БЕЛАРУСЬ


БЕЛАРУСЬ

[Республика Беларусь, Белоруссия], гос-во в Вост. Европе. Территория: 207,6 тыс. кв. км. Столица: Минск. География. Граничит на северо-западе с Литвой, на севере с Латвией, на северо-востоке и востоке с Россией, на юге с Украиной, на западе с Польшей; расположена на западе Восточно-Европейской равнины. Население: более 9951 тыс. чел. (2002). Белорусы составляют ок. 81,2% населения, остальные национальности - русские (11,4%), поляки (3,9%), украинцы (2,4%), евреи, татары, литовцы, латыши, цыгане, немцы и др. За пределами Б. проживает ок. 3 млн белорусов (Россия, Украина, США, Польша, Латвия, Литва, Канада, Аргентина). Гос. устройство. Б.- президентская республика. Глава гос-ва - Президент Республики Беларусь. Представительный и законодательный органы - Палата представителей и Совет Республики, исполнительная власть принадлежит Совету министров Республики Беларусь во главе с премьер-министром. Гос. языки - белорус. и рус. Основной закон - Конституция Республики Беларусь 1994 г. (с изменениями и дополнениями референдума от 24 нояб. 1996). Местное управление и самоуправление осуществляются через местные советы, их исполнительные и распорядительные органы. В Б. 6 областей (Брестская, Витебская, Гомельская, Гродненская, Могилёвская и Минская) и 117 районов.

Политическая и гражданская история Б.

В V-VIII вв. по Р. Х. с юга по территории Б. началось расселение слав. племен, сопровождавшееся контактами с местными балтскими племенами (родственными совр. литовцам и латышам), в результате чего нек-рые локальные группы балтов были частично ассимилированы, а частично (в зап. областях Б.) составили смешанные общности славяно-балтского населения. К IX-X вв. территория совр. Б. была почти полностью заселена слав. союзо-племенными общностями кривичей, дреговичей, радимичей, частично волынян, древлян. Полоцкая группа кривичей составила ядро 1-го на землях Б. слав. гос. объединения - Полоцкого княжества. В кон. X в. возникло Турово-Пинское княжество. Часть сев.-вост. и юго-вост. земель Б. входила в состав Смоленского и Черниговского княжеств. В XI-XIII вв. в зап. Б. существовали также Гродненское и Новогрудское княжества. В X-XI вв. начались процессы сглаживания этнокультурных особенностей восточнослав. объединений на территории совр. Б., Украины и части России, что было связано с вхождением их в единое древнерус. гос-во - Киевскую Русь, где господствующей религией было Православие. В результате на территории расселения большей части вост. славян, в т. ч. в Б., начали складываться общие элементы культуры, письменности, языка, образа жизни и самосознания князей, их дружин, духовенства, горожан.

В XIII-XIV вв. земли и княжества, границы к-рых примерно совпадают с территорией совр. Б. (Полоцкое, Витебское, Пинское княжества, Брестские и Гродненские земли), вошли в состав нового гос. образования - Великого княжества Литовского (ВКЛ), в XIV - 1-й пол. XVI в. «русские» земли составляли ок. 80% территории ВКЛ, а «русское», т. е. правосл., население - до 75%. Для обороны и отражения натиска нем. рыцарей были построены многочисленные замки и крепости (Новогрудок, Каменец, Гродно, Лида, Крево и др.). В 1410 г. победоносно закончилась Грюнвальдская битва совместных слав. сил против крестоносцев Тевтонского ордена. К кон. XV в. все княжества, когда-то образовавшие ВКЛ, утратили самостоятельность, во 2-й пол. XVI в. территория гос-ва была разделена на воеводства, волости и поветы. В соответствии с Люблинской унией (1569) ВКЛ и Польша объединились в одно гос-во - Речь Посполитую, господствующим вероисповеданием к-рого являлся католицизм. Практически все хозяйство и культура белорус. земель пришли в упадок, общественная жизнь подверглась активной полонизации. Весьма разрушительными для Б. были война России с Речью Посполитой (1654-1667), многочисленные казацкие войны, а также Северная война (1700-1721).

В результате 1-го раздела Речи Посполитой (1772) все земли Вост. Б. до Двины и Днепра с городами Полоцком, Витебском, Могилёвом, Гомелем были присоединены к России. По 2-му разделу (1793) к России присоединилась центр. Б. с городами Борисовом, Минском и Пинском, после 3-го раздела (1795) к России отошла Зап. Б. с городами Брестом, Гродно, Новогрудком. По российскому образцу в Б. было проведено административно-территориальное деление, созданы губернии и уезды. Значительная часть местной шляхты, потерявшей мн. политические преимущества, была уравнена в правах с российским дворянством. Во время нашествия Наполеона в 1812 г. католич. шляхта в большинстве своем поддерживала неприятеля и даже приняла участие в военных действиях на его стороне, крестьянство же оказало сопротивление захватчикам в форме партизанской борьбы.

Кафедральный собор во имя Св. Духа в Минске. 1642–1687 гг., перестроен в 1741 г. Фотография. 2000 г.

Кафедральный собор во имя Св. Духа в Минске. 1642–1687 гг., перестроен в 1741 г. Фотография. 2000 г.


Кафедральный собор во имя Св. Духа в Минске. 1642–1687 гг., перестроен в 1741 г. Фотография. 2000 г.

До 2-й пол. XIX в. Б. оставалась аграрным краем, в к-ром преобладало крупнопоместное дворянское землевладение, 97% крестьян должны были отрабатывать барщину. В 60-80-х гг. XIX в. в крае началось строительство железных дорог, к нач. XX в. численность городского населения, среди к-рого белорусы составляли ок. 25%, достигла 700 тыс. чел. В связи с началом первой мировой войны во всех белорус. губерниях было объявлено военное положение. В 1915 г. значительная часть Б. была оккупирована нем. армией, ок. 1/3 промышленности было эвакуировано в вост. районы России.

Почти одновременно с восстанием в Петрограде 25 окт. 1917 г. советская власть была провозглашена в Минске и др. крупных городах Б. В результате начавшегося в февр. 1918 г. наступления нем. войск в течение 2 недель была оккупирована практически вся территория Б. 25 марта 1918 г. Всебелорусский съезд издал Уставную грамоту, в соответствии с к-рой было провозглашено независимое гос-во Белорусская Народная Республика. Акт этот носил, однако, формальный характер, ибо принимался в условиях нем. оккупации. В кон. 1918 г. герм. войска покинули Б. и созванный в Смоленске 1-й съезд КП(б) Белоруссии, принял постановление о создании Белорусской Советской Социалистической Республики (БССР) со столицей в Минске. Манифестом Временного рабоче-крестьянского советского правительства Б. было провозглашено создание БССР (1 янв. 1919). По Рижскому договору 1921 г. зап. земли Б., площадь к-рых в 3 раза превышала территорию БССР того времени, отошли к Польше. 30 дек. 1922 г. БССР вошла в состав СССР в качестве союзной республики. В сент. 1939 г. Зап. Б. была воссоединена с БССР в результате акции советских войск. В течение первых 2 месяцев после начала Великой Отечественной войны Б. была полностью оккупирована нем. войсками. Оккупационные власти разделили территорию Б. на 3 зоны. Зона, включавшая центр. области Б. и состоявшая из округов, управлялась Генеральным комиссаром Б., находившимся в Минске.

Практически на всей территории Б. было развернуто движение сопротивления оккупантам. Всего в партизанских отрядах, в подпольных орг-циях, в действующей Красной Армии состояло более 1,5 млн граждан Б. К кон. 1943 г. под контролем партизан находилось до 60% оккупированной территории Б. Оккупационные власти в ходе борьбы с партизанским движением проводили геноцид в отношении мирного населения, сотни населенных пунктов были сожжены, а их жители убиты. В июне-июле 1944 г. вся территория Б. была освобождена Красной Армией. Война причинила Б. и ее народу огромный ущерб, каждый 4-й ее житель погиб - только в 70-80-х гг. XX в. в Б. была достигнута довоенная численность населения. К этому же времени Б. из аграрной превратилась в развитую промышленно-сельскохозяйственную республику СССР.

27 июля 1990 г. Верховный совет БССР принял Декларацию о гос. суверенитете Б., БССР прекратила свое существование, и на ее месте возникло независимое суверенное гос-во Республика Беларусь (19 сент. 1991). В дек. 1991 г. на территории Б. (в Беловежской Пуще) был подписан Акт о денонсации союзного договора 1922 г. и об образовании Союза Независимых Государств (СНГ). В Минске базируется Исполнительный секретариат СНГ. 8 дек. 1999 г. Республика Беларусь подписала с Российской Федерацией договор о создании Союзного гос-ва.

Религия

Государственное законодательство, религиозные организации

Главным документом, регулирующим взаимоотношения гос-ва и Церкви, является закон Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях» (дек. 1992), в соответствии с к-рым каждому гражданину предоставлено право исповедовать любую религию или же быть атеистом. Координацию деятельности гос-ва и религ. орг-ций в составе правительства осуществляет Комитет по делам религий и национальностей при Совете министров Республики Беларусь (до нач. 2002 Государственный комитет по делам религий и национальностей). На референдуме, прошедшем в нояб. 1996 г., была принята новая формулировка принципа равенства религий, изложенная в ст. 16 новой редакции Основного закона Республики Беларусь: «Взаимоотношения государства и религиозных организаций регулируются законом с учетом их влияния на формирование духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа». В этой формулировке нашло отражение понимание неодинаковости роли различных религ. учений в историческом и культурном развитии страны, а также необходимость определенных правовых ограничений для нетрадиц. религ. течений и орг-ций. Обеспечение юридического равенства религий перед законом с одновременным учетом их культурно-исторической неравнозначности создало правовые основы сотрудничества гос-ва с традиц. для Б. христ. конфессиями, прежде всего с Православием и католицизмом. Новая формулировка закона позволяет ограничить экспансию оккультно-мистических течений, ряда псевдохрист. и деструктивных религ. культов.

На нач. 2002 г. в Республике Беларусь зарегистрировано 2782 религ. общины, из них: религ. общин правосл. Церкви - 1235; старообрядцев - 35; римско-католиков - 432; католиков-традиционалистов лат. обряда - 2; греко-католиков (униатов) - 14; реформатских общин - 2; лютеран - 17; евангельских христиан-баптистов - 270; совета церквей ЕХБ - 29; иоганской церкви - 1; новоапостольской церкви - 20; церкви первых христиан - 1; христиан веры евангельской - 491; христиан полного Евангелия - 61; христиан веры апостольской - 9; церкви Христовой - 6; мессианских общин - 2; адвентистов седьмого дня - 51; свидетелей Иеговы - 26; мормон - 3; иудаистов - 25; прогрессивных иудаистов - 11; мусульман - 25; бахаи - 6; оомото - 1; кришнаитов - 7. По данным Госкомитета по делам религий и национальностей, ок. 50% жителей Б. относят себя к той или иной конфессии, т. о., общее число верующих составляет ок. 5 млн чел. Из них 84% - православные, 14% - католики и ок. 2% - представители иных деноминаций (Духовный вестник. 2000. № 3).

Православная Церковь

Территория Б. составляет Белорусский Экзархат Московского Патриархата. В IX-X вв. предки белорусов: кривичи, дреговичи и радимичи - имели контакты с варягами, среди к-рых встречались христиане, и т. о. могли получить определенное представление о вере Христовой. Широкое распространение христианства у кривичей, дреговичей и радимичей началось в кон. X в. Среди полоцких кривичей одной из первых приняла Христову веру и постриглась в монахини бывш. супруга вел. кн. св. Владимира Святославича полоцкая кнж. Рогнеда-Анастасия († 1000). Ее старший сын Изяслав († 1001), по сообщению Никоновой летописи, отличался особым благочестием (ПСРЛ. Т. 9. С. 68). Вместе с ним Рогнеда-Анастасия скорее всего участвовала в учреждении епископской кафедры в Полоцке, к-рое предположительно можно отнести к рубежу X-XI вв. В Ипатьевской и Лаврентьевской летописях под 1105 г. помещено известие о возведении на Полоцкую кафедру свт. Мины († 1116). В Житии прп. Евфросинии Полоцкой († 1173) говорится о том, что управлявший в 20-30-х гг. XII в. Полоцкой епархией еп. Илия знал, что до его предшественника - свт. Мины - епархию возглавлял еще ряд др. владык, имена к-рых неизвестны.

Собор во имя Софии, Премудрости Божией, в Полоцке. До 1066 г. Фотография. 2000 г.

Собор во имя Софии, Премудрости Божией, в Полоцке. До 1066 г. Фотография. 2000 г.


Собор во имя Софии, Премудрости Божией, в Полоцке. До 1066 г. Фотография. 2000 г.

Возможно, в 1005 г. епископская кафедра была учреждена в Турове, объединявшем вокруг себя дреговичей. Об открытии кафедры сообщается в статье (уставной грамоте), содержащейся в Киевском патерике редакции архим. Иосифа (Тризны), под названием «Туровской епископии завет блаженного Владимира». Если верить ее сообщению, первым Туровским архиереем был еп. Фома. Среди городов, первоначально входивших в пределы Туровской епархии, называют Пинск, Брест, Гродно, Волковыск, Здитов, Новогрудок, Слуцк и др. Памятником начального периода христианства в Турове является отчасти уцелевшее Туровское Евангелие XI в. (10 листов). В XIX в. была известна ныне утраченная Слуцкая Псалтирь XI в. В «Слове о Мартине мнихе» (кон. XII в.) названы имена Туровских владык Симеона и Игнатия, занимавших кафедру в 1-й пол. XII в. В 1144 г., согласно Ипатьевской летописи, на нее был назначен еп. Иоаким, в 1146 г. вместе с кн. Вячеславом изгнанный из города Изяславом Мстиславичем.

По мере утверждения христианства на белорус. землях возводились правосл. храмы. Древнейшим из них является полоцкий Софийский собор, построенный при кн. Всеславе Брячиславиче, по всей видимости до 1066 г., на месте более древней деревянной церкви. В 80-х гг. XI в. был заложен каменный храм в Минске, его фундамент археологи обнаружили в 1949 г., по неизвестной причине этот храм недостроили. По преданию, супруга туровского кн. Святополка Изяславича (с 1093 вел. кн. киевский) гречанка Варвара основала в Турове жен. мон-рь в честь вмц. Варвары.

Собор в честь Преображения Господня Спасо-Евфросиниевского мон-ря в Полоцке. 1152–1161 гг. Литография. 1866 г. (ГИМ)

Собор в честь Преображения Господня Спасо-Евфросиниевского мон-ря в Полоцке. 1152–1161 гг. Литография. 1866 г. (ГИМ)


Собор в честь Преображения Господня Спасо-Евфросиниевского мон-ря в Полоцке. 1152–1161 гг. Литография. 1866 г. (ГИМ)

XII столетие было временем духовного подъема для вост. славян, живших на белорус. землях. В Зап. Руси шло активное строительство правосл. храмов: в Полоцке было возведено не менее 10 монументальных каменных церквей, в Гродно - 3. Церковное каменное зодчество развивалось в Турове, Минске, Витебске, Новогрудке, Волковыске, во мн. селениях возводились деревянные церкви. До наших дней сохранились храмы: Спасо-Преображенский в Полоцке, св. Бориса и Глеба (Коложский) в Гродно, Благовещения Пресв. Богородицы в Витебске (восстановлен в кон. 90-х гг. XX в.). В Турове, на замчище, археологи открыли основание каменного храма XII в., название к-рого неизвестно; по своим размерам он уступал в Др. Руси лишь Софии Киевской и Софии Новгородской.

В XII в. в Полоцкой и Туровской землях подвизались святые, позднее канонизированные Русской Церковью. Среди них наиболее известны свт. Кирилл, еп. Туровский († ок. 1182), выдающийся проповедник и духовный писатель, и прп. Евфросиния, основавшая в Полоцке Спасо-Преображенский жен. мон-рь и много потрудившаяся для христ. просвещения Полоцкой земли. Их современниками были святители Мина и Дионисий, епископы Полоцкие, происходившие из числа насельников Киево-Печерского мон-ря, свт. Лаврентий, в 1182 г. сменивший на Туровской кафедре св. Кирилла, прп. Мартин, затворник Туровский († 1150). По преданию, в кон. XII в. под Пинском была обретена Купятицкая икона Божией Матери. От кон. XII в. сохранилось и Полоцкое Евангелие-апракос.

В XII в. в Полоцкой и Туровской землях, как и в др. областях Киевской Руси, быстро утвердилось почитание страстотерпцев кн. Бориса и Глеба, в крещении Романа и Давида († 1015). В честь святых были основаны мон-ри в Полоцке (Бельчицкий) и Турове. В Гродно, Новогрудке и ряде др. мест в память св. Бориса и Глеба были построены приходские храмы. Изображения св. страстотерпцев сохранились на фресках в ц. во имя св. Параскевы Пятницы в Бельчицком мон-ре, в Спасо-Преображенской ц. полоцкого Евфросиниева мон-ря. В Минске была найдена вислая печать с вытиснутым на ней обликом св. Глеба, в пос. Копысь обнаружена бронзовая иконка св. Бориса и Глеба, в Мстиславле найден медальон с их изображением. Все эти предметы датируются XII в. Полоцкий кн. Всеслав Брячиславич (1044-1101) назвал в честь св. страстотерпцев 4 своих сыновей: Бориса, Глеба, Романа, Давида. Гродненский кн. Всеволодко Давидович (ум. в 1142) дал в честь св. Бориса и Глеба имена 2 своим сыновьям. Князь, владевший в сер. XIII в. Волковыском, носил имя Глеб.

Церковь во имя мучеников кн. Бориса и Глеба в Гродно. 2-я пол. XII в. Фотография. 2000 г.

Церковь во имя мучеников кн. Бориса и Глеба в Гродно. 2-я пол. XII в. Фотография. 2000 г.


Церковь во имя мучеников кн. Бориса и Глеба в Гродно. 2-я пол. XII в. Фотография. 2000 г.

Западнорус. князья поддерживали тесные связи с Киево-Печерским мон-рем: вклады в мон-рь давал полоцкий кн. Всеслав Брячиславич, по повелению минского кн. Глеба Всеславича (1101-1119) в Киево-Печерском мон-ре в 1108 г. была построена трапезная, кн. Глеб дал мон-рю при жизни 600 гривен серебра и 50 гривен золота, после его смерти его супруга кнг. Анастасия пожертвовала 100 гривен серебра и 50 гривен золота. После смерти княгини в 1158 г. по ее завещанию Киево-Печерский мон-рь получил «5 сел с челядью», что положило начало владениям мон-ря в Б.

