ИНДИЯ это:

ИНДИЯ

[Республика Индия; хинди Бхарат Ганараджья; англ. Republic of India], гос-во в Юж. Азии. Омывается водами Индийского океана: на западе - Аравийским м., на юго-западе - Лаккадивским м., на востоке - Бенгальским зал.; на юге Маннарский зал. и Полкский прол. отделяют И. от о-ва Шри-Ланка. В состав И. входят Лаккадивские о-ва (союзная территория Лакшадвип), Андаманские и Никобарские о-ва. Территория - 3 287 600 кв. км. Граничит на северо-западе с Пакистаном и Афганистаном, на севере с Китаем, Непалом и Бутаном, на востоке с Мьянмой и Бангладеш. Столица - Нью-Дели (входит в состав Национальной столичной территории Дели). Крупнейшие города: Мумбаи (13,92 млн чел.), Дели (12,26 млн чел.), Бангалор (5,31 млн чел.), Калькутта (Колката) (5,08 млн чел.) (данные на 2009). Офиц. языки - хинди и английский. И.- член ООН (1945), Содружества (1947), МВФ (1945), МБРР (1945), СААРК (1985), ВТО (1995), Шанхайской орг-ции сотрудничества (наблюдатель с 2005). География. На территории И. с юга на север выделяются 3 крупные географические, широтно ориентированные области: возвышенные равнины, плато и плоскогорья п-ова Индостан, обширная Индо-Гангская равнина, высочайшие горные системы Гималаи и Каракорум. Большую часть п-ова Индостан занимает плоскогорье Декан. На юге п-ова Индостан возвышаются горстово-эрозионные крутосклонные горы Анаймалай высотой до 2695 м (гора Анай-Муди - высшая точка Индостана), Палани и Кардамоновы горы. На северо-востоке полуострова расположено обширное цокольное плато Чхота-Нагпур (высота 500-900 м). Вдоль северо-зап. окраины п-ова Индостан расположены древние складчато-глыбовые горы Аравалли (высота до 1722 м), состоящие из коротких параллельных хребтов. К северу от гор Аравалли и плато Чхота-Нагпур простирается низменная аллювиальная Индо-Гангская равнина. Сев. часть И. занимают высочайшие горные системы Гималаи и Каракорум, разделенные продольной межгорной долиной р. Инд. В горах Каракорум находится высшая точка И. и 2-я вершина мира - гора Чогори (8611 м). На большей части территории И. (за исключением высокогорных районов) климат муссонный субэкваториальный, на северо-западе - тропический. Четко выражены 3 сезона: зимний, сухой и относительно прохладный (нояб.-февр.); весенний, очень жаркий и сухой (март-май); летний, жаркий и влажный муссонный (июнь-окт.).

Население

Численность населения И., согласно переписи 2001 г., составляла 1 027 015 247 чел. Согласно статистическим данным ООН, в 2009 г. население И. составляло 1 166 079 217 чел. И.- одна из самых многонациональных стран мира. Среди индийцев большинство (75,7%) представляют индоарийские народы (хиндустанцы хиндиязычные - 44,3%, урдуязычные - 10,7, маратхи - 4,9, бенгальцы - 4,7, гуджаратцы - 4,5, пенджабцы - 2,3, ория - 1,8, бихарцы - 1, раджастханцы - 0,8, ассамцы - 0,6, конкани - 0,1% и др.); на одном из дардских языков говорят кашмирцы (0,5%). Дравидов насчитывается 13,9% (телугу - 4,5%, каннара - 3,2, малаяли - 3,1, тамилы - 2,9%, тода, гонды, кхонды, ораоны и др.), народов, говорящих на австроазиат. языках,- 1,4% (группы мунда - 1,3%: санталы - 0,7%, мунда - 0,3, хо - 0,1%, бирхоры и др.; говорящие на одном из мон-кхмерских языков кхаси - 0,1%), тибето-бирм. народов - ок. 1% (нага - 0,2%, бодо - 0,2, манипури - 0,12, кукичин - 0,1%, в т. ч. мизо - 0,07%, гаро - 0,08, трипури - 0,05, мири - 0,05, бхотия - 0,02%, тибетцы, дафла, апатани и др.). И. характеризуется высоким уровнем роста населения - 1,43% в год; в 2007 г. рождаемость составила 23 чел. на 1 тыс. жителей, смертность - 8,5 на 1 тыс. жителей. Средний возраст населения - 24,8 года. В возрастной структуре населения доля детей до 14 лет - 31,8%, лиц трудоспособного возраста (15-64 года) - 63,4, лиц 65 лет и старше - 4,8%. Средняя продолжительность жизни - 63,5 года (мужчины - 62,1, женщины - 65). Средняя плотность населения - 353 чел. на кв. км (минимальный показатель - 14,7 чел. на кв. км в шт. Аруначал-Прадеш, максимальный - свыше 11 тыс. чел. на кв. км в пределах Национальной столичной территории Дели). Степень урбанизации низкая: сельское население составляет ок. 70%, в городах проживает ок. 30%. Темп роста городского населения (за исключением крупных городов) относительно низкий.

Государственное устройство

Согласно Конституции, принятой 26 нояб. 1949 г. и вступившей в силу 26 янв. 1950 г., И.- парламентская республика, в к-рой высшим органом законодательной власти является 2-палатный парламент. Нижняя (Народная) палата парламента насчитывает 545 депутатов (543 депутата избираются путем всеобщего и прямого голосования, 2 депутата назначаются президентом из числа представителей англо-инд. общины). Срок полномочий нижней палаты составляет 5 лет, однако премьер-министр может рекомендовать президенту ее досрочный роспуск с последующим проведением новых выборов. Верхней палатой парламента является Совет штатов - не подлежащий роспуску, постоянно действующий орган, состоящий из 250 членов. 12 из них назначаются президентом из числа выдающихся общественных и культурных деятелей, остальные избираются членами законодательных собраний штатов. Состав Совета обновляется на 1/3 через каждые 2 года.

Правительство возглавляет премьер-министр, являющийся лидером партии, имеющей большинство мест в нижней палате парламента. Он, как и все министры, находящиеся в его подчинении, назначается президентом. Все члены правительства должны входить в состав парламента или обязаны стать его членами в течение 6 месяцев. Деятельность правительства контролируется Народной палатой, имеющей право вынести ему вотум недоверия, в результате к-рого либо правительство уходит в отставку, либо президент распускает Народную палату.

Президент избирается непрямым голосованием коллегии выборщиков (избранными членами обеих палат парламента и выборными членами законодательных собраний штатов) сроком на 5 лет. Согласно Конституции, президент является главой государства, ему формально принадлежит исполнительная власть, однако на практике его основные полномочия осуществляют правительство и премьер-министр. Его заместителем является вице-президент, возглавляющий Совет штатов парламента.

И.- централизованная федерация, состоящая в адм. отношении из 28 штатов, Национальной столичной территории Дели и 6 союзных территорий. В каждом штате исполнительная власть принадлежит губернатору, назначаемому президентом. Законодательный орган штата состоит из губернатора и законодательного собрания, являющегося единственной или нижней палатой, срок полномочий к-рой составляет 5 лет. Законодательное собрание роспуску не подлежит. Верхняя палата штата, в случае если парламент страны счел необходимым наличие таковой, называется законодательным советом. 1/3 его депутатов переизбирается каждые 2 года. В И. существует многопартийная система.

Религия

Согласно переписи населения 2001 г., наиболее распространенной религией в большинстве штатов И. является индуизм, к-рый исповедуют 80,5% населения. 13,4% населения страны придерживаются ислама. Христиане составляют 2,3% населения. Христианство в И. представлено религ. группами, которые возникали на основе древних христ. общин И., существовавших с первых веков и некогда придерживавшихся несторианского вероучения, а также церквами, появление которых в И. было связано с деятельностью миссионеров в Новое время. Более 63% христиан проживают в юж. штатах - Керале, Тамилнаде, Андхра-Прадеше и Карнатаке. Ок. 14% инд. христиан населяют сев.-вост. штаты, где они зачастую составляют даже большинство среди местного населения. Так, напр., 7 млн христиан Кералы составляют 20,4% населения штата, в то время как 0,5 млн христиан Мизорама - это 82% его населения, в Нагаленде христиан 75%, а в Манипуре - 30%. Процесс обращения в христианство малых этносов данного региона продолжается. 1,9% населения И. составляют сикхи. 1,8% - приверженцы др. конфессий или религиозных групп (буддизма, джайнизма, зороастризма, иудаизма и др.). Ок. 0,1% населения И. не причисляют себя ни к одной из конфессий и не входят ни в одну из религиозных групп.

Православие

представлено 2 приходами в составе еп-ства Нов. Зеландия, к-рые относятся к юрисдикции К-польской Православной Церкви.

Нехалкидонские восточные Церкви

представлены монофизитскими Сирийской Маланкарской Церковью, являющейся автокефальной с 1912 г. (1,5 тыс. общин, 2,2 млн чел.), и Сирийской Яковитской Церковью Индии, входящей в состав Сирийской яковитской Церкви с 1665 г., после разрыва унии с Римом (300 общин, 1 млн чел.). Последователи Ассирийской Церкви Востока в И. составляют Сирийскую Халдейскую Церковь, преодолевшую в 1995 г. раскол (начавшийся в 1964) между сторонниками подчинения Ассирийской Церкви Востока и приверженцами полной автокефалии. Имеет 28 церквей и 1 миссию, ок. 30 тыс. верующих. В Новое время появились адепты Армянской Апостольской Церкви, насчитывающей 12 тыс. верующих в 10 общинах.

Римско-католическая Церковь

является самой представительной христ. орг-цией И.; католики преобладают на юге страны, а также в нек-рых зап. районах - в Гоа, Дамане и Диу. Римско-католическая Церковь в И. насчитывает 23 митрополии (архиеп-ства) лат. обряда (Агра, Бангалор, Бхопал, Бомбей, Калькутта, Каттак-Бхубанешвар, Дели, Гандинагар, Гоа и Даман, Гувахати, Хайдарабад, Импхал, Мадрас и Мелиапор, Мадурай, Нагпур, Патна, Пондичерри и Куддалур, Райпур, Ранчи, Шиллонг, Тривандрам, Вераполи, Вишакхапатнам), 115 еп-ств-суффраганов. Общее количество католиков лат. обряда - 15 млн чел. Епископы лат. обряда И. объединены в созданную в 2000 г. Конференцию католических епископов Индии. Восточные католические Церкви в И. представлены Сиро-Малабарской католической Церковью и Сиро-Маланкарской католической Церковью. Сиро-Малабарская католическая Церковь состоит из 1 верховного архиеп-ства (Эрнакулам-Ангамали), 4 митрополий (Чанганачери, Коттаям, Телличерри, Тричур) и 11 еп-ств-суффраганов. Общее количество верующих - 2,178 млн чел. Высшим органом управления является Синод Сиро-Малабарской католической Церкви, возглавляемый верховным архиепископом. Сиро-Маланкарская католическая Церковь насчитывает 1 верховное архиеп-ство (Тривандрам, учреждено в 2005), 1 митрополию (Тирувалла) и 4 еп-ства-суффрагана. Общее количество последователей - 213 тыс. чел. Высшим органом управления является Синод Сиро-Маланкарской католической Церкви во главе с верховным архиепископом.

Католич. епископы И. разных обрядов объединены в созданную в 1976 г. Индийскую конференцию католич. епископов, являющуюся членом Федерации епископских конференций Азии. Дипломатическая миссия Папского престола на территории совр. И. была открыта в 1881 г., в 1948 г. по инициативе папы Римского Пия XII она получила статус интернунциатуры, а в 1967 г., при папе Римском Павле VI,- апостольской нунциатуры. По данным на 2007 г., в И. свыше 9 тыс. католич. приходов и общин, в к-рых служат ок. 30 тыс. священников. В стране существует 300 мон-рей (70 мужских, 230 женских), в к-рых подвизаются 4,3 тыс. монахов и свыше 90 тыс. монахинь. Католич. Церковь занимается социальной, образовательной, медицинской и благотворительной деятельностью. Общее количество католиков (всех обрядов) - ок. 18 млн чел.

Протестантские церкви, деноминации и секты

Из протестант. церквей наибольшее число приверженцев имеют Церковь Южной Индии и Церковь Северной Индии, являющиеся межденоминационными объединениями. Церковь Юж. Индии возникла в 1947 г. путем слияния основных протестант. орг-ций юж. части страны. В ее состав вошли Англиканская Церковь Индии, Пакистана, Бирмы и Цейлона (до 1947 Церковь Индии), Пресвитерианская церковь и Объединенная церковь Южной Индии (включала Конгрегационалистскую и Методистскую церкви). Общее количество верующих - ок. 1,3 млн чел. (4 тыс. приходов). Церковь Северной Индии, в каноническую территорию к-рой кроме И. входят Пакистан и Мьянма, была создана в 1970 г. в результате слияния Объединенной церкви Северной Индии (включала Конгрегационалистскую и Пресвитерианскую церкви), Англиканской Церкви Индии, Пакистана, Бирмы и Цейлона, ряда братских, методистских, баптист. и проч. церквей Северной Индии. Общее количество верующих - ок. 3 млн чел., к-рые объединены в 5 тыс. приходов. Обе орг-ции являются членами как Англиканского содружества, так и Всемирного альянса реформатских церквей. Помимо этого существует Англиканская Церковь Индии, к-рая является союзом независимых англикан. церквей, возникшим в 1964 г. в результате отказа консервативной части англикан входить в к.-л. межденоминационные объединения (800 общин, 500 тыс. чел.).

Отдельную группу составляют независимые церкви, образовавшиеся в результате длительных контактов нехалкидонских инд. церквей с англикан. миссионерами. Данные организации в той или иной мере придерживаются древневост. обрядности, сочетая ее с протестант. (англикан. или реформатскими) доктринами. Малабарская Независимая Сирийская Церковь Тхожийура, отделившаяся в 1773 г. от Сирийской яковитской Церкви в результате сближения с англиканами, насчитывает 10 тыс. верующих (14 общин). Cирийская Малабарская Церковь Мар Фомы, попавшая в 1-й пол. XIX в. под влияние миссионеров из англ. Церковного миссионерского общества (начал свою деятельность в Керале в 1816) и отделившаяся от Сирийской яковитской Церкви в 1889 г., насчитывает 900 тыс. верующих (ок. 1 тыс. приходов). В 1961 г. в результате острых теологических дискуссий от нее отделилась Евангелическая Церковь Индии св. Фомы, 25 тыс. верующих в 205 общинах (173 общины в Керале, 32 - в др. штатах).

Лютеранство представлено Объединенной Евангелическо-Лютеранской Церковью в Индии, входящей во Всемирную лютеранскую федерацию и являющейся объединением различных лютеран. орг-ций страны; насчитывает 1,5 млн верующих, окормляемых в 10 тыс. общин. Есть и др. независимые лютеран. группы, не вошедшие в состав Объединенной Евангелическо-Лютеранской Церкви в Индии, напр. Библейская миссия (Bible Mission) (110 общин, 18 тыс. верующих) и Малабарская Церковь Базельской Германской миссии (5 общин, 1,5 тыс. верующих).

Кальвинизм представлен такими членами Всемирного альянса реформатских церквей, как Пресвитерианская Церковь Индии (3,5 тыс. общин, 800 тыс. чел.), Евангелическая Церковь Мараленда (10 общин, 1,2 тыс. верующих) и Реформатская Пресвитерианская Церковь Северо-Восточной Индии (10 общин, 500 верующих), а также не входящими в него Объединенной Церковью Базельской миссии (40 общин, 29 тыс. верующих), Церковью Лондонской миссии (90 общин, 30 тыс. верующих), Пресвитерианским синодом горских племен Качара (235 общин, 30 тыс. верующих), Независимой Евангелической Церковью Мара (100 общин, 20 тыс. чел.) и др.

Меннониты насчитывают 7 орг-ций, входящих во Всемирную меннонитскую конференцию: Конференцию Меннонитских братских Церквей Индии (840 общин, 104 тыс. чел.), Генеральную конференцию Меннонитских Церквей Бхаратья (26 общин, 7 тыс. верующих), Объединенную миссионерскую Церковь Индии (28 общин, 2,5 тыс. верующих), Бихарскую Меннонитскую Церковь (20 общин, 1,5 тыс. верующих), Церковь братьев во Христе Ориссы (14 общин, 3 тыс. верующих), Церковное сообщество братьев во Христе (42 общины, 6 тыс. верующих), Меннонитскую Церковь Индии (15 общин, 3 тыс. верующих). Не входят во Всемирную меннонитскую конференцию Церкви братьев во Христе Северного Бихара, Меннонитские церкви в Мадья-Прадеше и Церковь меннонитов Сародара Сангам. Общее количество меннонитов в И. составляет ок. 150 тыс. чел.

Баптисты широко распространены в сев., сев.-вост. и вост. частях страны. Самой крупной баптист. организацией является Совет баптистских Церквей Сев.-Вост. Индии, в состав к-рого входят Совет Баптистских Церквей Нагаленда (1356 общин, 470 тыс. верующих), Индийская баптистская конвенция Гаро (1818 общин, 231 тыс. чел.), Баптистская конвенция Манипура (1284 общины, 173 тыс. чел.), Баптистская Церковь Мизорама (422 общины, 83,5 тыс. чел.), Индийский баптистский христианский союз Трипуры (500 общин, 80 тыс. чел.), Баптистская конвенция Ассама (329 общин, 28,5 тыс. чел.), Баптистская конвенция Карби-Англонга (278 общин, 22 тыс. чел.), Баптистский союз Нижнего Ассама (261 община, 21 тыс. чел.), Лайрамская Баптистская Церковь Иисуса Христа (88 общин, 19 тыс. чел.). Проч. баптист. орг-ции: Баптистский союз Сев. Индии (136 общин, 13,5 тыс. чел.), Бенгальский баптистский союз (173 общины, 16,5 тыс. чел.), Ассоциация Баптистских Церквей Бенгалии, Ориссы, Бихара (85 общин, 16,5 тыс. чел.), Баптистская конвенция Бенгалии, Ориссы, Бихара (70 общин, 14 тыс. чел.), Конвенция Баптистских Церквей Северных Сиркар (255 общин, 166 тыс. чел.), Евангелическая баптистская конвенция Индии (141 община, 31 тыс. чел.), Индийская ассоциация общих баптистов (121 община, 10,5 тыс. чел.), Баптистская конвенция Индии (80 общин, 6 тыс. чел.), Баптистская конвенция Карнатаки (680 общин, 45 тыс. чел.), Баптистское сообщество Махараштры (155 общин, 8 тыс. чел.), Баптистская христианская ассоциация сев. берега (894 общины, 86 тыс. чел.), Баптистский евангелический крестовый поход Ориссы (3,24 тыс. общин, 430 тыс. чел.), Содружество Баптистских Церквей Телугу (893 общины, 476 тыс. чел.). Все орг-ции входят в состав Всемирного баптистского альянса.

Братья, не вошедшие в состав таких межденоминационных организаций, как Церковь Юж. Индии и Церковь Сев. Индии, объединены в Христианскую братскую ассамблею Индии, насчитывающую 1,2 тыс. общин, 270 тыс. верующих. Методисты представлены Методистской Церковью в Индии, объединяющей более 1,3 млн чел. (3 тыс. приходов), а также Уэслианской Методистской Церковью в Индии (135 приходов, 32 тыс. чел.).

Движение святости объединяет орг-ции: Церковью Бога с центром в Андерсоне, США (800 приходов, 600 тыс. чел.), Евангелической Христианской Церковью Индии (1,3 тыс. общин, 350 тыс. чел.), Церковью Назарянина Бхарат (500 общин, 75 тыс. чел.), т. н. Внеденоминационной Церковью Господа в Индии (150 приходов, 22 тыс. чел.), Свободной Методистской Церковью Индии (35 приходов, 14 тыс. чел.), Христианским миссионерским альянсом Индии (101 община, 12 тыс. чел.), Уэслианской Церковью Индии (18 общин, 3 тыс. чел.) и т. н. Объединенной Миссионерской Церковью Индии (15 общин, 2,5 тыс. чел.).

Армия спасения (6 территориальных подразделений) имеет в И. 270 тыс. последователей (3 тыс. общин).

Пятидесятничество является самым многочисленным направлением протестантизма в И. Наиболее значительные пятидесятнические организации: Ассамблеи Бога (3 тыс. общин, 500 тыс. чел.), Объединенная Пятидесятническая Церковь в Индии (770 общин, 224 тыс. чел.), Церковь Бога в Индии (880 общин, 150 тыс. чел.), Церкви Шведской свободной миссии (250 общин, 100 тыс. чел.), Пятидесятническая Церковь святости (127 общин, 64 тыс. чел.), Церковь Пророчества Божия (262 общины, 55 тыс. чел.) и др. Помимо этого имеется значительное количество независимых церквей пятидесятнического толка, таких как Индийская Пятидесятническая Церковь Бога (10 тыс. общин, 920 тыс. чел.), Содружество новой жизни (2,1 тыс. общин, 490 тыс. чел.), Церковь христианского возрождения Нагаленда (860 общин, 265 тыс. чел.), Пятидесятническая миссия (1,1 тыс. общин, 125 тыс. чел.), Церковь пятидесятнического сообщества Шарон (355 общин, 60 тыс. чел.), Пятидесятническая Церковь Бога Андхра-Прадеша (800 общин, 50 тыс. чел.), Апостольская Пятидесятническая Церковь Индии (200 общин, 30 тыс. чел.), Церковь Нового Завета Индии (250 общин, 28 тыс. чел.), Цыганское евангелическое движение (300 общин, 15 тыс. чел.), Гималайская Свободная Церковь (49 общин, 7 тыс. чел.) и др.

Квакеры представлены 2 организациями: Межиндийским ежегодным съездом друзей (19 общин, 1 тыс. чел.), Церковью евангелизированных друзей (4 общины, ок. 600 верующих).

Адвентисты седьмого дня (АСД) на территории И. разделены на 7 секций, входящих в состав Южноазиатского дивизиона Генеральной конференции АСД (более 1,5 млн чел., более 3,5 тыс. общин). Существуют и независимые орг-ции адвентистского толка: Христианская конференция адвента (63 общины, 7 тыс. чел.) и Церковь Бога седьмого дня (32 общины, 4 тыс. чел.).

Свидетели Иеговы имеют в И. 410 общин, 30 тыс. адептов.

Мормоны (Церковь Иисуса Христа святых последних дней) насчитывают ок. 1,2 тыс. приверженцев в 10 общинах.

В стране широко распространены независимые протестант. орг-ции, преимущественно харизматического толка. Наиболее значительные из них: Новоапостольская Церковь в Индии (3,4 тыс. общин, 1,5 млн чел.), Группы Христа (10 тыс. общин, 300 тыс. чел.), Движение Субба Рао (500 общин, 250 тыс. чел.), Ассамблея полного Евангелия Омега (50 общин, 230 тыс. чел.), Церкви верующих в Индии (3 тыс. общин, 220 тыс. чел.), Группа друзей миссионерской молитвы (1,9 тыс. общин, 175 тыс. чел.), Евангельская миссия среди племен (149 общин, 152 тыс. чел.), Миссионерское сообщество Хеврон (350 общин, 70 тыс. чел.), Служение новой жизни (184 общины, 70 тыс. чел.), Сообщество новой жизни Раджастхана (1,5 тыс. общин, 60 тыс. чел.), Евангелическая Свободная Церковь Индии (265 общин, 60 тыс. чел.), Ассамблейная Церковь Иисуса Христа полного Евангелия (300 общин, 42 тыс. чел.), Службы распространения Евангелия (600 общин, 35 тыс. чел.), Сообщество Церквей полного Евангелия (75 общин, 25 тыс. чел.), Филадельфийское сообщество (550 общин, 30 тыс. чел.), Гималайский крестовый поход (100 общин, 20 тыс. чел.), Сообщество туземных Евангельских Церквей (200 общин, 19 тыс. чел.) и др. Работает Национальный христианский совет, объединяющий 24 деноминации, 14 региональных советов и 10 орг-ций (Библейское об-во, Ассоциация молодых христиан и т. п.).

Общее количество протестантов, включая квазипротестант. образования, составляет не менее 6 млн чел. Однако офиц. статистика и данные, предоставляемые религ. орг-циями, заметно отличаются друг от друга. Во-первых, существует значительное количество индусов, к-рые считают себя христианами, продолжая при этом исполнять все обряды индуизма. Они образуют общины и группы т. н. Приверженцев Христа низших каст Индии и Приверженцев Христа высших каст Индии, однако, несмотря на свою многочисленность, во всех гос. статистических отчетах они присутствуют как индуисты; помимо этого существуют «скрытые» христиане, в первую очередь в местах компактного проживания мусульман, объединяющиеся в т. н. группы «Мусульман, тайных приверженцев Христа», при переписях считающиеся мусульманами. Во-вторых, мн. христиане, имея католич. или протестант. крещение, впосл. переходят в неопятидесятнические харизматические орг-ции, попадая в статистических отчетах в обе категории. Данные обстоятельства приводят к тому, что в нек-рых источниках встречаются цифры, отличные от офиц. индийской статистики. Некоторые источники, напр., утверждают, что количество протестантов в И. превышает 30 млн чел. (см., напр.: World Christian Encyclopedia: A Comparative Survey of Churches and Religions in the Modern World / Ed. D. A. Barrett. Oxf., 2001. P. 359-371).

Индуизм

является основной религией во всех штатах И., кроме штатов Джамму и Кашмира, Нагаленда, Манипура, Аруначал-Прадеша, Мизорама, Мегхалаи и Пенджаба. В нач. XXI в. в И. было отмечено некоторое преобладание вишнуизма, однако среди ряда народностей (тамилы, ассамцы) было больше приверженцев шиваизма. У малаяли значительное распространение получил шактизм. Среди населения, исповедующего индуизм, помимо ортодоксальных индуистов (санатани) имеются последователи реформированного индуизма, прежде всего религ. сообщества Арья самадж.

Ислам

Подавляющее большинство мусульман - сунниты ханафитского толка. На Малабарском берегу распространен ислам шафиитского толка, в ряде районов Уттар-Прадеша и Зап. Бенгалии преобладают сунниты, в их среде получил распространение ваххабизм. Ислам шиитского толка исповедует в основном население крупных городов. Среди мусульман-исмаилитов встречаются общины как низаритов (ходжа), так и мусталитов (бохра). Нек-рое число последователей имеет псевдоисламская секта ахмадия.

Сикхизм

исповедует подавляющее большинство населения Пенджаба. Общее количество сикхов составляет от 22 до 24 млн чел.

Буддизм

в И. исповедуют гималайские народы Ладакха и Сиккима, а также тибетские беженцы, которые переселились в Индию с нач. 60-х гг. во главе с далай-ламой XIV и духовными иерархами др. школ. С 50-х гг. XX в. число буддистов стало увеличиваться благодаря проповеди буддизма среди касты неприкасаемых. Общее количество буддистов составляет ок. 7 млн. Больше всего буддистов проживают в шт. Махараштра - ок. 3,8 млн чел.

Джайнизм

насчитывает ок. 2,6 млн последователей. Основная масса джайнов сосредоточена в Раджастхане, Гуджарате и Махараштре.

Зороастризм

в И. представлен небольшой религ. общностью зороастрийцев-парсов - потомков переселенцев из Персии, бежавших в VII-ХII вв. от преследований мусульман. Свыше половины всех инд. зороастрийцев сосредоточено в Мумбаи. Численность парсов - свыше 120 тыс. (по др. данным, 200 тыс.).

Иудаизм

в И. исповедует евр. диаспора, проживающая в основном в Махараштре и Керале, где евреи обосновались в первые века вместе с др. выходцами с Ближ. Востока. Общее количество иудеев составляет ок. 8 тыс. чел.

