгородской семинариях. Один из них - иером. Иоасаф (Тандибиланг), не завершив обучения в Белгородской семинарии, в апр. 2003 г. был рукоположен во иерея. В дек. 2003 г. И. посетил председатель ОВЦС МП митр. Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев; ныне Патриарх Московский и всея Руси). Он встретился с министром иностранных дел и министром по делам религий И. В ходе этих встреч были затронуты вопросы, касающиеся роли межрелиг. сотрудничества в обеспечении стабильности многонационального индонез. общества, проблемы взаимодействия и диалога между христианами и мусульманами.

26-28 окт. 2004 г. Архиерейский Синод РПЦЗ принял решение о включении Индонезийской Православной Церкви в юрисдикцию РПЦЗ. В февр. 2005 г. в связи с нехваткой кадров он отозвал из России обучавшихся там семинаристов, и вскоре они были рукоположены во иереев архиеп. Сиднейским и Австралийско-Новозеландским Иларионом (Капралом; ныне Предстоятель РПЦЗ). Это вызвало негативную реакцию К-поля, в частности прихожанам ИПЦ было отказано в причащении в храмах К-польского Патриархата, к-рые в наст. время действуют в И. без офиц. регистрации.

Освящение куличей в Великую субботу в храме ап. Фомы в Джакарте. Фотография. 2009 г.

Освящение куличей в Великую субботу в храме ап. Фомы в Джакарте. Фотография. 2009 г.


Освящение куличей в Великую субботу в храме ап. Фомы в Джакарте. Фотография. 2009 г.

В наст. время ИПЦ насчитывает свыше 2 тыс. прихожан. Большинство общин находится на Яве, в т. ч. в Джакарте, в городах Соло (Суракарта), Сурабая, Моджокерто, Салатига и Бойолали, на о-вах Бали (г. Санур), Суматра (г. Медан), Сулавеси (г. Манадо), Тимор (г. Купанг) и Нов. Гвинея (г. Джаяпура). Имеется 13 священников и 2 диакона, 23 храма и молельных дома. В Джакарте находятся кафедральный собор св. ап. Фомы и домовый храм св. равноап. кн. Владимира в статусе представительства Московского Патриархата в И. (настоятель - свящ. Иоасаф, находящийся в юрисдикции РПЦ).

Глава ИПЦ архим. Даниил всегда был сторонником сохранения церковного единства и сближения с РПЦ. Еще до объединения РПЦ и РПЦЗ в индонез. правосл. храмах совершались требы для прихожан РПЦ, проживавших или пребывавших в И., с мая 2008 г. на литургии возглашается имя Предстоятеля РПЦ. Представители ИПЦ Давид и Кристина Хадининграт присутствовали на Объединительном Соборе РПЦ в мае 2008 г. и на интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в янв. 2009 г.

С 6 по 13 дек. 2008 г. по приглашению ИПЦ в И. находилась делегация РПЦ в составе представителей МП во главе с зам. председателя ОВЦС еп. Егорьевским Марком (Головковым) и РПЦЗ во главе с архиеп. Сиднейским и Австралийско-Новозеландским Иларионом. В ходе визита в Джакарте была проведена 1-я в Азии совместная литургия с участием иерархов 2 частей РПЦ.

Делегацию РПЦ принял зам. министра по делам религий Я. Ласе, отвечающий за руководство христ. конфессиями. В ходе беседы, на которой присутствовало руководство ИПЦ, были затронуты проблемы, связанные с ее юридическим статусом. Был согласован вопрос о регистрации Устава ИПЦ в целях более четкого определения ее статуса как самостоятельной церковной организации И., духовно связанной с РПЦ. Епископы дезавуировали утверждения К-польского Патриархата о неканоничности клириков ИПЦ и заявили, что они находятся в духовном подчинении еп. Илариону, к-рый в соответствии с решением Архиерейского Синода РПЦЗ осуществляет каноническое руководство ими. Зам. министра отметил, что Мин-во признает в стране только одну правосл. Церковь, а приходы К-польского Патриархата в И. могут получить регистрацию лишь при условии их вхождения в состав ИПЦ.

Делегация посетила приходы в городах Джакарта, Соло (Суракарта) и Денпасар, при этом еп. Марк провел освящение земли для строительства 1-го правосл. храма на о-ве Бали. Он должен стать центром паломничества не только для местных прихожан, но и для российских туристов.

Правосл. Церковь в И. существует в сложных условиях. В последнее время активизировались мусульм. экстремисты, к-рые все чаще самочинно закрывают молельные дома христ. конфессий, совершают нападения на богослужебные помещения неугодных им мусульм. движений, препятствуют деятельности немусульм. учебных заведений.