К XII в. вост. славяне (в т. ч. жившие на территории совр. Б.) превратились в единую древнерус. народность, характеризовавшуюся общностью языка, религии, культуры и этнического самосознания, огромную роль в этом интеграционном процессе сыграла правосл. Церковь. По данным археологов, к нач. XII в. у восточнослав. населения Полоцкой и Туровской земель на смену обряду кремации пришел обряд ингумации, что свидетельствует об усвоении ими христианства. О широком распространении грамотности среди вост. славян, живших на территории совр. Б., после принятия ими христианства говорят многочисленные находки стилосов и надписей на различных предметах, а также берестяных грамот.

В дальнейшем в церковной жизни предков белорусов наступил период упадка, в конечном счете приведший к заключению в 1596 г. Брестской унии. Главной причиной упадка церковной жизни было то, что в XIII в. западнорус. земли оказались под властью вел. литов. князей, к-рые в большинстве своем были язычниками. В кон. XII - нач. XIII в. литовцы в своих набегах на Волынскую, Смоленскую, Псковскую земли беспрепятственно проходили через небольшие и слабые западнорус. княжества, подвергая их также разорению. В летописях отсутствуют упоминания о существовании в XIII в. ранее известных Минского, Друцкого, Заславльского, Логойского, Клецкого, Слуцкого княжеств, возможно, это связано с разорением их литовцами. Положение западнорус. земель еще более осложнилось после нашествия на Сев.-Вост. и Юж. Русь монголо-татар (1237-1240), что совпало по времени с объединением в единый Ливонский орден (1237) 2 ранее утвердившихся в Прибалтике нем. орденов: меченосцев и тевтонов, вскоре обрушившихся своей военной мощью на литовцев и Зап. Русь. В противостоянии, с одной стороны, монголо-татарам, с др.- немцам в сер. XIII в. в В. Понеманье сложилось ВКЛ.

До Ягайло (1377-1434) вел. князья литов. держались язычества. Ярким примером религ. индифферентности может служить Миндовг (ок. 1230-1263). После того как соперник Миндовга литов. кн. Товтивилл, сидевший в Полоцке, прибыл в Ригу и перешел там в католичество, Миндовг, напуганный угрозой, исходившей от Ливонского ордена, в 1252 г. также обратился в католичество. С ослаблением угрозы со стороны немцев в 1260 г. он вернулся в язычество, к-рого по существу никогда не оставлял. Иначе вел себя сын Миндовга Войшелк (1264-1268). По сообщению Ипатьевской летописи, он крестился в Новогрудке, потом, придя на Волынь, принял монашество и даже пробовал совершить неудавшееся, правда, паломничество на Св. гору Афон. Вернувшись, Войшелк основал «на реце на Немне межи Литвою и Новымъ городъкомъ» мон-рь (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 859). Не исключено, что этим мон-рем была Успенская Лавришевская обитель, сохранилось Лавришевское Евангелие-апракос кон. XIII - нач. XIV в. После добровольного ухода Войшелка в мон-рь в Литве и западнорус. землях 2 года правил сын Даниила Галицкого Шварн, затем язычник Тройден (1270-1282), его братья, Броза, Сирпутий, Лесий и Свилкели, были православными. Пагубное воздействие на православных в ВКЛ оказали в это время изгнанные немцами пруссы-язычники, к-рых Тройден в 1276 г. поселил в районах Гродно и Слонима. Пруссы еще больше усилили языческие настроения среди литовцев и соприкасавшихся с ними предков белорусов.

Занимавшие великокняжеский стол после Тройдена Витень (1293-1315), Гедимин (1316-1341), Ольгерд (1345-1377), Кейстут (ум. в 1382), как и подавляющее большинство их соплеменников, были язычниками. Сильной привязанностью к язычеству литов. правителей в значительной степени объясняется то обстоятельство, что в XIII - 1-й пол. XIV в. Киевские митрополиты, с 1299 г. проживавшие в Сев.-Вост. Руси, ни разу не посетили западнорус. епархии. Когда же митр. св. Алексий в 1358 г. приехал в Киев, входивший в сферу политического влияния Ольгерда, он был схвачен и посажен в темницу и только по милости Божией сумел бежать.

Зап. часть Б. в XIII - нач. XIV в. находилась под властью галицко-волынских князей, покровительствовавших правосл. Церкви: кн. Владимир Василькович (1269-1289) в Бресте построил ц. во имя ап. Петра, в Каменце - храм Благовещения. После смерти в 1340 г. последнего галицко-волынского кн. Болеслава-Юрия она вошла в ВКЛ. Восточнобелорус. земли (Полоцк, Витебск), в XIII в. имевшие собственных князей, вошли в состав ВКЛ в XIV в. и сумели сохранить в отличие от Зап. Б. достаточно широкую автономию. В Полоцкой земле в XIII-XV вв. утвердился коллективный патронат бояр и мещан над местной епископской кафедрой, а также над Спасо-Евфросиниевским мон-рем. Даже в XVI в. полоцкие владыки занимали свою кафедру по челобитью здешних бояр. Полоцкий архиерей считался старшим представителем всей Полоцкой земли, его печатью (после великокняжеской) скреплялись гос. документы. В XIII-XV вв. в Зап. Руси прекратилось строительство каменных храмов. В XIV-XV вв. основывались мон-ри, но их число было несравненно меньшим, нежели в Московской Руси. В XIII-XVI вв. в ВКЛ были прославлены лишь прп. Елисей Лавришевский (на Виленском Соборе 1514) и, возможно, свт. Макарий, митрополит Киевский († 1497).

Начиная с Гедимина вел. князья литов., враждуя с Московским княжеством и проживавшими в его пределах Киевскими митрополитами, предпринимали попытки устроить в своем гос-ве особую митрополию с центром в Новогрудке. Ок. 1317 г. Гедимину удалось добиться у К-польского Патриарха Иоанна XIII Глика создания Литовской епархии с центром в Новогрудке, в состав к-рой помимо Полоцкой епархии перешли обширные территории, входившие ранее в состав Туровской кафедры (с кон. XII до нач. XIV в. Туровская епархия не упоминается в источниках). В 1330 г. Литовско-Новогрудская митрополия, как ее иногда называют в лит-ре, временно прекратила свое существование. В 1-й пол. XIV в. в Новогрудке, на детинце, была возведена небольшая каменная ц. Пресв. Богородицы, можно предположить, что она являлась кафедральным собором митрополии.

Попытки создания особой митрополии в границах ВКЛ продолжились и после Гедимина. В 1352 г. вел. кн. Ольгерд отправил в К-поль инока Феодорита с просьбой возвести его в сан митрополита, чего, однако, не произошло. На обратном пути Феодорит заехал в Тырново, где в нарушение канонов принял посвящение в сан митрополита от Болгарского Патриарха. Вернувшись в ВКЛ, он ок. 2 лет управлял западнорус. епархиями, затем был низложен и отлучен от Церкви. В 1354 г. Ольгерд сумел добиться от К-поля поставления в митрополита «на землю Литовскую и Волынскую» тверитянина Романа († 1361), при этом Киев остался под властью проживавшего в Москве митр. Алексия. Такое положение дел не устраивало Романа, желавшего подчинить себе церкви Киева, а также Тверскую и Брянскую епархии. Следуя политике, к-рую в борьбе за объединение рус. земель проводили Литва и Москва, оба митрополита, и Роман и свт. Алексий, стремились подчинить своей юрисдикции все рус. земли, что было причиной большого числа конфликтов. После смерти Романа особая митрополия в ВКЛ вновь была упразднена и западнорус. епархии перешли под омофор свт. Алексия, но из-за враждебного отношения к святителю со стороны Ольгерда митрополит не мог их окормлять. В 1376 г., еще при жизни свт. Алексия, К-польский Патриарх Филофей по настоянию Ольгерда поставил на Киевскую и всея Руси митрополию болгарина свт. Киприана († 1406), объясняя это расстройством церковной жизни в ВКЛ, из-за того что свт. Алексий не посещал западнорус. епархии. В Литве Киприан освящал правосл. храмы, наставлял крещеных, способствовал крещению язычников, возможно, по его распоряжению была обновлена ц. Пресв. Богородицы в Новогрудке. Ко времени княжения Ольгерда относится строительство в ВКЛ неск. правосл. храмов (на белорус. землях - в Витебске), возведенных благодаря супругам вел. князя - Марии Витебской и Иулиании Тверской. Изображение Ольгерда и Иулиании помещалось «в верхней витебской крепости, в старинной деревянной церкви» (по сообщению М. Стрыйковского).

В 1377 г. вел. князем литов. стал Ягайло Ольгердович, к-рый после заключения в 1386 г. Кревской унии между Литвой и Польшей принял католичество и с именем Владислав (II) взошел на польск. престол. По условиям Кревской унии все литовцы-язычники должны были принять католичество, им запрещалось вступать в браки с православными. В 1387 г. в Вильно была учреждена римско-католич. кафедра, пользовавшаяся покровительством вел. князей литов., ее юрисдикция распространялась не только на земли Литвы, но и на территорию Зап. Руси.

В 1390 г. митр. Киприан окончательно обосновался в Москве, но не перестал посещать юго-западнорус. епархии (в литов. земли он приезжал в 1398, когда по настоянию Витовта вынужден был отстранить от управления Туровской епархией еп. Антония). После смерти Киприана в 1406 г. вел. кн. Витовт отправил в К-поль Полоцкого архиеп. Феодосия для поставления на Киевскую митрополию. Однако на Киевскую кафедру был возведен Фотий (1408-1431), к-рый, проживая в Сев.-Вост. Руси, старался посещать западнорус. епархии.

В кон. XIV в. Витовт ликвидировал в ВКЛ ряд удельных княжеств, преобразовав их в наместничества, что имело негативные последствия для правосл. Церкви, т. к. князья из рода Гедиминовичей и Ольгердовичей, сидевшие в рус. землях, благосклонно относились к церковным нуждам, являлись основателями новых храмов и мон-рей. Так, кн. Симеон-Лугвений Ольгердович († 1399) основал недалеко от Мстиславля Успенский и Онуфриевский мон-ри. Кн. Андрей Полоцкий († 1399) дал жалованную грамоту Свято-Троицкой обители, располагавшейся за р. Полотой. Его сын кн. Михаил Андреевич († 1385) основал в полоцком замке Петровский мон-рь. В 1402 г. в полоцкий Лукомль, входивший в удел супруги Витовта, из разоренного татарами после битвы на Ворскле (1399) Жидичинского мон-ря на Волыни были перенесены частицы мощей свт. Николая, в память о чем в городе был воздвигнут крест (по др. источникам, храм). От мощей святителя в городе совершались чудотворения. В XIV - 1-й пол. XV в. на белорус. землях были написаны Друцкое, Мстижское, Пинское Евангелия, создана «Книга, списанная на ересь латинскую» (РНБ. Q. п. I. 7).

В 1413 г. Витовт совместно с Ягайло издал Городельский привилей, декларировавший, что только католики могут занимать в ВКЛ высшие гос. должности, пользоваться имущественными льготами и иметь личные родовые гербы. После 1413 г. на всех видных адм. постах ВКЛ источники указывают знатных литов. бояр-католиков, в т. ч. ставших наместниками в исконно рус. городах (Полоцке, Витебске, Гродно и др.) и оттеснивших прежних местных князей. В 1414 г. между митр. Фотием и Витовтом произошло резкое столкновение из-за конфессиональной политики вел. князя и его собственной конфессиональной беспринципности. Поначалу Витовт исповедовал Православие (в 1384 жертвовал земли трокскому в честь Рождества Богородицы мон-рю), в 1385 г. перешел в католичество, затем, поссорившись с Ягайло, вернулся в Православие, а после примирения с Ягайло в 1392 г. вновь обратился в латинство. Витовт запретил митрополиту посещать ВКЛ, конфисковал принадлежавшие ему земли и передал их в пользование литов. боярам. В документах, исходивших в то время от Ягайло и Витовта, христианами назывались только католики, правосл. храмы именовались синагогами. Витовт запретил строительство новых и ремонт старых правосл. храмов на гос. землях. Однако, по-видимому, этот запрет действовал лишь на территории Литвы (к западу от р. Березины) и в столице ВКЛ Вильно.

Вознамерившись возобновить в ВКЛ митрополию, Витовт в 1415 г. собрал в Новогрудке 8 правосл. епископов, управлявших епархиями на подвластных ему территориях, в т. ч. Феодосия Полоцкого и Евфимия Туровского, и потребовал от них избрать независимого от Москвы митрополита. Осудив митр. Фотия за то, что он недостаточно часто, по мнению епископов, посещал епархии ВКЛ, и сославшись на пример поставления в митрополита Климента Смолятича Собором епископов (1147), владыки «возвели» в Киевского митрополита архим. Григория (Цамблака; † 1419), к-рый вскоре был лишен сана К-польским Патриархом. В планы Витовта и Григория входило максимальное расширение пределов Западнорус. митрополии вплоть до объединения под ее властью всех рус. земель. В том же году Григорий по требованию Витовта посетил Констанцский Собор, где среди прочего обсуждалась возможность унии между правосл. и католич. Церквами. В 1418 г. Римский папа Мартин V, планируя экспансию католицизма на восток, назначил Ягайло и Витовта викариями католич. Церкви в Новгороде и во Пскове.

После смерти Григория Витовт вынужден был вновь признать полномочия митр. Фотия, к-рый не преминул этим воспользоваться. В 1420 г. он прибыл в Новогрудок, затем посетил Киев, Мозырь, Слуцк, Вильно, Борисов, Друцк, Мстиславль, Смоленск. В 1423 и 1427 гг. Фотий вновь приезжал в западнорус. епархии.

В 1430 г. вел. кн. Витовт скончался. Использовав недовольство правосл. знати ВКЛ, ущемленной в правах дискриминационными положениями Кревской унии и Городельского привилея, на великокняжеский стол взошел Свидригайло Ольгердович (1430-1432). Его правление было коротким, однако имело одно важное последствие. В 1-й пол. 30-х гг. XV в. правосл. князья и бояре сумели добиться распространения на себя тех же имущественных, а отчасти и сословных прав, к-рыми до этого пользовались только католики. Частичное уравнение в правах тех и др. было оформлено привилеями 1432 и 1434 гг. Первый издал Ягайло, второй - кн. Сигизмунд Кейстутович (1432-1440), с помощью поляков свергнувший Свидригайло с Виленского великокняжеского стола. Свидригайло в 1432 г. бежал в Полоцк, «русские» земли ВКЛ его поддержали, и на нек-рое время ВКЛ раскололось на 2 великих княжества: Литовское (во главе с Сигизмундом) и Русское (под началом Свидригайло). Свидригайло в итоге потерпел поражение от Сигизмунда, чему в немалой степени способствовало то обстоятельство, что в 1435 г. за изменническое поведение (за контакты с Сигизмундом) по приказу Свидригайло в Витебске был сожжен поставленный в 1433 г. в митрополита Киевского бывш. Смоленский еп. Герасим. Такой поступок заставил многих отшатнуться от Свидригайло. Сигизмунд же сумел заручиться поддержкой мн. правосл. князей и бояр и после победы над Свидригайло издал привилей, частично уравнивавший православных с католиками. Лишь одно очень важное положение Городельского привилея - право занимать высшие гос. должности - не было распространено на православных.

В 1436 г. митрополитом Киевским и всея Руси в К-поле был поставлен грек Исидор († 1463), на Ферраро-Флорентийском Соборе (1439) активно выступивший за подчинение правосл. Церкви Римским папам. Возвращаясь из Флоренции в Москву, Исидор в течение 1440 г. беспрепятственно посетил земли ВКЛ, проповедуя унию. В авг. того же года, посетив Вильно, он столкнулся с неприязненным отношением к унии со стороны местного католич. духовенства, считавшего, что папа Евгений IV на Флорентийском Соборе сделал слишком большие уступки православным. По приезде в Москву Исидор был заточен в Чудовом мон-ре. Бежав оттуда, он вновь оказался в ВКЛ, побывал в Новогрудке и др. местах, однако его проповедь унии не имела успеха, и Исидор удалился в Италию.

Свт. Иона, митр. Московский. Покров. Сольвычегодск. 1657 г. (ГММК)

Свт. Иона, митр. Московский. Покров. Сольвычегодск. 1657 г. (ГММК)


Свт. Иона, митр. Московский. Покров. Сольвычегодск. 1657 г. (ГММК)

В 1448 г. Собором епископов Сев.-Вост. Руси, осудивших греч. Церковь за заключение Флорентийской унии, в митрополита Киевского был возведен Рязанский еп. свт. Иона († 1461). В 1451 г. свт. Иона был признан польск. кор. Казимиром Ягеллончиком (1440-1492), к-рый являлся также вел. князем литов. Специальной грамотой он разрешил свт. Ионе управлять правосл. епархиями в западнорус. землях. В продолжение последующих 8 лет свт. Иона был единым митрополитом и для Московской, и для Литовской Руси. Ситуация изменилась в 1458 г., когда под влиянием ухудшения отношений с Москвой Казимир лишил митр. Иону права управления западнорус. епархиями и принял на его место присланного из Рима униатского митр. Григория Болгарина († 1472), ученика Исидора.

С поставлением на Киевскую кафедру Григория Болгарина произошло разделение Русской Церкви на 2 митрополии: Московскую и Западнорусскую (Литовскую) с резиденцией, находившейся первоначально в Новогрудке (кафедральный храм св. Бориса и Глеба). В состав новой митрополии вошли все правосл. епископии ВКЛ, в т. ч. белорус.: Полоцкая, Смоленская (до 1514) и Туровская. Часть белорус. земель - Новогрудок, Слуцк, Гродно, Минск - была включена в состав Митрополичьей епархии. Признанный кор. польск. и вел. кн. литов. Казимиром IV, Григорий Болгарин был признан и епископами литов. епархий (за исключением Черниговского епископа), одними добровольно, другими по принуждению. После того как на Соборе в Москве в 1459 г. восточнорус. епископы предали проклятию Флорентийскую унию и ее проводника Григория Болгарина, правосл. население ВКЛ и бо́льшая часть архиереев отказались признать Григория своим митрополитом. Для успокоения паствы Григорий перешел в Православие и грамотой К-польского Патриарха Дионисия от 14 февр. 1467 г. был признан единственным законным Киевским митрополитом (всем восточнослав. епархиям предлагалось подчиниться его власти). Этим назначением К-поль, отрицательно отнесшийся к провозглашению автокефалии Московской митрополии, надеялся объединить Русскую Церковь под управлением митр. Григория. Ответом московского правительства был запрет на въезд в Россию митр. Григория или к.-л. представителей К-польского Патриарха.