Новые религиозные движения

представлены последователями бахаизма (см. ст. Бахаи религия), численность к-рых существенно выросла за последние десятилетия. Наблюдается рост популярности бахаизма среди бывших мусульман и индуистов. Общее количество адептов - ок. 40 тыс.

Традиционные верования

распространены среди представителей различных народностей, живущих преимущественно в отдаленных горных районах И. Приверженность племенным культам, основанным на анимизме, иногда сочетается с формальной принадлежностью к индуизму или к.-л. христ. деноминации, поэтому точная оценка количества последователей традиц. верований практически невозможна.

Э. П. С.

История

Единорог. Оттиск печати из Мохенджо-Даро. III тыс. до Р. Х. (Британский музей, Лондон)

Единорог. Оттиск печати из Мохенджо-Даро. III тыс. до Р. Х. (Британский музей, Лондон)


Единорог. Оттиск печати из Мохенджо-Даро. III тыс. до Р. Х. (Британский музей, Лондон)

Формирование инд. цивилизации проходило в относительной изоляции от центров др. древневост. культур, что в первую очередь объясняется географическим положением региона. Сев., Юж. и Центр. Индия долгое время развивались разными темпами и независимо друг от друга. Раньше всего государственность начала складываться на севере, на юге оформилась лишь к кон. I тыс. до Р. Х. Как относительно единый культурный ареал И. можно рассматривать лишь с сер. I тыс. по Р. Х.

Древнейший период

Квартал цитадели в Хараппе. Сер. II тыс. до Р. Х.

Квартал цитадели в Хараппе. Сер. II тыс. до Р. Х.


Квартал цитадели в Хараппе. Сер. II тыс. до Р. Х.

- эпоха т. н. индской, или хараппской, цивилизации и родственных ей более поздних культур (сер. III - сер. II тыс. до Р. Х.). В хараппский период в бассейне Инда и в др. областях инд. северо-запада появились первые города, что можно считать признаком оформления ранней государственности. Крупных городских центров этой эпохи известно не много (в исторической науке для их обозначения используют совр. топонимы - Хараппа, Мохенджо-Даро, Лотхал, Калибанган и т. д.), однако продуманностью планировки и уровнем благоустройства данные города превосходили совр. им поселения др. регионов, а по площади соответствовали более поздним городам Греции и Риму.

Центром города была возведенная на кирпичной платформе цитадель, в которой находились административно-хозяйственные и культовые сооружения. Расположенный подле цитадели нижний город состоял по преимуществу из жилых построек. Планировка домов ясно свидетельствует о том, что основой хараппского общества являлась большая семья. Кроме того, различие в качестве и размерах жилых построек является доказательством значительной имущественной дифференциации в индском обществе. Широкими магистралями, пересекавшимися под прямым углом, нижний город делился на кварталы. Вдоль улиц к окраинам города вели крытые плитами канавы - древнейшая в истории канализационная система. Вероятно, на столь обширной территории существовало не одно большое гос-во, а неск. родственных с этнокультурной т. зр. некрупных гос. образований, поддерживавших отношения друг с другом. Их политическая история, как и особенности организации, неизвестна. Письменность эпохи хараппской цивилизации до конца не расшифрована. Однако очевидно, что она сформировалась непосредственно в И., а не была заимствована у др. народов. По характеру это классическая иероглифика, создатели к-рой были носителями языка - предка совр. дравидийских языков. Значительная часть надписей сохранилась на печатях, но их краткость и однотипность, а также отсутствие среди них билингв препятствуют полной расшифровке. Памятники хараппского искусства свидетельствуют о том, что в индских городах был широко распространен культ покровителей плодородия, существовали культы растений, животных (напр., быка) и небесных светил. Боги изображались как зооморфные или антропоморфные существа с зооморфными чертами.

Основу экономики составляли развитое земледелие и скотоводство. Жители индских поселений были знакомы и со многими ремеслами: гончарным делом, ткачеством, металлургией и т. д. Регион поддерживал постоянные торговые связи с другими областями Др. Востока: Месопотамией, Ираном, Средней Азией. Причины, по к-рым в нач. II тыс. до Р. Х. хараппская цивилизация прекратила свое существование, в точности неизвестны. В качестве гипотез в науке выдвигались версии о негативных последствиях нерационального ведения хозяйства, череде стихийных бедствий, неких политических событиях, неизвестных нам, и т. д.

Ведийская эпоха

(2-я пол. II - сер. I тыс. до Р. Х.). Название периоду дали Веды - основной источник по истории этого времени и древнейший памятник культовой лит-ры И. Ведийскую эпоху условно делят на 2 периода. Сведения о ранневедийском периоде (XIII-X вв. до Р. Х.) содержатся лишь в наиболее раннем из текстов - Ригведе. В ранневедийский период происходили проникновение полукочевых племен ариев на территории Индостана и их продвижение, гл. обр. на восток. В поздневедийский период (IX-VI вв. до Р. Х.) эти племена постепенно перешли к оседлому образу жизни, усложнилась их социальная и имущественная дифференциация. К сер. I тыс. до Р. Х. сложились предпосылки для зарождения государственности на севере И. Продвижение племен индоариев в глубь субконтинента сопровождалось усилением их влияния на аборигенов, т. о. создавались предпосылки для формирования в будущем классической инд. культуры.

Барельеф из Бхархута. Ок. II в. до Р. Х. (Индийский музей в Калькутте)

Барельеф из Бхархута. Ок. II в. до Р. Х. (Индийский музей в Калькутте)


Барельеф из Бхархута. Ок. II в. до Р. Х. (Индийский музей в Калькутте)

Веды и более поздние прозаические сочинения дают представление об обширном пантеоне ариев и их сложной ритуальной практике. Ядро пантеона составляли: Агни, бог огня, главного элемента всех ведийских жертвоприношений, бог-посредник между миром людей и миром богов; Индра - бог-воин, бог-герой и Сома - божество священного напитка (родственное иран. Хаома). Кроме того, в пантеон входило мн. др. богов, в т. ч. Митра и Варуна, божественные близнецы Ашвины, боги, связанные с природными явлениями. Угощение для богов бросалось в жертвенный костер, с дымом к-рого, как считалось, дар достигал жилища богов на небе. Обращенные к богам призывы в ведийских гимнах содержат просьбы о приумножении стад, о победах в битвах с врагами, о многочисленном потомстве. По ведийским текстам восстанавливаются и нек-рые мифологические сюжеты. Одним из центральных был космогонический миф о победе громовержца Индры над змееподобным демоном Вритрой, в результате которой в мире был установлен порядок (подробнее см. в ст. Ведийская религия). В поздневедийский период формируется ряд идей, получивших дальнейшее развитие в системе индуизма,- доктрины кармы, сансары и т. д.

Ведийские тексты дают некоторое представление о социальной стратификации ариев и об их образе жизни. Материальная культура ариев ранневедийского периода была крайне бедной, что подтверждается и минимальным количеством археологического материала. Очевидно, жилищем ариям в эту эпоху служили крытые повозки, племена перемещались в них вместе со стадами домашних животных. Стационарные жилища и постоянные поселения стали появляться позднее. К исходу ведийской эпохи арии заселили долину Ганга, где впосл. сложились ранние гос-ва. В ведийскую эпоху оформилась система варн (см. ст. Варна) - 4 замкнутых сословий: брахманов - жрецов, кшатриев - воинов, вайшьямов - торговцев и скотоводов и, наконец, шудр - низшего сословия. Подобная структура ведийского общества, с одной стороны, уходила корнями в период индоиран. единства (сходное социальное деление обнаруживается и у иран. народов), с другой - сыграла заметную роль в формировании впосл. индуистской кастовой идеологии (но не самих каст). Представители 3 высших варн в подростковом возрасте проходили обряд инициации, имитировавший их 2-е рождение, после чего получали наименование «дважды рожденные».

Раннеисторическая эпоха

Капитель с изображением быка зебу с колонны из Рампурвы. 268-232 гг. до Р. Х. (Национальный музей Индии, Нью-Дели)

Капитель с изображением быка зебу с колонны из Рампурвы. 268-232 гг. до Р. Х. (Национальный музей Индии, Нью-Дели)


Капитель с изображением быка зебу с колонны из Рампурвы. 268-232 гг. до Р. Х. (Национальный музей Индии, Нью-Дели)

(сер. I тыс.- II в. до Р. Х.) - время становления государственности и активной урбанизации на севере И. Существенно расширился круг источников: богаче стал археологический материал, появились нумизматические и эпиграфические (после становления письменности) находки. В этот период в Европе впервые узнали об И.- сначала от персов, под чьей властью в VI в. оказались земли на сев.-зап. Индостана, а затем от греков. В IV в. состоялся инд. поход Александра Македонского, несохранившиеся труды спутников к-рого (Птолемея Лага, Неарха, Аристовула и др.) легли в основу сочинений более поздних античных авторов (Арриана, Страбона, Помпея Трога и др.).

Середина I тыс. отмечена появлением «неортодоксальных религиозных учений» (т. е. тех, которые складывались за пределами ведийской традиции), в т. ч. буддизма и джайнизма. Письменная фиксация и буддийского и джайнского канонов относится к значительно более позднему времени, однако зарождение буддийской и джайнской лит-ры, очевидно, началось именно в раннеисторическую эпоху. Новыми учениями ставилась под сомнение значимость ведийских ритуалов. Основой этих религ. течений являлась, мораль, единая для всех, вне зависимости от варнового, имущественного или этнического статуса человека. При этом перед лицом высших сил оказывался именно конкретный человек, а не коллектив - община, племя и т. п. Это сближало новые учения с воззрениями, оформлявшимися в тот же период в др. древних культурах и в полной мере воплотившимися позднее в религ. учениях эпохи эллинизма. Начало периода ознаменовалось острой политической борьбой между неск. ранними гос-вами, большая часть к-рых располагалась в долине Ганга. Победителем из нее вышла Магадха, расположенная в среднем и нижнем течении Ганга (в основном на территории совр. шт. Бихар), в области, к-рая в этот период благодаря выгодному географическому положению и природным условиям (обилию ископаемых, прежде всего железной руды, наличию полноводных рек, пригодных для судоходства и ирригации, плодородных почв и т. п.) переживала стадию экономического подъема. Укрепление Магадхи произошло при династии Нандов. Хронология и обстоятельства ее правления неясны. Очевидно лишь, что именно при Нандах впервые весь бассейн Ганга оказался под единой политической властью. Образовалось гос-во, правитель к-рого опирался уже не на родовую аристократию и племенное ополчение, а на служилую аристократию и профессиональное наемное войско. Именно Нанды заложили ту основу, на к-рой династией Маурьев (317 - ок. 180) было создано гос-во. Первый из маурийских царей Чандрагупта пришел к власти ок. 317 г. на волне антимакедон. движения, свергнув последнего из Нандов и заняв престол в столице Магадхи, г. Паталипутре. В годы его правления государство Маурьев поддерживало дипломатические контакты с эллинскими царями. В частности, длительное время в Паталипутре жил посол гос-ва Селевкидов Мегасфен. Его сочинение об И., фрагменты к-рого сохранились в трудах более поздних античных авторов,- один из важнейших источников по истории древней И. Еще меньше известно о 2-м царе династии Биндусаре, хотя есть основания полагать, что именно в годы его правления большая часть территории гос-ва Маурьев была отторгнута. Наибольшую славу приобрел 3-й представитель династии, внук Чандрагупты царь Ашока (под этим именем он упом. в более поздних текстах буддийской традиции, в синхронных же источниках он именует себя царем Пиядаси). При нем в состав гос-ва входила, по крайней мере номинально, значительная часть инд. земель (кроме крайнего юга), хотя Ашока провел, вероятно, лишь одну завоевательную кампанию - на территории Калинги (совр. шт. Орисса). Он прославился прежде всего как покровитель неортодоксальных религ. учений, в т. ч. буддизма (за что был особо почитаем буддийской традицией). Надписи Ашоки, выбитые на скалах и колоннах и размещенные в подвластных царю областях, являются 1-м, не считая надписи эпохи Хараппы, письменным памятником в истории И. Эти надписи можно охарактеризовать как религ. проповеди, в исследовательской лит-ре они часто называются эдиктами. Они составлялись в царской канцелярии Паталипутры на языках народов Индостана (что позволяет в целом представить этнолингвистическую ситуацию эпохи Маурьев), а также на арам. и греч. языках части населения Сев.-Зап. Индии. Из царской канцелярии тексты рассылались по провинциям, где зачитывались перед народом и выбивались на камне. По этим надписям в общих чертах восстанавливается облик 1-го общеинд. гос-ва. Несмотря на большую территорию, держава предстает весьма рыхлым и аморфным образованием: реальной властью верховный правитель, по всей вероятности, обладал лишь на своих исконных землях - в Магадхе; на проч. территории власть либо оставалась в руках прежних династий, номинально подчиненных центру, либо переходила в руки чиновников из Магадхи, некоторые из них, возможно, были царскими родичами. Контроль центра над провинциями осуществлялся посредством организации объездов территорий провинций раз в 3-5 лет. Т. о., гос-во Маурьев вряд ли можно охарактеризовать как единое и централизованное. В то же время, войдя в состав одного гос. образования, развитые области региона оказали позитивное влияние на области более отсталые, что впосл. дало толчок самостоятельному развитию последних.

От эпохи Маурьев остались памятники инд. изобразительного искусства: прежде всего это скульптуры, сопровождающие надписи Ашоки, на к-рых запечатлены образы, значимые для буддийской традиции (лев, слон, бык, лотос и т. д.). К их числу относится и знаменитая «львиная капитель» из Сарнатха, изображение к-рой присутствует на гербе Республики И. После смерти Ашоки династия продержалась на престоле не более полувека. Ок. 180 г. гос-во Маурьев прекратило существование, но и сегодня эта эпоха считается «золотым веком» в истории И.

Классическая эпоха

(II в. до Р. Х.- IV в. по Р. Х.) получила свое наименование потому, что именно в этот период происходило оформление наиболее характерных особенностей социальной организации (система каст) и культуры (классический индуизм) Др. Индии. С политической т. зр. классическая эпоха - период нестабильности. Кратковременное правление следующих за Маурьями династий инд. севера плохо отражено в источниках. В сев.-зап. области часто вторгаются иноземцы - греко-бактрийцы, саки, парфяне, кушане. В то же время именно в классическую эпоху были установлены торговые связи и внутри Южноазиатского региона, и далеко за его пределами - со странами Европы (Римской империей) и Азии, в т. ч. по проходившему через территорию Кушанской державы Великому шёлковому пути. Активизация торговли во многом способствовала росту и процветанию инд. городов. Сформировался городской социум - ремесленники и торговцы, составлявшие особые сообщества (ганы, сангхи), подобные средневек. гильдиям и имевшие собственные традиции, религ. праздники, культы. Каждое такое ремесленное или торговое сообщество воспроизводило само себя, т. к. род деятельности передавался по наследству. Руководители этих сообществ входили в органы городского самоуправления. В классическую эпоху происходило формирование инд. городской культуры, лит-ры, драматургии, особого стиля жизни, которые сохранялись в И. вплоть до раннего средневековья. Религиозная ситуация классического периода, особенно эпохи Кушан, характеризуется сосуществованием различных верований и традиций греч., персид., инд. культур, в то же время это период оформления буддизма махаяны. Наиболее значимой фигурой среди кушанских правителей является герой буддийской традиции - Канишка, к-рому приписывается, в частности, проведение IV буддийского собора, сыгравшего важную роль в развитии буддизма махаяны. Буддизм широко распространяется в странах Центр. и Вост. Азии. В этот же период постепенно начинается становление государственности на инд. юге.

Эпоха поздней древности

(IV-VI вв.). В сер. I тыс. до Р. Х. буддизм еще не утратил своих позиций в Южноазиатском регионе, однако определяющее значение для всех сфер жизни общества приобретает индуизм. В начале эпохи поздней древности был записан священный для всех индуистов эпос «Махабхарата», оформились пураны. Появилось индуистское храмовое зодчество. Памятники этого времени, как литературные (напр., творчество Калидасы), так и изобразительные (напр., живопись Аджанты), рассматриваются как величайшие сокровища мировой культуры. В эпоху поздней древности сформировалась 2-я общеинд. держава. В сер. I тыс. на политической карте Сев. Индии Магадха вновь стала центром. Ее территория в это время управлялась династией Гуптов (IV-VI вв.). «Золотой век» державы Гуптов пришелся на время правления Чандрагупты II (кон. IV - нач. V в.), под контроль Гуптов попали области Декана, Зап. Индия; вероятно, определенное влияние Гупты имели и в районе Гандхары. Хотя под непосредственной властью царя, вероятно, были лишь области долины Ганга, однако именно держава Гуптов может рассматриваться как 1-е относительно централизованное гос-во в инд. истории. В этот период сложилась придворная культура: особого рода драматургия и изысканный поэтический стиль (кавья).

К. Д. Никольская

После падения гос-ва Гуптов продолжилось формирование средневек. инд. общества (которое большинство историков считают феодальным). Расширилась освоенная инд. цивилизацией территория. Земледелие распространялось в долинах рек и на менее увлажненных и засушливых территориях. Земледельцы вытесняли неарийские племена в гористые районы или подчиняли их себе, превращая в «неприкасаемые» касты. Вслед за земледельцами на новые земли переселились ремесленники, а также брахманы. Получала распространение практика дарения деревень и земель, и шло становление крупной частной собственности на землю. Дарственные грамоты стали выбивать на медных табличках и в камне. Получателю грамоты предоставлялись права, к-рые характеризуют как феодальные,- право «вечного» распоряжения землей, право фискального, адм. и частичного судебного иммунитета, право требовать подчинения со стороны населения и т. п.

Инд. религия претерпела изменения. Место ведических богов заняла триада: Брахма (бог-создатель), Шива (бог-разрушитель) и Вишну (бог-охранитель). Пуджа (поклонение) заменяет яджню (жертву) в качестве основного обряда. Культы местных племен стали частью индуизма. Племенные божества воспринимались как проявления Вишну, или Шивы, или др. общих для индусов богов. Так возник индуизм в том виде, в каком он существует в наст. время. В течение I тыс. этот конгломерат различных культов вытеснил из И. буддизм. Началось возведение храмов, посвященных либо Шиве, либо Вишну, хотя имелись и храмы, где сочетались оба направления индуизма. Религ. жизнь сосредоточилась в храмах: вокруг них собирались жрецы-брахманы, ремесленники, разного рода служащие. Храмы получали богатые дары от царей, вельмож и простых людей. Индуизм продолжал распространяться, в течение всего периода средневековья появлялись новые культы и направления.

Изменились представления об обязанностях варн. Если в древних трактатах земледелие и скотоводство названы занятиями вайшьямов, то в средние века эти занятия считались уделом шудр. Это свидетельствует о понижении социального статуса земледельцев и скотоводов. Произошла натурализация экономики. Процесс деградации городов начался в зап. областях (совр. Пенджаб в Пакистане и в И., Харьяна, зап. часть Уттар-Прадеша), затем он охватил города среднего течения Ганга; торговля замерла. Металлические деньги почти вышли из употребления: от правления династий VII-Х вв. не сохранилось денежных знаков, находки монет др. стран и периодов в слоях, относящихся к этому времени, крайне редки. Возрождение городской жизни началось в части страны в IX в., и только к XIV в. 2-я волна роста городского населения набирает силу.

Великое переселение народов затронуло и И. На Индо-Гангской равнине появились вытесненные из Центр. Азии гуннами эфталиты (белые гунны). В надписях встречается имя вождя эфталитов Тораманы (490-515), он захватил зап. часть Сев. Индии, и его войска проникли даже в Малву. В 510 г. он потерпел поражение от Бханугупты, однако эфталиты продолжали натиск уже под предводительством сына Тораманы Михиракулы, вероломного и жестокого правителя, гонителя буддизма, разрушившего множество храмов и мон-рей. В 533 г. он был разбит Яшодхарманом из Мандасора, отступил на север и захватил Кашмир. В сер. VI в. эфталиты перестали представлять собой опасность, но многие их племена, а также пришедшие с ними гурджары осели на территории совр. Раджастхана и постепенно ассимилировались с местным населением. Нашествие эфталитов сыграло определенную роль в разрушении того, что осталось от «классической» И. к этому времени. По формам и последствиям оно сопоставимо с завоеванием Зап. Римской империи германскими племенами. Эфталиты принесли кочевнические представления о гос. устройстве, которые повсюду придали феодализму похожие формы.

Раннее средневековье (VI-XII вв.)

На месте империи Гуптов образовалось множество гос-в разного размера. Политическое единство Сев. Индии не восстанавливалось до XIV в. Появляются также первые, документально зафиксированные царства на Декане и в Юж. Индии. В V-VII вв. на территории И. находилось ок. 50 разного рода политических образований, существовавших одновременно или сменявших друг друга. Возникавшие время от времени т. н. империи были по существу конфедерациями мелких княжеств и быстро распадались. Центрами политических образований, как правило, являлись земли бассейна Ганга, Гуджарат, территория Зап. Декана и Тамилнад. В бассейне Ганга центр политической активности постепенно перемещался с востока на запад - с территории нынешнего шт. Бихар в шт. Уттар-Прадеш (Каннаудж в VII-XII вв.), а затем в район Дели. С мусульм. завоеванием и образованием Делийского султаната признанной столицей Сев. Индии (а в нек-рые периоды и всей И.) был г. Дели.

Об истории И. до XII в. известно не много, т. к. от раннего периода не сохранилось ни хроник, ни исторических сочинений. Основным источником для воссоздания истории И. до мусульм. завоевания служат дарственные надписи на стенах храмов и медных табличках; всего их найдено ок. 90 тыс. (преимущественно в Юж. Индии и на Декане). Однако надписи имеют цель прославить дарителя - царя или его вассала, поэтому многое в них приукрашено и даже в деловой части - сообщении о том, что и в каком количестве принесено в дар,- много неточных и легендарных сведений.

На месте империи Гуптов возник ряд гос. образований. Прежде всего это гос-во Майтраков из Валабхи на территории совр. Гуджарата. Оно просуществовало довольно долго, последний правитель династии упоминался в 766/7 г. На территории совр. шт. Мадхья-Прадеш еще с III в. располагалось гос-во Вакатаков. Во 2-й пол. V в. оно стало довольно могущественным. В нач. VII в. это государство исчезло. Уже упоминавшийся Яшодхарман из Мандасора правил в Малве в 1-й пол. VI в. Он сообщил в надписи, что ему подчинялась чуть ли не вся И., однако др. подтверждений его власти не имеется, неизвестны также его наследники.

К кон. VI в. крупными гос. образованиями в долине Ганга можно назвать гос-во Гауда (Бенгалия), государство династии Маукхари с центром в Каннаудже и гос-во семьи Пушпабхути из Стханешвара. Расцвет Гауды связан с именем Шашанки (до 606 - 30-е гг. VII в.). Его государство простиралось на запад до Праяги и охватывало часть Ориссы. Маукхари из Каннауджа и Пушпабхути из Стханешвара стали союзниками, но потерпели поражение в борьбе с Шашанкой.

Харшавардхана (Харша) Пушпабхути (606-647) объединил оба княжества и распространил свою власть на долину Ганга, Бенгалию (после смерти Шашанки), Ориссу, Малву. Однако продвинуться к югу от гор Виндхья ему не удалось. В 620 г. он потерпел поражение от гос-ва Чалукья на р. Нармада и больше походов на юг не совершал. После смерти Харши его гос-во распалось. Каннаудж считался главным городом Сев. Индии, символом имперской власти. Последующие властители стремились овладеть этим городом и удержать его. Яшоварман занимал престол в Каннаудже в 725-752 гг. В поэме Вакпати «Гаудавахо» он представлен как великий завоеватель и правитель, но неизвестно, насколько это соответствовало действительности. В сер. VIII в. в Сев. Индии вслед. завоеваний Лалитадитьи Муктапиды (ок. 724-760) из Кашмира возникла еще одна т. н. империя. Это был единственный случай, когда представитель Кашмира участвовал в политической жизни И. Этот город долго оставался на периферии событий и сохранил независимость до 1339 г.

Историческое развитие Юж. Индии в древности и в раннем средневековье было более замедленным, чем Северной. Тамилы имеют легендарную историю на протяжении неск. тысяч лет до Р. Х., но она не подтверждается др. свидетельствами. В Юж. Индии жили народы, говорившие на языках дравидийской семьи, отличных от языков Сев. Индии. Эти народы отличались также и антропологически. Дравидоидная раса считается смешанной, промежуточной между европеоидами и австралоидами.

Хотя в надписях Ашоки (III в. до Р. Х.) упоминаются южноинд. страны Чола, Пандья и Кералапутра (Чера), от них не осталось к.-л. иных свидетельств, по к-рым можно было бы установить, что это были за объединения. В последние века до Р. Х. на юг стали проникать буддизм и джайнизм, следов. уровень культуры этих гос. объединений позволял воспринять сложные религ. идеи.

Юж. Индия испытала влияние 2 типов культур. С севера распространялись санскритская культура и брахманские представления о мире и человеке. Согласно легендарной истории «ариизации» юга, мудрец Агастья, перед которым «склонились горы Виндхья», принес брахманизм и тамильский язык, по преданию полученный им от Шивы. Среди тамилов существует легенда противоположного содержания о том, что они переселились в совр. Тамилнад с юга, с земель, ныне затопленных Индийским океаном. Влияние рим. культуры (с моря) вызвало развитие торговли, ремесел и изобразительных искусств.

История Тамилнада до VI в. во многом противоречива. Древнетамильская лирическая поэзия, т. н. лит-ра Сангама, по совр. представлениям, относится ко II-III вв. Она настолько изысканна, что предполагает значительный уровень развития общественных отношений. Упоминаемые реалии свидетельствуют о наличии гос-в, процветающих городов, довольно сложной социальной системы. Составленные позже генеалогии основных тамильских династий - Чола, Чера и Пандья - начинаются со II в., однако надписей правителей того времени не сохранилось, и невозможно установить, являлись ли упоминаемые правители легендарными или историческими личностями. С одной стороны, период с III по VI в. в классической тамильской лит-ре представляется как время упадка, связанного с завоеванием Тамилнада неким варварским племенем каллабхров. Однако документальных подтверждений этого события также нет. С др. стороны, в кон. III в. появились надписи династии Паллавов, что, несомненно, свидетельствует о существовании соответствующего гос-ва на севере Тамилнада, однако Паллавы не упоминаются в классической тамильской лит-ре. Видимо, эта династия не была изначально тамильской. Однако к VI в. правители из этой династии, укрепившись в Тондаймандале (вокруг совр. Ченнаи (Мадраса)), завладели также территориями традиц. тамильских гос-в (Чоламандала и Пандьямандала) и возглавили державу, вступившую в борьбу за весь Декан. На Декане примерно в это же время возникли первые гос-ва Зап. Гангов (в юж. части совр. Карнатаки) и Кадамбов (севернее). Эти довольно засушливые регионы в то время не смогли стать центрами сильных гос-в. Кадамбы и Ганги играли в политической истории IV и последующих веков второстепенную роль.