Особенности богослужения

Перед входом в храм все прихожане снимают обувь и совершают омовение, женщины покрывают голову традиционным покрывалом-керудунг или платком. Мужчины стоят в правой половине храма, женщины - в левой. Служба ведется на индонез. языке. Прихожане активно участвуют в службе, произнося то, что должен исполнять хор. Возгласы священника звучат как на церковнославянском, так и на индонезийском языке. Прихожане отвечают по-индонезийски.

Проповедь верующие слушают сидя на полу. Во время службы прихожане часто держат руки согнутыми в локтях, ладонями вверх (на мусульм. манер). После возгласа: «…единомыслием исповемы» - все мужчины обмениваются рукопожатиями, а женщины целуются.

Лит.: Халберт Т. Бамбанг Дви Бьянторо - православный индонезиец // Фома. 2002. № 2(14); Черепнёва Е. А. Православная Церковь в современной Индонезии: ее создание, развитие и межконфессиональное взаимодействие // Юго-Восточная Азия в 2002 г. М., 2003; она же. Православие в Индонезии // Азия и Африка сегодня. 2007. № 6. С. 61-65.

Н. А. Толмачёв

Религиозное законодательство

Официально Конституцией И. признано 6 государственных религий: ислам, протестантизм, католицизм, индуизм, буддизм и конфуцианство. В гл. Х, посвященной правам человека, содержится ряд статей, касающихся религ. прав граждан. Так, в 1-й ч. ст. 28E говорится, что каждый человек обладает свободой выбора той или иной религии. Он также имеет право выбрать гражданство и местожительство на территории И., где и чему обучаться, кем работать; он может свободно покидать страну и возвращаться на родину. Во 2-й ч. той же статьи утверждается, что каждый человек имеет право на свободу вероисповедания и может выражать свои взгляды и мысли в соответствии со своей совестью. Свобода мысли, совести и вероисповедания в полной мере является правом человека, к-рое не может быть ущемлено ни при каких обстоятельствах (1-я ч. ст. 28I). При осуществлении своих прав каждый человек обязан соблюдать налагаемые законом ограничения, чтобы гарантировать признание и уважение прав и свобод др. людей и удовлетворить справедливые требования, основанные на соображениях морали, религ. ценностей, безопасности и общественного порядка в демократическом обществе (п. 2 ст. 28J).

Гл. XI непосредственно касается вопросов религии. В 1-й ч. ст. 29 содержится фраза, на разных этапах истории И. вызывавшая дебаты: «Государство зиждется на вере в единого Бога». В авг. 1945 г., при подготовке проекта Конституции И., эти слова были в последний момент исключены из преамбулы основного закона и перенесены в ст. 29 гл. XI. Это решение стало предметом спора для мн. исламистских групп в стране и оказало влияние на их отношения с правительством с момента провозглашения независимости. В течение последних 50 лет индонез. ислам. партии безуспешно пытались восстановить в тексте преамбулы исключенные слова. Уход президента Сухарто с поста руководителя страны в мае 1998 г. позволил нек-рым мусульм. объединениям и политическим партиям выступить с предложением о внесении в конституцию элементов шариата. В период реформы конституции, с 1999 по 2002 г., все политические партии, члены парламента и правительства изучали данный вопрос. За это время не вышло ни одного президентского постановления о прекращении дискуссии по данному вопросу в одностороннем порядке, не применялась военная сила, для того чтобы к.-л. образом повлиять на процесс. Изменения в стране привели к тому, что идея ислама стала оплотом формирования государства, обсуждение исключенных слов сменилось дебатами по поводу введения элементов шариата в ст. 29 Конституции И. Т. о., если в ходе предыдущих дебатов изучалась преамбула к Конституции, способная изменить гос. идеологию И., то совр. полемика была в большей степени сосредоточена на отдельных правах мусульман и обязанности правительства гарантировать соблюдение шариата. В ходе конституционных дебатов ни одна из исламистских политических партий не выступила с предложением о введении халифатской формы правления (что свидетельствовало о наличии национального гос-ва), об установлении ислам. гос-ва по образцу Ирана или Саудовской Аравии. В высказываниях представителей нек-рых из этих партий подчеркивалось, что они добиваются конституционной гарантии того, что их права по соблюдению шариата будут осуществлены в полной мере. Они считают, что поправка к ст. 29 Конституции И. необходима для нового проекта конституции. Данные предложения вызывают в обществе неск. вопросов, напр. о статусе общественной религии внутри многоукладного индонез. общества, о выборе между ислам. законом и ислам. государством, а также о проблемах ислам. и неислам. гос-в и об их отношении к шариату. Эти дискуссии отражают противостояние между светским и религ. подходом. Одним из основных предметов дискуссии стал вопрос о степени обоснованности использования религии в качестве основы для принятия политических решений в сфере общественно-гос. политики. Ряд юристов считают, что использование ислама в подобных целях приведет к нарушению четкого разделения между Церковью и гос-вом, что является основой светского гос-ва, и соответственно к нарушению религ. свободы немусульман. Др. верующие настаивают на том, что нельзя исключать религию из общественных дебатов и что подобная политика приводит к дискриминации религии и верующих. 2-я ч. ст. 29 утверждает, что гос-во гарантирует всем людям свободу отправления религ. обрядов (свободу совести), каждому человеку в соответствии с его верой. Религ. вопросов касается и гл. XIII, регламентирующая выбор образования. Пункт 5 ст. 31, гарантирующей каждому гражданину право на получение образования, возлагает на правительство обязанность содействовать развитию науки и техники, проявляя уважение к религ. ценностям и национальной самобытности.