В 1475 г. кор. Казимир IV утвердил Киевским митрополитом Смоленского еп. Мисаила (Пеструча), есть основания предполагать, что утверждение состоялось не без вмешательства Рима. Будучи назначен на митрополичью кафедру, Мисаил при участии архимандритов киево-печерского Иоанна и виленского свято-троицкого Макария, а также ряда знатных мирян, близких к Казимиру, 14 марта 1476 г. направил папе Сиксту IV пространную «эпистолию». Составители послания жаловались на притеснения со стороны местных католиков, просили прислать представителей папы для установления мира на условиях, выработанных на Флорентийском Соборе, и выражали надежду, что под властью папы они сохранят свое вероучение и обряды. Никакого ответа из Рима на это послание не последовало. Правосл. противники унии добились поставления 15 сент. 1475 г. в К-поле Киевским митрополитом тверского мон. Спиридона (Сатаны), к-рый был арестован и сослан в Литву (г. Пуня). Православные в ВКЛ продолжали считать его законным митрополитом. В изгнании он написал и распространял среди паствы «Изложение о православной истинной нашей вере» и «Слово на праздник Сошествия Св. Духа». С этого времени в Киевской митрополии установилась выборность митрополита Собором духовенства и мирян с последующим утверждением в К-поле, в отдельных случаях хиротония совершалась Патриаршим экзархом. Первым митрополитом, избранным после кончины Мисаила (1480), стал бывш. Полоцкий еп. Симеон (1481-1488).

52-летнее правление Казимира IV было в целом благоприятным для Западнорус. Церкви. Король пожаловал грамоту правосл. митрополиту и всем правосл. епископам о неприкосновенности их святительских прав и суда, а также церковного имущества. Городельский привилей 1413 г., запрещавший допускать на высшие должности православных, хотя и не был отменен, практически не исполнялся. При Казимире развернулось широкое храмовое и монастырское строительство, часто фундатором являлся сам король. При Казимире были возведены в 1443 г. слуцкий Троицкий мон-рь, Зельжинская ц., в 1447 г. Георгиевские церкви в Могилёве и Орше, Спасская ц. в Могилёве, в 1454 г. Черейский мон-рь (совр. Сеннинский р-н Могилёвской обл.), в 1463 г. Троицкая соборная ц. в Мстиславле. В 1465 г. князьями Кобринскими были построены Петропавловская ц. в Кобрине, Ильинская в Городце (совр. Кобринский р-н Гродненской обл.), Христорождественская ц. в Добучине (совр. г. Пружаны Брестской обл.). В 1480 г. в Жировичах (совр. Слонимский р-н Гродненской обл.) на месте явления чудотворной иконы Божией Матери (1470) А. Солтан основал мон-рь. Ок. 1483 г. были построены Воскресенская ц. и Ильинский мон-рь в Слуцке; в 1485 г. в Бресте возведены церкви Козьмодемьянская, Сергия и Вакха; в 1492 г. построены церкви Никольская в Переходовичах (совр. Минская обл.), Жизненская (совр. Ошмянский р-н), Св. Креста (Гродно) и в с. Николаеве (совр. Дисненский р-н), Михайловская в Гайне (совр. Борисовский р-н); шло сооружение муж. Вознесенского мон-ря в Минске.

Жировицкий мон-рь в честь Успения Пресв. Богородицы. Фотография. 2000 г.

Жировицкий мон-рь в честь Успения Пресв. Богородицы. Фотография. 2000 г.


Жировицкий мон-рь в честь Успения Пресв. Богородицы. Фотография. 2000 г.

Вместе с тем правление Казимира IV ознаменовалось дальнейшим наступлением на правосл. Церковь со стороны Римской курии. В 1468 г. приехавшие из Кракова бернардинцы основали в Вильно мон-рь и развернули на территории ВКЛ миссионерскую деятельность. Недовольство правосл. населения было одной из причин заговора против Казимира как вел. кн. литов., в пользу правосл. гедиминовича Михаила Олельковича (1480). С жалобами на притеснения со стороны католиков правосл. знать ВКЛ обращалась к К-польскому Патриарху.

Положение православных резко изменилось к худшему при преемнике Казимира Александре Казимировиче (1492-1506), хотя, получая великокняжеский престол, Александр подтвердил все права своих подданных без различия веры. Воспитанный в приверженности к католицизму, он много сделал для его укрепления. В 1498 г. в Полоцке, где ранее не было католич. приходов, основали бернардинский мон-рь, в 1501 г. в Вильно были призваны доминиканцы. Папа Александр VI освободил вел. кн. Александра от необходимости выполнять обязательства, данные тестю, вел. кн. московскому Иоанну III, «никогда не принуждать к римской вере» жену Елену. В случае отказа Елены принять католичество папа уполномочил Виленского еп. Войцеха Табора не только разлучить ее с мужем, удалив из дома, но и конфисковать ее имущество. Вел. князь литов. отказался построить в Вильно правосл. храм для вел. княгини. В 1501 г. католич. Виленский епископ получил от папы право «светского меча», т. е. право преследовать и даже казнить противников католичества. Именно в это время было установлено взимание с правосл. жителей ВКЛ десятины на содержание католич. приходов. Результатом гос. политики стал быстрый рост числа католич. приходов: к 1500 г. их было в Б. 90, в 1550 г.-152.

При Александре Казимировиче была предпринята новая попытка введения церковной унии. После убийства крымскими татарами митр. Макария на Киевскую митрополию был назначен Смоленский еп. Иосиф (Болгаринович; 1498-1501), приверженец унии. Он обратился к папе Александру VI c письмом от своего собственного имени, в к-ром признал Флорентийскую унию, католич. Символ веры и передал себя и Церковь под покровительство папы. Иосиф просил, чтобы униатам, признавшим власть папы, разрешили строить храмы и сохранить вост. обряды, чтобы католики не требовали их повторного крещения. Папа заявил, что не может признать Иосифа, поставленного К-польским Патриархом, настоящим митрополитом, и потребовал, чтобы тот явился в Рим для повторного возведения в сан.

«Лествица» прп. Иоанна Лествичника из Супрасльского мон-ря. 1530 г. (Ath. Chil.)

«Лествица» прп. Иоанна Лествичника из Супрасльского мон-ря. 1530 г. (Ath. Chil.)


«Лествица» прп. Иоанна Лествичника из Супрасльского мон-ря. 1530 г. (Ath. Chil.)

Гонения на Православие во время правления Александра Казимировича вызвали серьезные политические осложнения в ВКЛ, важнейшим из к-рых стал отъезд рус. правосл. князей на службу к вел. кн. московскому, что в итоге привело к войне между двумя гос-вами в 1500-1503 гг. Внутриполитические противоречия, а затем и военные неудачи заставили Александра оградить права Западнорус. Церкви рядом грамот, основной из к-рых была грамота (1499), подтверждавшая «Свиток Ярослава» и гарантировавшая неприкосновенность святительского суда, ограждавшая имущественные права правосл. духовенства Западнорусской митрополии (АЗР. Т. 1. № 174). Православные получили возможность свободно исповедовать свою веру, ставить храмы и мон-ри. В кон. XV - нач. XVI в. на белорус. землях были построены: в 1496 г. Пустынский Богородичный мон-рь в Мстиславле, в 1497 г. Спасский мон-рь в Кобрине, в 1498 г. мон-рь в Городке, в 1500 г. перенесенный в Супрасль, в 1499 г. Вознесенский мон-рь в Минске, ок. 1500 г. Рождество-Богородичная ц. в Минском замке и Троицкий мон-рь в Дрогичине, в 1502 г. Ильинская ц. в с. Саковщина (совр. Ошмянский р-н), Никитская ц. в Здитове и Збироговская ц. (совр. Гродненская обл.), в 1507 г. соборная Димитриевская ц. в Пинске и церкви в честь Рождества Богородицы в Вильно и Бельске.

Миролюбивая по отношению к Православию политика проводилась при королях Сигизмунде I Старом (1506-1548) и Сигизмунде II Августе (1548-1572). В 1563 г. вся шляхта «веры христианской» была уравнена в правах, отмена Городельского привилея еще раз была подтверждена в 1568 г. Основные положения о веротерпимости в отношении православных зафиксированы в «Акте Варшавской конфедерации» 1573 г. и в 1588 г. были внесены в «Статут Великого княжества Литовского».

2-я пол. XV - 1-я пол. XVI в. отмечены в Б. оживлением лит. деятельности и подъемом книгописания. Хотя оригинальных лит. памятников было в это время написано немного (к их числу с известной долей условности можно отнести сочинения Киевского митр. Спиридона-Саввы «Исповедание веры» и Слово на сошествие Св. Духа, житие супрасльского мон. Антония, казненного за веру турками в Салониках), однако этот период отмечен созданием здесь новых редакций ряда больших сборников уставного и келейного чтения (см. ПЭ. РПЦ. С. 387-388). В нач. XVI в. выходцем из Торопца Матфеем Десятым, работавшим в Вильно и Супрасльском мон-ре, был составлен свод библейских книг, доступных в то время на территории ВКЛ («Библия Матфея Десятого», или Супрасльский библейский сборник 1502-1507 гг.- БАН. 24. 4. 28). Приблизительно с 3-й четв. XV в. заметно оживляется книгописание на белорус. землях, как и на Украине, книгописцами здесь были по преимуществу представители белого духовенства и светские лица. (Фонд кириллических рукописных книг, созданных на территории Б. в это время и позднее, в наст. время находится преимущественно за пределами страны - в хранилищах Москвы, С.-Петербурга, Вильнюса, Варшавы и др. городов.) На рубеже XV-XVI вв. возникают значительные монастырские книжные собрания - Жировицкого и Супрасльского мон-рей (сохранились по преимуществу в составе Ф. 19 БАН Литвы в Вильнюсе и собрании еп. Павла (Доброхотова) в БАН). Собрание Супрасльского мон-ря являлось крупнейшим на правосл. землях ВКЛ и Короны Польской на протяжении всего позднего средневековья (по описи 1557 г., в монастырской б-ке значилось свыше 220 томов).

Гетман Г. А. Ходкевич. Гравюра. XIX в.

Гетман Г. А. Ходкевич. Гравюра. XIX в.


Гетман Г. А. Ходкевич. Гравюра. XIX в.

Значительным событием в культуре Б. и всей Вост. Европы XVI в. стало использование книгопечатания. Первую типографию в Вост. Европе (в Вильно) основал Ф. Скорина из Полоцка в нач. 20-х гг. XVI в. Ранее (1517-1519) он издал в Праге книги ВЗ (на языке, близком к народному). Перебравшиеся из Москвы в западнорус. земли Иван Фёдоров и Петр Мстиславец при поддержке гетмана Г. А. Ходкевича издали в его типографии в Заблудове, близ Белостока, «Евангелие учительное» (1569), там же Фёдоров напечатал «Псалтирь с Часословцем» (1570). Петр Мстиславец с братьями Л. и К. Мамоничами возродил кириллическое книгоиздание в Вильно, где издал в основанной им типографии «Псалтирь» (1576), «Евангелие напрестольное» (1575), «Часослов» (1574-1576). На территории Б. получили широкое распространение книги, издававшиеся на Украине (в частности, Острожская Библия).

В XVI в. развернулась большая духовно-просветительская и храмоздательская работа таких известных поборников Православия, как Иосиф и Иван Солтаны, А. и Г. Ходкевичи, князья Острожские, Олельковичи и др., в своих имениях создававших типографии, строивших храмы и мон-ри. При Сигизмунде I на территории ВКЛ существовало свыше 80 правосл. мон-рей и храмов, при Сигизмунде II - более 95. В Вильно Сигизмунд I разрешил гетману ВКЛ К. И. Острожскому перестроить Пречистенский собор, в к-ром в 1513 г. была погребена кор. Елена Иоанновна, а также Свято-Троицкую и Свято-Николаевскую ц. (1514). При Сигизмунде I были основаны правосл. мон-ри: в 1510 г. Сурдегский, ок. 1513 г. Браславский жен. мон-рь, ок. 1520 г. и позднее полоцкий Пятницкий, Тороканский (совр. Гродненская обл.), пинский Варваринский жен. мон-рь и др. В 1517 г. между игуменами Троицкого слуцкого и киевского Николо-Пустынского мон-рей был заключен договор о взаимном поминании братии (Вильнюс. БАН Литвы. Ф. 21, № 799. Л. 23-26). В XVI в. построены церкви: Михайловская в Сынковичах, Рождества Богородицы в Мурованке (совр. Гродненская обл.) и Благовещенский собор Супрасльского мон-ря. В архитектурном оформлении правосл. храмов в XVI в. соединились традиции совр. греч. архитектуры с чертами романского и готического стилей, главной особенностью каменных белорус. храмов того времени является обретение ими черт оборонных сооружений.

Церковь во имя арх. Михаила в Сынковичах. 1-я пол. XVI в. Фотография. 2000 г.

Церковь во имя арх. Михаила в Сынковичах. 1-я пол. XVI в. Фотография. 2000 г.


Церковь во имя арх. Михаила в Сынковичах. 1-я пол. XVI в. Фотография. 2000 г.

В 1509 г. в Вильно состоялся Собор Западнорусской митрополии под председательством митр. Иосифа II Солтана. На Соборе присутствовали 7 архиереев, 7 архимандритов, 6 игуменов, 7 протопопов, священники. В определениях Собора говорилось о подборе кандидатов на поставление в священнический сан, об укреплении дисциплины среди духовенства, ограждении Церкви от злоупотреблений светских патронов. Решения Виленского Собора были подтверждены королевской грамотой на Брестском сейме 1511 г. В 1514 г. митр. Иосиф созвал новый Собор в Вильно, на к-ром было определено 23 окт. праздновать память прп. Елисея Лавришевского. Ревнителями Православия были также митрополиты, управлявшие Западнорусской митрополией после Иосифа II: Иосиф III (1522-1533), Макарий II (1534-1555) и Иона III (1568-1577), при к-рых митрополичья кафедра имела значительные земельные владения на территории Б.

Церковь в честь Рождества Божией Матери в Мурованке (Маломожейкове). 1-я пол. XVI в. Фотография. Нач. ХХ в.

Церковь в честь Рождества Божией Матери в Мурованке (Маломожейкове). 1-я пол. XVI в. Фотография. Нач. ХХ в.


Церковь в честь Рождества Божией Матери в Мурованке (Маломожейкове). 1-я пол. XVI в. Фотография. Нач. ХХ в.

Однако уже в это относительно благоприятное для правосл. Церкви время в политике последних Ягеллонов складывалась тактика, к-рая постепенно привела западнорус. правосл. иерархию к кризису. Это было вызвано особенностью положения правосл. Церкви и правосл. общества на территории новообразованной митрополии в целом. Правосл. Церковь ВКЛ была подчинена власти польск. короля и вел. князя литов., католика по вероисповеданию, к-рый имел право «опеки» над правосл. церковными учреждениями, назначал епископов и настоятелей мон-рей. Право «опеки» над правосл. кафедрами и мон-рями короли зачастую передавали магнатам, в т. ч. католикам и даже католич. духовенству, не заинтересованному в улучшении положения правосл. Церкви. С др. стороны, правосл. епископы, опираясь на могущество своих светских патронов, часто выходили из повиновения митрополиту, не являлись на Соборы, священники без разрешения архиерея переходили в др. епархии и там получали назначение на приходы от патронов храмов. Все это ослабляло правосл. Церковь в противостоянии наступлению католичества, пользовавшегося неизменной поддержкой гос. власти. Для обращения православных в католичество власть поощряла основание на «русских» землях католич. мон-рей, главной задачей к-рых был прозелитизм, правосл. население было поставлено в неполноправное положение по отношению к католическому. Правосл. знать в ВКЛ до 1563 г. не имела права занимать высшие гос. должности, дискриминация городского населения выражалась в том, что 2/3 цеховых доходов шли на нужды членов-католиков, несмотря на то что большинство населения городов составляли православные, правосл. крестьяне должны были платить десятину на содержание католич. священников. В это трудное время приобрела особое значение этнообразующая и культурообразующая роль Православия для вост. славян в условиях многонационального и многоконфессионального гос-ва, каким являлось ВКЛ, а затем Речь Посполитая. Православие способствовало сохранению и распространению на территории Б. этнонимов «Русь», «русин», «русский», «русские люди», в подавляющем большинстве источников того времени правосл. Церковь в ВКЛ называли «русской», а правосл. население - «русским».

В сер. XVI в. в Белоруссии получило развитие реформационное движение (см. Реформация), к к-рому примкнули магнаты, шляхта и часть зажиточных горожан (подробнее о протестантизме в Б. см. ниже). Проповедническую деятельность в духе протестантизма вели в Б. бежавшие из Москвы после осуждения их Собором 1554 г. Феодосий Косой и поп Фома; общины их последователей существовали в Полоцке и Витебске. Однако они не добились большого успеха во многом благодаря деятельности старца Артемия. Обосновавшись в Троицком мон-ре князей Слуцких, он устно и через послания к правосл. князьям обличал ереси. По свидетельству современников, «преподобный инок... в Литве от ереси арианской и лютеранской многих отвернул, а чрез него Бог исправил же ся весь народ русский в Литве от ереси тыи не перевернул» (Копыстенский Захарий. Палинодия. Ч. 2. Раздел 12. Артикул 4 // РИБ. Т. 4.). Артемий хлопотал перед князьями Четвертинскими, Зарецкими и др. об устройстве правосл. школ. Против распространения разного толка протестант. учений выступали иноки Супрасльского мон-ря, ставшего одним из самых значительных духовных центров не только ВКЛ, но и всей Вост. Европы.

В широком распространении реформационных учений и восстановлении прав православных светские и католич. власти только что созданной (1569) Речи Посполитой видели угрозу католичеству. Именно этим объясняется приглашение в Польшу (1564), а затем в Вильно (1569) иезуитов, к-рые повели решительную борьбу с религ. диссидентами. Благодаря покровительству кор. Стефана Батория (1574-1586) они утвердились в крупнейших городах Литвы и Зап. Руси: Вильно, Орше, Несвиже, Витебске, Ковно, Гродно, Смоленске, Слониме, Двинске, Минске, Дрогичине, Мерече, Слуцке, Пинске и др. До кон. XVI в. иезуиты основали 8 коллегий. Против Православия («схизмы») иезуиты действовали гл. обр. с помощью устной и печатной полемики, проповеди и школы, куда охотно отдавали своих детей магнаты и шляхта. В 1579 г. при активной поддержке папского легата Антонио Поссевино в Вильно была открыта иезуитская академия, а при ней т. н. папская семинария, превратившиеся в мощный центр формирования католич. идеологии. В 1582 г. на всех землях Речи Посполитой был введен григорианский календарь, в связи с чем были запрещены празднования по юлианскому календарю, а также торговля в дни католич. праздников. Эта мера вызывала повсеместные волнения, особенно упорное сопротивление введению нового календаря оказали жители Полоцка. В сочинениях католич. полемистов говорилось о том, что вывести правосл. Церковь из кризиса может только уния с Римом. Важную роль в политике иезуитов в ВКЛ играла деятельность учрежденных по их инициативе братств. Но главной победой иезуитов стало утверждение на польск. королевском престоле их воспитанника Сигизмунда III (1587-1632), готового пойти на любые меры для насаждения католицизма.