На территории совр. Махараштры в нач. VI в. появляется гос-во с центром в г. Ватапи во главе с кланом Чалукьев. Оно достигло расцвета при Пулакешине II (609-642). Он подчинил не только Махараштру, но и часть Карнатаки, Гуджарат и Андхру. Т. о., его империя простиралась от Аравийского м. до Бенгальского зал. Гуджарат и Андхру он отдал в управление 2 своим братьям. Они стали основателями новых династий. Гуджаратская ветвь Чалукьев скоро пресеклась. В Андхре же т. н. Вост. Чалукьи, или Чалукьи из Венги, сохраняли власть до 1070 г. Уже упоминалось, что в 620 г. Пулакешин II отбил нападение Харши. Это сражение показывает, что отныне Декан стал играть самостоятельную роль в политике. Эпоха политического преобладания севера кончилась. Однако главным своим противником Пулакешин считал Паллавов. Неск. кровопролитных войн между наиболее могущественными гос-вами юга изобиловали драматическими событиями. Сначала Пулакешин II нанес Нарасимхаварману I Паллаву тяжелое поражение, взял штурмом столицу Паллавов Канчипурам, но через неск. лет уже Нарасимхаварман I разгромил Пулакешина и захватил Ватапи. Пулакешин погиб в битве, и на 13 лет гос-во Чалукья прекратило существование. Однако затем оно возникло снова, и борьба Паллавов и Чалукьев возобновилась. Постоянные войны ослабили оба гос-ва. В 753 г. неожиданный переворот привел к власти в Зап. Декане род Рашракутов, а в Тамилнаде ослабление Паллавов позволило древнему роду Чолов захватить свою исконную территорию - дельту р. Кавери с центром в Танджавуре и, используя ресурсы этой наиболее плодородной части Тамилнада, в кон. IX в. нанести Паллавам поражение, от к-рого они не смогли оправиться. Началась эра «имперских Чолов», как их иногда называют.

В Сев. Индии с кон. VIII в. начался новый период истории - «раджпутский». Воинственные кланы, сложившиеся на западе совр. И., в районах, которые сейчас составляют шт. Раджастхан, боролись за плодородные земли в междуречье Джамны и Ганга. Они теснили друг друга, продвигались все дальше и к кон. X в. овладели практически всей Северной и значительной частью Центр. Индии. Создав гос-ва, они стали называть себя «раджапутра» - «царские сыновья» (т. е. «люди царского происхождения») и претендовать на родство с ведическими кшатриями (затем их самоназвание сократилось - «раджпуты»). До крайнего юга этот процесс «кшатрианизации» правящих домов не дошел. Правда, некоторые поэты-панегиристы относят роды правителей тамильских гос-в к кшатрийским династиям, но все они, согласно брахманским представлениям, остались «шудрами».

В IX в. на территории И. существовало ок. 40 правящих династий. Среди раджпутских упомянем гос-ва Гурджара-Пратихаров (с нач. VIII в. до 1019), Парамаров (Х-ХI вв.), Гахадавалов (ХI-ХII вв.). Вост. часть долины Ганга (совр. Бихар и Зап. Бенгалия) занимали гос-ва Палов (с VIII по XII в.) и Сенов (X в.- 1260). На территории Ориссы находилось гос-во Вост. Гангов (до 1402). В Раджастхане в 973 г. независимыми становятся Чауханы (Чахаманы) из Сакамбхари. В нач. XII в. они перенесли столицу в Аджмер и с сер. XII в. стали доминирующей силой в Сев. Индии. Гос-во Чанделлов в кон. X в. объединило Бунделкханд, Вост. Доаб (междуречье Ганга и Джамны), в т. ч. г. Варанаси, часть Зап. Бенгалии. Оно было разрушено мусульманами в 1202 г., однако Чанделлы сохранили небольшое княжество до нач. XIV в. В Сев. Гуджарате во 2-й пол. X в. возникло княжество Чаулукья (Соланки) из Анахилапатаки. Это гос-во просуществовало ок. 250 лет, ведя постоянные войны с соседями - Парамарами, Калачури, Чанделлами, Чауханами, а позже - с Ядавами из Девагири. Значительную роль оно сыграло в том, что арабы, захватившие Синд в VIII в., не смогли продвинуться в глубь субконтинента. Оно просуществовало до 40-х гг. XIII в.

На юге соперниками и Гурджара-Пратихаров и Палов были Раштракуты. Больше занятые войнами со своими юж. соседями, они неск. раз вмешивались в борьбу за Каннаудж. История Сев. Индии VIII-X вв.- это история борьбы 3 держав. Гурджара-Пратихары трижды одерживали победу над Палами, но каждый раз после этого на Ганге появлялись войска одного из раштракутских государей и наносили поражение Гурджара-Пратихарам. Палы снова оказывались самой сильной державой в Сев. Индии. В X в. все 3 «великие державы» предыдущего периода пришли в упадок. Раштракуты в 973 г. были низложены вернувшейся к власти династией Чалукьев. Гос-во Палов ослабело и с сер. X в. уже не вмешивалось в политическую борьбу за Сев. Индию. Гурджара-Пратихары сохранили лишь формальное верховенство, на их землях возникли фактически независимые княжества.

В XI в. сильнейшими гос-вами И. были Зап. Чалукья из Кальяни (Зап. Декан) и Чолы, базировавшиеся на равнинном Тамилнаде. После 1151 г. могущество Чалукьев из Кальяни ослабевало. В 1157 г. трон захватил военный министр Бидджала, происходивший из рода Калачури (его родственные отношения с династией Калачури в Центр. Индии неясны). Его правление знаменито гл. обр. тем, что его министр Бхасава стал основателем секты вира-шайвов, или лингаятов. Это был вариант шиваитского бхакти. Бхасава учил, что любовь к Шиве и поклонение ему в образе линги (муж. полового члена, символизировавшего творческую потенцию бога) делают ненужными посредничество брахманов, исполнение храмовых обрядов и ритуалов, следование пищевым и поведенческим запретам. Он был одним из самых непримиримых противников кастовой системы. В общину вира-шайвов принимались люди всех каст, практиковались совместные трапезы и межкастовые браки. Деятельность Бхасавы вызывала ненависть ортодоксально настроенных брахманов. Нарушения кастовых правил в среде лингаятов возмущали их все больше. Когда же Бхасава благословил брак девушки из бывш. брахманской семьи и юноши из семьи «неприкасаемых», ортодоксам удалось настроить против Бхасавы правителя. Бидджала приказал выколоть новобрачным глаза и затоптать их слонами. Бхасава был потрясен. Он оставил двор, был изгнан и вскоре умер.

Чолы при Раджарадже I (985-1016) и Раджендре I (1016-1044) подчинили себе весь Тамилнад, часть Карнатаки, поставили в вассальную зависимость Вост. Чалукьев из Венги (в Андхре), нанесли неск. поражений Чалукьям из Кальяни и совершили поход на север, достигнув, по преданию, р. Ганг. Кроме сухопутной армии Чолы создали большой военный флот, благодаря к-рому завоевали Ланку, Мальдивские о-ва, поставили под свой контроль Шривиджайю в Индонезии. В 1070 г. представитель Вост. Чалукьев унаследовал по женской линии также и чольский трон, стал известен под именем Кулоттунга I, и 2 династии, т. о., слились. К нач. XII в. держава Чолов была сильнейшей во всей Юж. Азии. Но в течение XII в. она потерпела неск. поражений и ее территория сузилась до размеров незначительного княжества в районе Танджавура.

В ХIII - нач. XIV в.

в Юж. Индии и на Декане существовали государства Пандьев (Тамилнад), Ядавов из Девагири (Махараштра и Сев. Карнатака, 1191-1317), Какатьев из Варангала (Андхра, сер. XII в.- 1322) и Хойсалов из Дварасамудры (Юж. Карнатака, 1110-1346). Социально-экономический и политический строй раннесредневек. инд. гос-в напоминал феодализм. В Сев. Индии установилось господство неск. кланов землевладельцев, считавших себя наследниками древних кшатриев, членами царских родов (раджпутами), презиравшими все, кроме воинской славы и чести. В Юж. Индии раджпутов было не много, но политический строй тоже базировался на объединениях знатных землевладельцев. Средством легитимизации власти царя служили уподобление его богу или идея о его особой близости к тому или иному божеству. В надписях постоянно повторяется, что данный царь подобен Индре, или Вишну, или Шиве, а его жена - воплощенная Лакшми, или Шри, или Парвати. Адм. система была не развита. Большую роль играли местные правители, крупные землевладельцы и коллективные органы крупных территориальных общин. Существовали налоги в пользу центральной власти, но они не составляли единой системы, носили произвольный характер. Во всех развитых районах прослеживается социальная группа или даже класс крупных землевладельцев, присваивавших подати. Их иногда обозначают обобщающими терминами «бхогика» на севере и «удейяр» (одейя) на юге. Но каждый из этой группы имел индивидуальный статус, обладал особым титулом. С IX в. появляется термин «тхаккура», означавший землевладельца из любой касты, имевшего тот или иной титул («рай», «рана», «рават» и т. д.).

Начиная со времен Харши термин «саманта» (в древности - сосед, т. е. соседний царь) приобретает весьма определенное значение «вассал». Подчинив соседнего вождя, более сильные государи оставляли его править, но при этом наделяли одним из придворных титулов, включая тем самым в свой «круг вассалов» (самантачакра). Упоминаемые в надписях крупные землевладельцы обычно не ссылаются в обоснование своих прав на то, что получили землю от царя. Вассалы в пределах своих владений имели возможность тоже раздавать земли, по крайней мере брахманам. С раджпутским завоеванием возникает своеобразная система вассалитета. При завоевании новой территории каждый клан, выставлявший воинское подразделение, получал округ, состоявший из неск. сот деревень. Военачальник клана раздавал территорию офицерам, а они - рядовым членам клана. Глава патронимии получал 1 или 2 деревни, на доходы с к-рых он должен был содержать свой отряд. Раджпуты, к-рые принадлежали к различным этническим и кастовым группам, выработали своеобразный кодекс взаимных обязательств вассала и сюзерена, правила поведения, особый бытовой уклад, специфические брачные нормы, своего рода рыцарский кодекс чести, и составили подобие сословия. Вассалы платили дань, служили при дворе, помогали сюзерену во время войны, а он защищал вассалов от их врагов. Т. о., возникла феодальная структура господствующего класса.

До VIII в. сельские общины, видимо, попали в зависимость от крупных землевладельцев, статус полноправных общинников понизился. Сократились сведения о слоях населения, находившихся ниже налогоплательщиков-общинников,- рабах и проч. зависимых категорий населения. Среди повинностей с деревень, передаваемых дарственными грамотами новым владельцам, упоминались отработки, или принудительный труд (вишти). В этот период происходил процесс закрепощения общинного крестьянства. После раджпутского завоевания на севере земли и деревни попали в руки новых владельцев - воинственных кланов, присвоивших себе высокий кастовый статус. Раджпуты, поселившиеся в деревнях сначала как получатели налогов с крестьян, овладели в дальнейшем и самой землей, превратив бывш. общинников в арендаторов. Поместья постепенно стали общинами высококастовых землевладельцев, подчинивших себе низкокастовых жителей. Подобный процесс наблюдался также и в Юж. Индии.

Широкие (окружные) и деревенские, а также горные общины пользовались значительным самоуправлением. Они имели земли, которые продавали и покупали, собирали в свою пользу нек-рые налоги, принимали деньги в рост, вершили суд над своими членами, улаживали конфликты в храмах, объявляли о том, какие налоги они согласны платить, и т. п. Все эти общины, а также индуистские храмы могли иметь различные права на землю: либо право на налог с той или иной территории, к-рая находилась в руках низовых собственников; либо право на землю как таковую при обязательстве уплачивать с нее налоги; либо оба права одновременно; а также различные сочетания прав. Торговля велась корпорациями, общинами купцов, имевшими нек-рые привилегии и активно отстаивавшими свои интересы.

Период Делийского султаната (1206-1526)

Внутренние конфликты помешали инд. правителям объединиться против общего внешнего врага - мусульм. завоевателей из Центр. Азии и со Ср. Востока. На зап. рубежах И. возник Арабский халифат, в 712 г. распространивший свою власть на Синд (долина нижнего течения р. Инд). Когда халифат стал распадаться, в кон. X в. на границах И. образовалось гос-во с центром в г. Газни. Его правителей принято называть Газневидами. Махмуд Газневид (998-1030) стал совершать почти ежегодные походы в И., разбивая отдельных раджпутских князей и грабя царские и храмовые сокровищницы. Вскоре после его смерти возникло новое гос-во с центром в г. Гур. Один из его правителей - Муиз ад-дин (он же Шихаб ад-дин) Мухаммад Гури - совершил ряд уже не просто грабительских, но завоевательных походов в И. В последние десятилетия XII в. его военачальники, гулямы, разбили всех индусских правителей Сев. Индии и объединили ее под властью мусульман. В 1206 г., после смерти Мухаммада Гури, один из гулямов, по имени Кутб ад-дин Айбак, объявил себя султаном и сумел отстоять свое верховенство над другими гулямами. Большинство индийцев остались индусами (т. е. приверженцами индуизма), но ислам получил в И. довольно широкое распространение (его приняла почти 1/4 населения). Отношения между индусами и мусульманами стали составлять один из основных факторов истории. В средние века происходило определенное взаимопроникновение 2 религий. Высокие касты, прежде всего раджпуты, содержали своих женщин как затворниц. Вино стало нежелательным напитком для высших каст (за исключением раджпутов). Свинину большинство индусов считали «нечистым» мясом. Проникновение в И. вместе с исламом идей монотеизма и равенства людей перед Богом, а также суфийских представлений о возможности мистической связи каждого человека с Богом повлияло на оживление среди индусов идей бхакти. Возникло множество бхактийских сект во главе с проповедниками (гуру), провозглашавшими любовь к Богу главным и единственным путем единения с Ним. Члены этих сект отрицали кастовую систему, храмовый индуизм, авторитет брахманов, необходимость посредничества жреца при исполнении обрядов и т. п. Эти секты не подорвали традиционного индуизма, но сыграли роль в возникновении нескольких новых учений, дополнивших конгломерат индуистских культов. Одно из них развилось в самостоятельную религию - сикхизм.

Ислам, существуя в течение веков в индуистской стране, также претерпел ряд изменений. Инд. мусульмане восприняли индусские праздники (холи, дивали), хотя не придавали им религ. значения; стали воспроизводить нек-рые элементы свадебного обряда. В среду мусульман проникли кастовые представления, но мусульм. касты были не столь замкнутыми, как индусские. Но статусность и иерархичность социальных групп стали неотъемлемой чертой инд. мусульман.

Политика султаната в отношении индусов постепенно менялась. Начальная непримиримость мусульман к вере «язычников» сменялась сознанием того, что необходимо укрепить отношения с верхушкой индусского общества, чтобы сохранить власть в огромной стране. Местные князья-индусы стали привлекаться в султанскую армию. Их принимали при дворе и даже назначали губернаторами. Брахманы составили большую часть налогового аппарата. За время существования Делийского султаната сменилось 5 династий, тюркских и афганских по происхождению: т. н. династия гулямов (1206-1290), Хилджи (1290-1320), Туглаков (1320-1413), Сайидов (1414-1451) и Лоди (1451-1526). Неск. султанов 1-й династии сыграли особенно важную роль в истории гос-ва. Подлинным его создателем можно считать Шамс-ад-дина Ильтутмыша (1211-1236). Он ввел единую монетную систему, просуществовавшую до сер. XVI в. (серебряную монету танка и медную - джитал). При нем Дели превратился в крупный город. Ильтутмышу удалось присоединить к султанату Центр. Индию и Бенгалию.

Следующий подъем гос-ва произошел во время правления Гияс ад-дина Балбана (1266-1287). Он истребил знать, к-рая прежде мешала султанам править самодержавно, заложил основы адм. системы. После смерти Балбана снова наступила смута, в результате к-рой к власти пришла династия Хилджи. Наиболее выдающимся султаном 2-й династии был Ала-ад-дин Хилджи (1296-1316). Ему удалось разгромить практически все гос-ва Юж. Индии - Гуджарат, Ядавов, Какатьев, Хойсалов, Пандьев и др.- и объединить под своей властью почти весь Индийский субконтинент. Объединение продержалось еще неск. лет после смерти Ала-ад-дина, но затем И. вернулась к обычному состоянию политической раздробленности. Чтобы предупредить заговоры знати, Ала-ад-дин создал шпионскую сеть. Соглядатаи докладывали лично ему о всех действиях и разговорах придворных и губернаторов. Чтобы обеспечить содержание громадной армии, был значительно увеличен земельный налог, в центральных районах империи он был переведен в натуральную форму. Султан создал запасы зерна на казенных складах, чтобы удерживать цены на базаре на низком уровне. Твердые цены были установлены на ткани, пшеницу, ячмень, рис, сахар, топленое и растительное масло, соль, скот (лошадей и быков). Если цены все же начинали расти или из-за дефицита базары пустели, султан приказывал продавать на рынке зерно, хранившееся на его складах. При следующей династии - Туглаках - султанат сохранял могущество, но потерял часть завоеванных областей.

Все гос. служащие в султанате были военными, хотя им поручалось выполнение и гражданских обязанностей. В завоеванные области, которые были вроде провинций гос-ва, наместники назначали военачальников, хотя первоначально регулярного адм. деления не было. Право на взимание налога раздавалось военачальникам в качестве платы за их службу. Такой надел назывался «икта», а его владелец - либо араб. термином «мукта», либо по-персидски - «иктадар». Мукта могли раздавать мелкие икта своим офицерам внутри владения. Раджпутские князья и их вассалы упоминались некими владельцами земель с характерными титулами «раи», «рао», «раут», «рана», «ранака», «рават» и др. Султанам нередко приходилось сражаться с армиями раджпутских князей, кроме того, последние принимали участие в мятежах мусульм. наместников против центральной власти.

Мусульм. завоевание более тесно связало И. с Ближ. и Ср. Востоком и способствовало тем самым значительному развитию торговли, росту городов, проникновению в И. новых для нее технологий и религ. идей. Значительно возросла площадь обрабатываемых земель. Расширялась и площадь орошаемых земель, в т. ч. и благодаря деятельности правительства. Стали выдаваться займы на развитие сельского хозяйства (такави, букв.- «дающий силу»). Резко возросло городское население, поскольку мусульм. аристократия концентрировалась в основном в городах и там же сосредоточивались обслуживающие ее ремесленники и торговцы. В целом в период Делийского султаната наблюдалось динамичное экономическое развитие и складывалась характерная для последующего периода форма государственности, сочетающая бюрократические и военно-феодальные черты.

Делийский султанат, в кон. XIII - нач. XIV в. успешно отразивший неск. нашествий монголов Чингисхана, в кон. XIV в., ослабев, не смог оказать сопротивление Тамерлану. В 1398 г. его армия овладела Дели. Город был разграблен. Особо искусные ремесленники были уведены в Самарканд. На территории султаната образовались новые гос-ва: Бахманийский султанат (или гос-во Бахманидов) на Декане (1347-1518), Хандеш (1388-1601) к северу от государства Бахманидов, еще севернее Малвы (1401-1531), Джаунпур (1394-1479) к северу от Ганга, на границе с Непалом, Гуджарат (1396-1572). Стала независимым гос-вом Бенгалия. К югу от р. Кришна возникло новое индусское гос-во Виджаянагар, успешно противостоявшее попыткам Бахманидов продвинуться на юг. Позже гос-во Бахманидов распалось на 5 султанатов: Берар (1490-1574), Ахмаднагар (1490-1637), Биджапур (1490-1686), Бидар (1525-1619), Голконду (1518-1687). Коалиция этих султанатов в 1565 г. сумела разгромить Виджаянагар. Юг И. был поделен между Биджапуром и Голкондой. Ставшие султанами в Дели Сайиды (1414-1451) считали себя вассалами Тимуридской империи. Они и сменившие их Лоди (1451-1526) не смогли восстановить власть Дели над территориями за пределами Ганго-Джамнского двуречья. Сложившаяся ситуация позволила правителю Кабула Захир-ад-дину Бабуру сравнительно легко захватить Дели и основать новое гос-во.

Империя Великих Моголов (1526-1707)

Бабур принадлежал к династии Тимуридов, а его мать происходила из рода Чингисхана. Это давало ему как бы двойное право стать правителем. Он не смог отстоять власть в вотчине Тимуридов - Центр. Азии, был вытеснен в Афганистан, откуда и отправился завоевывать И. 21 апр. 1526 г. произошло сражение при Панипате (к северу от Дели). Султанская армия была полностью разбита, и Бабур занял Дели. Правление его было недолгим (1526-1530), но он стал основателем династии, в европ. историографии именующейся Великими Моголами. Государство процветало, пока правили 6 падишахов, вполне заслуживающих титул Великих Моголов: Бабур, Хумаюн (1530-1540, 1555-1556), Акбар (1556-1605), Джахангир (1605-1627), Шах Джахан (1628-1658) и Аурангзеб (1658-1707). Хумаюн правил с перерывом в 15 лет. В эти годы власть в Дели захватил афганский род Сур, наиболее яркий представитель к-рого Шер-шах успел провести неск. адм. и налоговых реформ, значительно укрепивших гос-во. Вернувшийся на престол после смерти Шер-шаха Хумаюн и его сын Акбар во многом продолжили мероприятия Суров. Подлинным создателем империи - ее адм. устройства, налоговой системы, организации господствующего класса - явился Акбар, к-рый всю жизнь воевал. Он значительно расширил империю, завоевав Гуджарат, Бенгалию, Синд, Белуджистан, Кашмир, большую часть Афганистана (Кабул и Кандагар), Малву, Хандеш, Джаунпур, Ориссу, большую часть Ахмаднагара. Ему удалось установить нормальные и даже дружеские отношения с большинством раджпутских князей, к-рые стали опорой его режима. Этому способствовала религ. политика Акбара, направленная на консолидацию всех конфессий. Однако главные его достижения заключались во введении эффективной системы управления, налогообложения, в религ. и социальной политике. Империя делилась на 15 провинций (суба), те - на саркары. Еще более мелкой адм. единицей считались паргана, к-рые представляли собой крупные сельские общины во главе с вождями. Была упорядочена система гос. службы (мансабдари). Военачальники и чиновники были разделены на 33 ранга, или чина (зат), называвшиеся по числу всадников, к-рых символически обязан был содержать каждый служащий империи. Ранги имели градацию - от «десятитысячника» до «десяцкого». В соответствии с чином служащий (мансабдар) имел право на определенное жалованье, к-рое могло выдаваться из казны или же назначалось в виде пожалования права на сбор налога с определенной территории (джагир). Владельцев джагиров называли джагирдарами. Акбар старался не раздавать джагиры, сохранять большую часть земли в ведении налогового ведомства и переводить мансабдаров на денежное довольствие. Джагирдары обязаны были содержать воинские отряды (меньшие по численности, чем их чины), к-рые в сумме составляли имперскую армию.

Впервые в И. появилась четкая система налогов. В течение 10 лет, где это было возможно, собирались данные об урожайности различных культур во всех провинциях и районах. Была определена средняя урожайность за эти годы. Одновременно фиксировались цены на базарах и определялась средняя цена единицы продукта. Затем высчитывалось, сколько стоит треть среднего урожая по средней цене, и эта сумма накладывалась на каждый участок. Правда, на окраинах империи сохранялись более примитивные системы: уплата доли урожая или определение размера налога методом «оценки» (насак). Упорядоченность системы сбора налогов позволяла Акбару содержать большую армию, завоевывать новые территории, вести значительные строительные работы и в то же время не разорять страну. В дальнейшем, хотя налоги повышались, вводились новые и экономическое состояние страны ухудшалось, система Акбара сохранялась как основа налогообложения.

Крепость в Раджастхане. Роспись дворца в Бунди (шт. Раджастхан). XVII в.

Крепость в Раджастхане. Роспись дворца в Бунди (шт. Раджастхан). XVII в.


Крепость в Раджастхане. Роспись дворца в Бунди (шт. Раджастхан). XVII в.

Религ. политика Акбара была примером веротерпимости. Он поставил целью преодолеть вражду индусов и мусульман, создать атмосферу уважения к чуждым мусульманам религ. воззрениям, превратить брахманов и раджпутов индусской общины в социальную опору власти. Превалировали при этом политические задачи, но играли роль и его религ. искания. Он официально провозгласил солх-и-кул, принцип веротерпимости. Раджпуты и брахманы стали непременными приближенными двора падишаха. Поощрялось изучение индуистских культов, были разрешены строительство индусских храмов, проведение индусских празднеств. В 1562-1564 гг. были отменены налог на паломников-индуистов и джизья - подушная подать с немусульман. Был запрещен убой коров - священных для индусов животных. В 1579 г. Акбар объявил себя высшим авторитетом в вопросах ислама, а затем основал новую религию Дин-и-иллахи (Божественная вера), в догматах к-рой сочетались черты ислама, индуизма, зороастризма и христианства. В 1580-1582 гг. вспыхнуло восстание крупных феодалов против проводимых Акбаром религ. реформ. Последние годы его жизни были омрачены придворными интригами и заговорщической деятельностью сына Селима, после смерти отца занявшего престол под именем Джахангир. Он был неплохим военачальником, но гос. делами практически не занимался, предпочитая посвящать время развлечениям. Его образ жизни вызвал недовольство знати, к-рым воспользовался его сын. Он и стал следующим падишахом под именем Шах Джахан. При новом падишахе Моголы присоединили к своим владениям остатки султаната Ахмаднагар и установили контроль над Биджапуром и Голкондой. Это было наиболее благоприятное для империи время. К периоду правления Шах Джахана относятся наиболее значительные архитектурные памятники, в т. ч. Тадж-Махал - мавзолей любимой жены Шах Джахана, где впосл. был похоронен и он сам. В сент. 1657 г. Шах Джахан заболел, и между его сыновьями началась война за престол. Верх в этой войне одержал младший сын - фанатично религ. Аурангзеб. Он не любил искусство, поэзию, музыку и т. п.; вел аскетический образ жизни, не позволял себе развлечений, строго исполняя все религ. предписания. Империя при нем расширилась, охватив почти весь Южноазиатский субконтинент и значительную часть Афганистана. Однако все его усилия в конце концов оказались тщетными: империя начала распадаться уже на его глазах. Он поставил перед собой невыполнимую задачу: превратить И. в дар-уль-ислам, «страну ислама». Для этого нужно было заставить индусов принять «истинную веру». Индусские торговцы облагались высокой пошлиной, в то время как мусульм. торговцы были от нее освобождены. Было приказано приступить к уничтожению брахманских школ и индуисских храмов. Притеснениям подвергались даже индусы - работники адм. аппарата, хотя без их услуг империя обойтись не могла. В 1695 г. индусам, кроме раджпутов, было запрещено передвигаться в паланкинах, ездить на слонах и на чистокровных лошадях, а также носить оружие. Это привело к тому, что восстания населения стали более ожесточенными. В 1669 г. начались восстания касты джатов в окрестностях столиц - Дели и Агры. В 1671 г. в Бунделкханде взбунтовался Чхатрасал, глава раджпутского клана бунделов. Мирные отношения между Моголами и княжествами Раджпутаны, установившиеся в правления Акбара и Джахангира, были нарушены. Начались военные действия против Марвара и Мевара. Наиболее опасными для буд. империи оказались движения сикхов в Пенджабе и маратхов в Махараштре. Сикхами (учениками) называли последователей гуру Нанака (1469-1539). По учению сикхов, Бог един, не имеет формы и имени, а в мире идет борьба добра и зла, победить последнее возможно, ведя благочестивую, умеренную жизнь и самосовершенствуясь. Спасение, по учению сикхов, доступно всем, вне зависимости от касты. Более того, сикхи принимали в свою среду всех желающих и устраивали совместные обеды, чтобы подчеркнуть, что не признают возможности ритуального осквернения одной касты другой. Сикхам запрещалось употребление алкогольных напитков и табака. Пост гуру передавался по наследству, однако 10-й гуру Говинд Сингх (1675-1708) в 1699 г. упразднил его. Говинд Сингх остался военным руководителем, но заявил, что руководство религ. делами переходит ко всей общине, к-рая была названа хальсой (общиной чистых). На территории, контролируемой сикхами, появилось гос. устройство: гуру назначали в районы своих наместников, в обязанности к-рых входил сбор взносов и пожертвований в общую казну. Сикхи создали свое правительство и собственную армию. Вся деятельность общины была подчинена задаче военного противостояния Моголам, и постепенно Пенджаб полностью перешел под контроль сикхов.