Лит.: Geertz C. The Religion of Java. Glencoe (Ill.), 1960; Peters G. W. Indonesia Revival: Focus on Timor. Grand Rapids (Mich.), 1973; Willis A. T. Indonesian Revival: Why Two Million Came to Christ. South Pasadena (Calif.), 1977; Fox J. J. The «Movement of the Spirit» in the Timor Area: Christian Traditions and Ethnic Identities // Indonesia: Australian Perspectives. Canberra, 1980. Vol. 1. P. 235-246; Guillot C. L'affaire Sadrach: Un essai de christianisation à Java au XIXe siècle. P., 1981; Haire J. The Character and Theological Struggle of the Church in Halmahera, Indonesia: 1941-1979. Fr./M., 1981; Morfit M. Pancasila: The Indonesian State Ideology According to the New Order Government // Asian Survey. Berkeley (Calif.), 1981. Vol. 21. N 8. P. 838-851; Rodgers S. Adat, Islam, and Christianity in a Batak Homeland. Athens (Ohio), 1981; Hefner R. W. Islamizing Java?: Religion and Politics in Rural East Java // J. of Asian Stud. 1987. Vol. 46. N 3. P. 533-554; Kipp R. S. The Early Years of a Dutch Colonial Mission: The Karo Field. Ann Arbor, 1990; Wick R. S. God's Invasion: The Story of Fifty Years of Christian and Missionary Alliance Missionary Work in Irian Jaya. Camp Hill (Penn.), 1990; Buchholt H. The Impact of the Christian Mission on Processes of Social Differentiation in Indonesia. Bielefeld, 1992; Boyle K., Sheen J. Freedom of Religion and Belief: A World Report. L., 1997. P. 202-203; The Church and Human Rights in Indonesia / Ed. P. Tahalele, Th. Santoso. Surabaya, 1997; Schiller A. L. Small Sacrifices: Religious Change and Cultural Identity Among the Ngaju of Indonesia. N. Y.; Oxf., 1997; Sinaga M. L. Gospel-Cultures Encounter in Indonesia: A Christian Experience of Civil Society // Religiosa: Indonesian J. on Religious Harmony. Yogyakarta, 1997. P. 84-91; Steenbrink K. A. Muslim-Christian Relations In The Pancasila State of Indonesia // Muslim World. Hartford (Conn.), 1998. Vol. 88. N 3/4. P. 320-352; Seleky T. E. A History of the Pentecostal Movement in Indonesia // Asian J. of Pentecostal Stud. 2001. Vol. 4. N 1. P. 131-148; Bertrand J. Legacies of the Authoritarian Past: Religious Violence in Indonesia's Moluccan Islands // Pacific Affairs. Vancouver, 2003. Vol. 75. N 1. P. 57-85; Anderson A. An Introduction to Pentecostalism: Global Charismatic Christianity. Camb., 2004. P. 130-131; Asian and Pentecostal: The Charismatic Face of Christianity in Asia / Ed. A. Anderson, E. Tang. Oxf., 2005. P. 307-344; Farhadian Ch. E. Christianity, Islam and Nationalism in Indonesia. N. Y.; L., 2005; Hosen N. Religion and the Indonesian Constitution: A Recent Debate // J. of Southeast Asian Stud. Singapore, 2005. Vol. 36. N 3. P. 419-440; Ревуненкова Е. В. Ритуально-символическая роль бетеля в Малайско-Индонезийском регионе в прошлом и настоящем // Радловский сб.: Науч. исслед. и музейные проекты МАЭ РАН в 2007 г. СПб., 2008. С. 459-463; A History of Christianity in Indonesia / Ed. K. A. Steenbrink, J. S. Aritonang. Leiden; Boston, 2008.