Реакцией на активное наступление на Православие стало появление в кон. XVI в. многочисленных правосл. сочинений, содержавших защиту своего вероучения и обличавших католичество. В Супрасльском мон-ре были созданы «Послание до латин из их же книг» (1581), «На богомерзкую, на поганую латину, которыи папежи, хто что в них вымыслили в их поганой вере, сказание о том», «Ключ царства небесного» Герасима Смотрицкого (1587), направленные против сочинений П. Скарги и Б. Гербеста. На вечное изгнание королевской грамотой был осужден Стефан Зизаний, напечатавший в 1596 г. в Вильно «Казанье св. Кирилла, Патриарха Иерусалимского, о антихристе и знаках его, с росширением науки против ересей розных».

Однако это были инициативы, исходившие от отдельных кружков образованных людей и не находившие поддержки у иерархов. Борьба против Православия, возведенная в ранг гос. политики, дискриминация православных, постоянное вмешательство польск. королей во внутреннюю жизнь правосл. Церкви привели к глубокому кризису западнорус. правосл. иерархии: правосл. кафедры часто оказывались в руках светских людей, покупавших их у короля и подолгу не принимавших епископского сана, или были заняты людьми недостойными, видевшими в своем высоком сане лишь источник обогащения. Примером архипастырей, мало заботившихся о нуждах Церкви, могут служить Киевские митрополиты: Сильвестр (Белькевич; 1556-1567), Илия (Куча; 1577-1579), Онисифор (Девочка; 1579-1589). Положение усугублялось и тем, что по мере распространения католицизма и Реформации мн. магнаты и шляхта начали оставлять Православие (во 2-й пол. XVI в. приняли католичество мн. представители знатных правосл. родов - из князей Острожских, Слуцких и др.), сменив веру, они присваивали себе имущество находившихся под их опекой церковных учреждений, вслед. чего во 2-й пол. XVI в. перестали существовать мн. правосл. обители, а др. пришли в упадок.

Правосл. Церковь пыталась выйти из кризиса путем укрепления внутрицерковного порядка, усиления своих позиций в обществе, реформирования монашеской жизни. Однако непоследовательность в осуществлении реформ приводила к столкновениям епископата и мирян, объединенных в правосл. братства. Первоначальной целью этих правосл. об-в была забота о материальном благосостоянии церквей и правосл. просвещении. Зачастую братства имели не только церковный характер, напр., братство, основанное в Вильно в сер. XV в., было кушнирским (скорняжным), в кон. века к нему присоединились 4 др. братства: панское (городское), купецкое, кожемяцкое и росское (Росса - предместье Вильно), в 1574 г. они объединились в виленское Свято-Троицкое (позднее Свято-Духовское) братство, носившее уже чисто церковный характер. В кон. XVI - нач. XVII в. братства появились почти во всех городах Б.: Спасское (позднее Преображенское) в Могилёве (1589), Никольское (позднее Колядное) в Бресте (1591), Преображенское в Слуцке (1606), Петропавловское в Минске (1612/14), Богоявленское в Пинске (1633) и др. Братства добились права участия в выборе духовных лиц, надзора за ними, защиты интересов правосл. Церкви и борьбы с неправосл. учениями посредством выпуска богословских сочинений и устройства школ. По мере развития братского движения к нему присоединялись представители правосл. знати и шляхты. Крупнейшие братства в Вильно, Могилёве и Слуцке получили ставропигиальный статус. Однако усиление влияния братств и их вмешательство в церковные дела ущемляли епископскую власть и вызывали стремление избавиться от непрошеной опеки. Требование со стороны братств присылки Патриаршего экзарха для суда над недостойными иерархами представляло прямую угрозу для мн. архиереев. Все это заставляло западнорус. владык искать покровительства у папы и видеть спасение в унии с Римом. Идея церковной унии находила поддержку и со стороны гос. власти, заинтересованной в религ. единстве многоконфессиональной страны и разрыве связей между Киевской митрополией и др. частями правосл. мира. Приняв решение о подчинении папе, западнорус. епископы (Киевский митр. Михаил (Рогоза), епископы Владимиро-Волынский Ипатий (Потей) и Луцкий Кирилл (Терлецкий)) выставили условие сохранения правосл. догматики и обрядов. Однако папская курия настояла на принятии католич. вероучения, православным были оставлены только обряды, но с оговоркой, если таковые не противоречат католич. учению. О подчинении Римскому папе Киевской митрополии было объявлено 9 окт. 1596 г. на Соборе в Бресте.

Одновременно с униатским в Бресте заседал правосл. Собор под председательством св. Никифора, экзарха К-польского Патриарха, при участии Кирилла Лукариса, экзарха Александрийского Патриарха, епископов Львовского Гедеона (Балабана) и Перемышльского Михаила (Копыстенского), большого числа архимандритов, игуменов, священников и мирян. Безопасность участников Собора обеспечивал поборник Православия кн. К. К. Острожский. Собор проклял унию, епископов, принявших ее, лишил сана.

Основываясь на постановлении униатского Собора, король признал законной только греко-католич. (униатскую) церковь, правосл. Церковь объявил не подчинившейся «свободному» решению Собора, а потому не имеющей права на существование (подробнее об униатской Церкви в Б. см. ниже). Грамотой от 15 дек. 1596 г. Сигизмунд III объявил правосл. жителям Речи Посполитой о низложении епископов Гедеона (Балабана) и Михаила (Копыстенского) и о необходимости подчинения униатскому митр. Михаилу (Рогозе) и др. архиереям, принявшим унию. Униатские епископы были наделены широкими правами, доходными имениями и мон-рями. Епископские кафедры могли быть заняты только униатами, братства были подчинены местным архиереям. Мн. священники, чтобы не лишиться мест и средств к существованию, принимали унию и свои приходы обращали в униатские. Не уступавшие клирики изгонялись из храмов, подвергались истязаниям, и их места передавались униатам. Так же поступали с настоятелями мон-рей и иноками. Первым православным, арестованным за участие в работе Собора и непризнание унии, стал экзарх Никифор, заточенный в Мариенбургский замок, из к-рого он так и не вышел. Затем начались преследования всех православных, с этого времени все больше представителей знати в Речи Посполитой принимали католицизм, реже унию. Православие начало превращаться в религию низших сословий - «хлопскую» веру. На белорус. землях (в отличие от укр.) Православие оказалось в особо трудном положении: там не было ни одного правосл. епископа.

Сразу же после принятия Брестской унии началась полемика. Она была открыта почти одновременно опубликованными работами: П. Скарги «Синод Берестейский и его защита» с апологией унии и содержащей критику решений унийного Собора «Эктезис, альбо Короткое собрание справ, которыя ся деяли на поместном Берестейском соборе». Против книги Скарги был написан «Апокризис, альбо Отповедь на книжки о соборе Берестейском», автором к-рого являлся протестант М. Броневский (писавший под псевдонимом Христофор Филалет). Ответом на «Апокризис» со стороны греко-католиков стал «Антирризис», в к-ром Филалет обвинялся во лжи и клевете. Православные опубликовали «Перестрогу» (предостережение), где рассказывалось о причинах введения унии. В 1599 г. православные заключили союз с протестантами.

Неприятие правосл. населением Брестской унии, казалось, могло похоронить ее, так же как и Флорентийскую. Однако после кончины митр. Михаила (Рогозы), не проявлявшего особой ревности в распространении унии, его преемник Ипатий Потей (1600-1613) начал активное наступление на правосл. Церковь. Небольшая передышка наступила лишь в 1607 г., когда в конституцию Варшавского сейма была внесена особая статья «о религии греческой», в к-рой давалось обещание не нарушать прав рус. народа в вере и не запрещать свободного отправления правосл. обрядов. Эта конституция явилась результатом настойчивых усилий, прилагавшихся правосл. шляхтой на сеймах в 1601-1607 гг., и тех политических событий, к-рые заставили правительство, преданное католицизму, сделать уступки православным. Впрочем, решение сейма не изменило ситуацию: в 1609 г. все 12 виленских правосл. храмов были силой отобраны у православных и переданы королем в распоряжение Ипатия Потея, за исключением Свято-Духовской ц., возведенной на земле панов Воловичей. Тяжелое положение Православия в западнорус. землях изобразил Мелетий (Смотрицкий), писавший под псевдонимом Феофан Ортолог, в соч. «Фринос, или Плач Церкви восточной» (1610), тираж книги по приказу короля был конфискован, а издатели посажены в тюрьму. Скарга в ответ написал «Предостережение Руси греческой веры против Плача Феофана Ортолога», а королевский секретарь униат Илья Мороховский - «Утешение, или Утоление плача восточной Церкви».

Герб Гедеона (Балабана), еп. Львовского. Служебник. Стрятин, 1604 (РГБ)

Герб Гедеона (Балабана), еп. Львовского. Служебник. Стрятин, 1604 (РГБ)


Герб Гедеона (Балабана), еп. Львовского. Служебник. Стрятин, 1604 (РГБ)

Наступление на Православие еще энергичнее повел преемник Ипатия Потея Иосиф Рутский (1613-1637). С его именем связано появление в ВКЛ ордена базилиан (1617) для укрепления и пропаганды унии. Орден, созданный в результате союза с иезуитами, сосредоточил основное внимание на воспитании молодежи в католич. духе. Первыми результатами деятельности базилиан на территории ВКЛ стал захват правосл. братских школ. К кон. XVII в. практически все правосл. братства прекратили свое существование. Число правосл. духовенства сильно сократилось, вынужденное обращение православных за рукоположением к униатским епископам стало одной из причин постепенного сближения с унией. К концу жизни Рутского базилианам на территории Б. и Литвы были переданы 18 правосл. мон-рей, среди них - виленский Свято-Троицкий, минский Вознесенский, жировицкий Успенский и др., для монахов-униатов были построены новые мон-ри - Черлионский и Бытеньский. При виленском, жировицком, минском и новогрудском мон-рях существовали школы как для монахов, так и для мирян. При Рутском шла активная латинизация унии: в униатских церквах начали уничтожать иконостасы, заводить органы и т. п. Ревностным насадителем унии в нач. XVII в. был иером. виленского Троицкого мон-ря, с 1618 г. униатский архиеп. Полоцкий, Иосафат Кунцевич. Надругательство над Православием в Полоцкой епархии стало причиной народных возмущений и убийства Иосафата (1623), вскоре причисленного папой Урбаном VIII по ходатайству Сигизмунда III к лику блаженных мучеников.

Мелетий (Смотрицкий), архиеп. Полоцкий. Гравюра XIX в. с портрета 1620 г.

Мелетий (Смотрицкий), архиеп. Полоцкий. Гравюра XIX в. с портрета 1620 г.


Мелетий (Смотрицкий), архиеп. Полоцкий. Гравюра XIX в. с портрета 1620 г.

После кончины в 1607 г. еп. Гедеона (Балабана) и в 1612 г. еп. Михаила (Копыстенского) в Речи Посполитой действовал только один правосл. иерарх - Львовский еп. Иеремия (Тиссаровский). Существовала опасность, что правосл. иерархия Киевской митрополии исчезнет. Эта опасность была устранена, когда в 1620 г. Иерусалимский Патриарх Феофан, посетивший Киев, поставил правосл. митрополита Иова (Борецкого) и 6 епископов, в т. ч. на архиепископию Полоцкую - Мелетия (Смотрицкого), на епископию Пинскую и Туровскую - грека Авраамия Лецида, бывш. еп. Стагонского, проживавшего с 1612 г. в Дерманском мон-ре и рукополагавшего священнослужителей. Поставление правосл. епископов встретило резко враждебную реакцию со стороны королевской власти, были изданы универсалы об их аресте. Большая часть правосл. архиереев не имела возможности находиться на территории своих епархий. Еп. Авраамий лишь изредка посещал окрестности Турова, опасаясь гражданских властей, считавших его тур. шпионом, в 1632 г. он был изгнан из Турова неким шляхтичем Рутковским. Мелетий (Смотрицкий) также лишь недолгое время мог находиться в Полоцке и был вынужден уехать в Киев. Укрепление правосл. Церкви вызвало тревогу у иезуитов, распространивших слух о самозванстве Патриарха Феофана и незаконности его действий. Началась полемика: в защиту Патриарха были написаны «Оправдание невинности» Мелетия (Смотрицкого) (1621) и «Палинодия» Захарии (Копыстенского). После перехода в унию в 1627 г. Мелетия (Смотрицкого) на белорус. землях вновь не оказалось ни одного правосл. иерарха.

Во время правления Сигизмунда III представителями высших сословий, сохранившими верность Православию, было основано значительное число мон-рей: Грозовский Иоанно-Богословский (совр. Минская обл.); Новодворский - М. Володковичем (1600; совр. Минская обл.); в Брагине-Ключе муж. и жен. (1609; совр. Минская обл.) - кн. А. Корибут-Вишневецким; Полозовский (ок. 1614; Пинск) - Гарабурдой; Цеперский (1618; совр. Минская обл.) - К. Долматом; Петропавловский жен. (ок. 1618; Минск) - А. Стеткевич; Богоявленский, со школами (1618-1619; Могилёв) - кн. И. Богдановичем-Огинским; Евейский (1619; Евье) - Б. и А. Огинскими; Дятловицкий (1622; совр. Минская обл.) - К. Долматом; Борколабовский жен. (1626; совр. Могилёвская обл.) - Б. Соломорецким и Б. Стеткевичем; Тупичевский (ок. 1626; совр. Могилёвская обл.) - К. Маскевичем; Купятичский (1628; совр. Минская обл.) - А. Воловичевной-Войной и ее сыном В. Коптем; Белковский (1630; совр. Могилёвская обл.) - Я. и А. Стеткевичами-Заверскими; оршанский Кутеинский жен. (1630) - Б. и Е. Стеткевичами-Заверскими; Воскресенский в с. Селец (совр. Минская обл.) переведен из Логойска Ю. Тышкевичем и его женой Анной Уцеховской в 1631 г.

«Казанье» архиеп. Мелетия (Смотрицкого) на погребение еп. Леонтия (Карповича). Вильно, 1620 г.

«Казанье» архиеп. Мелетия (Смотрицкого) на погребение еп. Леонтия (Карповича). Вильно, 1620 г.


«Казанье» архиеп. Мелетия (Смотрицкого) на погребение еп. Леонтия (Карповича). Вильно, 1620 г.

Особое место в защите Православия на землях Речи Посполитой принадлежало Свято-Духову мон-рю в Вильно и его настоятелям: Леонтию (Карповичу), развернувшему активную книгоиздательскую деятельность, Мелетию (Смотрицкому) (до его отпадения в унию в 1627), Иосифу (Бобриковичу), отличавшемуся даром проповедничества. Свято-Духов мон-рь осуществлял руководство и надзор за вновь учрежденными обителями - 17 муж. и 2 жен. Существовавшее при Свято-Духовском братстве изд-во печатало богослужебную, учебную и полемическую лит-ру, в 1621 г. (после конфискации тиража «Френоса») изд-во было перенесено из Вильно в подчиненный Духовскому Евейский мон-рь в имении Б. Огинского. Почти все правосл. братства Б., прежде всего минское, слуцкое и могилёвское, были связаны с виленским братством. Др. твердыней Православия в Б. являлся Слуцк с его Свято-Троицким мон-рем и Преображенским братством. Во многом это была заслуга св. прав. кнж. Софии Слуцкой († 1612). В уважение к ее памяти владельцы Слуцка Радзивиллы впосл. не предпринимали гонений против православных.

Церковь в честь Сошествия Св. Духа Кутеинского Богоявленского мон-ря. 1624–1626 гг. Фотография. 2000 г.

Церковь в честь Сошествия Св. Духа Кутеинского Богоявленского мон-ря. 1624–1626 гг. Фотография. 2000 г.


Церковь в честь Сошествия Св. Духа Кутеинского Богоявленского мон-ря. 1624–1626 гг. Фотография. 2000 г.

В кон. XVI-XVII в. в связи с полемикой вокруг унии новый импульс получило кириллическое книгопечатание в Б.: активизировалась деятельность типографий в братствах и при правосл. мон-рях. В основанной могилёвскими братчиками типографии при Богоявленском мон-ре были изданы: Служебник (1616), «Евангелие учительное» Кирилла (Транквиллиона-Ставровецкого) (1619), Псалтирь (1693), «Диоптра» (1698), «Перло многоценное» (1699), «Небо новое» (1699). Крупным центром книгопечатания в Б. в 30-х - нач. 50-х гг. XVII в. явилась типография при Богоявленском Кутеинском мон-ре, основателем к-рой был первый игумен мон-ря Иоиль (Труцевич). Сподвижник игум. Иоиля печатник и гравер Спиридон Соболь выпустил в свет в типографии Кутеинского мон-ря, в Могилёвской братской типографии и в основанной им типографии Буйничского Свято-Духова мон-ря 20 изданий церковной, просветительской и полемической лит-ры, среди них - «Букварь» (1631), «История про Варлаама и Иоасафа» (1637), «Дидаскалия» митр. Сильвестра (Косова) (1637), «Брашно духовное» (1639), «Лексикон» Памвы Берынды (1653). В кон. XVII в. книгопечатание в Б. резко сократилось, издание кириллических книг осуществляла только типография униатского Супрасльского мон-ря, созданная на основе типографии виленского Свято-Троицкого мон-ря.

Изменения в конфессиональной ситуации в Речи Посполитой произошли в 30-х гг. XVII в., после смерти кор. Сигизмунда III, и были связаны с убеждением нового кор. Владислава IV (1632-1648) в необходимости изменения отношения к правосл. Церкви в связи с начавшейся войной с Россией, когда гос-ву была необходима уверенность в лояльности своих правосл. подданных, прежде всего Запорожского войска. Польск. власти сделали серьезные уступки православным на Украине, в гораздо меньшей мере - в Б. В итоге трудной внутриполитической борьбы были приняты «Статьи для успокоения греческой религии» (1632), на основании к-рых православные получили право иметь митрополию со своей иерархией, подчиненной К-полю, право избирать митрополита и епископов, свободно совершать богослужения, ремонтировать старые и строить новые храмы, открывать семинарии, школы и типографии, право поддерживать старые братства и учреждать новые. Православным был возвращен ряд мон-рей и храмов.