На территории Махараштры значительной властью пользовались местные вожди, имевшие замки и крепости. Их главной опорой была доминирующая в сельской местности Махараштры земледельческая и землевладельческая каста кунби, к к-рой нередко примыкали и остальные жители деревень. Эти вожди стали претендовать на статус кшатриев и усвоили образ жизни раджпутов в Сев. Индии. Один из вождей, Шиваджи из рода Бхосле, захватил неск. важных крепостей и дважды нанес поражение большим биджапурским армиям. Аурангзеб, аннексировав Биджапур, начал борьбу против маратхов. Но окончательно разбить Шиваджи ему не удалось. В 1674 г. Шиваджи короновался как независимый государь с титулом «чхатрапати». 3 апр. 1680 г. он умер, так и не побежденный Аурангзебом. К концу жизни у Шиваджи было 240 крепостей. Он создал флот из 400 судов. После его смерти правителем маратхов стал его сын Самбхаджи (Шамбхуджи) (1680-1689), которого Аурангзеб разбил и казнил. Однако борьба маратхов за независимость продолжалась. 20 февр. 1707 г. Аурангзеб умер в Ахмаднагаре, осажденном маратхами.

Могольская империя на протяжении 2-й пол. XVI и почти всего XVII в. была могучим и довольно централизованным гос-вом, доминировавшим на Индийском субконтиненте. Система управления замыкалась на императоре. От его личных качеств зависело функционирование всех ее звеньев. Количество провинций постепенно увеличивалось. При Аурангзебе их стало 21. Кроме того, сохранялись вассальные княжества раджпутских и проч. раджей, к-рые платили дань, но сохраняли самостоятельность во внутренних делах. Правящая элита присваивала себе право на сбор и перераспределение налога. Это право можно назвать верховной собственностью или правом собственности на землю как на территорию с подвластным населением. Налоговое ведомство устанавливало ставки налогов со всех земель и собирало их в казну с земель, находившихся в прямом гос. управлении, а на территориях джагиров налоги поступали соответствующим джагирдарам. Они нередко собирали в свою пользу и множество дополнительных незаконных налогов (абвабов). Джагиры были временными владениями, обусловленными службой, и не могли переходить по наследству. Кроме того, джагирдары часто перемещались с места на место. Верхнему слою господствующего класса, члены к-рого имели земли на правах джагирдаров, противостояли деревенские землевладельцы, к-рые чаще всего назывались заминдарами (владельцами земли), а также маликами (собственниками), арбаб-и-замин (господами земли), мирасдарами (наследственными владельцами) и др. Та же категория в налоговых документах называлась «райяты» (стадо, подданные, крестьяне), т. к. для налогового аппарата деревенские землевладельцы были только и исключительно налогоплательщиками. Однако общинники, будучи райятами для сборщиков налога, себя райятами не считали и применяли этот термин к тем, кто работали на них. Собственность на землю этого слоя населения являлась податной, обремененной обязанностью платить высокий налог, но гораздо более прочной: наследственной и отчуждаемой. Она была неск. ограничена общиной, вернее, правами касты, доминировавшей в данной местности. Но эти ограничения не были велики, реально земля продавалась без серьезных ограничений. Низовые собственники имели определенные возможности отстаивать свои интересы. Они принадлежали к высоким или средним кастам, были объединены в кланы и касты на значительных территориях, имели оружие и воинские навыки. Шла постоянная война между налогообязанным слоем заминдарама в той или иной местности и имперскими войсками. Заминдары-налогоплательщики возглавляли общину, к-рая в И. отличалась от общин в др. странах. Она не была чисто крестьянской, а имела сложную структуру: состояла из людей разных каст, а это означало, что члены общины не были равноправны во всех общинных делах, занимали разное социальное положение, имели разные профессии или занятия и обменивались услугами или продуктами. Обычно в каждой деревне проживали и взаимодействовали касты землевладельческие, земледельческие, ремесленные, служебные, «неприкасаемые». Одна из каст занимала ведущее положение. Общинные права на землю, как правило, выражались в коллективном распоряжении пустошами, выгонами, лесами именно членов данной касты. Иногда часть земли или вся земля сдавалась в аренду и общинники-землевладельцы делили между собой арендную плату. Это практиковалось в деревнях, принадлежавших брахманам или подразделениям раджпутских кланов. Однако и в этом случае каждый полноправный общинник считался индивидуальным собственником «идеальной» доли общей земли или же определенной доли общей ренты. Общинное самоуправление в инд. условиях означало власть той же доминирующей касты. Советы (панчаяты) всех уровней (деревни или группы деревень) состояли из членов доминирующей касты. В И. не отмечены деревенские или иные территориальные советы, к-рые состояли бы из членов неск. каст. Продукты и услуги, предлагавшиеся членами профессиональных каст, оплачивались путем отчислений определенной части зерна или иных культур во время сбора урожая, обычно 2 раза в году, или предоставлением небольших участков земли. Этот нетоварный обмен подчинялся строгим правилам, передавался как наследственный и традиционный и приводил к установлению тесных личностных отношений. Право на обслуживание круга клиентов считалось своего рода «собственностью» ремесленника. Оно могло разделяться при наследовании отцовского имущества между сыновьями ремесленника и даже продаваться. Система натурального обмена не предполагала полной автаркии, натуральности общинной экономики. Она никогда не охватывала всех экономических отношений деревни. В «штате» деревенских «служащих» обычно были староста и писец (обеспечение самоуправления); брахман (ритуальное обслуживание); плотник, кузнец, обеспечивавшие общинников сельскохозяйственными орудиями; гончар, кожевенник, медник, цирюльник и прачка (бытовое обслуживание) и неприкасаемые сельскохозяйственные рабочие как дешевый труд. Ремесленники нек-рых специальностей, жившие в деревне, такие как ткачи, маслобойщики, кондитеры, как правило, устанавливали с жителями обычные рыночные отношения. Деревенские жители продавали зерно, хлопок и семена для изготовления масла и покупали металлы, соль, ткани и растительное масло.

И. была сельскохозяйственной страной, в городах проживало примерно 15% населения. В империи Акбара насчитывалось 120 крупных городов и 3200 торгово-ремесленных поселков. При Аурангзебе существовало уже ок. 5 тыс. городов всех типов. Торговцы обладали возможностями для защиты своих интересов, т. к. имели кастовые или иные профессиональные орг-ции, обладали денежными средствами, позволявшими обеспечивать благосклонность вельмож на всех уровнях власти. Однако самоуправления в городах не было, и город находился под жесткой властью котвала (градоначальника). Эксплуатация торговцами ремесленников, имевших низкий кастовый статус, приводила к тому, что они, как правило, были нищи, забиты и часто закабалены долгами.

И. была одним из крупнейших производителей железа. Металлургическое производство велось мелкими артелями примитивным сыродутным методом с использованием древесного угля. На мировом рынке ценилась инд. сталь. Довольно развито было судостроение. Большие джонки обеспечивали торговлю и перевозки между портами побережья, по основным рекам, а также перевозки в Аравию и страны Юго-Вост. Азии. И. славилась красителями для тканей, наибольшее значение имело производство синей краски из листьев растения индиго, особо ценилась индиго из Сев.-Зап. Индии. В 2 местах на Коромандельском берегу производился также красный краситель. Добыча алмазов стала в XVII в. одним из важных производств. Особенно славились копи Голконды. Наиболее развитой отраслью инд. промышленности была текстильная. Производилось ок. 150 сортов различных тканей, гл. обр. хлопчатобумажных, а также шелковых и шерстяных и тканей из волокна кокосового ореха (койры).

Проникновение европейцев

Появление европейцев. Роспись стен дворца Говинд-Махала в Орчхе. 1618 г.

Появление европейцев. Роспись стен дворца Говинд-Махала в Орчхе. 1618 г.


Появление европейцев. Роспись стен дворца Говинд-Махала в Орчхе. 1618 г.

С кон. XV в. в Юж. Азию начинают проникать европейцы. 20 мая 1498 г. эскадра Васко да Гамы, обогнув мыс Доброй Надежды, бросила якоря в порту г. Кожикоде (Каликут) в Керале, на зап. побережье И. Вскоре португальцы основали неск. факторий по обоим побережьям И., а также на о-ве Цейлон. Гоа стал адм. центром всех португ. владений к востоку от мыса Доброй Надежды. Португальские колонии в И. представляли собой отдельные анклавы на вост. берегу Африки, в устье Красного м. и Персидского зал., на побережье И. и Цейлона, на Малайском п-ове и в Китае. В XVII в. в прибыльной вост. торговле приняли участие также купцы из Нидерландов, Англии, Дании и Франции. Они основали Ост-Индские компании, получившие от своих правительств монопольное право на торговлю с Востоком. Между ними началась борьба, к-рая привела сначала к ограничению португ. проникновения в И., затем почти к полному вытеснению из этой страны голландцев и, наконец, к англо-франц. войнам. Центром франц. владений в И. стал Пондишери (Пудуччери), основанный в 1674 г. Опорными пунктами англичан на зап. побережье были Сурат (с 1613-1616), Бомбей (с 1668, ныне Мумбаи), на вост. побережье - Мадрас (с 1639, ныне Ченнаи), в Бенгалии - Калькутта (c 1690).

Появление европейцев. Роспись стен дворца Говинд-Махала в Орчхе. 1618 г.

Появление европейцев. Роспись стен дворца Говинд-Махала в Орчхе. 1618 г.


Появление европейцев. Роспись стен дворца Говинд-Махала в Орчхе. 1618 г.

Главной целью европейцев на Востоке до XVIII в. были приобретение местных товаров и их сбыт в Европе по монопольным ценам. Сначала такими товарами служили пряности: перец, кардамон, корица, гвоздика и т. п. Затем к ним прибавились хлопчатобумажные ткани. Кроме того, большое значение имел вывоз селитры, необходимой для производства пороха, и красителей, прежде всего индиго. Покупали европейцы также хлопок, пряжу, шелк, сахар. В обмен они предлагали медь, ртуть, оружие, шерстяные ткани. Но в целом у европейцев в то время не было товаров, к-рые уравновешивали бы импортируемые товары из стран Востока. Экономика этих стран была слишком замкнутой, самодостаточной. Спрос на различные изделия оставался стабильным, устоявшимся веками. Европейцам приходилось расплачиваться золотом и серебром. Вост. торговля требовала постоянного вливания в нее драгоценных металлов. И. оставалась «пропастью», поглощавшей золото и серебро. Европ. фактории в И. испытывали постоянную нужду в деньгах.

В первые века присутствия европейцев на Индийской земле их политическая роль выглядит незначительной. Правители Виджаянагара, Голконды, Биджапура, Могольской империи и др. гос-в в качестве приоритетных рассматривали взаимоотношения друг с другом. Влияние европ. торговли на экономическое состояние страны было гораздо более значительным, но на первых порах скорее благотворным, чем угнетающим. Европ. купцы платили пошлины, пополнявшие казну местных государей. Они закупали местные товары и тем самым способствовали расширению производства. Европейцев можно было использовать как незначительную, но надежную военную силу в борьбе с соседями. Проникновение европейцев на первых порах не вызвало настороженности у правителей и у местных купцов. Более того, местный торговый капитал всячески способствовал европ. торговле. Инд. торговцы приобретали крупные капиталы, пользуясь тем, что инд. товары благодаря европейцам вышли на мировой рынок.

Расширение внешних рынков для инд. товаров привело к определенному развитию производства. Увеличились посевы продовольственных культур, пряностей, хлопка, индиго. В XVII в. появились новые культуры: табак, томаты, красный перец чили, привезенные европейцами из Америки. Бум испытывало производство хлопчатобумажных и шелковых тканей. Однако этот подъем не сопровождался совершенствованием орудий, технологических приемов или организации труда. Огромные массы золота и серебра оседали в сокровищницах султанов, навабов, раджей и падишаха. Дополнительные доходы, к-рые могли бы получить производители - земледельцы и ремесленники, обесценивались возросшими налогами. Ткачи и др. ремесленники, загруженные заказами, оставались нищими. Не происходила концентрация производства. Хозяйство оставалось мелким, семейным. Ремесленники могли продолжать работу, только если получали авансы под буд. продукцию, тем самым попадая в долговую кабалу к скупщику. Подчинение ремесла торговому капиталу могло бы стать путем развития крупного производства. Однако купцы (они же скупщики и ростовщики) не стремились вкладывать средства в развитие производства на новой основе, видели путь к росту прибылей только в увеличении числа подчиненных им ремесленников.

Т. о., закрепление пребывания европейцев в И., в т. ч. в торговле страны, привело к развитию ряда производств, обеспечивших рост экспорта. Однако основы традиц. экономического строя сохранились, что привело к экономическому упадку в следующий период, когда экономическая политика колонизаторов на Востоке изменилась.

Лит.: Хожение за три моря Афанасия Никитина, 1466-1472 / Ред.: Б. Д. Греков, В. П. Адрианова-Перетц. М.; Л., 1948; Синха Н. К., Банерджи А. Ч. История Индии: Пер. с англ. М., 1954; Неру Дж. Открытие Индии: Пер. с англ. М., 1955; Паниккар К. М. Очерк истории Индии: Пер. с англ. М., 1961; Habib I. The Agrarian System of Mughal India (1556-1707). Bombay, 1963. New Delhi, 19992; Ашрафян К. З. Аграрный строй Сев. Индии (XIII - сер. XVIII в.). М., 1965; Чичеров А. И. Экономическое развитие Индии перед англ. завоеванием: Ремесло и торговля в XVI-XVIII вв. М., 1965; Sharma R. S. Indian Feudalism: c. 300-1200. Calcutta, 1965; idem. Urban Decay in India (c. 300 - c. 1000). New Delhi, 1987; Антонова К. А., Бонгард-Левин Г. М., Котовский Г. Г. История Индии: Кр. очерк. М., 1973; Stein B. Peasant State and Society in Medieval South India. Delhi, 1980; Алаев Л. Б. Сельская община в Сев. Индии: Основные этапы эволюции. М., 1981; [он же.] Л. Б. Алаев: община в его жизни: История нескольких науч. идей в док-тах и мат-лах. М., 2000; он же. Средневековая Индия. СПб., 2003; Karashima N. South Indian History and Society: Studies from inscriptions A. D. 850-1800. Delhi, 1984; idem. Towards a New Formation: South Indian Society under Vijayanagar Rule. Delhi, 1992; Медведев Е. М. Очерки истории Индии до XIII в. М., 1990; Ванина Е. Ю. Средневековое городское ремесло Индии, XIII-XVIII вв. М., 1991; она же. Идеи и общество в Индии XVI-XVIII вв. М., 1993; она же. Средневековое мышление: Индийский вариант. М., 2007; Голоса индийского средневековья / Отв. ред.: И. Д. Серебряков, Е. Ю. Ванина. М., 2002; Бернье Ф. История последних полит. потрясений в гос-ве Великого Могола / Пер. с франц.: Б. Жуховецкий, М. Томара, Ю. Муравьев; вступ. ст. и ред.: Ю. И. Семенов. М., 2008.

Л. Б. Алаев

Распад державы Великих Моголов (1-я пол. XVIII в.)

Слабые преемники Аурангзеба - Бахадур-шах (1707-1712) и Фаррух Сияр (1713-1719) - были вынуждены усмирять постоянные мятежи раджпутских князей в Раджастхане и бороться с набиравшим силу движением сикхов в Пенджабе. Во главе сикхов в 1708 г. стал Банда Бахадур, принявший титул «сача бадшах» (истинный падишах) и установивший контроль практически над всем Пенджабом и прилегающей частью наместничества субы Дели. Пользуясь ослаблением центральной власти, субадары-наместники Бенгалии, Ауда, Гуджарата, а также Хайдарабада стали фактически полновластными правителями подчиненных им территорий. Они назначали должностных лиц, жаловали им мансабы (чины) и джагиры (земли, предоставлявшиеся на условиях несения воинской службы), полностью контролировали фискальную сферу и при малейшей возможности расширяли границы своих владений.

Нерешительность Моголов была выгодна и маратхам, к-рые много сделали для разрушения некогда могущественной империи. Сосредоточив в своих руках реальную власть, пешва (главный министр) Маратхского гос-ва Баладжи Вишванатх Бхат (1713-1720) смог преодолеть внутренние разногласия в среде маратхских феодалов и добиться от могольского правителя права на сбор налогов с 6 суб в Декане. Основанная им т. н. династия пешв правила до 1818 г. При пешвах Баладжи Рао (1720-1740) и Баладжи Баджи Рао (1740-1761) маратхи заметно продвинулись на север и юг, подчинив себе большую часть Южноазиатского субконтинента. Результатом их завоеваний к 30-м гг. XVIII в. стало образование на территории И. ряда маратхских княжеств, самыми крупными среди к-рых были Нагпур (правящая династия Бхосле/Бхонсле), Индаур (династия Холкар), Гвалиор (династия Шинде/Синдия) и Барода (династия Гайквад/Гаеквар). Эти 4 княжества во главе с Махараштрой образовали конфедерацию со столицей в Пуне.

В 1739 г. в Сев. Индию вторглось войско иран. завоевателя Надир-шаха, разбившее многотысячную армию правителя Дели Мухаммад-шаха и разграбившее столицу Моголов. Потеряв казну, Моголы лишились последних рычагов воздействия на подданных. Джагирная система практически перестала существовать. Власть Мухаммад-шаха ограничивалась Дели и незначительными территориями между реками Ганг и Джамна (Ямуна). Последующие могольские правители - Ахмад-шах (1748-1754), Аламгир II (1754-1759) и Шах Алам II (1759-1806) - были марионетками в руках афганцев или маратхов.

С 1748 г. правитель Афганистана Ахмад-шах Дуррани/Абдали совершил 5 военных походов в Сев. Индию, в результате к-рых Аламгир II был вынужден признать его власть над Пенджабом, Синдом и Кашмиром. В Пенджабе интересы афганцев пересеклись с интересами маратхов, к-рые в стремлении подчинить себе всю И. дошли до сев.-зап. территорий. В сражении при Панипате (14 янв. 1761) афганцы наголову разбили маратхов. После чего маратхи бросили все силы на борьбу с юж. соседями - Хайдарабадом и подвластным ему Карнатиком. Афганцы же продолжали совершать набеги на Пенджаб в 60-х гг., но каждый раз получали решительный отпор сикхов. С 70-х гг. сикхи стали безраздельными хозяевами Пенджаба, объединившегося в единое гос-во при махарадже Ранджите Сингхе (1799-1839).

И. под английским колониальным правлением (сер. XVIII в.- 1947)

Гос-ва, возникшие после падения Могольской империи, постоянно враждовали между собой. Ситуация, когда «все воевали против всех», была успешно использована европ. державами в целях усиления их влияния в Юж. Азии. С сер. 40-х гг. основное соперничество развернулось на юге И. между Великобританией и Францией. Обе стороны воспользовались разногласиями и борьбой между южноинд. правителями для закрепления собственных позиций. Они заключали субсидиарные договоры с князьями, по к-рым последние обязывались содержать (субсидировать) воинские контингенты, обслуживавшие Ост-Индские компании. Т. о. европейцы завоевывали И., используя самих индийцев. Англо-франц. противостояние завершилось победой Великобритании, и с подписанием Парижского договора в 1763 г. владения Франции в И. были сведены к Пондишери и еще неск. факториям на побережье. Карнатик перешел в вассальную зависимость к англичанам.

Столь же успешно вмешиваясь в династическую борьбу в др. районах И., англичане подчинили одну из богатейших областей Могольской империи - Бенгалию, одержав победу в битве при Плесси (23 июня 1757), и установили контроль над Аудом. Правитель Дели Шах Алам II также был вынужден следовать требованиям англичан. В ходе 4 англо-майсурских войн (1767-1769, 1780-1784, 1790-1792, 1799) Английская Ост-Индская компания установила прямое управление обширными территориями на юге И. и поставила в вассальную зависимость Майсур, Хайдарабад и др. княжества. Итогом 3 англо-маратхских войн (1775-1782, 1803-1805, 1817-1818) стали разгром наиболее влиятельных правителей Декана и упразднение института пешв. Значительная часть огромной территории Маратхской конфедерации была аннексирована, а крупные княжества стали вассалами компании. В 1801 г. был заключен субсидиарный договор с Аудом, а в 1803 г. англ. войска вошли в Дели. Формально Могольское гос-во просуществовало до 1858 г., но последние правители Акбар II (1806-1837) и Бахадур-шах II (1837-1858) получали выплаты в виде пенсий от компании, и их деятельность полностью контролировалась англичанами. В 1814-1826 гг. в состав англ. владений вошли области в юж. предгорьях Гималаев и был установлен протекторат над ассамскими землями. К 1838 г. Ассам с вассальными княжествами был полностью аннексирован, а в 1843 г. та же участь постигла Синд. Наконец, в 1849 г. в результате 2 англо-сикхских войн (1845-1846, 1848-1849) англичане смогли завоевать Пенджаб.

Подчиняя себе новые и новые земли, англичане укрепляли и развивали систему колониального управления и эксплуатации подвластных им территорий. Акт об управлении И. 1773 г., принятый англ. парламентом, поставил деятельность Ост-Индской компании под контроль правительства и признал инд. приобретения компании ее собственностью. Первым генерал-губернатором стал Уоррен Хейстингс (1774-1785). При нем была ликвидирована система «двойственного управления» и установлен полный контроль над местными адм. структурами. Были учреждены суды во главе с брит. судьями, создана колоссальная по численности сипайская армия. В 3 президентствах Британской Индии - Бенгальском, Мадрасском и Бомбейском - были свои управленческие структуры и воинские контингенты. К рубежу ХVIII и ХIХ вв. основной объем прибыли англичане получали за счет взыскивания огромных денежных сумм в форме контрибуций, субсидий и проч. выплат с поставленных в вассальную зависимость местных правителей; взимания земельного налога на аннексированных территориях; введения монопольных цен на торговлю нек-рыми товарами (солью, бетелем, табаком и др.); вывоза дешевых ремесленных товаров, прежде всего тканей.

Для увеличения объема поступавших в казну налоговых средств с кон. ХVIII в. англичане стали проводить реформы земельного налогообложения, учитывая исходную специфику разных территорий. В Бенгалии и в сев. части Мадрасского президентства в 1793 г. была введена система «постоянного заминдари» (постоянного земельного налогообложения), ориентированная в вопросах сбора земельной ренты на заминдаров-землевладельцев. Налоговые суммы, вносимые заминдарами в казну, не подлежали пересмотру. Аналогичная система «временного заминдари» (с пересмотром размера налоговых ставок) стала действовать в Сев. Индии - в Ауде и части Ганго-Джамнского двуречья (Доаба) - в соответствии с законами 1822 и 1833 гг. На юге Мадрасского президентства в 20-х гг. XIX в. получила распространение система райятвари, где в качестве земельных собственников и налогоплательщиков выступали общинники-райяты. Вариант системы райятвари - махалвари, введенный в нек-рых районах Доаба и позднее в Пенджабе, устанавливал в качестве налогооблагаемой единицы деревню (махал).

Под давлением британских торговых и промышленных кругов, стремившихся получить свободный выход на инд. рынок, привилегии Ост-Индской компании постепенно сокращались. В 1813 г. компания потеряла монополию на торговлю с И., а в 1833 г. была лишена статуса торговой орг-ции и сохранила за собой только вопросы адм. и военного управления колонией. При этом брит. территории на Индийской земле формально принадлежали Ост-Индской компании до 1858 г. В первые десятилетия ХIХ в. особое значение приобрели ввоз в И. и сбыт на местных рынках фабричных товаров англ. производства, а также вывоз сырьевых ресурсов (зерновых, опиума, индиго, чая и др.). Тогда же англичане стали создавать первые чайные и кофейные плантационные хозяйства. Для обеспечения нужд колониальной экономики было начато строительство крупных оросительных сооружений, совр. дорог, а с 1853 г.- железнодорожных путей от Бомбея, Мадраса, Калькутты и др. крупных портов в глубь страны. Расширение брит. колониального присутствия неизбежно сопровождалось появлением слоя индийцев (прежде всего торговцев и служащих адм. аппарата), находившихся в постоянном контакте с англичанами. Они становились проводниками новых идей и настроений. Будучи во многом зависимыми от англичан, молодые инд. интеллектуалы идеализировали то, что было связано с метрополией, но в то же время понимали степень своего бесправия и приниженности в колониальной табели о рангах. Выход они видели в ориентации на европ. культурные ценности и в привнесении их в жизнь индийцев.

Начало инд. просветительства связано с именем бенгальца Раммохана Роя (1772-1833), настаивавшего на необходимости реформирования индуизма, поиска объединяющего начала для разных религий и отказа от сектантства. Особое внимание Рой уделял просвещению индийцев и ликвидации наиболее одиозных индусских обычаев (детских браков, сати - самосожжения вдов и проч.). Для пропаганды этих идей он издавал газеты на бенг. и персид. языках, основал Хинду-колледж - 1-е учебное заведение совр. типа, предназначенное для индийцев, а также несколько школ. Созданная им в 1828 г. организация Брахмо самадж (Об-во [почитателей] Брахмы) добивалось участия индийцев в управлении страной, изменения системы образования, проведения прогрессивных социально-экономических преобразований. Вслед за Бенгалией подобные просветительные орг-ции появились в Бомбее, Пуне и Мадрасе. Колониальные власти спокойно воспринимали рост активности интеллектуалов, стремясь в собственных целях использовать их идейные искания. Понимая, что в управлении огромной колонией без индийцев не обойтись, в 30-х гг. XIX в. они изменили систему образования, сделав ставку на поддержку светских учебных заведений для подготовки чиновников низшего и среднего звена из числа «туземцев». С основанием Индийской гражданской службы в 1853 г. получение места в адм. системе стало возможным лишь после сдачи специальных экзаменов, что по-прежнему ущемляло права индийцев. Появление в 50-х гг. XIX в. более представительных объединений индийцев - Ассоциации Британской Индии, Бомбейской и Мадрасской ассоциаций - отражало расширение круга лиц, стремившихся не только утвердиться экономически, но и почувствовать себя более уверенно в административно-политической сфере. Члены перечисленных общественных орг-ций вполне лояльно относились к колонизаторам, хотя и критиковали англичан за дискриминацию индийцев в системе управления страной.

Антибрит. настроения в большей степени проявлялись в др. стратах инд. общества. С 20-х гг. и почти до кон. ХIХ в. в разных частях И. вспыхивали восстания племен (санталов, бхилов, коли и др.), выступавших как против давления англичан, так и против беспредела заминдаров и ростовщиков, получивших при англичанах доступ к этим ранее обособленным районам. В различных областях Британской Индии вспыхивали восстания крестьян, а иногда и горожан против действий колонизаторов. Возмущение росло и на противоположном социальном полюсе. В 1-й пол. ХIХ в., и в особенности после завоевания Пенджаба в 1849 г., англичане продолжали расширять свои владения путем аннексии выморочных владений (княжества Сатара, Самбалпур, Нагпур, Джханси), перевода под свой контроль «дурно управляемых» территорий (Майсур, Ауд) или тех территорий, правители к-рых были не в состоянии выплачивать дань (Берар).