Э. Небольсин


Православная энциклопедия. - М.: Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». 2014.

Синонимы:

Смотреть что такое "ИНДОНЕЗИЯ" в других словарях:

  • Индонезия — Республика Индонезия, гос во в Юго Вост. Азии, на о вах Малайского архипелага. Первые индийцы появились на Яве еще в V IV вв. до н. э. и вплоть до проникновения ислама в XVII в. полит, и религиозно духовное развитие Явы, Суматры и соседних о вов… …   Географическая энциклопедия

  • Индонезия — Индонезия. Рисовые амбары. ИНДОНЕЗИЯ (Республика Индонезия), государство в юго восточной Азии, на островах Малайского архипелага и западной части острова Новая Гвинея, омывается водами морей Индийского и Тихого океанов. Площадь 1,9 млн. км2.… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ИНДОНЕЗИЯ — Республика Индонезия (Republik Indonesia), государство в Юго Вост. Азии, на островах Малайского арх. и западной части о. Новая Гвинея (Ириан Джая). 1904,5 тыс. км². население 188,2 млн. человек (1993). Городское население 31,4% (1991).… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ИНДОНЕЗИЯ — (Indonesia) Республика Индонезия (Republik Indonesia) гос во в Юго Вост. Азии на о вах Малайского архипелага (Б. и м Зондские о ва Молуккские о ва) и зап. части о. Новая Гвинея. Пл. 2027 т. км.2 Нас. 158 млн. ч. (1983) Стотица Джакарта (ок 7,5… …   Демографический энциклопедический словарь

  • Индонезия — (Республика Индонезия) государство в Юго Восточной Азии, на островах Малайского архипелага и западной части острова Новая Гвинея (в состав Индонезии входит 13,6 тыс. островов, крупнейшие Ява, Суматра, большая часть Калимантана, западная часть… …   Исторический словарь

  • Индонезия —         (Indonesia), Республика Индонезия (Republik Indonesia), гос во в Юго Вост. Азии. Расположена на о вах Малайского (Индонезийского) архипелага (св. 3 тыс. островов, крупнейшие Ява, Суматра, Калимантан, Сулавеси) и зап. части о. Новая Гвинея …   Геологическая энциклопедия

  • Индонезия —         (Indonesia), Республика Индонезия, государство в Юго Восточной Азии, на островах Малайского архипелага. Древнейшие памятники художественной культуры, обнаруженные на территории Индонезии, относятся к эпохе мезолита (7 5 е тысячелетие до н …   Художественная энциклопедия

  • индонезия — страна вулканов Словарь русских синонимов. индонезия сущ., кол во синонимов: 2 • страна (281) • …   Словарь синонимов

  • Индонезия — (Indonesia), островное гос во в Юго Вост. Азии. Острова, к рыми в 17 в. частично управляла нидерланд. Ост Индская компания, в 1914 г. были объединены в Нидерландскую (Голландскую) Индию. В 1920 х гг. местные полит, движения потребовали… …   Всемирная история

  • ИНДОНЕЗИЯ — Площадь 1904 тыс.кв.км, население 184 млн.человек (1990). Это аграрно промышленная страна. Сельское хозяйство дает около 50% всего валового продукта. Главная культура в земледелии рис. Выращивают также маниоку, кукурузу, овощные культуры. Животн …   Мировое овцеводство

  • Индонезия — Республика Индонезия Republik Indonesia …   Википедия

Книги

  • Индонезия, Крылов Д., Шигапов А.. Путеводитель от главного путешественника России! . Преимущества книг этой серии: .-Единственные путеводители на российском рынке с DVD-фильмом о стране! .-Максимальный охват городов по… Подробнее  Купить за 658 руб
  • Индонезия обвиняет. Сборник статей и речей, Сукарно. В сборнике представлены тексты статей и речей президента Республики Индонезия доктора Сукарно. Основное их содержание - сопротивление колониализму, достижение национальной независимости и… Подробнее  Купить за 500 руб
  • Индонезия, Крылов Д., Шигапов А.. Путеводитель от главного путешественника России! Преимущества книг этой серии: .— Единственные путеводители на российском рынке с DVD-фильмом о стране! .— Максимальный охват городов по каждой… Подробнее  Купить за 485 руб
Другие книги по запросу «ИНДОНЕЗИЯ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.