Свт. Петр (Могила), митр. Киевский. Гравюра А. Осипова. 1844 г. (ГИМ)

Свт. Петр (Могила), митр. Киевский. Гравюра А. Осипова. 1844 г. (ГИМ)


Свт. Петр (Могила), митр. Киевский. Гравюра А. Осипова. 1844 г. (ГИМ)

В пределах Полоцкой епархии для православных была учреждена Мстиславская (Могилёвская) кафедра, местом пребывания Мстиславского епископа был назначен Спасский мон-рь в Могилёве. Взамен имений, оставленных за Полоцким униатским епископом, Могилёвский епископ получал жалованье в 2000 злотых ежегодно. При митр. свт. Петре (Могиле; 1633-1646) его наместником в белорус. землях был С. Шитик, старший виленского братства, позднее с титулом архимандрита перемещенный в Слуцк. Т. о., после почти 25-летнего перерыва в Б. была восстановлена правосл. иерархия, в 1635 г. митр. Петр (Могила) объехал правосл. приходы на территории Б. Часть мон-рей и приходских церквей, занятых униатами, была возвращена православным, было возобновлено строительство новых правосл. храмов и мон-рей (преимущественно на частных землях), особенно в Могилёвской епархии. Однако, уступая латино-униатской партии, представлявшей грозную силу в сейме, король зачастую принимал решения, противоречившие ранее принятым: уже на сейме 1635 г. Владислав IV грамотой от 14 марта предоставил униатам на вечные времена митрополию и архиеп-ство Полоцкое, еп-ства Владимирское, Пинское, Холмское, Смоленское с мон-рями, церквами и имуществом, виленский Свято-Троицкий мон-рь с братством и ц. Св. Пятницы, большое число др. мон-рей. В Витебске, Полоцке и Новогрудке православные не должны были иметь храмов.

Эта грамота стала толчком к новому обострению борьбы между униатами и православными, к-рая достигла особой остроты в Могилёвской епархии, при еп. Сильвестре (Косове; 1635-1647), противостоявшем Полоцкому униатскому архиеп. Антонию Селяве, на стороне к-рого была гос. власть. В 1637 г. еп. Сильвестр созвал съезд духовенства для решения вопросов епархиальной жизни, в 1646 г. основал в Могилёве жен. мон-рь при ц. свт. Николая. Власти запретили еп. Сильвестру посещать Полоцк и Витебск, где православные выступали против униатского архиерея. Открытое глумление над Православием не прекращалось на всей территории Б., вызывая возмущение как у православных, так и у перешедших в унию; бесчинства униатского священноначалия в Бресте вызвали массовый переход мещан-униатов под власть правосл. епископа. Широкой известностью и авторитетом среди правосл. населения Б. пользовался брестский игум. сщмч. Афанасий (Филиппович), принявший мученическую смерть за свою приверженность Православию и обличение униатства (1648).

Рака прмч. Афанасия (Филипповича) в кафедральном соборе во имя прп. Симеона Столпника в Бресте. Фотография. 90-е гг. XX в.

Рака прмч. Афанасия (Филипповича) в кафедральном соборе во имя прп. Симеона Столпника в Бресте. Фотография. 90-е гг. XX в.


Рака прмч. Афанасия (Филипповича) в кафедральном соборе во имя прп. Симеона Столпника в Бресте. Фотография. 90-е гг. XX в.

Во время освободительной войны под рук. Богдана Хмельницкого (1648-1653) казачьи отряды доходили до Бреста и Кобрина, вовлекая в восстание крестьян и жителей городов. Благодаря действиям восставших на территории Полесья была полностью ликвидирована уния, главой православных здесь на какое-то время стал архим. Лещинского мон-ря Иосиф (Нелюбович-Тукальский). Для успокоения восставших кор. Ян Казимир (1648-1668) в соответствии со Зборовским договором 1649 г. обещал правосл. населению следующие права: митрополиту - место в сенате, городам с правосл. школами - освобождение от присутствия иезуитов, уничтожение унии. Грамотой короля (1650), подтверждавшей статьи «Об успокоении греческой религии», православным были возвращены Луцкое, Холмское, Мстиславское еп-ства. Мстиславская кафедра должна была превратиться в Витебско-Мстиславскую, на ее содержание передавалась половина имений Полоцкого униатского архиепископа. Православным было позволено иметь церкви в Витебске, Полоцке и Новогрудке, в Пинске и Мозыре на месте сгоревших церквей разрешено было построить новые. Политические и военные неудачи Хмельницкого привели к заключению Белоцерковского договора (1651), перечеркнувшего достижения Зборовского соглашения.

Гетман Богдан Хмельницкий. Копия с портрета XVII в. Неизв. художник (ГИМ)

Гетман Богдан Хмельницкий. Копия с портрета XVII в. Неизв. художник (ГИМ)


Гетман Богдан Хмельницкий. Копия с портрета XVII в. Неизв. художник (ГИМ)

Война Речи Посполитой с Россией (1654-1667) и вступление рус. войск на территорию Б. привели к восстановлению правосл. Полоцкого еп-ства, к-рое подчинилось Московскому Патриарху, епископом стал бывш. настоятель Маркова мон-ря в Витебске Каллист. Вместе с тем часть белорус. правосл. духовенства стремилась сохранить зависимость Киевской митрополии от К-польского Патриарха. Выразителем этих настроений в Б. стал наместник митр. Сильвестра (Косова) в ВКЛ архим. Феодосий (Василевич), поддержанный в Могилёве и Слуцке. Возможно, этими разногласиями объясняется длительное отсутствие епископа в Мстиславле - только 4 мая 1661 г. в Мстиславского епископа местоблюстителем Патриаршего Престола Питиримом в Москве был поставлен бывш. нежинский протопоп Максим Филимонович. Назначенный одновременно местоблюстителем Киевской митрополии, он находился в Киеве. Одновременно митр. Дионисий (Балабан), вступивший в конфликт с рус. властями и укрывшийся у Феодосия (Василевича) в Слуцке, поставил 3 авг. 1661 г. на ту же кафедру Иосифа (Нелюбовича-Тукальского). На съезде в Корсуни, собравшемся в 1663 г., после смерти Дионисия (Балабана), для избрания нового митрополита, произошел раскол: часть проголосовала за Иосифа (Нелюбовича-Тукальского), др.- за Перемышльского еп. Антония (Винницкого). Провоцируя беспорядки в правосл. Церкви, Ян Казимир выдал привилеи на митрополичью кафедру обоим кандидатам. Вскоре Иосиф был заключен в тюрьму в Мариенбурге, где провел неск. лет, Антоний же был занят делами Перемышльской кафедры.

По Андрусовскому перемирию 1667 г. территория Б. снова вошла в состав Польско-Литовского гос-ва, и здесь началось восстановление позиций католич. и униатской Церкви. В это время сеймы Речи Посполитой издали ряд постановлений, враждебных для православных. Сейм 1667 г. постановил освободить от всех воинских повинностей только униатское духовенство; правосл. клирики были уравнены с податными сословиями - крестьянами и мещанами. В 1668 г. сейм постановил: «Отступники от католичества и унии (т. е. православные.- Ред.) не должны пользоваться покровительством сеймовых постановлений». Сейм 1673 г. запретил давать шляхетство некатоликам. Постановлением сейма 1676 г., подтвержденным на сеймах 1678 и 1699 гг., правосл. ставропигиальным братствам и вообще всем православным воспрещалось выезжать за границу или приезжать оттуда, сноситься с К-польским Патриархом и представлять на его решение дела, касающиеся веры; братства должны были или подчиниться местным епископам, или представлять дела веры на решение гражданских судов. Т. о., если епископ принимал унию, то братства уже не вправе были обращаться к Патриарху. Запрещением православным выезда за границу правительство Речи Посполитой намеревалось добиться полного разрыва связей правосл. населения страны с Москвой и К-полем. По закону 1697 г., в судебное делопроизводство на территории ВКЛ был введен польск. язык вместо «русского». Сейм 1699 г. постановил, что только «мещане правдивые униаты исключительно способны к занятию выборных магистратских должностей». Эти решения, принятые при королях Михаиле Вишневецком (1669-1673) и Яне III Собеском (1674-1696), предопределили конфессиональную политику в Речи Посполитой и в XVIII в. После этого захват церковных земель, церковного имущества, утвари правосл. храмов, издевательства над правосл. священниками, их убийства (даже в алтаре), поругание святынь, разорение правосл. кладбищ и т. п. стали обычными на всей территории Польско-Литовского гос-ва. Только «Вечный мир» (1686), к-рый Речь Посполитая заключила с Россией перед лицом тур. экспансии, заставил ее отказаться от Левобережной Украины с Киевом и провозгласить свободу исповедания Православия, оставив за православными те епархии, к-рые им были даны при кор. Владиславе IV. Рус. правительство получило право наблюдать за исполнением этих обещаний и ходатайствовать за православных в случае их притеснений. К Московскому Патриархату перешла часть Западнорусской митрополии, к-рая лежала к востоку от Днепра, вместе с Киевом. Киевское воеводство, Волынь, Подолия, Галиция и вся Б. остались под властью короля, и православные здесь встретились с большими, чем ранее, трудностями. Главной задачей конфессиональной политики правительства Речи Посполитой стало уничтожение Православия на своих землях. С этой целью было принято решение тайно заменить правосл. епископов униатскими, исполнителем замысла стал Львовский правосл. еп. Иосиф (Шумлянский), с этой целью перешедший в Православие из унии в 1667 г.

В это сложное для Православия время Могилёвскую кафедру возглавлял митр. Иосиф (Нелюбович-Тукальский), в 1667 г. освобожденный из Мариенбургского замка и поселившийся в виленском Свято-Духове мон-ре. Запрет на колокольный звон, наложенный им по случаю следования процессии с телом Иосафата Кунцевича, чуть было не стоил ему нового ареста, только бегство на Украину спасло митрополита от расправы. Митр. Иосиф сохранял за собой Могилёвскую епархию до 1669 г. С 1669 г. белорус. правосл. приходами управлял слуцкий архим. Феодосий (Василевич), в 1670 г. он предложил папскому нунцию проект условий, на к-рых православные согласились бы подчиниться папе. Феодосий скончался в 1678 г. В 1680 г. православные избрали во епископа Могилёвского Климента (Тризну; 1680-1686), бывш. настоятеля Свято-Духова виленского мон-ря. В отличие от др. западнорус. епископов он отказался принести тайную присягу папе и потому не получил привилея. После него более 20 лет Белорусская епархия вдовствовала и управлялась наместниками Киевского митрополита. В 1689 г. кор. Ян Собеский дал привилей на еп-ство тайному униату Гедеону Одорскому, закончившему католич. ун-т в Оломоуце, но паства потребовала, чтобы Одорский отправился для хиротонии к Киевскому митрополиту, в Киеве Одорский перешел в Православие и там остался. В 1697 г. на Могилёвскую епископию получил от короля грамоту архим. Серапион (Польховский), но в 1699 г. по настоянию Полоцкого униатского архиепископа король объявил грамоту недействительной. Причина отказа заключалась в том, что «не только в Белорусской епархии, но и по всему Великому княжеству Литовскому чрез посвящение во священнический сан схизма (т. е. Православие.- Ред.) начала множиться». Все последующие епископы, возглавлявшие Могилёвскую епархию в 1-й пол. XVIII в.: Сильвестр (Четвертинский; 1707-1728), Арсений (Берло; 1730-1732), Иосиф (Волчанский; 1732-1742), Иероним (Волчанский; 1744-1754) - были мужественными защитниками Православия, стойко сопротивлявшимися попыткам со стороны униатов и правительства Речи Посполитой закрыть Белорусскую правосл. епархию.

Новой победой католицизма стал Замойский провинциальный Собор 1720 г., утвердивший в униатской Церкви католич. догматику и обряды. С этого времени начался процесс открытой латинизации унии и эпоха массового перевода крестьян из Православия в унию. В сент. 1732 г. в Варшаве был созван сейм, к-рый образовал «генеральную конфедерацию» с целью пересмотра всех привилегий православно-рус. населения Речи Посполитой. Конфедерация постановила уничтожить следующие из них: 1) избрание правосл. депутатов в сеймы, трибуналы и специальные комиссии; 2) созыв правосл. съездов и собраний; 3) принятие православных на должности в воеводствах, городах и землях Речи Посполитой; 4) сношения со всеми иностранными представителями при варшавском дворе. Последняя статья отнимала у православных право обращаться за покровительством к представителям России при королевском дворе, полученное ими в 1686 г. по договору между Россией и Речью Посполитой. Конфедерация также запретила правосл. священникам ходить по улицам со Св. Дарами, церковные таинства и требы можно было совершать только с разрешения католич. ксендзов за установленную плату; публично хоронить усопших православным разрешалось только ночью; православные обязаны были присутствовать при католич. крестных ходах; дети, рожденные от смешанных браков, должны были принадлежать к католич. церкви; православным вменялось в обязанность соблюдать канонические правила католич. Церкви.

Для обращения православных в католичество или унию в Б. учреждались особые миссии из католич. и базилианских монахов. Миссионеры заставляли новообращенных ставить кресты в память «исшествия своего из Египта», т. е. из Православия; устраивали подобие Страшного Суда, для чего православных, «упорных в схизме», выгоняли за город, где католич. миссионер, стоя на возвышении, отделял православных от католиков. Первых ставил по левую сторону от себя и обрекал «на вечную муку», а остальных, стоявших справа, присуждал «к вечному блаженству». Был даже придуман для насильственного перевода в католичество особый способ - «наезд на монастырь». Бесконечные преследования приводили православных к религ. безразличию, а чаще - к переходу в унию. К кон. XVIII в. ок. 80% крестьян Б. стали униатами.

Конфессиональная ситуация в Речи Посполитой накануне и в период разделов отличалась чрезвычайной напряженностью. Нек-рое оживление православных, связанное с надеждами на поддержку со стороны имп. Екатерины II (1762-1796), вызвало резкое противодействие представителей католич. Церкви. В конституцию Варшавского сейма 1766 г. по предложению Краковского католич. еп. Солтыка было внесено постановление, объявлявшее врагом отечества каждого, кто осмелился бы на сейме поднять голос в пользу иноверцев. Фанатизм католич. партии и униатов был причиной восстания гайдамаков под рук. М. Железняка и И. Гонты, вошедшего в историю под названием «колиивщины» (1768-1769).

Георгий (Конисский), архиеп. Могилёвский, Мстиславский и Оршанский. Гравюра. XIX в.

Георгий (Конисский), архиеп. Могилёвский, Мстиславский и Оршанский. Гравюра. XIX в.


Георгий (Конисский), архиеп. Могилёвский, Мстиславский и Оршанский. Гравюра. XIX в.

К 1-му разделу Речи Посполитой на всей ее территории уцелело 40 правосл. мон-рей и ок. 200 правосл. приходов, из них 130 - в Б. Именно в это тяжелое время на защиту Церкви встали выдающиеся правосл. деятели Переяславский еп. Гервасий, игум. Матронинского мон-ря Мелхиседек (Значко-Яворский) и Могилёвский архиеп. св. Георгий (Конисский; 1755-1795). Еще в 1763 г. Георгий (Конисский) обратил внимание имп. Екатерины II, а в 1765 г. кор. Станислава Августа Понятовского (1764-1795) на преследования православных в Речи Посполитой. Однако приказы короля прекратить насилия и решения сейма 1768 г. предоставить диссидентам свободу вероисповедания игнорировались, положение православных гарантировалось только присутствием рус. войск в пределах Речи Посполитой. С присоединением вост. части Б. к России процесс возрождения правосл. жизни на этих землях пошел быстрыми темпами: были обнародованы правительственные распоряжения, запрещавшие под страхом строгого наказания совращать православных в унию и без согласия рус. правительства публиковать папские буллы. Теперь сыновья от смешанных браков считались православными. Эти распоряжения не только упрочили положение правосл. населения Б., но и повлияли на возвращение униатов к вере отцов и дедов. За первые 8 лет после присоединения к России ок. 250 тыс. униатов перешли в Православие.

Виктор (Садковский), еп. Минский и Литовский. Портрет. Кон. XVIII в. (ГРМ)

Виктор (Садковский), еп. Минский и Литовский. Портрет. Кон. XVIII в. (ГРМ)


Виктор (Садковский), еп. Минский и Литовский. Портрет. Кон. XVIII в. (ГРМ)

В ином положении оказалось правосл. население, оставшееся в Речи Посполитой. По настоянию свт. Георгия (Конисского) и неск. правосл. магнатов для зап. части Б. и Волыни в 1788 г. была открыта кафедра в Слуцке, на нее был назначен бывш. архим. слуцкого мон-ря Виктор (Садковский) с титулом «епископ Переяславский, викарий Киевской митрополии». После его прибытия в Слуцк, когда среди населения началось активное движение в пользу Православия, власти обвинили еп. Виктора в подстрекательстве к бунту, и в 1789 г. его арестовали и заключили в Ченстоховскую крепость, а все правосл. духовенство было приведено к присяге на верность королю. В Б. к присяге приводились еще и крестьяне, причем они присягали не только королю, но и своему господину и его наследникам. Для того чтобы избежать религ. опеки со стороны России, Великий сейм (1788-1791) высказался за организацию в Речи Посполитой особой правосл. Церкви, подчиненной К-польскому Патриарху. Во главе ее должен был стоять митрополит с кафедрой в Бельске, ему подчиняются 3 епископа: в Минске, Новогрудке и Житомире. Реализации этого проекта помешали 2-й и 3-й разделы Речи Посполитой, по к-рым вся Б. отошла к России.

Уже после 1-го раздела Екатерина II повелела губернаторам «вновь присоединенных от Польши областей» объявить, что она не желает стеснять свободу веры. Положение изменилось, после того как в 1780 г. последовало распоряжение императрицы уволить активного униатского деятеля еп. Иасона Смогоржевского от управления униатской митрополией и уничтожить Полоцкую униатскую епархию, а назначение духовных лиц для униатов возложить на особую консисторию. В случае вакансии священнического места в униатском приходе предписывалось спрашивать прихожан, не желают ли они иметь правосл. священника, и если они «изъявляли на то согласие», предоставлять местным правосл. архиереям принимать такие приходы под свое окормление. За 4 года после издания этого рескрипта, по сведениям свт. Георгия (Конисского) и Псковского архиеп. Иннокентия (Нечаева), в их епархиях к Православию присоединилось 117161 чел. После 2-го и 3-го разделов Польши переход в Православие принял еще большие масштабы: в 1794 г., после указа Екатерины II, разрешавшего свободное присоединение униатов, в течение одного с небольшим месяца воссоединился 721 приход с 463 священниками и 333093 мирянами. К концу же царствования Екатерины II всех присоединившихся, по офиц. данным, было более 2 млн чел.