В Сев. Индии и Бенгалии среди мусульман, крайне недовольных засильем неверных, регулярно возникали волнения. В значительной степени недовольство мусульман основывалось на развитии идей Сайида Ахмада Барелви (1786-1831), выступавшего за очищение ислама и восстановление его как гос. религии в И., что предполагало борьбу как с англичанами, так и с сикхами в Пенджабе. Последователи Сайида Ахмада (их нередко называют инд. ваххабитами) создали сеть подпольных орг-ций и вели активную пропаганду, в т. ч. в сипайской армии (сипаи - на языке хинди, урду и персидском - сипахи - воин, солдат; в колониальной И. наемные солдаты, вербовавшиеся из местного населения). Кульминацией протестных выступлений стало восстание сипаев 1857-1859 гг., охватившее в основном Ганго-Джамнское двуречье и ряд районов Центр. Индии и объединившее индусов и мусульман - выходцев из разных социальных слоев. Восставшие сипайские полки захватили Дели и объявили о восстановлении Могольской империи во главе с Бахадур-шахом II, последним представителем династии. Англичане жестоко подавили восстание, но были вынуждены принять радикальные меры по реформированию системы колониального управления и пересмотреть политику в отношении религ. общин. В совр. И. восстание сипаев называют Войной за независимость 1857 г. или Первой войной за независимость.

В 1858 г. Ост-Индская компания была ликвидирована, и управление страной стала осуществлять британская корона посредством специально созданного Мин-ва по делам И., возглавлявшегося статс-секретарем. Также парламентом был назначен генерал-губернатор, имевший титул вице-короля. Англичане изменили систему взаимоотношений с князьями, к-рые вместе с крупными землевладельцами должны были в новых условиях составить опору колониальному режиму, и официально отказались от «доктрины выморочных владений». Новый статус княжеств был официально закреплен в 1877 г. провозглашением кор. Виктории императрицей И. Княжества становились частью Британской империи. В 60-х гг. были проведены масштабные реформы по реорганизации аппарата управления и принят Закон об индийских советах (1861), допускавший ограниченное участие индийцев в работе законодательного совета при генерал-губернаторе и в провинциальных законодательных советах.

Во 2-й пол. ХIХ в. заметно возросла экономическая зависимость И. от Англии. Основными сферами приложения англ. капитала стали строительство железных дорог и ирригационных систем, банковское дело и плантационные хозяйства, угледобыча и текстильная промышленность. В этот же период расширялось влияние инд. торгово-ростовщических каст (бания, марвари) и бомбейской общины парсов во внутренней торговле, а с 50-х гг. появились первые предприятия (фабрики по переработке хлопка), принадлежавшие индийцам. Спустя нек-рое время Бомбей и Ахмадабад стали крупнейшими центрами инд. предпринимательства. Национальная промышленность развивалась в условиях тотальной зависимости от колониальных властей, использовавших различные механизмы (налоги, тарифы, пошлины и проч.) для обеспечения наиболее благоприятных условий для работы брит. предпринимателей.

Интересы постепенно складывавшихся новых социальных слоев выходили далеко за рамки, установленные им колониальными властями, что приводило к расширению диапазона социальных конфликтов. Реакция индийцев на колониальное засилье проявлялась по-разному. Во 2-й пол. XIX в. продолжались выступления крестьян (в Бенгалии, в Махараштре, в Мадрасском президентстве), малых народов и племен (в центральной, зап. и сев.-вост. частях страны); во мн. случаях они были недовольны религ. политикой властей. Так, среди мусульман северных районов были по-прежнему популярны идеи инд. ваххабитов; в 1872 г. в Пенджабе произошло масштабное восстание сикхской секты намдхари. Имели место серьезные волнения и в княжествах. На этом этапе англичане достаточно легко подавляли стихийные выступления индийцев.

Социально-экономические перемены 2-й пол. ХIХ в. существенным образом затронули духовную жизнь индийцев, активизировав религиозно-реформаторские учения различной направленности. В индусской среде сохранялось влияние об-ва Брахмо самадж, к-рое в 1842 г. возглавил Дебендранатх Тагор (отец писателя Рабиндраната Тагора). При нем общество приняло более организованный характер, а с сер. ХIХ в. аналогичные орг-ции стали появляться за пределами Бенгалии - в Мадрасе и Бомбее. В 60-70-х гг. в брахмоистском движении произошел ряд расколов в связи с появлением либерального и радикального направлений в общественно-политической жизни И.

Сев. и Сев.-Зап. Индия заметно уступали др. регионам по уровню формирования национального самосознания и степени вовлеченности в национальное движение. Наибольшей популярностью пользовалось религиозно-реформаторское и просветительное об-во Арья самадж (Об-во ариев/просвещенных), созданное в 1875 г. Даянандой Сарасвати (1824-1883). Идеология об-ва имела много общего с установками Брахмо самадж, но особый упор они делали на идеализацию древних вед и необходимость возврата к ним. Впосл. в об-ве Арья самадж проявились антихрист. и антимусульм. настроения. Иной характер носила деятельность мыслителя и реформатора Свами Вивекананды (1863-1902), ученика проповедника и философа Рамакришны (1836-1886). Рассматривая служение Богу как служение человеку, он указывал на опасность абсолютного погружения в к.-л. религию и настаивал на необходимости практических усилий для искоренения социальной несправедливости. Идеи Вивекананды были близки мн. представителям радикального направления в национально-освободительном движении.

Мусульм. просветительство получило наибольшее распространение в районах проживания инд. мусульман - в Бенгалии, Пенджабе и сев.-зап. провинциях. Исключительную роль в приобщении мусульман к европ. культурным ценностям и светскому образованию сыграл Сайид Ахмад-хан (1817-1898), основатель Переводческого об-ва (1864) и Мусульманской конференции по просвещению (1886), а также Мусульманского колледжа (1875) в Алигархе (впосл. Алигархский мусульм. ун-т). Просветительные и реформаторские движения возникали и в др. религ. общинах. В 80-90-х гг. в Пенджабе действовали несколько сикхских об-в с одинаковым названием - Сингх сабха (Об-во львов), занимавшихся пропагандой языка пенджаби и издательской деятельностью. Реформаторское направление в парсизме было связано с именем Дадабхая Наороджи (1825-1917), одного из буд. лидеров национально-освободительного движения.

Особое место в духовных исканиях образованной части индийцев сыграло Теософское об-во, основанное Е. П. Блаватской в 1875 г. в Нью-Йорке. Затем его центр находился в И., т. к. Блаватская и ее сподвижники уделяли особое внимание инд. религиям. К 80-м гг. в И. действовали более 100 местных теософских орг-ций, объединявших англичан, к-рые интересовались инд. культурой, философией и религиями, и индийцев, к-рые т. о. самоутверждались в условиях колониального общества и искали «путь к себе» в постижении собственной культурной традиции. Многие из них впосл. стали активными участниками национально-освободительной борьбы.

В тот же период в Бенгалии и Махараштре начали возникать буржуазно-националистические орг-ции. Они отражали интересы новых слоев инд. общества и развивались в 2 направлениях - либеральном и радикальном. Либералы (Сурендранатх Банерджи, Дадабхай Наороджи, Махадев Говинд Ранаде и др.) умеренно критиковали действия колониальных властей, ограничиваясь написанием петиций, принятием резолюций и публикацией заявлений в печати. Радикалы (Бал Гангадхар Тилак, Бонкимчондро Чоттопадхай и др.) выпускали периодические издания, в т. ч. на местных языках, решительно выступали за протекционизм в отношении национальной промышленности и за бойкот иностранных товаров, вели активную работу среди молодежи, настраивая ее на борьбу с колониальным режимом. При поддержке колониальных властей, стремившихся всесторонне контролировать общественно-политическую жизнь И., в 1885 г. произошло объединение различных орг-ций в 1-ю общеиндийскую политическую партию - Индийский национальный конгресс (ИНК). Программные требования ИНК на начальном этапе включали отмену дискриминационных мер в отношении национальной промышленности, пересмотр системы земельного налогообложения, в политической сфере - расширение национального представительства в инд. советах. К рубежу ХIХ и ХХ вв. в ИНК усилилось влияние радикального крыла.

В посл. трети XIX в. стали нарастать негативные тенденции в отношениях индусской и мусульм. общин. Немалую роль в этом сыграли англичане, сделавшие после восстания сипаев ставку на поддержку мусульман И. С началом деятельности ИНК, светской орг-ции, провозгласившей себя выразителем общенациональных интересов, возникли новые проблемы, обусловленные недостаточным вниманием лидеров партии к проблеме религ. меньшинств в стране. Значительное количество мусульман не воспринимали ИНК как представителя интересов своей общины и ориентировались на собственные культурно-просветительные орг-ции, поддерживавшиеся колониальными властями. Деятельность индусских националистических организаций, выступавших за «очищение» и «защиту» индуизма от «внешних угроз» и объединившихся в 1900 г. в Хинду махамандал (Великое об-во индусов), способствовала еще большему отчуждению общин. Окончательно пути инд. мусульман и индусов разошлись в период подъема национально-освободительного движения в нач. ХХ в.

Толчком к «пробуждению» И. послужил раздел Бенгалии в 1905 г. вице-кор. Джорджем Натаниелом Керзоном. Адм. деление огромной провинции на зап. (индусскую) и вост. (мусульм.) части было воспринято индийцами как преднамеренное противопоставление 2 религ. общин и вызвало массовые выступления даже за границами Бенгалии. Движение против действий англичан шло под лозунгами свадеши (отечественный - за бойкот иностранных товаров и поддержку произведенных в И.) и сварадж (самоуправление, предполагавшее уже не просто участие индийцев в колониальной системе управления, а получение в перспективе статуса доминиона).

Раздел Бенгалии, несмотря на его последующую отмену в 1911 г., оказался поворотным событием в отношениях индусов и мусульман. Идея создания собственной провинции оказалась привлекательной для мусульман, ощущавших себя бесправным меньшинством со времен падения Могольской империи. Поэтому борьба против раздела, т. е. против создания «мусульманской» провинции, субъективно воспринималась общиной мусульман как очередная попытка принизить их политический статус и сузить возможности для культурного развития.

События 1905 г. послужили толчком к оформлению политических орг-ций на конфессиональной основе. В 1906 г. была создана Мусульманская лига, а спустя несколько месяцев ее антагонист - индусская Хинду махасабха (Великое собрание индусов), основу которой составило Хинду махамандал. Индусско-мусульм. противостояние обострилось после введения англичанами куриальной системы выборов в соответствии с Законом об индийских советах (реформа Морли-Минто) 1909 г., предоставившей ряд льгот последователям ислама.

В годы первой мировой войны (1914-1918), в которую И. втянула метрополия, из страны было вывезено большое количество продовольствия, сырья и готовых изделий, предназначенных гл. обр. для снабжения англ. войск на Ближ. и Ср. Востоке. Несмотря на колоссальные экономические трудности в масштабе страны, происходило обогащение той части инд. промышленников и торговцев, к-рые производили и поставляли товары для военных нужд. Вместе с тем в условиях колониальной системы успешные предприниматели были ограничены в возможностях реализации полученной прибыли. Одновременно происходило сильное обнищание как сельского, так и городского населения. В годы войны активизировалась деятельность революционно-подпольных орг-ций (партии Гхадр, мусульм. националистов), действовавших по преимуществу методом террора. Попытки их борьбы с колониальным режимом были успешно пресечены властями. На последнем этапе войны немалое влияние на подъем движений социально-политического протеста оказали революционные события 1917 г. в России.

Закон об управлении И. 1919 г., известный также как реформа Монтегю-Челмсфорда, заложил основы 2-уровневой политической системы, введя ограниченное представительное управление в провинциях и разграничив сферы компетенции центра и провинций. Сохранив куриальную систему выборов, англичане законодательно предоставили мусульманам как минимум 3-ю часть мест в законодательных собраниях провинций с мусульм. меньшинством и более половины мест там, где они составляли большинство. Эта реформа, а также принятый в 1919 г. закон Роулетта о суровых репрессиях против лиц, занимавшихся антиправительственной деятельностью, дали толчок к массовым антибрит. выступлениям.

Махатма Ганди. Фотография. 40-е гг. XX в.

Махатма Ганди. Фотография. 40-е гг. XX в.


Махатма Ганди. Фотография. 40-е гг. XX в.

Новый подъем национально-освободительного движения начался с переходом ИНК от тактики лояльной оппозиции колонизаторам к активной борьбе с привлечением широких масс населения и был непосредственно связан с деятельностью Мохандаса Карамчанда Ганди. К нач. 20-х гг. XX в. Ганди стал одним из самых популярных лидеров национально-освободительного движения в стране; его уважительно именовали Махатма - «великая душа». Предложенная Ганди концепция ненасильственного сопротивления (сатьяграха, букв.- «упорство в истине») прекрасно вписывалась в традиционные - по преимуществу религ.- представления индийцев и удачно отражала двойственную позицию инд. элитарно-предпринимательских слоев, зависевших от колониальных властей и рассчитывавших на их поддержку, с одной стороны, и стремившихся к свободе - с другой.

В качестве метода политической борьбы Ганди широко практиковал проведение кампаний гражданского неповиновения, включавших бойкот англ. товаров и гос. учреждений, харталы (закрытие лавок и магазинов в знак прекращения деловой активности), организацию мирных митингов и демонстраций протеста. Первая общеиндийская кампания гражданского неповиновения прошла в 1920-1922 гг.

В 1923-1927 гг., в период спада национально-освободительного движения, Ганди занялся реализацией своей «конструктивной программы», ориентированной на работу в деревнях и включавшей пропаганду ручного прядения, необходимости обучения на родном языке, борьбы с неприкасаемостью. Огромное внимание он уделял взаимоотношениям индусской и мусульм. общин и призывал к преодолению разногласий во имя достижения общих целей.

Между тем индусско-мусульманские столкновения продолжались. Немалую роль в разжигании межобщинных конфликтов играли об-во Хинду махасабха и Мусульманская лига. Поддерживавшиеся ими массовые движения шуддхи (очищение, возвращение в индуизм людей, некогда отошедших от этой веры), сангатхан (укрепление, сплочение индуизма) и танзим ва таблиг (принятие ислама иноверцами) усиливали взаимную неприязнь индусов и мусульман. В 1925 г. была создана индусская орг-ция Раштрия сваямсевак сангх (РСС, Союз добровольных служителей нации), взявшая на вооружение лозунг «Индия для индусов!» и концепцию хиндутвы (букв.- индусскость), означавшую особую системообразующую роль индуизма в прошлом, настоящем и будущем страны.

В 20-х гг. в политическую жизнь И. вступили новые силы. В 1921 г. появилась партия Акали дал (Орден Бессмертного [бога]), представлявшая интересы сикхской общины и действовавшая в основном в Пенджабе. В 1925 г. была основана Коммунистическая партия И. (КПИ) со штаб-квартирой в Бомбее. КПИ объединила первые коммунистические группы, появившиеся в стране на рубеже 20-х и 30-х гг. Послевоенный подъем массового движения привел к росту разногласий внутри ИНК, проявившихся в форме борьбы «сторонников» и «противников перемен». К 1927 г. в ИНК оформилось левое крыло, к-рое возглавили Джавахарлал Неру и Субхас Чандра Бос.

В 1928 г. начался подъем массовых антибрит. выступлений, спровоцированный прибытием в И. комиссии Саймона для обсуждения буд. конституционного устройства И. Среди членов комиссии не было ни одного индийца, и ИНК вместе с др. партиями бойкотировал деятельность комиссии. Последовательно настаивая на предоставлении И. статуса доминиона, комитет конгресса подготовил собственный проект конституции, но он был отклонен комиссией Саймона. После этого ИНК стал бороться за достижение полной независимости И. (пурна сварадж). Весной 1930 г. в рамках очередной кампании гражданского неповиновения Ганди совершил знаменитый Соляной поход через территорию Гуджарата к побережью Аравийского м., где демонстративно выпаривал соль из морской воды, нарушая тем самым колониальную соляную монополию. Действия Ганди имели колоссальный общественный резонанс. В стране поднялась волна крестьянских восстаний (в т. ч. в княжествах), забастовок и харталов в промышленных центрах, а также выступлений пограничных племен.

Осенью 1930 г. англичане провели в Лондоне 1-ю конференцию круглого стола для обсуждения буд. конституционного устройства И. В ней приняли участие представители колониальной администрации, индийские князья, лидеры инд. политических орг-ций - Мусульманской лиги, Хинду махасабхи, Либеральной федерации и Федерации «неприкасаемых», а также основных партий, представленных в парламенте Великобритании. ИНК бойкотировал эту конференцию.

В 1931 г., после заключения Делийского пакта (он же пакт Ганди-Ирвина), ИНК приостановил кампанию неповиновения и Ганди направился в Лондон для участия во 2-й конференции круглого стола. Конференция выявила рост разногласий Мусульманской лиги и ИНК по «общинной проблеме». Ганди считал необходимым предоставление И. самоуправления для урегулирования индусско-мусульм. разногласий. Мусульманская лига поддерживала позицию англичан, настаивавших на обязательности законодательного решения «общинной проблемы» до принятия к.-л. актов о буд. устройстве И. из-за невозможности индийцев договориться между собой.

Срыв ряда соглашений с англ. властями привел к тому, что в янв. 1932 г. Ганди начал новую кампанию гражданского неповиновения, на этот раз в форме индивидуальной сатьяграхи, продолжавшейся до 1934 г. Третья конференция круглого стола прошла осенью 1932 г., также без участия конгресса.

В 1935 г. англ. парламент принял Закон об управлении И., предусматривавший создание индийской федерации, в к-рую в обязательном порядке должны были войти провинции Британской Индии, а также те княжества, правители к-рых изъявили бы желание присоединиться к федерации (таковых в 1935 не оказалось). Предусматривалась 2-уровневая система власти с разграничением вопросов, находившихся в ведении центра, провинций, а также в их совместном ведении. Оставляя за англичанами право наложения вето на любой законопроект, в т. ч. и на принимаемый центральной легислатурой (законодательным собранием), Закон 1935 г. неск. расширил права провинций и возможности участия индийцев в управлении. Сохранялась куриальная система выборов с выделением особых курий для мусульман, сикхов, неприкасаемых, англо-индийцев и др. О предоставлении И. статуса доминиона в документе речь не шла.

В соответствии с Законом 1935 г. первые выборы в провинциальные законодательные собрания прошли в 1937 г. Не отказываясь от лозунга борьбы за независимость, ИНК участвовал в выборах с целью использовать все легитимные возможности для осуществления прогрессивных преобразований в стране. Он одержал убедительную победу над главными конкурентами - Мусульманской лигой и Хинду махасабхой - в 8 из 11 провинций Британской Индии, а еще в 2 вошел в коалиционные правительства.

Деятельность сформированных конгрессом правительств была прервана началом второй мировой войны и вступлением Великобритании в войну 3 сент. 1939 г. Без консультации с индийцами вице-король объявил И. воюющей стороной. Основные политические партии по-разному отнеслись к войне и участию в ней метрополии. В рядах конгресса также не было единства: Ганди выступал против поддержки действий англичан, в то время как Неру настаивал на том, что И. должна оказать помощь Великобритании, но не как колония, а как независимое гос-во.

Различные социально-политические силы страны стремились использовать осложнившуюся обстановку для достижения своих целей. В 1940 г. Мусульманская лига приняла резолюцию о выделении в исламское гос-во областей с преобладающим мусульм. населением на северо-западе (Пенджаб, Синд, Белуджистан, Северо-Западная пограничная пров.) и востоке (Бенгалия и часть Ассама) И. Тем самым лига активизировала борьбу за раздел И. и создание Пакистана - «государства чистых», руководствуясь теорией «двух наций», разработанной лидером Мусульманской лиги Мухаммадом Али Джинной.

В условиях обострения экономической ситуации (упадка сельского хозяйства, кризиса нек-рых отраслей промышленности, страшного голода в ряде районов) и неудачных переговоров индийского политического руководства с англичанами (миссии Криппса) в 1942 г. конгресс принял резолюцию «Вон из Индии!», требовавшую выхода англичан из страны, и начал кампанию гражданского неповиновения. Руководство партии было арестовано и находилось в тюрьме до мая 1944 г. Волна массовых стихийных выступлений против англичан, спровоцированная репрессиями в отношении лидеров ИНК, вошла в историю под названием Августовской революции 1942 г.

С сент. 1944 г. руководители ИНК и Мусульманской лиги с переменным успехом вели переговоры о формировании буд. временного правительства. Они осложнялись позицией Джинны, настаивавшего на создании Пакистана еще до официального сложения англичанами властных полномочий в И.

Очередной мощный подъем национально-освободительного движения заставил англичан пойти на уступки и в 1946 г. обещать предоставление И. статуса доминиона в ближайшем будущем. В том же году прошли выборы в Учредительное собрание, но Мусульманская лига бойкотировала его работу и объявила 30 июля 1946 г. днем начала «прямых действий» по созданию Пакистана. После этого ситуация в стране практически вышла из-под контроля как англичан, так и инд. политических партий и в И. (прежде всего в Пенджабе и Бенгалии) произошли не имевшие аналогов в истории индусско-мусульм. погромы, жертвами к-рых стали сотни тысяч людей.

В марте 1947 г. англичане выдвинули требование раздела И. в качестве непременного условия для передачи власти в стране и поручили осуществить этот план лорду Луису Маунтбеттену, последнему вице-королю И. В ходе сложнейшего переговорного процесса Маунтбеттена с лидерами ИНК, Мусульманской лиги и сикхских орг-ций был выработан план раздела страны. 18 июля 1947 г. в силу вступил Закон о независимости И., в соответствии с к-рым на территории Британской Индии создавалось 2 доминиона во главе с генерал-губернаторами: Индийский Союз площадью 3288 тыс. кв. км с населением 320 млн чел. и Пакистан общей площадью 945 тыс. кв. км с населением 71 млн чел. Земли Пенджаба и Бенгалии были поделены между новыми гос-вами. Территория Пакистана состояла из 2 изолированных областей - Западной и Восточной. Каждому из 565 княжеств было предоставлено право самостоятельно определить свою судьбу: присоединиться к одному из доминионов или сохранить независимый статус. Большая часть княжеств вошла в состав доминиона Индийский Союз. 14 авг. 1947 г. в Карачи было провозглашено образование Пакистана, генерал-губернатором к-рого стал Джинна. 15 авг. в Дели состоялась церемония провозглашения Индийского Союза. Генерал-губернатором был утвержден Маунтбеттен, а Неру возглавил Правительство независимой И.

И. после завоевания независимости

Первые действия руководителей гос-ва были направлены на преодоление экономических последствий раздела. Было необходимо упорядочить финансы страны, решить продовольственную проблему, восстановить сырьевую (прежде всего джутовую и хлопковую) базу, реорганизовать транспортную инфраструктуру. Особенно остро стоял вопрос расселения и трудоустройства более 10 млн беженцев - индусов и сикхов - из Пакистана. В эти же годы проходила интенсивная «индианизация» адм. аппарата и вооруженных сил.

В 1947-1949 гг. шел процесс интеграции княжеств в состав доминиона. Самые крупные княжества (Майсур, Хайдарабад и др.) на начальном этапе стали самостоятельными адм. единицами; часть княжеств вошла в состав штатов - бывш. провинций Британской Индии, часть - объединилась в раджмандалы (союзы княжеств). Наибольшие сложности вызвал вопрос статуса пограничной территории Джамму и Кашмира, решение которого переросло в открытый вооруженный конфликт И. и Пакистана в 1947-1948 гг. (впосл. выяснение отношений между 2 странами с применением военной силы имело место в 1965, 1971 и 1999). В И. возобновились массовые столкновения на конфессиональной почве, в ходе к-рых 30 янв. 1948 г. от руки члена Хинду махасабхи погиб Махатма Ганди. Образование Пакистана не решило мусульм. проблему в И.: после раздела в стране осталось свыше 35 млн последователей ислама. 26 нояб. 1949 г. была принята и через год введена в действие Конституция И., провозгласившая страну суверенной демократической республикой. Новое гос-во учреждалось как союз штатов. На территории индийской федерации было создано 27 штатов, поделенных на 4 категории в зависимости от правового статуса. Высшим органом законодательной власти стал общеинд. парламент, состоящий из 2 палат - Народной палаты (Лок сабха) и Совета штатов (Раджья сабха); президент страны входил в состав парламента. Законодательную власть в штатах возглавлял губернатор. Законодательное собрание (легислатура) могло быть одно- или двухпалатным.

В окт. 1951 - февр. 1952 г. в И. прошли первые всеобщие выборы в парламент и законодательные собрания штатов. Основными соперниками ИНК, занимавшего центристскую позицию на политической арене И., стали правые реакционно-коммуналистские силы - Рам раджья паришад (Об-во гос-ва [бога] Рамы), Хинду махасабха и новая партия Бхаратия джан сангх (БДС, Индийский народный союз), образованная в 1951 г. и тесно связанная с РСС. Левое крыло было представлено Коммунистической партией И., рядом революционно-демократических, а также правосоциалистических партий и группировок. На выборах убедительную победу одержал ИНК, получивший более 2/3 мандатов как на общеиндийском уровне, так и на уровне штатов.

В 50-х - нач. 60-х гг. политика определялась т. н. курсом Неру. Внешнеполитическая деятельность Правительства И. основывалась на доктрине позитивного нейтралитета, означавшей неприсоединение к военно-политическим блокам при открытости к взаимовыгодному сотрудничеству на равноправной основе с др. гос-вами. Укреплялись дружественные связи со странами социалистического лагеря, прежде всего с СССР и КНР, а также с развивающимися странами. И. сыграла ведущую роль в создании международной орг-ции Движения неприсоединения, официально оформившейся в сент. 1961 г. на Белградской конференции с участием 25 гос-в.

В основу экономического развития страны был положен принцип смешанной экономики, предложенный Неру и подразумевавший одновременное развитие гос. и частного секторов при ограничении позиций иностранного капитала. Главным вектором хозяйственного развития в первые десятилетия после достижения независимости стала политика импортозаменяющей индустриализации при установлении государственного контроля над базовыми отраслями промышленности. Неотъемлемую часть этой политики составляло планирование (1-й пятилетний план охватывал 1951-1956). С нач. 50-х гг. XX в. в стране проводились аграрные реформы, направленные на ограничение роли заминдаров-помещиков в районах распространения системы заминдари, на поддержку среднего и зажиточного крестьянства, на упразднение многочисленных феодальных и полуфеодальных налогов. Земельный налог арендаторы стали платить непосредственно государству, и в нек-рых штатах его ставка была снижена. К сер. 60-х гг. в большинстве штатов были приняты законы, касавшиеся определения максимума земельных владений. Бывшие князья были лишены привилегий.

В отношении социальных низов населения - зарегистрированных каст (бывш. индусские «неприкасаемые»; совр. термин - «далиты», т. е. угнетенные) и зарегистрированных племен - проводилась политика «позитивной дискриминации», в соответствии с к-рой для них выделялось определенное количество мест в нижней палате парламента, в законодательных собраниях штатов и в органах местного самоуправления, а также резервировались места в гос. учреждениях и учебных заведениях. В 1955 г. ИНК принял резолюцию о необходимости построения «общества социалистического образца», что подразумевало приоритет в развитии гос. сектора, гос. контроль и регулирование частного сектора посредством лицензирования предприятий, осуществления контроля над ценами и распределением товаров первой необходимости, поддержку мелких предпринимателей и ряд др. мер.

В рамках реформирования административно-политической системы страны в 1956 г. пересматривались границы штатов для приведения их в большее соответствие с этнолингвистическим распределением состава населения. Вместо прежних 27 адм. единиц были созданы 14 новых штатов и 6 территорий союзного подчинения. Изменения продолжались и в последующие годы. В 1959 г. были скорректированы границы между штатами Уттар-Прадеш и Раджастхан, а также Андхра-Прадеш и Мадрас. В 1960 г. шт. Бомбей был разделен на штаты Махараштра и Гуджарат. Предпринимались усилия по стабилизации обстановки на северо-востоке страны, где в течение мн. лет народы нага и мизо вели вооруженную борьбу за самоопределение. В 1963 г. был образован самостоятельный шт. Нагаленд, а в 1971 г. из территории шт. Ассам выделилась союзная территория Мизорам (полноправный штат с 1986). В 1966 г. движение за создание сикхского штата с населением, говорящим на языке панджаби, завершилось реорганизацией Пенджаба и выделением из него хиндиязычной Харьяны. В 50-х гг. И. рассталась с последними колониальными анклавами на своей территории: в 1954 г. в состав И. вошли франц. поселения в Пондишери и Чандернагоре (Чанданнагаре), а в 1960 г.- португ. колонии Гоа, Даман и Диу.