В то же время в Б. шло укрепление новой правосл. епархиальной структуры, на территории каждой губернии действовала отдельная епархия: Могилёвская, Минская (1793), Полоцкая (1833), часть белорус. земель входила в Литовскую епархию. Для царствования Павла I (1796-1801) и Александра I (1801-1825) характерна политика умиротворения католич. и униатского духовенства, что, несомненно, ослабляло дело Православия в Б. В царствование Николая I (1825-1855), стремившегося к укреплению консервативных начал и усилению значения правосл. Церкви, конфессиональная ситуация в Б. резко изменилась. Новый курс российского правительства совпадал с реформаторскими настроениями части униатских иерархов, к-рые были поддержаны в России. Участие униатского духовенства в польск. восстании 1830-1831 гг. привело к решению о постепенной полной ликвидации греко-католич. Церкви. Эта идея получила свое воплощение на Полоцком Соборе, когда белорус. епископы и начальствующее духовенство подписали соборный акт о соединении униатской Церкви с православной (12 февр. 1839). 25 марта акт был утвержден императором. В 1839 г. с Православием воссоединилось свыше 1600 приходов и более 1 млн 600 тыс. чел. В 1840 г. Синод предписал духовенству зап. губерний читать проповеди по праздникам и воскресеньям на понятном для прихожан языке, а руководству епархий больше заботиться о развитии народного образования. После Полоцкого Собора часть бывш. униатов перешла в католицизм, в 1842 г. Синод предписал присоединять их к Православию, что вызвало протест со стороны католич. иерархов.

Архиерейский дом в Минске. Фототипия. Кон. XIX — нач. ХХ в. (ГИМ)

Архиерейский дом в Минске. Фототипия. Кон. XIX — нач. ХХ в. (ГИМ)


Архиерейский дом в Минске. Фототипия. Кон. XIX — нач. ХХ в. (ГИМ)

Во 2-й пол. XIX - нач. XX в. на территории Б. существовало 5 епархий: Полоцкая, Минская, Могилёвская, Гродненская, значительная часть белорус. земель входила в состав Виленской епархии. В 1907 г. было открыто Белостокское вик-ство Гродненской епархии, резиденцией архиерея был Супрасльский мон-рь; в 1910 г. учредили Слуцкое вик-ство Минской епархии; в 1913 г.- Двинское вик-ство Полоцкой епархии, в 1914 г.- Гомельское вик-ство Могилёвской епархии. К 1914 г. на территории совр. Б. существовало ок. 3,5 тыс. церквей, более 400 часовен, более 30 мон-рей, 2 ДС, Минская и Витебская. При всех приходах существовали церковноприходские школы. В нач. XX в. на страницах местных епархиальных и светских периодических изданий широко обсуждались возможные реформы в Церкви. Местное духовенство высказывалось за созыв поместного Собора. Дебатировался вопрос о выборности клириков, о реформе духовной школы, приходской жизни. Большое значение придавалось отношениям с религиозно настроенной интеллигенцией, к-рая стремилась видеть в христианстве прежде всего социально значимую силу. Правосл. авторы приветствовали поворот части интеллигенции к религии, однако критиковали ее «неохристианство».

Важным фактором церковной жизни в Б. являлась деятельность правосл. братств, возрождение к-рых началось в 60-х гг. XIX в. Наиболее крупными из них были виленское Свято-Духовское, витебское св. Владимира, минское свт. Николая, Могилёвское Богоявленское, в Полоцке - во имя свт. Николая и прп. Евфросинии. На протяжении 1905-1907 гг. в Б. и Литве прошел ряд братских епархиальных съездов, в 1907 г. состоялся 1-й съезд представителей всех западнорус. правосл. братств, в 1909 г. состоялся 2-й съезд. На съездах была поставлена задача создания при всех приходах Зап. края братств, к-рые должны охватить все слои населения. Братства организовывали ссудные товарищества, активно развивали издательскую деятельность, публиковали церковную периодику, популярные книги по гражданской и церковной истории Зап. Руси, проводили публичные богословские чтения.

После начала первой мировой войны церковная жизнь на белорус. землях, ставших ареной военных действий, была парализована. Сразу же после установления советской власти в 1917 г. духовенство подверглось гонениям, а епархиальные учреждения - экспроприациям, из ведения Церкви была изъята наиболее ценная недвижимость: архиерейские подворья, здания семинарий, духовных уч-щ, отдельных мон-рей. В результате советско-польск. войны к кон. 1920 г. была установлена граница между БССР и Польским гос-вом: бывшие Гродненская и Виленская губернии оказались на территории Польши и Литвы, значительная часть Полоцкой и Минской губерний - в пределах Польши и Латвии. В окт. 1920 г. по благословению св. Патриарха Тихона для районов Зап. Белоруссии, отошедших к Польше, была учреждена Пинско-Новогрудская епархия, на к-рую был назначен еп. Пантелеимон (Рожновский), прибывший в Новогрудок, где разместилось епархиальное управление, в авг. 1921 г. Под давлением со стороны гражданских властей епископат правосл. Церкви в Польше встал на путь разрыва канонической связи с Московским Патриархатом. В янв. 1922 г. еп. Пантелеимон за проявленную им верность св. Патриарху Тихону был отрешен от управления епархией. В нояб. 1924 г. К-польский Патриарх Григорий VII подписал томос о даровании правосл. Церкви в Польше автокефалии, в февр. 1925 г. Синод Православной Церкви в Польше признал Церковью-Матерью К-польский Патриархат. В апр. 1925 г. Синод Православной Церкви в Польше официально провозгласил Польскую Церковь автокефальной в составе К-польского Патриархата. Все приходы, мон-ри, духовные учебные заведения, а также епархиальные центры внутри польск. гос. границ оказались в лоне самопровозглашенной Польской автокефальной православной Церкви.

Вост. Белоруссия (бывш. Могилёвская, а также бо́льшая часть Минской и Полоцкой губерний) оказалась под властью большевиков. На этих землях существовало ок. 1500 правосл. храмов, духовенство восточнобелорус. епархий подверглось репрессиям сразу же после установления советской власти. Весной 1922 г. началась кампания по изъятию церковных ценностей, затронувшая все храмы Вост. Б., за сопротивление изъятию ценностей в 1922 г. был арестован архиеп. Полоцкий и Витебский Иннокентий (Ястребов). После ареста в мае 1922 г. свт. Тихона в Могилёвской и Полоцкой епархиях широкое распространение получило обновленчество. 10 июля 1922 г. духовенство и миряне Минской епархии во главе с еп. Мелхиседеком (Паевским) в стремлении не допустить захвата обновленцами местных храмов провозгласили автономию Белорусской Церкви (фактически в границах Минской епархии) и заявили о присвоении еп. Мелхиседеку титула митрополита. В марте 1923 г. он в сослужении с одним архиереем (имя к-рого пока неизвестно) хиротонисал себе в помощь 3 викарных епископов: на Бобруйское вик-ство - Филарета (Раменского), на Мозырское - Иоанна (Пашина) и на Слуцкое вик-ство - Николая (Шеметилло), открыто выступивших против обновленчества.

Варлаам (Ряшенцев), еп. Гомельский. Фотография. 1913 г.

Варлаам (Ряшенцев), еп. Гомельский. Фотография. 1913 г.


Варлаам (Ряшенцев), еп. Гомельский. Фотография. 1913 г.

17-19 мая 1924 г. в Могилёве обновленцы провели «Первый белорусский областной церковный собор», на к-ром попытались объединить свои силы в борьбе с духовенством, сохранившим верность свт. Тихону. Эта попытка, однако, не удалась. Возведенный на этом «соборе» в сан «митрополита» архиеп. Серафим (Мещеряков) уже в сент. 1924 г. оставил обновленчество и через покаяние был принят в общение с правосл. Церковью. После выхода на свободу Патриарха Тихона духовенство Вост. Б. стало возвращаться из обновленчества в каноническую Церковь. В Могилёвской епархии этому процессу способствовали викарные Гомельские епископы: Варлаам (Ряшенцев) и особенно Тихон (Шарапов). За сопротивление обновленчеству в мае 1925 г. еп. Тихон (Шарапов) был арестован и выслан из Б., в дек. 1925 г. та же участь постигла «митр.» Мелхиседека (Паевского).

В 1-й пол. 1927 г. при поддержке ОГПУ обновленцы активизировали свою деятельность, в 1925-1935 гг. их центром являлся Минск (раньше - Могилёв), где жил обновленческий «митрополит» Даниил Громовенко. После выхода в свет «Декларации» 1927 г. Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола митр. Сергия (Страгородского) духовенство Минской епархии 9-10 авг. 1927 г. провело епархиальный съезд под председательством еп. Филарета (Раменского), на к-ром заявило о провозглашении автокефалии Белорусской Православной Церкви. Однако эта инициатива не встретила поддержки в Полоцкой и Могилёвской епархиях, т. о., в 1927-1935 гг. в Минской епархии одновременно существовали 2 правосл. иерархии: одна была представлена епископами-автокефалистами Филаретом (Раменским) и Николаем (Шеметилло), др., подчинявшаяся митр. Сергию (Страгородскому), была представлена еп. Арсением (Смоленцем; 1927), еп. Павлом (Вильковским; 1927-1930), архиеп. Феофаном (Семеняко; 1931-1935). К маю 1929 г. в Вост. Б. действовало 1123 храма, из них 424 (преимущественно в Полоцкой и Могилёвской епархиях) пребывали в каноническом подчинении митр. Сергию (Страгородскому), 386 церквей (прежде всего в Минской епархии) подчинялись епископам-автокефалистам, и 313 принадлежали обновленцам. В 1935 г. в результате тайных переговоров, состоявшихся между Филаретом (Раменским) и Могилёвским архиеп. Павлином (Крошечкиным), автокефалия, провозглашенная в 1927 г., была упразднена.

Еп. Арсений (Смоленец). Фотография. 10-е гг. XX в.

Еп. Арсений (Смоленец). Фотография. 10-е гг. XX в.


Еп. Арсений (Смоленец). Фотография. 10-е гг. XX в.

С весны 1929 г. в Вост. Б. широчайший размах приобрела антирелиг. пропаганда. В том году был создан Белорусский антирелигиозный ун-т, 9 июня в Минске прошел 1-й Всебелорус. съезд безбожников. Начались массовые аресты духовенства и мирян, сопровождавшиеся закрытием храмов. К нач. 1932 г. в Вост. Б. существовало ок. 500 церквей (включая обновленческие). Весной 1932 г. власти арестовали архиеп. Полоцкого и Витебского Николая (Покровского), вместе с ним пострадала большая часть духовенства Полоцкой епархии. Весной 1933 г. последовала очередная волна репрессий. На этот раз были арестованы Могилёвский еп. Феодосий (Ващинский) и Слуцкий еп.-автокефалист Николай (Шеметилло), а также обновленцы: Витебский «архиепископ» Михаил Постников, Мстиславский «архиепископ» Досифей (Степанов) и Слуцкий «епископ» Савватий (Зосимович). В 1929-1933 гг. к различным срокам заключения (а часто и расстрелам) были приговорены сотни священников и тыс. мирян, после 1933 г. количество действовавших правосл. храмов в Вост. Б. исчислялось неск. десятками. В 1935 г. была арестована группа духовенства, объединявшаяся вокруг Минского архиеп. Феофана (Семеняко). В 1935 г. был арестован обновленческий «митрополит» Даниил Громовенко, на его месте в Минск прибыл «митрополит» Петр Блинов, до 1938 г. он служил в Александро-Невском храме города. Последняя волна арестов духовенства и мирян в Вост. Б. пришлась на 1937-1938 гг., подавляющее большинство людей, арестованных в те годы, было расстреляно. Тогда погибли Могилёвский архиеп. св. Павлин (Крошечкин) и сменивший его на этой кафедре еп. Александр (Раевский), в нояб. 1937 г. был расстрелян еп. Филарет (Раменский). Летом 1939 г. в Вост. Б. власти закрыли последний официально действовавший правосл. храм, находившийся в Бобруйске. За исключением 2 катакомбных церквей (в Могилёве и в Гомеле) в Вост. Б. с лета 1939 до лета 1941 г. правосл. богослужения нигде не совершались.

В окт. 1939 г., после нападения Германии на Польшу, в соответствии с секретным приложением к пакту о ненападении между СССР и Германией западнобелорус. земли, находившиеся под властью Польши, были воссоединены с вост. и вошли в состав БССР. В пределах БССР оказались 3 епархии, ранее принадлежавшие Православной автокефальной Церкви в Польше: Виленская, Гродненская и Полесская, в к-рых действовали ок. 800 храмов и 5 мон-рей. Решением Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергия (Страгородского) от 17 окт. 1939 г. управление воссоединенными территориями было поручено архиеп. Пантелеимону (Рожновскому). Архипастырю был пожалован титул «Пинско-Новогрудский» и присвоено право ношения на клобуке бриллиантового креста, а также звание экзарха Московской Патриархии по епархиям зап. областей Б. и Украины. Архиеп. Пантелеимон разослал епископам подведомственных ему епархий послания, в к-рых запретил за богослужением поминать имя митр. Варшавского и всея Польши Дионисия (Валединского) и предложил выслать декларации о признании канонической власти митр. Сергия, декларацию прислал только Острожский еп. Симон (Ивановский).

В ответ на действия владыки Пантелеимона архиеп. Пинский и Полесский Александр (Иноземцев) и еп. Волынский и Кременецкий Алексий (Громадский) самочинно учредили Синод, задачей к-рого было управление церковными приходами в пределах зап. областей Украины и Б. Деяния этого Синода ни Патриаршим Местоблюстителем Сергием, ни экзархом архиеп. Пантелеимоном признаны не были. В июле 1940 г. архиеп. Пантелеимону было поручено управление Гродненско-Виленской епархией, кроме территорий, переданных в 1940 г. Литовской республике, одновременно архиеп. Пантелеимон освобождался от исполнения обязанностей экзарха Московской Патриархии. В кон. окт. 1940 г. определением Московской Патриархии для наблюдения за исполнением в епархиях, расположенных в зап. областях Украины и Белоруссии, распоряжений Патриархии был учрежден Экзархат Западной Украины и Западной Белоруссии во главе с архиеп. Волынским и Луцким Николаем (Ярушевичем). Из западнобелорус. епархий в состав Экзархата вошли Гродненская и Полесская епархии.

В Зап. Белоруссии советские власти не стали прибегать к массовым репрессиям по отношению к духовенству и к закрытию храмов, как это было на Востоке. Однако они объявили о национализации церковной собственности, в школах запретили преподавание Закона Божия, была свернута книгоиздательская деятельность. В офиц. средствах массовой информации проводилась антирелиг. кампания. Нек-рые священнослужители были арестованы по обвинению в пособничестве «врагам народа», репрессиям подвергались также правосл. педагоги в школах.

В первые же месяцы Великой Отечественной войны нем. армия оккупировала всю территорию БССР, освобождение состоялось лишь в июле 1944 г. К июню 1941 г. в БССР действовало 542 правосл. храма, в к-рых служили 606 священников, все храмы находились в Зап. Белоруссии, присоединенной к СССР в 1939 г. На оккупированных землях началось возрождение церковной жизни. Нем. руководство решило в своих интересах использовать желание простых людей открыть храмы и возобновить в них богослужения. В центральном аппарате гестапо, в Берлине, был образован церковный отдел, занимавшийся всеми вопросами церковной политики, в Белоруссии религ. вопросы курировал отдел политики при Генеральном комиссаре Белоруссии во главе с Л. Юрдой. Оккупационные власти сразу же установили жесткий контроль над правосл. Церковью и начали предпринимать шаги по ее отделению от Церкви-Матери - Русской Православной Церкви. 3 окт. 1941 г. Р. К. Островский (впосл. возглавивший марионеточное правительство - Белорусскую центральную раду) передал архиеп. Пантелеимону письмо Генерального комиссара, в к-ром говорилось о необходимости создания автокефальной Церкви в Белоруссии с названием «Белорусская автокефальная православная национальная Церковь», о том, что в проповедях и делопроизводстве должен использоваться белорус. язык, назначение епископов, благочинных и священников не может производиться без ведома нем. властей. Архиеп. Пантелеимон и Брестский еп., вик. Гродненской епархии Венедикт (Бобковский), хиротонисанный 30 марта 1941 г., провели офиц. заседание, на к-ром решили принять эти условия и наметили первые шаги: перевести резиденцию архиепископа из Жировицкого мон-ря в Минск, усвоить архиеп. Пантелеимону титул «Минский и всея Беларуси», открыть ДС. Протокол заседания имел заголовок: «Деяния Собора епископов Белорусской православной Церкви от 6 октября 1941 года».

В Варшаве Дионисий (Валединский), до 1939 г. управлявший правосл. приходами Зап. Белоруссии в качестве Предстоятеля Польской Православной Церкви, создал Белорусскую церковную раду, в состав к-рой вошли архим. Филофей (Нерко), И. Ермоченко, В. Витушко, Н. Красовский, Б. Стрельчик. 9 сент. 1941 г., на первом заседании рады, был принят меморандум к центральным властям в Берлине, в к-ром предлагалось хиротонисать во епископы белорусов архимандритов Феофана (Протасевича), Филофея (Нерко) и Афанасия (Мартоса). Нем. власти поддержали эти предложения.

3 марта 1942 г. в Минске состоялся Собор белорус. епископов, усвоивший архиеп. Пантелеимону титул митрополита и принявший решение разделить Белоруссию на 6 епархий: Витебскую и Полоцкую во главе с Афанасием (Мартосом), Гродненскую и Белостокскую во главе с архиеп. Венедиктом (Бобковским), Минскую во главе с митр. Минским и всея Белоруссии Пантелеимоном, Могилёвскую и Мстиславскую во главе с еп. Филофеем (Нерко), Новогрудскую во главе с еп. Вениамином (Новицким), Смоленскую, к-рую должен был возглавить после пострижения в монашество и возведения в епископский сан прот. Симеон (Севбо).

Собор принял церковный устав и постановил открыть кратковременные пастырские курсы в Минске, Гродно и Жировицах, а к осени 1942 г.- возобновить деятельность ДС и решить вопрос материального обеспечения духовенства. Зам. митр. Пантелеимона был назначен еп. Филофей. Собор завершился избранием Синода, в состав к-рого вошли: его глава митр. Пантелеимон, архиеп. Венедикт, епископы Филофей и Афанасий. При учреждении епархий не было учтено территориально-адм. деление Белоруссии, проведенное оккупационными властями, по к-рому Брестчина была присоединена к Рейхскомиссариату Украины, Гродненщина - к Вост. Пруссии, Витебщина и Могилёвщина входили в военную полосу и находились под управлением военных. Эти обстоятельства затрудняли управление названными территориями.

28 мая 1943 г. в Гомеле состоялся съезд местного духовенства, на к-ром было принято решение просить митр. Пантелеимона об учреждении в Гомельской обл. самостоятельной епархии. Ходатайство было удовлетворено: бывш. Гомельское вик-ство Могилёвской епархии обрело статус епархии с титулом правящего архиерея «Гомельский и Мозырский». Кандидатом на новую кафедру был определен настоятель Гродненского кафедрального собора вдовый прот. Георгий Боришкевич (в монашестве Григорий). Его епископская хиротония была совершена 18 сент. 1943 г. в Вене епископами РПЦЗ во главе с митр. Анастасием (Грибановским). По возвращении в Гродно еп. Григорий попросил митр. Пантелеимона принять его в состав белорус. епископата, что и было сделано синодальным постановлением, но из-за приближения фронта в Гомель еп. Григорий поехать не смог.

Нем. власти настаивали на провозглашении автокефалии Белорусской Церкви, для этого необходимо было отстранить от управления ею митр. Пантелеимона - противника автокефалии. В кон. мая 1942 г. он был вызван в Генеральный комиссариат, где начальник политического отдела Л. Юрда объявил об увольнении митр. Пантелеимона на покой и передаче управления церковными делами еп. Филофею (Нерко). 2 июня 1942 г. митр. Пантелеимон со своим келейником был увезен сотрудниками СД в Ляданский Благовещенский мон-рь, где находился до осени 1942 г., затем нем. власти перевезли его в г. Вилейка.

30 авг. 1942 г. торжественным молебном в главном храме минского Преображенского мон-ря открылся Всебелорусский Собор правосл. Церкви. К назначенному сроку прибыли делегаты из 2 епархий: Минской и Новогрудской. В Витебской, Могилёвской и Смоленской епархиях, находившихся в прифронтовой полосе, церковная жизнь к тому времени не была налажена, поэтому выборы делегатов на Собор там не проводились. Территория Гродненско-Белостокской епархии нем. властями была присоединена к Вост. Пруссии, и ее правящий архиерей владыка Венедикт, исполнявший также обязанности Экзарха Вост. Пруссии, на Собор не приехал и не прислал ни одного делегата.

На Соборе был утвержден статут «Святой православной Белорусской автокефальной Церкви». В § 113 статута говорилось, что объявление автокефалии последует после признания ее всеми Поместными Православными Церквами. На Соборе были составлены соответствующие письма к Предстоятелям 10 Поместных Церквей, но письма не были подписаны и отправлены. 16 апр. 1943 г. для подписания писем, на чем настаивали власти, в Минск был привезен митр. Пантелеимон, под руководством к-рого состоялось заседание Синода по этому вопросу. Под нажимом оккупационных властей владыки Пантелеимон, Филофей и Афанасий подписали эти канонически несостоятельные письма, к-рые были доставлены в Генеральный комиссариат, но из-за резко ухудшившейся для немцев обстановки на фронте так и не были отправлены.

После Собора белорус. духовенство разделилось на примерно равные группы: часть поддержала идею автокефалии, часть с сент. 1943 г. поминала за богослужением Московского Патриарха, приблизительно треть священнослужителей устранилась от ясного выражения своей позиции. Однако ни в церковных документах, ни в офиц. печати предпочитали не говорить об автокефальности белорус. Церкви. В кон. 1943 г. давление на Церковь усилилось в связи с тем, что при марионеточном гражданском правительстве - Белорусской центральной раде был создан отдел по церковным делам, к-рый должен был контролировать назначения, перемещения и увольнения священнослужителей.

В сер. мая 1944 г. по инициативе оккупационных властей была созвана Конференция епископов под председательством митр. Пантелеимона. Оккупационные власти требовали от белорус. епископов осуждения избрания в Москве Патриарха Сергия (Страгородского) и прислали уже составленную декларацию. Белорус. епископы уступили давлению властей и подписали резолюцию о непризнании Патриарха Сергия, правда, это был выработанный ими более мягкий текст. Конференция в особом меморандуме выступила против вмешательства светских властей в церковные дела. Важным было решение, подвергавшее сомнению постановление Собора, начавшегося 30 авг. 1942 г., ввиду отсутствия на нем 2 старейших архиереев - митр. Пантелеимона и архиеп. Венедикта. Конференция внесла изменения в устав, к-рыми зафиксировала факт присоединения к Белорусской митрополии Пинской и Брестской епархий после включения нем. властями Полесья в ведение Генерального комиссара Белоруссии. Пинский митр. Александр (Иноземцев) решению Собора не подчинился. На Соборе митр. Пантелеимону был усвоен титул «Блаженства», архиеп. Венедикт был награжден бриллиантовым крестом на клобуке.

Вскоре после Собора все белорус. иерархи выехали в Гродно, и 7 июля 1944 г. ввиду приближавшейся Красной Армии они покинули пределы Белоруссии и оказались в Германии. Позднее все белорус. архиереи были приняты в состав РПЦЗ в сущем сане.

В годы оккупации белорус. духовенство состояло в основном из священнослужителей, приехавших из Польши, и из уцелевшего после репрессий местного духовенства. В 1941 г. были открыты курсы для подготовки кандидатов на священно- и церковнослужительские должности в Минске, Гродно, Новогрудке, Гомеле, Витебске, Смоленске и в Жировицком мон-ре. 21 янв. 1942 г. Гродненское епархиальное управление издало циркуляр, в к-ром призывало всех желающих поехать в восточнобелорус. области для восстановления церковной жизни. Добровольцев отправили в Минск в распоряжение митр. Пантелеимона. В 1941-1944 гг. были рукоположены в священный сан более 200 чел. В авг. 1941 г. по распоряжению митр. Пантелеимона в Вост. Б. были направлены для организации церковной жизни архим. прмч. Серафим (Шахмуть) и свящ. Григорий Кударенко, возобновившие на восточнобелорус. землях более 90 церквей. После окончания войны архим. Серафим и свящ. Григорий были заключены в тюрьму, где св. Серафим принял мученическую кончину. Всего к 1944 г. в Б. действовало 1044 храма и 7 мон-рей, из к-рых 5 были возрождены во время оккупации. Возобновилось правосл. богослужение во всех уездах бывш. Витебской губ., в Минской епархии только в 1941 г. было открыто ок. 120 приходов. В Могилёве действовали 3 общины, в Орше - 10, в Шклове - 7, в Борисове - 21 община. В 1943 г. по всей Б. было открыто свыше 78 приходов. Практически при каждой церкви создавались комитеты помощи бедным и жертвам войны: в Минске каждый храм 10% своего дохода перечислял на помощь бедным, в Бобруйском окр. в фонд помощи вдовам и сиротам, из к-рого осуществлялась помощь в т. ч. семьям сосланных священников, ежемесячно перечисляли 2% от дохода всех церквей и добровольных пожертвований верующих. В Минске существовал миссионерский комитет, опекавший беженцев и больных, 2 священника этого центра окормляли детские дома и больницы, проводились богослужения и в лагерях для военнопленных. По радио транслировались воскресные богослужения, концерты духовной музыки, поздравления митр. Пантелеимона своей паствы с праздниками.

Значительная часть правосл. духовенства, особенно в сельских приходах, активно или пассивно (недоносительством) поддерживала партизанское и подпольное движения. Священнослужители снабжали партизан продуктами, медикаментами, предоставляли кров для отдыха и лечения раненых, доставали документы, писали фиктивные справки, были отдельные случаи, когда правосл. клирики вступали в партизанские отряды. Известны факты передачи денежных средств белорус. священнослужителями на нужды Красной Армии через партизанские отряды и подпольные райкомы ВКП(б). Всякая связь с партизанами жестоко каралась оккупационной властью. Прот. Александр Романушко, настоятель Мало-Плотницкой ц. Логишинского р-на Пинской обл., участвовавший в партизанском движении с лета 1942 по лето 1944 г., сообщал, что число священников в Полесской епархии уменьшилось на 55% в связи с расстрелами многих из них фашистами за содействие партизанам. Гитлеровцы безжалостно сжигали правосл. храмы, зачастую вместе с жителями окрестных деревень, если подозревали существование связи с партизанами. Мн. храмы перед сожжением осквернялись: взрывались полы, разбивались иконы. Всего за годы оккупации по распоряжению нем. властей было сожжено 21 церковное здание. С др. стороны, священнослужителям, сотрудничавшим с оккупационным режимом, выносили смертные приговоры партизаны. За годы оккупации партизанами было казнено 42 правосл. священника.

Мон-рь в честь Рождества Божией Матери в Гродно. Фотография. 2000 г

Мон-рь в честь Рождества Божией Матери в Гродно. Фотография. 2000 г


Мон-рь в честь Рождества Божией Матери в Гродно. Фотография. 2000 г

За первое послевоенное десятилетие количество приходов в Б. уменьшилось в связи с тем, что, во-первых, часть территории, окормлявшейся белорус. пастырями, отошла к Польше, во-вторых, нек-рые храмы были закрыты властями на том основании, что они были возобновлены во время оккупации, а до того использовались в др. целях (как склад, клуб и т. п.). К 1957 г. общее число храмов в Б. составило 968, из них 709 приходских, правосл. Церковь в Б. насчитывала 760 священнослужителей, из них 2 архиерея, 724 священника, 34 диакона, духовное образование имели 434 священнослужителя. В 1956 г. было учреждено Бобруйское вик-ство Минской епархии, первым епископом Бобруйским стал Леонтий (Бондарь). В послевоенный период в Б. существовали 3 мон-ря: жен. Спасо-Евфросиниев в Полоцке, муж. Успенский в Жировицах и жен. Рождество-Богородичный в Гродно, в 1957 г. общее число насельников и насельниц в мон-рях составляло 133 чел. В 1947 г. на базе пастырско-богословских курсов при жировицком Успенском мон-ре была возобновлена деятельность Минской ДС, в 1956/57 учебном году в ней обучалось 143 чел.

Духовенство Минской епархии. Во 2-м ряду в центре митр. Питирим (Свиридов). Фотография. Нач. 50-х гг. ХХ в.

Духовенство Минской епархии. Во 2-м ряду в центре митр. Питирим (Свиридов). Фотография. Нач. 50-х гг. ХХ в.


Духовенство Минской епархии. Во 2-м ряду в центре митр. Питирим (Свиридов). Фотография. Нач. 50-х гг. ХХ в.

С кон. 50-х гг. на Церковь в Б., как и на всей территории СССР, начало усиливаться давление. Выражалось это, в частности, в создании препятствий для поступления в ДС, в установлении непосильной арендной платы за пользование монастырскими зданиями и земельными наделами, запрещалось ремонтировать храмы, местные власти отказывали в прописке послушников в мон-рях. К нач. 60-х гг. давление на Церковь приобрело черты крупномасштабного гонения, выразившегося в первую очередь в массовом закрытии храмов (см. Хрущёв Н. С.). Только за один 1960 г. в Минско-Белорусской епархии было закрыто более 300 храмов, а в 1959-1963 гг. правосл. Церковь в Б. лишилась в общей сложности ок. 600 храмов, более всего пострадали приписные церкви и часовни. В 1960 г. были закрыты и разорены жен. мон-ри в Полоцке и Гродно. В 1963 г. прекращены занятия в Минской ДС, упразднено Бобруйское вик-ство. В средствах массовой информации вновь развернулась кампания по дискредитации религии и священнослужителей. В 1958-1964 гг. на Минско-Белорусской кафедре переменилось 6 архиереев, иногда время пребывания епископа на кафедре составляло 1-3 месяца.

Собор Белорусских святых. Икона. Кон. ХХ в.

Собор Белорусских святых. Икона. Кон. ХХ в.


Собор Белорусских святых. Икона. Кон. ХХ в.

В 1963 г. в пределах Минско-Белорусской епархии насчитывалось 437 правосл. приходов, 427 священников и 13 диаконов, 1 мон-рь (Жировицкий). В последующие годы, несмотря на ослабление гонений, число приходов продолжало сокращаться и достигло 369. Богослужение было главным и единственным способом общения с паствой, всякая деятельность вне церковной ограды была невозможна. В сер. 60-х гг., после отставки Хрущёва, церковная жизнь в СССР, в т. ч. и в Б., стабилизировалась. Массовое закрытие храмов прекратилось, но закрытые и отнятые у Церкви храмы не были возвращены. Значительным событием в жизни Минско-Белорусской епархии было поставление на Минскую кафедру в 1978 г. митр. Филарета (Вахромеева). В авг. 1980 г. решением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена (Извекова) было учреждено Пинское вик-ство Минской епархии. В 1985 г. в Минске построили здание, в к-ром разместился архиерейский дом с домовой ц. в честь Собора Белорусских святых, празднование Собору (в 3-ю неделю по Пятидесятнице) было установлено в апр. 1984 г. по благословению Патриарха Пимена.

Церковь в честь Покрова Божией Матери в дер. Корма, где почивают мощи св. Иоанна Кормянского. 1906 г. Фотография. 2000 г.

Церковь в честь Покрова Божией Матери в дер. Корма, где почивают мощи св. Иоанна Кормянского. 1906 г. Фотография. 2000 г.


Церковь в честь Покрова Божией Матери в дер. Корма, где почивают мощи св. Иоанна Кормянского. 1906 г. Фотография. 2000 г.

В кон. 80-х гг. ХХ в. в Б., как и на всей территории СССР, начался процесс возрождения церковной жизни. В первую очередь это выразилось в массовом открытии приходов благодаря исключительному энтузиазму верующих. Уже в 1989 г. на территории БССР действовали 477 приходов, в кон. 1990 г.- более 660. В 1989 г. Церкви были переданы жен. мон-ри Спасо-Евфросиниев в Полоцке и Рождество-Богородичный в Гродно. 1 сент. 1989 г. возобновились занятия в Минской ДС, к-рая, как и ранее, разместилась в жировицком Успенском мон-ре. В том же году в Минске начало работу ДУ для подготовки псаломщиков и регентов церковных хоров.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II у раки прп. Евфросинии Полоцкой. Фотография. 1998 г.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II у раки прп. Евфросинии Полоцкой. Фотография. 1998 г.


Патриарх Московский и всея Руси Алексий II у раки прп. Евфросинии Полоцкой. Фотография. 1998 г.

В окт. 1989 г. в пределах БССР был учрежден Белорусский Экзархат. К 1993 г. 10 епархий входили в Белорусский Экзархат. В 1992 г. в Минске, Заславле и Полоцке состоялись торжества по случаю 1000-летия учреждения Полоцкой кафедры, в к-рых приняли участие представители 7 Поместных Православных Церквей. В 1993 г. широко праздновалось 200-летие Минской епархии, в том же году Синод Белорусского Экзархата принял решение об открытии Минской ДА. Решениями Синода Белорусского Экзархата были причислены к лику святых угодников Божиих: в 1993 г. архиеп. Могилёвский и Белорусский Георгий (Конисский), в 1997 г. настоятель Свято-Покровского храма дер. Кормы Гомельской епархии о. Иоанн Глушкевич (св. прав. Иоанн Кормянский), в 1999 г. прославлены как новомученики 23 клирика Минской епархии, совершавших служение и мученически пострадавших в XX в. Открылись духовные уч-ща в Витебске (1998) и Слониме (2000), фак-т теологии Европейского гуманитарного ун-та в Минске (1993), школа катехизаторов в Минске (1996), регентская школа при Минском ДУ (1998), первая в истории Б. школа церковных звонарей при Минском епархиальном управлении (нач. 2000). В 1996 г. с благословения Церкви на минском предприятии «Отменное литье» начали отливать колокола для приходов и мон-рей Белорусского Экзархата.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II у Жировицкой иконы Божией Матери. Фотография. 2002 г.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II у Жировицкой иконы Божией Матери. Фотография. 2002 г.


Патриарх Московский и всея Руси Алексий II у Жировицкой иконы Божией Матери. Фотография. 2002 г.

15-20 июня 1991 г. состоялся первый визит Предстоятеля РПЦ на белорус. землю за всю ее историю: Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II посетил районы, пострадавшие от ядерной катастрофы на Чернобыльской АЭС. Патриарх Алексий находился в Б. 22-26 июля 1995 г. в связи с празднованием 50-летия Победы в Великой Отечественной войне и посетил Минскую, Гродненскую и Брестскую епархии. Во время 3-го посещения Белорусского Экзархата (24-27 сент. 1998) он побывал в Минской, Витебской и Полоцкой епархиях и возглавил торжества в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня в полоцком Спасо-Евфросиниевом мон-ре. 23-27 июня 2001 г. Патриарх Алексий находился в Б. в связи с 60-летием со дня начала Великой Отечественной войны, Глава Русской Церкви посетил Брестскую, Пинскую, Туровскую и Гомельскую епархии. Во время своего визита в Б. 18-20 мая 2002 г. он принял участие в праздновании Жировицкой иконы Божией Матери в Успенском муж. мон-ре и церемонии открытия здания Дома милосердия в Минске, а также посетил Новогрудскую и Пинскую епархии.

Старообрядчество

Первые известия о старообрядцах на территории Б. относятся ко 2-й пол. XVII в.: в 1685 г. на о-ве Ветка на р. Сож близ Гомеля они основали слободу, к-рая стала быстро заселяться выходцами из России и вскоре превратилась в центр беглопоповцев. В 1734 г. на Ветке действовал еп. Епифаний, рукополагавший священников для старообрядцев. На Ветке обосновались также последователи поморского согласия, к нач. XVIII в. там жили ок. 40 тыс. старообрядцев. В 1735 и 1764 гг. старообрядцы оттуда были насильственно переселены в центр. области России и Ветка запустела. Впосл. оставшиеся на Ветке и в близлежащих землях последователи «старой веры» признали Белокриницкую иерархию.

Др. центром старообрядчества на белорус. землях было Подвинье. Неподалеку от Браслава в нач. XVIII в. переселенцы-поморцы из Новгорода основали с. Кириллино, старшим среди них был Ф. Л. Мстёнок, потомки к-рого (Мастюлины) являлись наставниками в поморском согласии в Б. до кон. XX в. В 50-х гг. XVIII в. подверглись разорению поселения поморцев в Прибалтике, в результате чего более активно стало заселяться Ср. Подвинье, переселенцы двигались по р. Березине и разошлись практически по всей совр. Вост. Белоруссии и далее по Украине (район Житомира). В нач. XIX в. началось новое движение старообрядцев из литов. губерний, на этот раз на запад, в т. ч. на территорию совр. Гродненской обл.

В сер. XVIII в. старообрядцы жили в Витебском, Минском, Виленском и Мстиславском воеводствах, на протяжении всего столетия старообрядческие издания печатались в типографии униатского Супрасльского мон-ря. К сер. XIX в. общее число последователей «старой веры» (поповцев Белокриницкой иерархии, беспоповцев поморского, федосеевского и филипповского согласий и беглопоповцев) в 4 белорус. и Виленской губерниях составляло ок. 90 тыс. чел. (из них почти 70% жили в Витебской губ.). С сер. XIX в. федосеевские общины начали признавать бессвященнословные браки и присоединяться к поморскому согласию, в основном этот процесс завершился к сер. XX в. Отдельные группы федосеевцев еще остаются, однако они малочисленны и неорганизованны.