В результате проведения комплексных преобразований в социально-экономической сфере правительству Неру удалось к рубежу 50-х и 60-х гг. решить наиболее актуальные проблемы - избавить страну от массового голода и эпидемий. Была заложена мощная индустриальная база, создан сильный гос. сектор экономики. Заметно возрос авторитет И. на международной арене.

Вместе с тем в стране шла интенсивная поляризация политических сил. Идея национального освобождения, позволившая ИНК объединить различные социально-политические орг-ции и движения на этапе борьбы за независимость, до 1947 г. была более актуальной, чем разрешение многочисленных и подчас непримиримых конфликтов и разногласий. После обретения И. свободы многие из бывш. союзников составили оппозицию ИНК.

Немалых успехов добились левые силы (КПИ) в штатах Зап. Бенгалия, Андхра-Прадеш и в особенности Керала, где КПИ в 1957 г. уверенно победила на выборах в законодательное собрание. На выборах в центральный парламент в 1957 г. КПИ получила ок. 10% голосов избирателей и возглавила парламентскую оппозицию.

Одновременно активизировались политические орг-ции правого толка. В 1959 г. была образована партия Сватантра (Свобода), выражавшая интересы крупных предпринимателей, землевладельцев-помещиков и бывш. князей, выступавшая против политики, проводимой ИНК. Расширилась деятельность индусских и мусульм. коммуналистских орг-ций и партийных группировок, прежде всего партии Бхаратия джан сангх. Ответом на проиндусскую пропаганду стала активность мусульм. Джамаат-и-ислами хинд (Совет мусульман И.) и Маджлис иттихад уль-муслимин (Союз воинствующих мусульман).

Под давлением правых сил с нач. 60-х гг. ИНК пошел на ряд уступок противникам гос. капитализма: в некоторые отрасли экономики были допущены частный капитал и иностранные инвесторы, ослаблен ценовой контроль, были сняты мн. ограничения на импорт, проведена девальвация рупии. Вопреки ожиданиям реформы не увенчались успехом. Более того, вызванное ими существенное снижение уровня жизни большей части индийцев воспринималось в стране как отход от провозглашенного ИНК курса на построение общества социальной справедливости.

Эти настроения успешно использовали политические оппоненты Неру как в конгрессе, так и вне его. Набиравшие силу центробежные тенденции в ИНК усилились после смерти Неру (1964). Выборы 1967 г. продемонстрировали, что ИНК, несмотря на победу, заметно сдал позиции как в центральном парламенте, так и в законодательных собраниях штатов. В 9 из 17 штатов к власти пришли оппозиционные ИНК коалиции с участием БДС, Сватантры и региональных партий. Индира Ганди (дочь Неру), сменившая на посту премьер-министра Лала Бахадура Шастри (возглавлял кабинет в 1964-1966), инициировала проведение ряда экономических реформ, предполагавших стимулирование мелкого производства и расширение гос. сектора. Были национализированы ряд банков и оптовая торговля, ограничена деятельность монополий, снижен предел земельных владений. Курс на расширение поддержки социальных низов нашел отражение в программном лозунге ИНК «Гариби хатао!» («Долой бедность!»), выдвинутом в 1970 г.

Авторитет ИНК во главе с И. Ганди заметно возрос после поддержки И. освободительного движения в Вост. Пакистане и удачных действий руководства страны в ходе индийско-пакистанской войны в дек. 1971 г.: 16 дек. пакистанские войска капитулировали и было провозглашено образование Народной Республики Бангладеш.

Эти и др. действия позволили конгрессу победить на досрочных выборах 1971 г. в центральный парламент, а также на выборах в штатах в 1972 г., несмотря на происшедший в 1969 г. раскол партии на правую Орг-цию конгресс (ИНК(О)) и возглавляемый И. Ганди ИНК(И).

Вместе с тем ряд адм. и финансовых просчетов, необходимость решения проблемы многочисленных беженцев из бывш. Вост. Пакистана, погодные катаклизмы (сильнейшие засухи 1972-1975), а также нефтяной кризис 1973-1974 гг. привели к нарастанию экономической и политической напряженности в стране. Действия оппозиции, направленные на дестабилизацию обстановки, привели к введению чрезвычайного положения, продолжавшегося 21 месяц (июнь 1975 - март 1977). На выборах 1977 г. коалиционный блок Джаната партии (Партия народа), в который вошли по преимуществу партии правого толка, включая ИНК(О), БДС, Бхаратия лок дал (Индийская народная партия, образованную в 1974) и др., одержал победу, а ИНК впервые с 1947 г. потерпел сокрушительное поражение.

Сразу же после выборов проявились существенные разногласия внутри победившего блока. Неспособность правительства во главе с Морарджи Десаи (1977-1979) стабилизировать социально-экономическую обстановку в стране привела к потере Джаната партии вотума доверия, и на выборах 1980 г. к власти вновь пришел ИНК(И) во главе с И. Ганди. Однако статус конгресса как безусловного политического лидера был уже безвозвратно утерян. Противостояние центрального правительства и правительств штатов, особенно тех, где у власти находились оппозиционные конгрессу партии, с рубежа 70-х и 80-х гг. утвердилось в качестве характерной черты политической жизни И.

Внешнеполитический курс И. до нач. 80-х гг. не претерпел особых изменений. И. последовательно придерживалась политики неприсоединения, развивая при этом взаимовыгодные контакты со сверхдержавами. С 70-х гг. новый импульс получило развитие связей с СССР. После индийско-пакистанской войны 1971 г. произошло временное «охлаждение» индийско-амер. отношений. Правительство Джаната партии, несмотря на декларирование необходимости радикального изменения основного вектора внешней политики и расширения сфер взаимодействия с США, не свернуло программу советско-инд. сотрудничества.

Важнейшей задачей 80-х гг. было смягчение этноконфессиональных конфликтов, нараставших в стране. Особенно сложной была ситуация в Пенджабе, где экстремисты-сикхи при существенной международной поддержке выдвинули лозунг создания независимого гос-ва Халистан («страна чистых», т. е. сикхов). Летом 1984 г. инд. армия в ходе операции «Голубая звезда» штурмом взяла Золотой храм в Амритсаре, который террористы превратили в штаб-квартиру и склад оружия. Действия правительства во главе с премьер-министром были восприняты сикхами как осквернение их главной святыни, и 31 окт. 1984 г. И. Ганди убили ее охранники-сикхи. Эта трагедия спровоцировала массовые антисикхские погромы по всей И. и вызвала ответную реакцию сикхов, в особенности в Дели. Деятельность законодательного собрания Пенджаба была приостановлена, и в штате начал действовать режим президентского правления.

После гибели Индиры Ганди во главе ИНК(И) встал ее сын Раджив. На парламентских выборах 1984 г. конгресс одержал победу и Р. Ганди занял пост премьер-министра (1984-1989). Действуя политическими методами, он смог остановить погромы и начать диалог с сикхскими лидерами по урегулированию конфликта. Президентское правление в Пенджабе продолжалось в общей сложности 57 месяцев, и только в 1992 г. были проведены выборы в законодательное собрание, приведшие к власти ИНК(И). Второй крупной политической силой штата стала сикхская партия Акали Дал. Начиная с 1992 г. и по наст. время эти 2 партии занимают центральное место в политической жизни Пенджаба.

Непросто складывалась ситуация и в др. частях страны. В 80-х гг. проходили постоянные выступления экстремистских группировок на северо-востоке И. (штаты Ассам, Трипура, Нагаленд и др.), а в 1990 г. вновь обострилась ситуация в сев. шт. Джамму и Кашмир. Сепаратистские орг-ции начали террористическую кампанию в штате, опираясь на негласную поддержку Пакистана и требуя создания независимого гос-ва в Кашмире.

В 80-х гг. И., превратившаяся в одного из региональных лидеров Азии и в ведущую державу зоны юга, встала перед необходимостью корректировки своих внешнеполитических приоритетов. Сохраняя лидерство в Движении неприсоединения (в 1983-1986 И. официально возглавляла движение) и продолжая диалог с развивающимися странами, И. взяла курс на расширение производственно-технологического сотрудничества с гос-вами Запада. Основу экономической политики правительства Р. Ганди составляла концепция либерализации экономики и большей открытости страны для внешних рынков, необходимая для «прыжка в ХХI век». Была проведена нек-рая децентрализация гос. сектора, сужена сфера промышленного лицензирования, снят ряд ограничений на импорт товаров. Но финансовый кризис нач. 90-х гг., возникший вслед. роста цен на нефть из-за войны в Персидском зал., свел на нет едва начавшиеся положительные сдвиги в экономическом развитии страны.

В 80-х гг. в стране быстро набирали силу региональные партии, а также общеинд. и местные орг-ции, призывавшие к возврату к прежним, в первую очередь индусским, ценностям, т. е. к социальной справедливости и стабильности в обществе. Ведущее место среди них заняла преемница БДС - Бхаратия джаната партии (БДП, Партия индийского народа, образована в 1980). «Прорыв» в верхние эшелоны власти БДП осуществила на выборах 1989 г., завоевав 20% голосов избирателей и оказав активную поддержку «пестрому» партийному объединению Национальный фронт, одержавшему убедительную победу над ИНК(И).

К этому времени коалиционность окончательно утвердилась в качестве главной черты инд. политики. Национальный фронт, сформированный коалицией Национального фронта (1989-1990) (ее лидер Вишванатх Пратап Сингх занимал пост премьер-министра в 1989-1990), представлял весь диапазон политических сил - от левых партий до коммуналистских группировок правого толка. Коалиция быстро распалась, и на 1991 г. были назначены новые парламентские выборы.

Во время избирательной кампании был убит Р. Ганди, что в значительной степени, как и в 1984 г., вызвало волну сочувствия ИНК(И) и обусловило его победу. Премьер-министром правительства, сформированного ИНК(И), стал П. В. Нарасимха Рао (1991-1996). Экономические реформы 1991 г. продолжали курс, взятый ИНК(И) во 2-й пол. 80-х гг., и были ориентированы на заметное снижение роли гос-ва в сфере экономики при сохранении его значимости в решении многочисленных социальных проблем беднейших слоев населения. Были проведены приватизация и акционирование части гос. предприятий, гос. лицензирование осталось обязательным только для оборонных и социально значимых отраслей, был принят обширный пакет законов по либерализации внешней торговли (это объявлялось приоритетной задачей 8-го пятилетнего плана 1992-1997), увеличена доля участия иностранного капитала в промышленном и банковском секторах. Ряд отраслей продолжал пользоваться государственной поддержкой, в частности производство программного обеспечения.

Выполнение программы модернизации привело к существенному подъему экономики: ежегодный прирост в 1995-1996 гг. составил 6,7% (было запланировано 5,6%). Однако основные проблемы страны - высокий уровень бедности и нищеты, сохранение безработицы,- остававшиеся нерешенными на протяжении десятилетий, постепенно привели к потере ИНК(И) традиц. поддержки со стороны социальных низов (зарегистрированных каст и племен, а также мусульман, более 80% которых находились на грани бедности). Это обстоятельство наряду с серией коррупционных скандалов, усиление внутрипартийной фракционной борьбы, а также резкое обострение отношений между индусской и мусульм. общинами в 1-й пол. 90-х гг. привели к поражению ИНК(И) на парламентских выборах 1996 г. И. вступила в полосу частых выборов и смен правительств.

В 1996 г. наибольшее количество голосов набрала БДП, лидер которой Атал Бихари Ваджпайи не смог сформировать кабинет и спустя 13 дней подал в отставку. В 1996-1998 гг. произошла последовательная смена 2 коалиционных правительств Объединенного фронта (премьер-министры Х. Д. Деве Гоуда и И. К. Гуджрал), основу к-рого составили Джаната Дал, ИНК(И) и региональные партии. При сохранении курса на модернизацию оба правительства делали упор на социальную составляющую преобразований и настаивали на необходимости повышения качества жизни всех индийцев «до разумного уровня». После очередных выборов в марте 1998 г. к власти пришло коалиционное правительство во главе с Ваджпайи, продержавшееся до 1999 г. Неспособность оппозиции во главе с ИНК(И) сформировать новое правительство привело к роспуску парламента и проведению новых всеинд. выборов осенью того же года.

Выборы 1999 г. стали рубежом, после к-рого наступил период относительной парламентской стабильности на общеинд. уровне. Впервые в истории страны коалиционное правительство Национального демократического альянса (НДА) во главе с премьер-министром Ваджпайи проработало в течение отведенного Конституцией 5-летнего срока (1999-2004). НДА включал 24 региональные, а также националистические партии и группировки во главе с БДП. Основу оппозиционного блока составил ИНК(И). В т. н. 3-й фронт вошли партии и группировки левого толка, не блокировавшиеся ни с НДА, ни с ИНК(И).

Провозгласив начало «второго поколения» реформ, правительство НДА продолжило осторожную политику снижения роли гос-ва в экономической сфере и увеличения доли иностранных инвестиций в инфраструктуру, тяжелую промышленность и банковское дело, стало уделять повышенное внимание национальным ресурсам и вести протекционистскую политику в отношении некоторых производств. Из-за отсутствия единства мнений среди участников альянса в отношении главного вектора развития страны возник конфликт между сторонниками протекционизма, с одной стороны, и приверженцами либерализации и глобализации - с другой. Ставилась задача приоритетного развития наукоемких отраслей промышленности и превращения И. в «информационную сверхдержаву». Обещая инд. народу ускоренный рост экономики в стране, обеспечивающий рабочую занятость и справедливость распределения доходов, НДА прогнозировал устранение угрозы голода в И. в течение 5 лет. В ходе административно-политических преобразований, включавших разукрупнение 3 инд. штатов, в 2000 г. появились новые штаты - Уттаранчал (с 2007 Уттаракханд), Джаркханд и Чхаттисгарх. В нач. ХХI в. рост экономики страны составлял 6-6,4%. Вместе с тем 5-летнее пребывание у власти НДА отражало общую тенденцию к индуизации социально-политической жизни в стране. Нараставшее противостояние индусской и мусульманской общин к рубежу 80-х и 90-х гг. приняло форму масштабных кровопролитных столкновений, в наибольшей степени затронувших Сев. Индию и унесших жизни десятков тысяч индийцев. За этими событиями стояли РСС, Вишва хинду паришад (Всемирный союз индусов, создан в 1964) и др. шовинистически настроенные группировки, тесно связанные с БДП, на том этапе политической силой «второго эшелона». В нач. 90-х гг. они инициировали массовое движение за восстановление индусского храма в Айодхье (шт. Уттар-Прадеш), там, где стояла мечеть Бабура, построенная неск. столетий назад на месте предполагаемого рождения бога Рамы. Образ Рамы как идеального правителя был взят на вооружение индусскими коммуналистами, провозгласившими целью возвращение к «государству Рамы» - олицетворению справедливости. По мере роста влияния БДП, настойчиво пропагандировавшей идею хиндутвы, в среде индусской общины (составлявшей 83% населения страны) набирали силу антимусульм. и антихрист. настроения.

В 1998-2004 гг. на гос. уровне активно проводилась политика обращения к «великому прошлому» И., обосновывавшая действия БДП. Во всеинд. масштабе в форме телесериалов, фильмов, комиксов популяризировались эпические поэмы «Рамаяна» и «Махабхарата». Хорошо известные индийцам мифологические персонажи и сюжеты широко использовались для конструирования рекомендуемых моделей общественного и личного поведения; переписывались школьные программы и учебники. «Шафранизация» (шафрановый цвет - символ воинствующего индуизма) страны шла параллельно с нарастанием ответной агрессии со стороны др. религ. общин, прежде всего мусульманской - основного объекта нападок апологетов хиндутвы. Принятый в 2002 г. национальный Закон о предотвращении террористических действий активно, но далеко не всегда обоснованно использовался правительством НДА для проведения «превентивных» действий в отношении мусульм. общины.

Социально-экономические перемены в совр. И.- либерализация и модернизация экономики, интеграция ее в мировую экономическую систему, процессы глобализации, а как следствие - масштабные структурные изменения в инд. социуме и возникновение «идейных лакун» - подпитывали и продолжают подпитывать идеологию хиндутвы. В этой связи большую роль играл внешнеполитический фактор: непрекращающаяся вражда с соседним Пакистаном, рост ислам. фундаментализма в мире, масштабные теракты с «мусульманским следом» в США и др. странах - все это способствовало расширению поля деятельности индусских коммуналистов. Тем не менее на парламентских выборах 2004 г. значительная часть 670-миллионного электората И. сделала выбор в пользу ИНК(И), который вернулся к власти при поддержке левого фронта и ряда региональных партий. Пост лидера парламентской фракции и соответственно премьер-министра получил Манмохан Сингх (2004-2009). Возглавляемая ИНК(И) коалиция 12 партий, получившая название Объединенного прогрессивного альянса (ОПА), провозгласила своей целью возврат к традиц. идее общеинд. национализма и политике гармонизации конфессиональных и этнонациональных отношений.

Национализм трактовался как обеспечение равных прав и достойной жизни для каждого гражданина И. Приверженность принципу секуляризма для ОПА означала уважительное отношение ко всем религ. общинам и обеспечение возможности их свободного развития, а также борьбу с любыми проявлениями коммунализма как идеологии религиозно-общинного противостояния. Тем не менее в период нахождения у власти ОПА межрелиг. столкновения в стране не прекращались, а террористические акты в отношении как мусульман и индусов, так и др. представителей общин стали почти рядовым событием.

В социальной сфере, объявленной приоритетом в Единой национальной программе-минимум правящей партии, альянс делал ставку на поддержку наиболее обездоленных слоев общества. Был принят национальный Закон о гарантиях занятости в сельской местности, шло развитие сельской инфраструктуры в рамках проекта «Бхарат нирман» (Обустройство Индии), выделялись значительные средства на оказание поддержки фермерским хозяйствам и выполнение программ муниципального развития. Особое внимание уделялось защите прав социальных низов. Ключевым направлением стала сфера образования, на развитие к-рой в 2004-2008 гг. выделялось до 5% ВВП. На 2007-2012 гг. намечено 5-кратное (по сравнению с предыдущим 5-летним периодом) увеличение ассигнований на развитие высшего образования.

Правительство ОПА продолжило курс на модернизацию и либерализацию экономики страны. Проводился пересмотр приватизационной программы предшествовавшего правительства (НДА). Так, была прекращена практика продаж в частные руки прибыльных гос. компаний. Поощрялось привлечение иностранных инвестиций в нефтяную промышленность и энергетику. Экономика страны демонстрировала устойчивый рост на уровне 8-8,5% с тенденцией к снижению до 7% в 2008/09 финансовом году под воздействием мирового экономического кризиса.

С нач. 90-х гг. в связи с радикальными изменениями на мировой политической арене И. пришлось пересмотреть внешнеполитическую стратегию. При сохранении общего курса на обеспечение собственной безопасности и расширение взаимовыгодного сотрудничества со многими гос-вами И. ориентировалась на укрепление своего статуса как ведущей азиат. державы. С уходом в прошлое социалистического лагеря и биполярного мира произошло снижение международной значимости Движения неприсоединения. И., рассматривавшая эту орг-цию как основной канал своего влияния на решение мн. мировых проблем, предпринимала усилия по стабилизации ее деятельности и способствовала проведению очередных форумов глав гос-в и правительств неприсоединившихся стран (Последний, 15-й форум - июль 2009 г. в Шарм-Эль-Шейхе). Уделяя большое внимание региональному сотрудничеству в качестве лидера Ассоциации регионального сотрудничества стран Юж. Азии (СААРК создана в 1985), И. установила тесные контакты со всеми прибрежными странами бассейна Индийского океана, тем самым заметно расширила понятие региона. В свете проводившихся в стране экономических реформ наращивалось сотрудничество с развитыми странами Запада, а также с Японией. Первоочередными задачами на ближайшую перспективу И. считает налаживание диалога с Пакистаном, расширение дружественных связей с США, придание нового импульса взаимоотношениям со странами араб. мира.

В апр.-мае 2009 г. состоялись очередные выборы в центральный парламент страны. Как и в 2004 г., основные политические силы были представлены коалиционными объединениями ОПА во главе с ИНК(И) и НДА во главе с Бхаратия джаната партии, а также 3-м фронтом в составе левых и региональных партий.

Стратегия БДП была определена следующим образом: компетентное управление, развитие и безопасность. Избирательная кампания, проходившая под лозунгом «Способный лидер, действенное правительство», строилась на активном использовании имени и имиджа лидера партии Л. К. Адвани, выдвинутого в качестве кандидата на пост премьер-министра.

ИНК(И) шел на выборы, делая ставку на «простого человека» и определяя в качестве основных целей обеспечение безопасности, достойной жизни и процветания всех граждан И. В предвыборном манифесте вновь говорилось о приверженности принципам секуляризма, национализма, социальной справедливости и курсу на поступательное экономическое развитие страны. Эта программа оказалась наиболее привлекательной для 714 млн инд. избирателей.

ОПА одержал убедительную победу, получив 262 из 543 мест в парламенте страны и право формирования кабинета министров, что стало возможным благодаря минимальной поддержке, необходимой для получения простого парламентского большинства в 272 голоса, к-рую оказали не входившие в альянс партии. На долю НДА пришлось 157 мест, и Адвани, признавая личную ответственность за поражение его партии и НДА на выборах, объявил об уходе с поста лидера оппозиции в нижней палате инд. парламента. Премьер-министром страны вновь стал Манмохан Сингх. Новый состав правительства был приведен к присяге 22 мая 2009 г.

Лит.: Антонова К. А., Бонгард-Левин Г. М., Котовский Г. Г. История Индии. М., 19792; Рыбаков Р. Б. Буржуазная реформация индуизма. М., 1981; Sarkar S. Modern India, 1885-1947. Delhi, 1983; Bayly C. A. Indian Society and the Making of the British Empire. Camb., 1988; Володин А. Г. Индия: Становление институтов буржуазной демократии. М., 1989; Празаускас А. А. Этнос, политика и гос-во в совр. Индии. М., 1990; Brass P. R. The Politics of India since Independence. Camb., 1990; Ванина Е. Ю. Идеи и общество в Индии XVI-XVIII вв. М., 1993; Representing Hinduism: The Constructions of Religious Traditions and National Identity / Ed. V. Dalmia, H. von Stietencron. Delhi, 1995; Kulke H., Rothermund D. A History of India. L.; N. Y., 19983; История Востока. М., 1999. Т. 3: Восток на рубеже средневековья и нового времени / Ред.: Л. Б. Алаев, К. З. Ашрафян, Н. И. Иванова; 2004-2005. Т. 4: Восток в новое время (кон. XVIII - нач. XX в.) / Ред.: Л. Б. Алаев и др. 2 кн.; Клюев Б. И. Религия и конфликт в Индии. М., 2002; India after Independence: 1947-2000. New Delhi, 2000; McLeod J. The History of India. Westport (Conn.); L., 2002; The Eighteenth Century in Indian History: Evolution or Revolution? / Ed. P. J. Marshall. New Delhi, 2003; Белокреницкий В. Я., Москаленко В. Н., Шаумян Т. Л. Южная Азия в мировой политике. М., 2003; Алаев Л. Б. История Востока: Учеб. пособие. М., 2007.

А. В. Бочковская

Христианство в И.

Появление христианства в Юж. Азии

связывается с проповедью ап. Фомы (также есть предания о проповеди апостолов Матфея и Варфоломея). О деятельности ап. Фомы в И. сообщается в преданиях южноинд. христиан, в работах раннехристианских авторов прп. Ефрема Сирина, блж. Иеронима Стридонского, святителей Григория Богослова, Амвросия Медиоланского, Григория I Великого и др. и в лит. памятнике «Деяния [Иуды] Фомы», созданном в период правления Александра Севера (нач. III в.).

Резной крест в. ц. ап. Фомы в Ченнаи (Мадрас). I в.

Резной крест в. ц. ап. Фомы в Ченнаи (Мадрас). I в.


Резной крест в. ц. ап. Фомы в Ченнаи (Мадрас). I в.

Традиция, идущая от Оригена (Евсевий Кесарийский, Сократ Схоластик и др.), определяет область апостольской проповеди на северо-западе Индостана, в Парфии. Нумизматические и эпиграфические находки в районе г. Таксилы (35 км к северо-западу от г. Равалпинди, Пакистан) служат единственным подтверждением этой традиции. Правители Индо-Парфянского царства с центром в Таксиле выпускали в I в. по Р. Х. монеты с именами Гундофара (возможно, это имя носят 2 царя) и Гондофереса. В «Деяниях [Иуды] Фомы» имя Гундофар носит царь, поручивший ап. Фоме построить дворец.

Самые ранние археологические и эпиграфические свидетельства присутствия христиан в Юж. Азии представлены на Малабарском и Коромандельском берегах: могила ап. Фомы в Майлапуре (район совр. г. Ченнаи), медные таблички с дарственными надписями IV и VIII вв. и каменные кресты VI-IX вв.

Упоминания могилы ап. Фомы существуют с III в. В 1523 г. члены португ. комиссии по изучению и восстановлению дома апостола произвели вскрытие могилы, где были обнаружены костные останки, фрагмент железного предмета и глиняный сосуд. Однако результаты работы комиссии не позволили идентифицировать останки. Существует предание, что мощи ап. Фомы были перенесены в Эдессу, откуда они могли попасть в К-поль, а во время крестовых походов были доставлены в Ортону (Италия).

Три медные таблички IV в. (Кранганорские таблички) были переданы на сохранение несторианским митр. Иаковом (1503-1549) торговому представителю Португалии в Кочине в XVI в., после чего были утеряны. Согласно тексту табличек, сохранившемуся в иезуитской рукописи в Британском музее, христиане получили 72 привилегии от раджи Черумана южноинд. династии Кулашекхаров, правившей в Керале в 800-1102 гг. Земельное пожалование и предоставление привилегий раджей этой династии Вирой Рагхавой Чакраварти христианам зафиксированы в Кранганорской табличке 774 г., которая хранится в Старой семинарии (Коттаям) Сирийской Маланкарской Церкви. К VIII в. относится 5 сохранившихся Квилонских табличек о пожаловании земли и привилегий христианам Квилона (Коллама). Также сохранилась медная табличка подобного содержания 1225 г. В табличках помимо права на землю христианам давалось право на торговлю специями, золотом, серебром и драгоценными камнями.

Каменные кресты VI-IX вв. были найдены в 1547 г. на горе Св. Фомы на севере г. Ченнаи (3 креста) и в 1921 и 1924 гг. на севере княжества Траванкор (совр. шт. Керала, 2 креста). Все кресты могли быть сделаны на пожертвования одного человека, упоминаемого в надписях на крестах.

В И. не выявлены письменные источники раннего периода истории христианства. Одной из причин этого стало уничтожение рукописей на Диамперском Соборе 1599 г. из-за их несоответствия учению католич. Церкви. Только к XVI в. относятся первые записи преданий инд. христиан. В 1601 г. свящ. Фома из церкви в Ниранаме написал поэму на языке малаялам «Фома Парвом» (известна также как «Песнь Фомы Раббана»), используя предание, восходящее к основателю этого рода свящ. Малиакалу Фоме, к-рый был крещен ап. Фомой.

Согласно разным преданиям инд. христиан, ап. Фома прибыл в 52 г. по Р. Х. на Малабарский берег с о-ва Сокотры (есть упоминания и др. пунктов - Парфии, Египта) и основал 7 церквей, после чего отправился на Коромандельский берег. В 72 г., во время молитвы на горе вблизи Майлапура, он был убит. Это предание могло испытать влияние позднего предания о Фоме Кане, который поселился в Кранганоре вместе с Мар Иосифом, еп. Эдесским, священниками и 72 семьями христиан и иудеев в 345 г. Согласно преданию, упоминаемому в письме Малабарского еп. Мар Фомы проф. Лейденского университета Карлу Шафу (опубл. в 1714), Фома Кана считается создателем христ. Церкви в Индии и бенефициантом раджи династии Кулашекхаров.

Последователи Фомы Каны образовали 2 ветви, происшедшие от 2 жен (законной сирийской и местной) Фомы Каны (общее название 2 ветвей - «кнанайа»). От сирийской жены ведет происхождение «чистая ветвь» - теккумбхагар, представители к-рой проживают на юге совр. Кералы; от местной жены - «менее чистая ветвь» - вадаккумбхагар, представленная жителями Сев. Кералы. Вторая ветвь делится на 2 ветви - чистых кнанайа (махадевапаттанам) и кнанайа, смешанных с потомками сиро-персид. мигрантов, поселившихся в Куилоне в 823 г. (кураккениколлам). По другой версии, обе жены Фомы Каны были местные, но принадлежали к разным кастам - найаров и муккуванов. В наст. время кнанайа, соблюдающие эндогамию, насчитывают ок. 200 тыс. чел. Общим названием для потомков сирийцев, персов и евреев, мигрировавших в И., является «назрани».

До 1599 г. инд. христиане (Малабарская Церковь) подчинялись Ассирийской Церкви Востока, присылавшей архиерея. Непосредственное управление в 345-1597 гг. осуществляли архидиаконы из клана Пакаломаттом, что позволяет говорить о непрерывном существовании христианских общин в И. с IV в.

Христианство в условиях колониальной системы в Юж. Азии

Базилика «Младенец Иисус» в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1594-1698 гг.

Базилика «Младенец Иисус» в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1594-1698 гг.


Базилика «Младенец Иисус» в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1594-1698 гг.

С кон. XIII в. на Востоке растет миссионерская активность католической Церкви. В этот период И. посетили францисканцы Николай из Ботры, Петр Кастельский, Андрерджо Ассизский (они погибли в И.), Андрей из Перуджи, Герхард и Перегрин из Вильнёва, Иоанн из Монтекорвино (в 1292-1293). Также в И. приехали францисканцы Фома из Толлентино, Иаков из Падуи, Петр из Сиены, сопровождавший их груз. мон. Димитрий из Тифлиса и доминиканец Иордан Каталонский из Северака. Первые 4 миссионера погибли в 1321 г., последний вернулся в И. в 1331 г. как епископ Квилона. И. посетили также францисканцы Одорико Порденонский (в 1322) и Иоанн Мариньолли (в 1345-1346). Все миссионеры были в И. с кратковременными визитами, а миссии их не имели успеха.

Захват португальцами Кочина и Кранганора в 1503-1504 гг. повысил миссионерскую активность в И. В 1518 г. была основана миссия францисканского ордена на п-ове Индостан, в 1533 г.- католич. епископская кафедра в Гоа, первая после временно существовавшей в XIV в. Квилонской. В 1542 г. в И. прибыли иезуиты, в 1548 г.- доминиканцы, в 1572 г.- августинцы, ок. 1600 г.- члены Мальтийского ордена, ораторианцы, театинцы. Попытки миссионеров укрепиться на побережье встретили противодействие со стороны местных правителей и мавров - мусульм. выходцев с Ближ. Востока, контролировавших внешнюю торговлю. Так, раджа Кочина в нач. XVI в. запретил своим подданным принимать католичество под страхом сурового наказания (в 1560 он был вынужден снять запрет).

Сочетание религ. факторов с политико-экономическими стало необходимым условием для распространения христианства в колониальный период. Это относится в первую очередь к ордену иезуитов и к одному из его основателей - Франциску Ксаверию, прибывшему в И. в 1542 г. в качестве папского нунция И. и Дальн. Востока. В нояб. 1544 г. он крестил неск. тыс. чел. из рыбацкой касты бхаратхов (или муккуванов). В 1544 г. Ксаверий взял на себя расходы колледжа св. Павла в Гоа. Он основал не менее 45 христ. общин, открыл иезуитские миссионерские дома в Кочине и Малайпуре. Неск. раз посетил Юго-Вост. Азию (1545, 1547, 1549, 1552), побывал в Японии (1549-1551) и Китае (1552).

Храм Непорочного зачатия в Велье-Гоа (ст. Гоа). XVI в.

Храм Непорочного зачатия в Велье-Гоа (ст. Гоа). XVI в.


Храм Непорочного зачатия в Велье-Гоа (ст. Гоа). XVI в.

Одним из центров деятельности иезуитов, выполнявшим скорее политическую, чем миссионерскую функцию, стала Могольская миссия, основанная в результате неск. поездок иезуитов ко двору могольского падишаха Акбара: в 1580-1583 гг. под рук. Родольфо Аквавивы; в 1591 г. под рук. Дуарте Лейтао; в 1595-1605 гг. под рук. внучатого племянника Франциска Ксаверия - Жерома Ксаверия. Количество обращенных этой миссией не было велико, зато к ним проявляли интерес Моголы: Джахангир давал им аудиенции, его племянники приняли крещение (но неск. лет спустя вернулись в ислам). Могольская миссия стала первой в Гималайском регионе, ее членов часто сопровождали торговые агенты.

В кон. XVI в. иезуиты попытались подчинить богатую общину индийских христиан, воспользовавшись смертью еп. Мар Абрахама. В 1595 г. в португ. колониальные владения в И. прибыл примас Индий иезуит Алежу ди Менезиш, архиеп. Гоа. Папа Римский Климент VIII направил ему 2 послания с указанием узнать вероисповедание еп. Серрского Мар Абрахама и, если тот окажется еретиком или умрет, назначить апостольского викария главой Малабарской Церкви. Перед смертью в 1597 г. еп. Мар Абрахам избрал своим преемником архидиак. Георгия († 1637). Архиепископ Гоа назначил епископом Серрским ректора семинарии в г. Вайпикотта иезуита Франсишку Родригиша (Роса; 1557-1624). Не смирившийся с этим архидиакон призвал на Соборе в Ангамали не принимать епископов из Рима и не допускать изменений в вероучении. Алежу ди Менезиш отменил назначение, т. к. архидиакон был признан всеми инд. христианами. На встрече в Кочине в 1598 г. ди Менезиш и Георгий достигли согласия после обещания последнего отречься от несторианского учения, исправить богослужебные книги и подчиниться Римскому папе.

20-29 июня 1599 г. был проведен Диамперский Собор, в к-ром участвовали 153 клирика, 660 мирян от приходов, представители португ. и инд. властей. Инд. христиане приняли Filioque, иконопочитание, католич. учение о Пресв. Деве Марии. В богослужение были введены чтение Никейского Символа веры, поминание Римского папы, отменялись преломление и напоение вином хлеба - всего внесено 20 изменений (сир. яз. богослужения был сохр.). Свящ. Писание привели в соответствие с Вульгатой . Были запрещены книги, к-рые содержали несторианское учение. Нововведениями стали целибат и инквизиция, заменившая местную практику ордалий.

Кафедральный собор вмц. Екатерины (собор Се) в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1552-1612 гг. (освящен в 1640). Архитекторы Х. Симао, А. Аргуэйро

Кафедральный собор вмц. Екатерины (собор Се) в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1552-1612 гг. (освящен в 1640). Архитекторы Х. Симао, А. Аргуэйро


Кафедральный собор вмц. Екатерины (собор Се) в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1552-1612 гг. (освящен в 1640). Архитекторы Х. Симао, А. Аргуэйро

Латинизация инд. христиан по времени совпала с попытками найти точки соприкосновения зап. и вост. культур в рамках «мадурайского эксперимента» иезуитов, одобренного архиеп. Алежу ди Менезишем. Инициатором эксперимента был Роберто де Нобили, считавший необходимым приспособить зап. христианство к местным обычаям и традициям, чтобы оно стало понятным в инд. контексте, для чего следовало использовать в богослужениях индусские священные тексты, к-рые для И. заменяют ВЗ, что помогло бы христианам избавиться от образа «чужаков». Критика подобных форм деятельности иезуитов в И. со стороны других католических орденов (францисканцев, ораторианцев, кармелитов и др.) имела следствием их осуждение Римскими папами (окончательно в 1744 буллой «Omnium sollicitudinum» папы Бенедикта XIV).

В 1572 г. численность католиков в И. составила 280 тыс. чел. До нач. XVII в. католическая община росла самыми быстрыми темпами за всю свою историю. Однако политические, военные и экономические неудачи португальцев отрицательно сказывались на положении миссионеров. После прихода к власти Шах Джахана, изгнавшего португальцев из Бенгалии в 1632 г., закрылись нек-рые иезуитские миссии на территории империи Моголов. Во 2-й пол. XVII в. голландцы положили конец португ. владычеству на побережье. Пока сохранялась угроза возвращения португальцами своих бывш. владений, руководство Голландской Ост-Индской компании ограничивало деятельность католич. миссионеров.

Католич. Церковь провела адм. реформу для освобождения приходов от политической зависимости. В 1637 г. был создан викариат Декана (в 1669 переименованный в викариат Великих Моголов, а в 1820 - викариат Бомбея), в 1659 г.- викариат Малабара и в 1671 г.- викариат Канары. Приходы были разделены на подчинявшиеся португ. короне и Папскому престолу. Двойная юрисдикция сразу же вызвала продолжительный конфликт между Лиссабоном и Римом, во время которого были прерваны отношения между властями Португалии и иезуитами, изгнанными из португальских владений в 1759 г. Кульминацией конфликта стал разрыв отношений между Португалией и Папским престолом в 1838-1857 гг. Только в 1928 г. была ликвидирована двойная юрисдикция.

Собор св. Каэтана в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1651 г.

Собор св. Каэтана в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1651 г.


Собор св. Каэтана в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1651 г.

Ослабление католич. Церкви создало условия для активных действий инд. христиан, недовольных латинизацией. В 1653 г. ок. 200 тыс. чел. произнесли клятву у поклонного креста в Маттанчери (шт. Керала) о неподчинении католич. Церкви. Для урегулирования конфликта папа Римский Александр VII направил на Малабарский берег голл. кармелитов, к-рым удалось вернуть в католич. Церковь к 1662 г. 72% приходов с сохранением их обрядности. В результате раскола образовались 2 Церкви. Во-первых, Сиро-Малабарская католическая Церковь, или Пажайакуру, где до 1896 г. епископами были только кармелиты-европейцы. В 1896 г. папа Лев XIII принял решение об образовании 3 апостольских вик-ств, главами которых стали местные священнослужители. Во-вторых, Сирийская яковитская Церковь Индии, или Путтанкуру, подчинившаяся в 1665 г. Сирийской яковитской Церкви. Прибывший в 1665 г. еп. Иерусалимский Мар Григорий Абд аль-Джалиль († 1671) совершил хиротонию члена клана Пакаломаттом Мар Фомы († 1670) во митрополита Маланкарского с назначением на должность главы Церкви, внес изменения в церковную жизнь, отказавшись от Filioque и положений Вселенских Соборов, кроме первых 3, заменив опресноки квасным хлебом и католические облачения сирийскими, обеспечив признание формулы о единой богочеловеческой природе Христа.

В нач. XVIII в. представитель несторианского католикоса Илии XI († 1722) митр. Азербайджанский Гавриил († 1730) вернул Ассирийской Церкви Востока 42 католических прихода, которые после его смерти перешли в юрисдикцию Сирийской яковитской Церкви. Однако в 1-й пол. XVIII в. иезуиты и кармелиты не оставляли попыток подчинить отколовшихся индийских христиан, о чем свидетельствуют многочисленные просьбы последних к Датской Ост-Индской компании о защите. В 1731 г. такая защита была гарантирована.

Датская Ост-Индская компания активно помогала протестант. миссионерам, к-рые до нач. XVIII в. не занимались обращением местного населения, концентрируя внимание на работе с европейцами. В 1706 г. в дат. колонию Транкебар прибыли первые миссионеры Генрих Плутшау (1677-1746) и Бартоломео Цигенбальг (1683-1719), на к-рых кор. Дании и Норвегии Фредериком IV была возложена миссия просвещения местного населения. Считая, что взрослые индийцы невосприимчивы к его проповеди, Цигенбальг в основном изучал местные религии и культуры, а также создал школы для детей коренного населения.

В нач. XVIII в. предпринята 1-я попытка англикан начать миссионерскую деятельность. С 1728 г. на юге И. стало действовать Об-во по распространению христ. знания англикан. Церкви, пославшее в Калькутту миссионера Абрахама Кларка, к-рый, оставив миссионерское служение, устроился капелланом в Британскую Ост-Индскую компанию.

В 80-х гг. XVIII в. Типу Султан, правитель Майсура (ныне Карнатака), проводивший исламизацию на подвластных ему территориях, разрушил католич. миссии на зап. побережье И., сиро-яковиты вынуждены были перенести церковный центр из Ангамали в Коттаям. Отсутствие политической стабильности в XVIII в. привело к сокращению католич. общины с 800 тыс. в 1700 г. до 500 тыс. чел. в 1800 г. В этот же период была разрушена экономическая основа благосостояния общины «назрани», к-рая пришла в упадок.

Окончательное установление контроля Британской Ост-Индской компании над Южной Индией в кон. XVIII в. создало условия для изменения религ. политики компании. До сер. 90-х гг. XVIII в. компания поддерживала местные индуистские и мусульм. религ. институты, спонсировала изучение местных религий и запрещала христ. миссии. Поэтому Дж. Томас и У. Кери, первые миссионеры Баптистского миссионерского об-ва, основали в 1800 г. миссию в дат. владениях Серампур (Фредерикснагар). Деятельность миссионеров, крестивших в 1800-1821 гг. 1407 чел., вызвала недовольство Ост-Индской компании, глава к-рой безрезультатно требовал от дат. правителя Серампура изгнать миссионеров.

В 1805 г. была опубликована брошюра англ. капеллана Ост-Индской компании в Калькутте К. Бьюкенена о христ. миссии в И., ставшая поводом для дебатов о праве миссионеров работать на территории Ост-Индской компании. В поддержку миссионеров выступил брит. парламент.

Под давлением брит. парламента Ост-Индская компания в 1813 и 1833 гг. разрешила миссионерам вести работу на своей территории. Принципы организации Серампурской миссии (создание экономически автономных поселений, использование учебных заведений как основных инструментов обращения) были восприняты большинством протестант. миссионеров в И. К 1837 г. были образованы протестант. центры в Зап. Бенгалии (Калькутта, Катва, Сури), Вост. Бенгалии (Джессор, Динаджпур, Дхака (ныне Дакка), Читтагонг), Бихаре (Монгхир (ныне Мунгер)), Сев.-Зап. Индии (Аллахабад, Агра, Дели).

Отдельным направлением протестант. деятельности были безуспешные попытки реформации Сирийской яковитской Церкви Индии. От этой Церкви отделились 2 группы. В 1773 г. митр. Кирилл († 1802), чья хиротония не была признана главой Церкви Мар Дионисием († 1808), основал на территории брит. колонии Малабарскую Независимую Сирийскую Церковь Тхожийура с западносир. обрядом.

Церковь св. Франциска Ассизского в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1661 г.

Церковь св. Франциска Ассизского в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1661 г.


Церковь св. Франциска Ассизского в Велье-Гоа (Ст. Гоа). 1661 г.

В нач. XIX в. возросло влияние на сир. христиан Миссионерского об-ва англикан. Церкви. С его помощью было осуществлено 1-е издание перевода Библии с сир. языка на малаялам (1811) и создана Старая семинария в Коттаяме (1813). Миссионерское об-во собиралось провести ряд церковных реформ, но его решение не было принято на Соборе 1836 г. в Мавеликаре, после чего произошел разрыв отношений с Сирийской яковитской Церковью Индии, к-рая в итоговом документе Собора заявила о своей приверженности вере отцов. Тем не менее вскоре появилась группа реформистов во главе с преподавателем Старой семинарии Авраамом Мальпаном. Его племянник диак. Матфей в 1842 г. получил титул митрополита с именем Мар Афанасий Матфей († 1877) от Антиохийского патриарха Игнатия Илии II и был поддержан представителями англ. колониальной администрации. Глава Сирийской яковитской Церкви Индии митр. Чеппад Мар Дионисий IV († 1855) признать его отказался. Для урегулирования конфликта И. посетил в 1875-1877 гг. патриарх Игнатий Петр IV, к-рый на Соборе 1876 г. в Мулантхурутхи отлучил Мар Афанасия Матфея, учредил Христианский сирийский совет с адм. комиссией для управления Церковью и рукоположил 7 епископов для созданных епархий. В 1888 г. произошел окончательный раскол и была образована Малабарская Сирийская евангелическая ассоциация Мар Фомы с центром в Тирувалле (шт. Керала, известна как Сирийская Малабарская (или Маланкарская) Церковь Мар Фомы), к-рую возглавил сын Авраама Мальпана Фома Мар Афанасий († 1893). В наст. время и Малабарская Независимая Сирийская Церковь Тхожийура и Сирийская Малабарская Церковь Мар Фомы находятся в общении с англикан. Церковью.

Последствия восстания сипаев 1857-1858 гг. привели к значительным изменениям в статусе и структуре христ. общин. 1 мая 1858 г. кор. Виктория издала манифест о передаче управления И. брит. короне, о ликвидации Ост-Индской компании и о религ. нейтралитете. На практике это означало, что возможно открывать новые христ. миссии, заниматься медициной и образованием. Расширение социальной активности миссионеров привело в кон. 50-х гг. XIX в. к групповому переходу в христианство низших и средних слоев населения И. без разрыва социальных связей. Это явление охватило низкие и средние касты и племена во всех регионах Юж. Азии. В большей степени оно коснулось протестант. церквей, на юге И. в меньших масштабах - католич. миссий. Духовные, социальные и материальные факторы движения были наиболее эффективны в условиях социально-экономических потрясений, перед к-рыми низшие слои инд. общества оказались незащищенными по причине нарушения традиц. отношений. Так, массовые обращения фиксировались во время голода, после к-рого наблюдался возврат к старым религ. практикам (поэтому в нач. XX в. крупные миссии отказались от проповеди христианства во время голода).

Приток новообращенных в христ. общины изменил структуру религ. орг-ций. В наст. время, по разным оценкам, они состоят на 60-85% из людей, обратившихся в христианство во 2-й пол. XIX-XXI в. Этот процесс затронул христ. общины во мн. странах Юж. Азии. За 1858-1945 гг. христ. общины И. выросли в 6 раз: примерно с 1 млн чел. в 1858 г. до 2,9 млн в 1901 г. и 6 млн чел. в 1945 г. В нек-рых областях, напр. в совр. штатах Мегхалае, Нагаленде и Мизораме, численность христ. общин стала больше, чем количество др. религ. общин.

В нач. XX в. произошел раскол сиро-яковитов, вызванный низложением тур. правительством в 1905 г. Антиохийского Патриарха Игнатия Абдулмасиха II. В 1910 г. новый Антиохийский Патриарх Игнатий Абдаллах II († 1915) отлучил главу Сирийской яковитской Церкви Индии митр. Геваргезе Мар Дионисия VI († 1934) и поставил на его место Павла Мар Афанасия († 1953). Христианский сирийский совет и дистриктный суд Тривандрама признали данное решение незаконным. Дионисий VI остался главой Церкви, даже несмотря на то, что в 1912 г. низложенный Антиохийский Патриарх Игнатий Абдулмасих II провозгласил митр. Канданадского Католикосом Востока с именем Моран Мар Василий Павел († 1914), т. е. главой автономной Церкви.

В 1926 г. 5 епископов из клира Католикоса обратились к Римско-католической Церкви с просьбой принять их с сохранением сир. литургии и епархий. В 1930 г. в католич. Церковь были приняты 2 епископа (в т. ч. основатель монашества в Сирийской яковитской Церкви Индии Геваргезе Мар Иваниос († 1953)), священник, диакон и мирянин, основавшие Сиро-Маланкарскую католическую Церковь. В 1932 г. Папский престол создал для этой Церкви архиеп-ство Тривандрам с викариатством в Тирувалле. Т. о., в католич. Церкви И. возникли 3 структуры со своими иерархиями: митрополии Агры, Бомбея, Калькутты, Гоа, Мадраса, Пондишери, Вераполи в И. и Коломбо на о-ве Цейлон с 19 еп-ствами, 3 апостольскими викариатствами и 4 апостольскими префектурами (конкордат 1886 г.); Сиро-Малабарская католическая Церковь (1887); Сиро-Маланкарская католическая Церковь (1932).

Церковь Пресв. Богородицы в Коттаяме (шт. Керала). 1579 г.

Церковь Пресв. Богородицы в Коттаяме (шт. Керала). 1579 г.


Церковь Пресв. Богородицы в Коттаяме (шт. Керала). 1579 г.

В 1930 г. И. посетил Антиохийский Патриарх Игнатий Илия III († 1932), к-рый, не признавая католикосат Сирийской яковитской Церкви Индии, аннулировал отлучение ее главы Дионисия VI. В 1934 г. церковный совещательный орган Сирийская христианская ассоциация принял устав этой Церкви и утвердил новое название - «Сирийская Маланкарская православная Церковь». В 1938 г. была создана 1-я епархия этой Церкви за пределами Кералы в связи с расселением членов Церкви за пределами традиц. областей проживания. В 1958 г. Патриарх Игнатий Иаков III († 1980) признал Католикоса Мар Василия Геваргезе II († 1964) главой Сирийской Маланкарской Церкви.

Процесс церковной трансформации затронул и протестантов. В 1919 г. в Транкебаре начались консультации о слиянии южноинд. протестантских орг-ций в Церковь Юж. Индии. Одним из лидеров на переговорах был первый инд. еп. англикан. Церкви В. С. Азария. Он считал, что интеграция христиан без общинных связей соответствовала процессу формирования инд. нации. Протестант. орг-ции Сев. Индии начали переговоры о соединении в Церковь Сев. Индии в 1929 г.

Значительный вклад в приобщение христиан к борьбе за независимость И. сделал Бхавани Чаран Банерджи, известный под именем Брахмабандхав Упадхьяя (1861-1907). 26 февр. 1891 г. он был крещен англикан. священником. В знак протеста против брит. колониального владычества он отказался от посещений церковных служб, а в сент. того же года в Карачи перешел в католичество. В 1902 г. Упадхьяя совершил путешествие в Европу, где читал лекции об индуизме, встречался с католич. иерархами. По возвращении в И. Упадхьяя продолжил антиколониальную борьбу, в 1907 г. был посажен в тюрьму по обвинению в подстрекательстве к мятежу. Через неск. дней после ареста он умер. В кон. XIX - нач. XX в. исследователи впервые обратились к проблеме взаимоотношений христиан (и христианства) и индийской нации. Упадхьяя был одним из первых индийцев, разрушивших «неразделимое целое», в виде которого воспринимались западная цивилизация и христианство. Другим человеком, внесшим значительный вклад в «национализацию» христианства, был Садху Сундар Сингх (1889-?), член сикхской общины, принявший христианство в 1905 г. Сингх считал, что проповедь христианства может быть успешной только в случае ее ведения на понятном верующим языке. В 1929 г. он отправился в миссионерскую поездку в Тибет. Дальнейшая его судьба неизвестна.

В сер. XIX - 1-й пол. XX в. возникли Христианская ассоциация молодежи (1857), Всеиндийская конференция индийских христиан (1910), Студенческое христианское движение (1912), Молодежный христианский совет действия (1938) и др. Европ. миссионеры приветствовали создание ИНК в 1885 г. и призывали христиан вступать в него. Когда стала очевидна независимая от колониальных властей позиция ИНК, строившего идеологию с использованием элементов индуизма, мн. христиане перестали поддерживать ИНК. На позицию миссионеров повлияло решение, принятое властями Британской Индии после первой мировой войны, брать со всех миссионеров клятву о невмешательстве в политику, о подчинении властям и сотрудничестве с ними.

Нек-рые миссионеры приняли активное участие в национальном движении: Ч. Ф. Эндрюс (1871-1940), друг М. Ганди, президент Всеиндийского конгресса профсоюзов в 1925 и 1927 гг.; Л. М. Шифф, секретарь Дж. Неру; Э. С. Джонс и др. Последний создал политическую концепцию «Царства Божия», в основе к-рой лежали идеи, заимствованные из доктрин протестантизма, индийского национализма и советского опыта построения социалистического общества (он посетил СССР в 1934). Ключевыми элементами концепции миссионера были освобождение, взаимодействие, социально-экономическая справедливость, равенство.

Христианство в независимой И.

После деколонизации Юж. Азии в 1947 г. был завершен процесс слияния протестант. орг-ций. 27 сент. 1947 г. была основана Церковь Юж. Индии (инд. штаты Тамилнаду, Андхра-Прадеш, Керала, Карнатака и Цейлон), в которую вошли Англиканская Церковь Индии, Пакистана, Бирмы и Цейлона (до 1947 она называлась Церковь Индии), Пресвитерианская церковь и Объединенная церковь Южной Индии (включала с 1908 Конгрегационалистскую и Методистскую церкви). 29 нояб. 1970 г. была основана Церковь Северной Индии (И., Пакистан, Бирма), в к-рую вошли Объединенная церковь Северной Индии (включала Конгрегационалистскую и Пресвитерианскую церкви), Англиканская Церковь Индии, Пакистана, Бирмы и Цейлона, Британская и Австралийская методистская церкви, Совет баптистских церквей Сев. Индии, Церковь братства и Последователи Христа.

Особые условия заставили создать в 1970 г. Объединенную церковь Пакистана, часть к-рой после образования Народной Республики Бангладеш 16 дек. 1971 г. была названа Объединенной церковью Бангладеш. В 1981 г. была образована Лютеранская Церковь Бангладеш, объединяющая носителей бенг. языка.

Разделение христ. общин стало реакцией на рост национализма в регионе. Ключевыми понятиями в жизни христиан не только И., но и всей Азии стали «служение» и «диалог». В нояб. 1970 г. на Манильской встрече католич. епископов Азии, создавших Федерацию конференций азиат. епископов, было решено, что «служение» означает привлечение в церковную жизнь бедных и маргинальных слоев азиат. общества. Второе понятие получило развитие после Ватиканского II Собора, на котором были приняты декреты об экуменизме (Unitatis redintegratio, 21 нояб. 1964), о нехрист. религиях (Nostra aetate, 28 окт. 1965). В последнем декрете отмечалась необходимость уважительного отношения Церкви к нехрист. религиям и их пути познания Бога. Папа Римский Иоанн Павел II объединил эти понятия в программе «Новая евангелизация»: диалог с бедными, диалог с др. азиат. религиями, диалог с азиат. культурой. В И. одним из инструментов диалога стали ашрамы, первый из к-рых, «Сачидананда», был основан в 1948 г. католич. пресвитерами Ж. Моншаненом и А. Ло. Ашрам стал одним из центров христ. осмысления религиозного опыта И., межрелиг. диалога. В 1958 г. в Курисумале был основан ашрам, являющийся монашеской общиной цистерцианского устава, использующей инд. аскетические практики и католич. богослужение западносир. обряда.

В 1973 г. были сформулированы позиция церкви и основная цель ее деятельности, заключающаяся в выражении духа, мысли и жизни всемирной церкви в условиях и формах И., при сохранении всех тех духовных ценностей, к-рые принадлежат инд. наследию. В 1975 г. Патриарх Игнатий Иаков III отстранил Католикоса Мар Василия Оугена и назначил главой Сирийской Маланкарской Церкви митр. Мар Филоксеноса с именем Мар Василий Павел II. Группа Католикоса не приняла это назначение и выбрала предстоятелем Василия Мар Фому Матфея. В 1995 г. Верховный суд И. постановил, что церковный устав 1934 г. распространяется на обе группы внутри единой правосл. автокефальной церкви, законным главой к-рой является Католикос, тогда как Антиохийский Патриарх выполняет функцию духовного предстоятеля.

Наиболее острой проблемой в жизни христиан совр. И. является вопрос о миссии. Христ. депутаты Учредительного собрания добились того, что в 25-й ст. Конституции И. закреплены свобода вероисповедания, право отправлять религ. обряды и вести религ. пропаганду при условии, если реализация этого права не приведет к нарушению общественного порядка, попранию основ морали и не нанесет вреда здоровью народа. После принятия этой статьи стало возможным ограничение деятельности иностранных миссионеров. В 1955 г. правительство объявило об ужесточении политики в отношении миссионеров. С сер. 60-х гг. было прекращено предоставление постоянного вида на жительство иностранным миссионерам. Время их пребывания в стране было ограничено сроком действия туристической визы, к-рая выдается на месяц и продлевается до 3 месяцев. В 1999 г. власти отказались смягчить визовый режим для миссионеров.

Попытки провести через центральные законодательные органы правовые акты, сужающие возможности для перехода из одной религии в другую, не увенчались успехом. Однако законодательные собрания нек-рых штатов приняли законы об ограничении миссионерской деятельности: Закон о свободе религии в Ориссе 1967 г., Закон о свободе религии в Мадхья-Прадеше 1968 г., Закон о свободе религии в Аруначал-Прадеше 1978 г., Закон о запрете принудительного обращения в Тамилнаде 2002 г., Закон о свободе религии в Гуджарате 2003 г. Для этих законов общими являются следующие положения: все лица, собирающиеся поменять вероисповедание, должны сообщить об этом местным властям, в противном случае им грозит штраф; все лица, пытающиеся обратить в свою религию других посредством обмана, мошенничества и обольщения, наказываются тюремным заключением и/или штрафом (при этом не объясняются термины «мошенничество», «обольщение» и «принуждение»); наказание усугубляется, если обращенный является низкокастовым индийцем, женщиной или несовершеннолетним. Эти законы приняты в штатах с высоким процентом территорий, на которых проживают племена. Помощь отсталым слоям населения, осуществляемая христианами, направлена на приобщение их к совр. условиям жизни, нехватку больниц и школ восполняют католич. и протестант. орг-ции. Наличие христ. общин сыграло важную роль в процессе образования штатов Нагаленд (1962), Мегхалая, Мизорам (1972), Джаркханд, Чхаттисгарх (2000) и способствовало социально-политическому развитию племенных районов: распространению миссионерами совр. методов хозяйствования, санитарных навыков и грамотности.

В 2001 г. христ. общины объединили 2,34% населения страны. Они принадлежат на юге И., где проживает большая часть христиан, к 3 дохалкидонским вост. и 3 католич. церквам, а также к 879 протестант. орг-циям, к-рые представлены во всех регионах страны. Протестанты преобладают среди христиан севера и северо-востока И. 17,75% инд. христиан связывают свое происхождение с деятельностью ап. Фомы и принадлежат к Сирийской Маланкарской Церкви (9,45%), Сирийской Яковитской Церкви Индии (4,83%), Сирийской Малабарской Церкви Мар Фомы (3,39%), Независимой Сирийской Малабарской Церкви Тхожийура (0,08%). Больше половины инд. христиан (58,51%) принадлежат к Римско-католической Церкви латинского обряда (44,06%), Сиро-Малабарской католической Церкви (13,15%) и Сиро-Маланкарской католической Церкви (1,3%). Многочисленную группу (18,1%) составляют христиане Церкви Северной Индии (3,74%), Церкви Южной Индии (11,73%) и др. протестант. церквей (2,63%).

Русское Православие и И.

В XIX в. РПЦ активизировала отношения с древними Вост. Церквами - Армянской, Коптской и Эфиопской. Это побудило представителей Сирийской Маланкарской Церкви обратиться в 1851 г. к рус. послу в К-поле с предложением начать переговоры о сближении с РПЦ. В кон. XIX в. аналогичное предложение от одной из южноинд. общин, насчитывающей 15 тыс. чел., получил русский путешественник А. И. Выгорницкий. В 1904 г. в С.-Петербург направил письмо прот. посольской церкви в Лондоне Евгений Смирнов, к к-рому обратились представители южноинд. общины, насчитывающей 2 тыс. чел., с просьбой о присоединении к Православию. Однако все эти обращения не привели к сближению инд. христиан с РПЦ.

Будущий имп. Николай II (слева) и греч. принц Георгий (справа) у Махараджи г. Бенарес (Варанаси). Фотография. 1891 г.

Будущий имп. Николай II (слева) и греч. принц Георгий (справа) у Махараджи г. Бенарес (Варанаси). Фотография. 1891 г.


Будущий имп. Николай II (слева) и греч. принц Георгий (справа) у Махараджи г. Бенарес (Варанаси). Фотография. 1891 г.

После революции 1917 г. группа рус. эмигрантов (более 300 чел.) оказалась в И. Для их окормления в 1931 г. митр. Евлогий (Георгиевский) направил в И. иером. Андроника (Елпидинского). В 1931 г. произошла 1-я встреча с главой Сирийской Маланкарской Церкви Католикосом Моран Мар Василием Геваргезе II. Он посетил Антиохийского Патриарха Игнатия Илию III. На встречах Католикос и др. члены Церкви говорили о необходимости воссоединения с семьей правосл. Церквей, о чем иером. Андроник сообщил митр. Евлогию. Между митрополитом и главой Сирийской Маланкарской Церкви завязалась переписка.

В 1932 г. иером. Андроник поселился в мон-ре Бетани-ашрам Сирийской Маланкарской Церкви (близ Вадассерикары, Траванкор). В нач. 1933 г. он выступил с докладом о правосл. учении на конвенции Сирийской Маланкарской Церкви в Патанантане. Его доклад был переведен позже на малаялам и издан монастырем Бетани-ашрам. Из мон-ря иером. Андроник переехал в Патанапурам, в англ. школу св. Стефана. Это позволило ему как пастырю ездить по окрестностям Патанапурама и по всему Траванкору. Иногда русские, жившие в И., приглашали его для совершения треб в Калькутту, Бомбей, Бангалор, по дороге он заезжал в португ. колонию Гоа; по документам, выданным ему в Парижской правосл. митрополии, он являлся священником, назначенным в И. окормлять рус. правосл. христиан. Рождество и Пасху он проводил в рус. общинах. В Калькутте было ок. 80 русских и местные армяне предоставляли им для праздничных богослужений свою кладбищенскую церковь; в Бомбее и Дели русских было меньше.

Стремясь восстановить единство Маланкарской Церкви, разделенной на 2 партии - Католикоса и яковитского Патриарха, Католикос вместе с 2 клириками посетил в 1934 г. нового яковитского Патриарха Мар Игнатия Ефрема I Бар Саума (1933-1957). Перед поездкой иером. Андроник дал Католикосу рекомендательные письма в Русскую духовную миссию в Палестине, где Католикос познакомился с окормлявшим ее архиеп. Анастасием (Грибановским), возглавившим в авг. 1936 г. РПЦЗ. Архиеп. Анастасий отметил, что у маланкарцев есть сознательное желание соединиться с правосл. Церквами. Он предложил им прислать письменное изложение их веры. После Собора Сирийской Маланкарской Церкви, состоявшегося в дек. 1934 г., на к-ром был принят устав Церкви, частным порядком текст устава был выслан. Архиерейский синод РПЦЗ в окт. 1935 г. определил, что основное разногласие заключается в признании маланкарцами только первых 3 из 7 Вселенских Соборов. Было решено направить в И. представителя Архиерейского синода еп. Хайларского Димитрия (Вознесенского). После консультаций с Сербской Православной Церковью, признавшей в лице Патриарха Варнавы (Росича), что лучше др. правосл. Церквей воссоединение может осуществить РПЦЗ, и обещавшей полную поддержку в этом деле, митр. Анастасий в нояб. 1935 г. направил письмо Католикосу с просьбой прислать официальное исповедание веры с подписью архиереев.

В февр.-марте 1936 г. И. посетил еп. Димитрий. В сент. 1936 г. Архиерейский синод заслушал его доклад, в котором были отмечены искреннее желание маланкарцев соединиться с РПЦЗ и готовность Сирийской Маланкарской Церкви идти на уступки в вопросе о Соборах. Заслушав доклад еп. Димитрия, Архиерейский Собор РПЦЗ 28 сент. 1936 г. постановил основать православную миссию в Малабаре.

В кон. 1936 - нач. 1937 г. И. посетил митр. Загребский Досифей (Васич), к-рый 24 янв. по просьбе митр. Евлогия и с благословения Патриарха Сербского Варнавы возвел иером. Андроника в сан архимандрита.

Свящ. Алексий Трубач совершает богослужение у гробницы ап. Фомы в Ченнаи (Мадрас). Фотография. 2 янв. 2005 г.

Свящ. Алексий Трубач совершает богослужение у гробницы ап. Фомы в Ченнаи (Мадрас). Фотография. 2 янв. 2005 г.


Свящ. Алексий Трубач совершает богослужение у гробницы ап. Фомы в Ченнаи (Мадрас). Фотография. 2 янв. 2005 г.

9 июля 1937 г. Архиерейский синод утвердил архиеп. Камчатского Нестора (Анисимова) на должность главы Православной духовной миссии в И., а игум. Филарета (Вознесенского) - его сотрудником. Изыскание средств и выбор других сотрудников миссии были поручены архиеп. Нестору, к-рый, не сумев добиться финансовой помощи от Архиерейского синода, Русской духовной миссии в Палестине и дальневост. архиереев, основал 15 июня 1938 г. в Лондоне «Братство святого апостола Фомы». «Почетной высокой покровительницей» братства стала вел. кнг. Ксения Александровна, председательницей - Е. Г. Голицына. Финансовая помощь Сербской и Болгарской Православных Церквей составила основную сумму, к-рой располагал архиеп. Нестор для поездки в И. Изучая вопрос о соединении с Сирийской Маланкарской Церковью, архиеп. Нестор пришел к выводу, что с догматической стороны нет препятствий для соединения, а отличие в обрядах (почитание «Диоскора, Севира, Филоксена и др. деятелей александрийского монофизитства») может быть сохранено «как местнотворимый обычай». В 1938 г. он в сопровождении архим. Нафанаила (Львова) прибыл в И. Во время визита было согласовано воссоединение с РПЦЗ. Офиц. церковное воссоединение было намечено на 1939 г. Очевидно, эти планы не были еще утверждены Архиерейским Собором РПЦЗ.

Временный успех был достигнут архиеп. Нестором на Цейлоне, где с 1900 г. существовали «независимые католики» в составе 17 приходов, отколовшихся от Римско-католической Церкви из-за конфликта с орденом иезуитов. Они обратились с просьбой принять их в К-польский Патриархат, который выдвинул оскорбительное для них требование перекреститься. Антиохийский Патриархат согласился принять их, но не предпринял никаких офиц. действий. К приезду архиеп. Нестора община почти распалась, сохранился 1 приход ап. Павла в центре Коломбо. Архиеп. Нестор принял в дар храм и др. приходскую недвижимость. Юридическая передача храма была осуществлена 9 нояб. 1938 г., после чего архиеп. Нестор отправился в Харбин, оставив архим. Нафанаила в приходе ап. Павла. После отъезда Нестора иезуиты оспорили законность передачи прихода в суде, но в окт. 1939 г. суд признал передачу храма законной. Не удалась и попытка отобрать храм силой. Архиерейский синод РПЦЗ решил начать миссионерскую работу на Цейлоне и потребовал, чтобы игум. Филарет срочно выехал на остров. Предполагали, что численность общины может увеличиться за счет англиканской Церкви, среди членов которой наблюдалось сильное движение в сторону Православия, и католиков. Однако ошибки архим. Нафанаила привели к закрытию миссии.

В 1948 г. архим. Андроник получил приглашение переехать в США. По мнению архимандрита, переезд должен был привлечь внимание правосл. Церквей к вопросу единения. 13 мая 1949 г., передав официально свой скит Сирийской Маланкарской Церкви с сохранением прав на него, архим. Андроник отправился из И. в США. Он скончался в 1958 г., так и не добившись прогресса в деле единения Церквей.

С нач. 60-х гг. активизировались отношения между РПЦ и Сирийской Маланкарской Церковью. В 1961 г. И. посетила делегация во главе с митр. Ленинградским и Новгородским Никодимом (Ротовым), к-рая провела неофиц. богословские собеседования с представителями этой Церкви. В 1967 г. СССР посетила офиц. делегация Сирийской Маланкарской Церкви. Следующие собеседования были проведены во время визита в И. делегации РПЦ во главе с архиеп. Минским и Белорусским Антонием (Мельниковым) в 1969 г. С этого времени представители Сирийской Маланкарской Церкви стали приезжать на обучение в духовные школы РПЦ. Осенью 1976 г. глава Сирийской Маланкарской Церкви Католикос Василий Мар Фома Матфей I в сопровождении иерархов, священнослужителей и мирян посетил СССР. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен наградил Католикоса орденом св. кн. Владимира. Во время визита инд. делегаты посетили Одессу, Ереван, Львов, Загорск (ныне Сергиев Посад) и Ленинград, где Католикос получил диплом почетного члена ЛДА. По приглашению Сирийской Маланкарской Церкви в нач. 1977 г. Патриарх Московский и всея Руси Пимен посетил И. В делегацию также вошли митр. Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков), председатель ОВЦС архиеп. Пензенский и Саранский Мелхиседек (Лебедев) и секретарь Святейшего Патриарха прот. М. Стаднюк. В 1980-1990 гг. сохранялся постоянный диалог как на двусторонней основе, так и в рамках международных орг-ций и инициатив.

С 90-х гг. начался новый этап отношений РПЦ и И. В ответ на письмо правосл. россиян, работавших в И., в 1998 г. была установлена практика ежегодного посещения И. священнослужителями РПЦ для проведения пасхальных и рождественских богослужений. В 2003 г. И. посетил представитель РПЦ при европ. орг-циях еп. Подольский Иларион (Алфеев) (ныне архиепископ Волоколамский, председатель ОВЦС). В дек. 2006 г. И. с архипастырским визитом посетил председатель ОВЦС митр. Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев; ныне Патриарх Московский и всея Руси). 4 дек. 2006 г. он освятил закладной камень правосл. храма во имя ап. Фомы на территории Посольства РФ и встретился с иерархами Сирийской Маланкарской Церкви.

Арх.: Выписка из журнала Архиерейского синода от 23(10) нояб. 1939 г. Письмо прот. Михаила Польского в Синод и копия акта о передаче собора независимых католиков в Коломбо (о-в Цейлон) архиеп. Нестору // ГАРФ. Ф. Р-6343. Оп. 1. Д. 276. Л. 1-8; Дело о воссоединении сирийцев-монофизитов, живущих в Индии, с правосл. церковью (белоэмигрантской) // Там же. Д. 257. Л. 1-4; Переписка с архиеп. Нестором, с Гавриилом, патриархом сербским об основании «братства святого апостола Фомы» // Там же. Д. 259. Л. 1-10; Переписка Синода с правосл. сирийской церковью на Востоке, с архиеп. Нестором и др. об организации и деятельности правосл. духовной миссии в Малабаре, в Индии // Там же. Д. 258. Л. 1-47; Письмо архиеп. Нестора в Синод и выписка из Протокола Синода от 2 янв. 1939, указ Синода Нестору, бывш. еп. Камчатскому и Петропавловскому и архим. Нафанаилу о порядке и чине приема в правосл. церковь свящ. Иосифа Альвареца // Там же. Д. 318. Л. 1-4.

Ист.: Les voyages en Asie en XIV siècle du bienheureux frère Odoric de Pordenone / Publ., introd., notes: H. Cordier. P., 1891; An Account of Tibet: The Travels of Ippolito Desideri of Pistoia, S. J., 1712-1727 / Ed. F. de Filippi; Introd. C. Wessels. L., 1937; Report of the Christian Missionary Activities Enquiry Committee Madhya Pradesh. Nagpur, 1956. Vol. 1; Андроник (Елпидинский), архим. 18 лет в Индии. Буэнос-Айрес, 1959; Яунишкис Б. От Альп до Гималаев: Рассказ бывшего миссионера / Пер. с литов.: Л. Габрилович. М., 1985; Acts and Decrees of the Synod of Diamper, 1599 / Ed. S. Zacharia. Edamattam, 1994; Wisdom of Sadhu: Teachings of Sundar Singh / Ed. K. Comer. Farmington (Penn.), 2000.

Лит.: Swanston Ch. Memoir of the Primitive Church of Malayála, or of the Syrian Christians of the Apostle Thomas, from its First Rise to Present Time // JRAS. 1835. Vol. 2. P. 234-247; Ельчанинов К. А. Экуменические съезды молодежи в Индии // ВРСХД. 1953. № 27. С. 24-29; Зёрнов Н. М. Поездка в Индию // Там же. 1954. № 34. С. 23-28; он же. Что отделяет от нас «Ортодоксальную» церковь Южной Индии? // ВРЗЕПЭ. 1961. № 38/39. С. 150-152; Василий (Кривошеин), архиеп. Брюссельский и Бельгийский. Еще о Халкидонском Соборе и малабарских христианах: (По поводу ст. Н. М. Зернова «Что отделяет нас от «Ортодоксальной» церкви Южной Индии») // Там же. С. 153-161; Thomas P. Churches in India. Delhi, 1964; Тампи Т. Сирийская Церковь Индии // ЖМП. 1970. № 12. С. 53-56; Митрохин Л. В. «Мадурайский эксперимент» иезуитов: Из истории католич. миссионерства в Индии // Религии и атеизм в Индии / Отв. ред.: А. Д. Литман. М., 1973. С. 23-55; Мунададан А. М. Святой апостол Фома в Индии // ЖМП. 1973. № 7. С. 61-62; Мелхиседек (Лебедев), архиеп. Визит Предстоятеля Малабарской Церкви Индии // Там же. 1977. № 2. С. 62-67; Отъезд Святейшего Патриарха Пимена в Индию // Там же. № 3. С. 4; Thomas G. Christian Indians and Indian Nationalism: 1885-1950: An Interpretation in Hist. and Theol. Perspectives. Fr./M.; Bern, 1979; Панкратова В. А. Христиане Кералы: Роль в соц.-полит. жизни штата. М., 1982; History of Christianity of India. Bangalore, 1982-1992; Shiri G. Christian Social Thought in India, 1962-1977. Madras, 1982; Ploeg J. P. M., van der. The Christians of Saint Thomas in South India and their Christian Manuscripts. Bangalore, 1983; Neill S. A History of Christianity in India, 1707-1858. Camb., 1985; Daniel D. The Orthodox Church of India. New Delhi, 19862; Августин (Никитин), архим. Близкая далекая Индия // ЖМП. 1989. № 11. С. 63-64; он же. Записки архим. Андроника (Елпидинского) - источник по религиозной жизни Индии (1930-1948) // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. СПб., 1999. Вып. 18. С. 25-41; Мещерская Е. Н. Деяния Иуды Фомы: Культурно-ист. обусловленность раннесирийской легенды. М., 1990. С. 129-196; Chaillot C. The Malankara Orthodox Church: Visit to the Oriental Malankara Orthodox Syrian Church of India. Gen., 1996; Altérité et identité: Islam et christianisme en Inde / Comp. J. Assayag, G. Tarabout. P., 1997; Pye-Smith Ch. Rebels and Outcastes: A Journey through Christian India. Harmondsworth, 1997; Christianity in India: Search for Liberation and Identity / Ed. F. Hrangkhuma. Delhi, 1998; Нелюбов Б. А. Древние Восточные Церкви: Малабарская Церковь // АиО. 1999. № 1(19). С. 319-356; Desreumaux A. Textes nouveaux extraits de manuscripts syriaques du Kérala (partie 1) // ХВ. Н. с. 1999. Т. 1(7). С. 26-37; Singh B. The First Protestant Missionary to India: Bartholomaeus Ziegenbalg (1683-1719). New Delhi, 1999; Visvanathan S. The Christians of Kerala: History, Belief and Ritual among the Yakoba. Delhi, 1999; Клюев Б. И. Религия и конфликт в Индии. М., 2002; Baum W. The Syrian Christian Community in India and its Contacts to Europe and the Mediterranean Area before the Arrival of the Portuguese // ХВ. Н. с. 2002. Т. 3(9). С. 344-353; Топычканов П. В. Религиозные меньшинства в процессе становления совр. индийской государственности: На примере христ. общины // ВМУ. Вост. 2006. № 4. С. 74-89.

П. В. Топычканов

Религиозное законодательство в И.

В Конституции И., в разделе, посвященном праву граждан на равенство, в ст. 15, запрещается дискриминация граждан по религ. признакам, расовой, кастовой и половой принадлежности. Ни один гражданин не должен претерпевать к.-л. ущерб в правах и подвергаться ограничениям по к.-л. из данных признаков. Ст. 16, регламентирующая равные возможности в плане занятости в гос. или муниципальном аппарате, гарантирует всем гражданам равные возможности при получении работы или назначении на гос. службу. Раздел, посвященный непосредственно праву граждан на свободу вероисповедания, в 1-й части ст. 25 утверждает наличие свободы совести в стране и право на свободное принятие монашества, исповедание и распространение веры при условии соблюдения общественного порядка, морали и др. положений данной части Конституции. 1-я часть данной статьи, принятая благодаря усилиям депутатов Учредительного собрания И., принадлежащих к различным христ. исповеданиям, подтвердила права местных христиан, являющихся гражданами страны. При этом уточняется, что зарубежные миссионеры, направляющиеся в И., должны соблюдать правила визового режима. Консервативным сторонникам индуизма не удалось провести через Парламент И. законы, сужающие возможности для перехода из одной религии в другую. На местном уровне подобные законы, ограничивающие миссионерскую деятельность, были приняты лишь в нек-рых штатах, населенных преимущественно малыми этносами, где в течение последних десятилетий выросла относительная доля христиан. Во 2-й части статьи говорится, что содержание данной статьи не может повлиять на действие к.-л. др. существующего закона, к-рый, во-первых, регулирует или ограничивает любую экономическую, финансовую, политическую или др. секулярную деятельность, связанную с отправлением религ. культа; во-вторых, обеспечивает общественное благосостояние и реформы или обеспечивает доступ всех классов и групп индуистского населения в места массового отправления индуистского религ. культа.

В разделе, посвященном правовым отношениям в сфере культуры и образования, гарантируется право на сохранение культурной самобытности в условиях полиэтнического многоконфессионального общества. В ст. 29 утверждается, что любая группа граждан, проживающих на территории И. или к.-л. ее части и имеющих собственные язык, письменность и культуру, имеет право на их сохранение. Ни одному из граждан И. не может быть отказано в зачислении в любое учебное заведение, находящееся на гос. обеспечении или получающее субсидии из гос. фондов, исключительно по религ. признакам, расовой, языковой, кастовой принадлежности. В ст. 51-A, в разделе об основополагающих обязанностях граждан И., сказано, что долгом каждого гражданина является помимо прочего содействие распространению мира и духа всеобщего братства между народами И., невзирая на религ., языковые, региональные или местные различия (пункт «e»), а также необходимо отказаться от религиозных обычаев, унижающих достоинство женщин.

Э. Небольсин


Православная энциклопедия. - М.: Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». 2014.

Синонимы:

Смотреть что такое "ИНДИЯ" в других словарях:

  • Индия — Республика Индия, гос во в Юж. Азии. Др. инд. название Sindhus от названия реки Синдху (совр. традиц. Инд). От него авест., др. перс. Hindu, далее др. греч. и латин. India, откуда русск. Индия и аналогичные названия в других европ. языках: англ.… …   Географическая энциклопедия

  • Индия — Индия. Калькутта. ИНДИЯ (Республика Индия), государство в Южной Азии, на полуострове Индостан, омывается Индийским океаном, Аравийским морем и Бенгальским заливом. Площадь 3,3 млн. км2. Население около 897 млн. человек; хиндустанцы, телугу,… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ИНДИЯ — (на языке хинди Бхарат) республика Индия, государство в Юж. Индии. 3,3 млн. км². население 897 млн. человек (1993). Индия многонациональное государство; наиболее многочисленны хиндустанцы, телугу (андхра), маратхи, бенгальцы, бихарцы, тамилы …   Большой Энциклопедический словарь

  • Индия —         (на яз. хинди Бхарат), Республика Индия, гос во в Юж. Азии в басс. Индийского ок. Входит в состав Содружества (брит.). Пл. 3,3 млн. км2. Нас. 722 млн. чел. (дек. 1983, оценка). Столица Дели. Состоит из 22 штатов и 9 союзных терр. Офиц.… …   Геологическая энциклопедия

  • ИНДИЯ — ИНДИЯ. Площадь. Собственно Британская И., включая туземные государства под британск. протекторатом, 2.834.237 км2 и Индийские так называемые независимые государства 1.841.573 км2. Общее количество населения 318.942.480 чел. по переписи 1921 г.,… …   Большая медицинская энциклопедия

  • Индия — (Республика Индия) государство в Южной Азии на полуострове Индостан. Плошадь 3,3 млн. км2. Население 897 млн. чел. Столица Дели …   Исторический словарь

  • Индия —         (на яз. хинди Бхарат), Республика Индия, государство в Южной Азии. Истоки художественной культуры Индии восходят к возникшим на берегах рек Инд и Ганг древнейшим цивилизациям, памятники которых сохранились и на территории Пакистана. К… …   Художественная энциклопедия

  • ИНДИЯ — (на яз. хинди Бхарат), Республика Индия, гос во в Юж. Азии, к Ю. от Гималаев. Пл. 3,3 млн. км2 (включая Лаккадивские, Андаманские и Никобарские о ва). Нас. св. 730 млн. ч. (1984). Столица Дели (5,7 млн. ж., 1981). С сер. 18 в. до 1947 И. владение …   Демографический энциклопедический словарь

  • Индия — Индия, субконтинент на юге Азии. Северо запад И. был завоеван Дарием I и присоединен к Персидскому царству. В Есф 1:1; 8:9 И. упоминается как самая вост. часть Персидской империи во времена Артаксеркса …   Библейская энциклопедия Брокгауза

  • Индия — ’Индия (Есф.1:1 ; Есф.8:9 ) по видимому, северо западная часть нынешней Индии, граничившая с тогдашней Персией …   Библия. Ветхий и Новый заветы. Синодальный перевод. Библейская энциклопедия арх. Никифора.

  • индия — сущ., кол во синонимов: 2 • бхарат (1) • страна (281) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

Книги

  • Индия, Варшавская Е.ред.. Более 2400 фотографий, иллюстраций и карт. Схемы и планы всех главных достопримечательностей. Пешие прогулки, живописные маршруты и тематические экскурсии. Где поесть, где остановиться и как… Подробнее  Купить за 2749 руб
  • Индия, А. Пронин. В книге "Индия" автор рассказывает краткую историю закабаления Индии Англией, дает описание экономического положения страны, государственного устройства и национально-освободительной борьбы… Подробнее  Купить за 1500 руб
  • Индия, О.Г. Ульциферов. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Энциклопедический словарь «Индия» является уникальным изданием, не имеющим аналогов в отечественной… Подробнее  Купить за 1450 руб
Другие книги по запросу «ИНДИЯ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»