В наст. время наиболее многочисленным старообрядческим согласием в Б. является поморское (37 общин, часть незарегистрирована), общины этого согласия существуют во всех областях, кроме Брестской (наибольшее число в Витебской обл.- 19), 25 общин имеют храмы (18 деревянных и 7 каменных). Управляет согласием Центральный совет Древлеправославной поморской церкви Республики Беларусь (создан в 1998). В 1998 и 1999 гг. в Полоцке прошли 1-й и 2-й Всебелорусские Соборы поморцев. Поморцы Б. поддерживают активные связи со своими единоверцами в Латвии, Литве, Эстонии и России.

Общины старообрядцев, приемлющих Белокриницкую иерархию, в наст. время существуют в Минске, Гомеле и Гомельской обл., в Бобруйске и Борисове.

Римско-католическая Церковь

Является 2-й по значимости конфессией в Б. Исторически католич. Церковь в Б. тесно связана с польск. католич. Церковью, а также с монашескими орденами францисканцев, доминиканцев, иезуитов, бернардинцев и т. д. 1-е католич. еп-ство было организовано в 1-й пол. XIII в. в Полоцке под названием «Русинское», подчинялось оно Рижской митрополии. После Кревской унии 1385 г., обязательным условием к-рой было крещение по римско-католическому обряду населения Литвы и язычников др. территорий ВКЛ, Ягайло-Владислав создал католич. Виленское еп-ство из 7 приходов, в т. ч. 3 на землях Б.: в Крево, Гайне и Обольцах, где в скором времени были построены костелы. Католич. Церкви были даны значительные привилегии и переданы обширные земли и многочисленные села. На протяжении XV-XVII вв. количество католич. приходов в Б. постоянно возрастало: 90 приходов в 1500 г., 150 - в сер. XVI в., 165 - в 1669 г. К сер. XVI в. 90% католич. общин находилось в сев.-зап. части Б., в широкой зоне белорусско-литов. пограничья - на запад от условного рубежа Браслав-Поставы-Будслав-Минск-Несвиж-Пинск. В вост. части Б. в сер. XVI в. католич. приходы были организованы в Полоцке, Витебске и Обольцах, позже - во всех крупных и средних городах Б.

В 1415 г. католич. Церковь в ВКЛ вошла в ведение примаса польск. костела архиеп. Гнезненского. Большую роль в укреплении позиции Римско-католической Церкви в кон. XVI - нач. XVII в. играла деятельность католич. монашеских орденов, особенно иезуитов, задачей к-рых была борьба с Реформацией и правосл. Церковью. Иезуиты появились в Б. в 60-70-х гг. XVI в. и пользовались особым покровительством кор. Речи Посполитой Стефана Батория, к-рый на правах патрона всех церквей гос-ва передал им в 1579 г. земли правосл. мон-рей Полоцкой епархии. В Полоцке иезуиты открыли коллегиум, затем аналогичные учебные заведения были организованы в Витебске, Бресте, Пинске, Гродно и др. крупных городах Б., обучались в них юноши всех христ. конфессий.

В кон. XVI-XVIII в. католич. Церковь в ВКЛ обладала фактически статусом господствующей. Католич. епископы имели большое влияние на светскую власть, принимали участие в заседаниях Верховной рады, Сената, трибунала, сеймов и сеймиков, др. гос. органов. Во 2-й пол. XVII в. католич. Церковь в Б. понесла значительный урон в результате крестьянско-казацких восстаний, после 1654-1667 гг. она начала обновлять свою структуру и менять политику в отношении др. христ. конфессий на территории Б. До кон. XVII в. количество католич. приходов в Б. возросло почти в 2 раза. В 1744 г. на белорус. землях действовало ок. 270 костелов, подчиненных Виленской кафедре. Как и ранее, католич. приходы были сконцентрированы в зап. областях Б.: в деканатах Браславском, Гродненском, Лидском, Новогрудском, Ошмянском, Ружанском, Слонимском, Свирском, Волковысском и в зап. частях Минского и Полоцкого воеводств, на этих землях действовало ок. 70% приходов, объединявших ок. 85% белорус. католиков. К кон. XVIII в. католики составляли ок. 20% жителей Б.

В 1773 г. указом имп. Екатерины II была создана независимая от Рима Белорусская католич. епархия с центром в Могилёве во главе с еп. С. Богушем-Сестренцевичем (с 1798 в сане митрополита и кардинала). Обеспечив католикам свободу вероисповедания, Екатерина признала за папой право вмешиваться в дела внутреннего устройства местного католич. клира и костела. На территории Б. была разрешена деятельность запрещенного в Европе (1773) ордена иезуитов, в 1812-1820 гг. в Полоцке действовала иезуитская академия со статусом ун-та, к-рой были подчинены иезуитские уч-ща в Витебске, Могилёве, Орше, Мстиславле и др. городах. В Б. существовали также школы пиаров, доминиканцев, францисканцев и др. Для управления делами католич. Церкви в нач. XIX в. в С.-Петербурге была создана особая Римско-католическая коллегия под председательством архиепископа Могилёвского, к-рая просуществовала до нач. XX в. при Департаменте духовных дел и иностранных вероисповеданий Мин-ва внутренних дел.

После польск. восстаний 1830-1831 и 1863-1864 гг. рус. правительство приняло ограничительные меры против католич. Церкви в Б., что привело к упразднению мн. мон-рей и костелов. В 1832 г. в зап. губерниях России был закрыт 191 католич. мон-рь (из 304), большая часть монастырских храмов была обращена в приходские. Созданная в 1832 г. в Вильно католич. ДА в 1841 г. была переведена в С.-Петербург. Одновременно против католич. Церкви был принят ряд мер экономического характера. После 1863 г. для Б. был издан ряд дополнительных постановлений, целью к-рых было не допускать антигос. пропаганды в костелах. Для ослабления польск. влияния на белорус. католиков предписывалось произносить проповеди не только на польск., но и на рус. языке.

Костел бернардинцев в Гродно. Фотография. 1939 г. (ГИМ)

Костел бернардинцев в Гродно. Фотография. 1939 г. (ГИМ)


Костел бернардинцев в Гродно. Фотография. 1939 г. (ГИМ)

После издания указа от 17 апр. 1905 г., провозгласившего свободу вероисповедания в России, католикам в Б. начали передавать ранее закрытые храмы, принадлежавшие им, а также было разрешено строительство новых. К нач. 1914 г. в Б. насчитывалось уже 713 римско-католич. костелов и каплиц, к католич. Церкви присоединились тысячи православных, предки к-рых были униатами. В 1905-1917 гг. число католиков в Б. возросло с 300 до 500 тыс. чел. В 1908 г. по инициативе П. А. Столыпина был поставлен вопрос о подготовке католич. священников из белорусов, литовцев, русских, местных поляков не в католич. академии в С.-Петербурге, где были сильны пропольск. настроения, а непосредственно в Риме. Папская курия отнеслась к этой идее положительно, что способствовало выработке общей позиции между Ватиканом и рус. правительством в вопросе воспитания «российских католиков» лояльными по отношению к Российской империи.

После 1917 г., когда в основу политики Советского гос-ва в отношении Церкви был положен воинствующий атеизм, католич. Церковь в Б., так же как и все др. конфессии, подверглась репрессиям. По обвинению в шпионско-подрывной деятельности в пользу Польши были арестованы более 1000 представителей католич. духовенства, многие из них были расстреляны, к 1937 г. в БССР действовало 11 костелов. Новая волна репрессий началась в послевоенный период. К сер. 1946 г. все костелы на востоке Б. были закрыты, в зап. областях, в 1939 г. присоединенных к БССР, действовало 387 костелов, в к-рых служили 225 ксендзов. В 1951 г. в республике существовало 154 действующих костела, к 1970 г.- 130, в 1980 г.- 110.

В кон. 80-х - 90-х гг. XX в. роль католич. Церкви в Б. начала возрастать. Гос-во передало католикам более 25 ранее закрытых костелов. В наст. время в 4 католич. епархиях (одна из них митрополитальная), возглавляемых митр. кард. Казимиром Свёнтеком, объединены 432 общины, действуют 359 католич. храмов, 246 священников, 314 монахинь, 10 монахов, 5 благотворительных об-в и миссий. Подготовка католич. священнослужителей осуществляется в 2 семинариях - в Гродно (открыта в 1990) и Пинске (открыта в 2001). В 1999 г. по благословению Римского папы воссоздана конференция католич. епископов Б. во главе с кард. Свёнтеком. Большинство белорус. католиков называет себя поляками (реже «литвинами» и белорусами), хотя многие из них считают своим родным языком помимо польского белорусский или русский. В 1999 г. на 5-й сессии католич. синода Минско-Могилёвской и Пинской епархий было принято решение проводить все костельные богослужения на белорус. языке. В Гродненской епархии богослужения проводятся на белорус. и польск. языках.

В Б. в наст. время зарегистрированы также 2 общины католиков-традиционалистов, последователей Лефевра, к-рые не принимают решения II Ватиканского Собора, отвергают богослужение на национальных языках, экуменизм и т. д.

Униатская (греко-католическая, греко-римская) Церковь

Учреждена в пределах Б. в результате подписания акта Брестской церковной унии 1596 г. Особой королевской грамотой всем православным объявлялось, чтобы низложенных униатским Брестским Собором правосл. епископов Гедеона (Балабана) и Михаила (Копыстенского) они не считали своими архиереями и оказывали полное послушание митр. Михаилу (Рогозе) и епископам, принявшим унию. Вновь созданная униатская Церковь заимствовала структуру православной Церкви. Все правосл. епархии Б. стали униатскими: Полоцкая архиепископия, Пинско-Туровская, Смоленская и Владимиро-Брестская епархии. Исключение представлял Могилёв, отложившийся от кафедрального Полоцка сразу после принятия унии Полоцким архиеп. Георгием-Германом Загорским и порвавший всякие связи с архиепископом-униатом. Во главе религиозной жизни Могилёва становится Богоявленское братство. Кафедра митрополита Киевского находилась в Новогрудке, Вильно и Варшаве (с XVIII в.). Позиции унии были упрочены усилиями Ипатия Потея, поставленного в митрополита после кончины Михаила (Рогозы; † 1599), к-рый повел активное наступление на правосл. Церковь: правосл. священнослужители, не желавшие принять унию, лишались сана, мирян отлучали от Церкви, храмы или уничтожались, или отбирались под унию, или отдавались на откуп евреям, правосл. богослужение преследовалось, у мон-рей отнимались земли, православные не допускались на гос. должности, подвергались физическому насилию. Потей широко практиковал «запечатание» церквей, когда православные оставались без богослужения, а священники - без приходов. От униатского же духовенства было взято письменное обязательство верности унии и повиновения униатскому митрополиту. Обязательство было подписано архимандритами виленским, минским, гродненским и браславским; протопопами гродненским, царисским, торчанским, любартовским и новогрудским; священниками жировицким, лесокским, марковским, бабицким, мозырским, новогрудским, 2 минскими и др. В 1607 г. унию принял Супрасльский мон-рь.

Еще энергичнее наступление на Православие повел преемник Потея Иосиф Рутский, учредивший в ВКЛ орден базилиан (1617), главной задачей к-рого было укрепление и пропаганда унии на территории ВКЛ. Время пребывания Рутского на митрополичьем престоле ознаменовалось латинизацией унии, проводившейся первоначально базилианами: в униатских церквах начали уничтожать иконостасы, заводить органы и т. п. На конгрегации, состоявшейся в Бресте в 1666 г., униатский еп. Иаков Суша жаловался, что базилиане многое изменили в обрядах вост. Церкви и вмешиваются в юрисдикцию епископов. Кроме Потея и Рутского, наиболее ревностным проводником унии был униатский иером. Вилен. Троицкого мон-ря, с 1618 г.- униатский архиеп. Полоцкий Иосафат Кунцевич. Насильственное насаждение унии и бессмысленное надругательство над Православием в Полоцкой епархии вызвало негодование жителей Витебска и привело осенью 1623 г. к убийству Иосафата Кунцевича. При кор. Яне Собеском униаты получили 2 диплома, утверждавшие приобретенные ими ранее права и имущество. В то же время решением сейма 1676 г. были уничтожены права, приобретенные православными во время правления кор. Владислава IV.

Большое значение для униатской Церкви имел Собор в Замостье (1720) под председательством митр. Льва Кишки, на к-ром присутствовали представители католич. клира и иезуиты. Собор провозгласил униатскую Церковь единственной законной Церковью греко-вост. обряда на землях Речи Посполитой и принял программу для обращения в унию правосл. жителей Б. и Украины. Собор принял основные католич. учения: об исхождении Св. Духа и от Сына (Filioque), о чистилище, об индульгенциях, признал постановления Тридентского и Флорентийского Соборов, ввел в униатские церкви лат. богослужение и праздники. Замойский Собор подтвердил прежние привилегии и права ордена базилиан и предоставил новые. Собор также постановил издавать для униатов богослужебные книги (согласно принятым догматическим и обрядовым изменениям) и запретил приобретать «схизматические» книги, напечатанные в России. Замойский Собор способствовал еще более тесному сближению униатской Церкви с Римско-католической и облегчил переход из унии в католичество. Главными исполнителями решений Замойского Собора стали базилиане, в то время как белое униатское духовенство отнеслось к его постановлениям сдержанно.

Вместе с латинизацией униатской Церкви наступила эпоха массового перевода крестьян из Православия в унию, вызванного усилившимися гонениями на православных. В Б. в 1732-1743 гг. приняли унию 128 правосл. мон-рей и храмов. Одновременно с усилением гонений на Православие начался процесс перевода униатов в католичество, чему способствовало высокомерное отношение католич. знати к униатам. Набеги на униатские храмы и мон-ри, захваты церковных имений, избиение униатских священников и принуждение их отбывать барщину были обычными явлениями. Шляхтичи-католики не разрешали строить на своих землях униатские храмы и праздновать храмовые праздники, запрещали исполнять требы и проч. Уния, как и Православие, считалась конфессией людей невежественных («chłopska wiara» - вера холопов). С сер. XVIII в. католич. Церковь начала проводить систематическую политику перевода униатов в латинство. В 1752 г. Львовский католич. архиеп. Сераковский составил с этой целью план. Необходимость перевода униатов в католичество Сераковский мотивировал тем, что, несмотря на покровительство Римской Церкви, уния не представляла всей полноты и чистоты ее учения, что униаты слишком тесно связаны в обрядности с Вост. Церковью, воспитываются в национальном духе и поэтому легко могут перейти обратно в Православие. Униатское духовенство, обеспокоенное такой политикой, созвало Собор и выразило протест против посягательств католиков лат. обряда на самостоятельность униатской Церкви. Однако протест остался без последствий, и перевод православных и униатов в католичество, так же как и латинизация унии, стали в кон. XVIII в. явлениями постоянными.

После разделов Польши и присоединения белорус. земель к России указ имп. Екатерины II о неприкосновенности Православия, католичества, а также униатства задержал возвращение униатов в Православие, однако уже в 1772-1780 гг. в Православие обратились 250 тыс. униатов. В 1780 г. вышел рескрипт, по к-рому белорус. генерал-губернатору было предписано в случае вакансии священнического места в униатском приходе спрашивать прихожан, не желают ли они иметь правосл. священника, и, если они «изъявляли на то согласие», предоставлять местным правосл. архиереям принимать такие приходы в свое заведование. Ответом униатского митр. Иасона Смогоржевского на действия рус. правительства стал Собор в Радомысле (1781), к-рый постановил во всех униатских церквах совершать богослужения в соответствии с обрядами Римско-католической Церкви, как было установлено на Замойском Соборе. Окружное послание митрополита ко всем духовным и гражданским чинам, разосланное после окончания Собора, содержало требование способствовать обращению православных в унию и не стесняться для того употреблять силу в виде экзекуций, лишения служебных мест, тюремных заключений и т. п. Все униатские епархии по распоряжению рус. правительства были закрыты, кроме Белорусской, к-рую возглавил архиеп. Ираклий Лисовский (с 1784). Это был человек, воспитанный в уважении к греко-вост. обрядам, сторонник сближения униатской Церкви с правосл. и очищения унии от латинизма. В 1794 г. имп. Екатерина II издала указ, разрешавший свободное присоединение униатов.

При имп. Павле I были сделаны большие уступки католикам: введен запрет на обращение униатов в Православие, но переход униатов в католичество не возбранялся. В 1798 г. учреждены 2 униатские епархии: Брестская (для Минской и Литовской губерний) и Луцкая (для Волынской и Подольской губерний). Однако, не считая греко-католич. Церковь канонически самостоятельной, имп. Павел подчинил униатскую Церковь католич. коллегии, в к-рой не было ни одного униата. Коллегия воспользовалась возможностью расширить влияние католич. Церкви за счет униатской, в зап. губерниях началась активная пропаганда латинства, были случаи обращения в католичество не только униатов, но и православных.

Политика католич. Церкви вызвала резкие протесты со стороны униатских иерархов, в результате имп. Павел в 1799 г. издал указ, в к-ром католич. духовенству запрещалось «совращать униатов и православных в латинство». Однако указ не выполнялся. Те же тенденции сохранились в конфессиональной политике в правление имп. Александра I. В первые годы его правления положение униатской Церкви еще более осложнилось. Известны случаи, когда ксендзы, разъезжая по униатским приходам, объявляли о якобы имеющемся предписании российского правительства о немедленном присоединении униатов к католичеству, участились случаи насильственного захвата католиками униатских храмов.

Большой урон авторитету униатской Церкви нанесли базилиане, стремившиеся к дальнейшей латинизации и полонизации униатской Церкви. Их деятельность стала причиной раскола униатства в нач. XIX в. на сторонников слияния с католичеством и противников этого, стремившихся к сближению с правосл. Церковью. В 1803 г. в униатской Полоцкой епархии в католичество перешли 100 тыс. прихожан, в Белорусской епархии неск. приходов, ранее перешедших из унии в Православие, также стали католическими. Ираклий Лисовский послал в С.-Петербург прот. Иоанна Красовского с жалобой на униженное положение униатской Церкви. Это посольство имело успех: было запрещено обращать униатов в католичество (1803), в состав же католич. коллегии были включены (1804) униатский еп. Иосафат Булгак и 3 асессора из униатского духовенства, а в 1805 г. коллегия была разделена на 2 департамента - католич. и униатский, председателем последнего стал архиеп. Ираклий Лисовский, возведенный в сан митрополита (1805). Лисовский сумел поднять значение белого униатского духовенства. Спасая униатскую Церковь от поглощения ее католичеством, Лисовский предлагал подчинить ее Святейшему Синоду. В униатских церквах он заводил правосл. порядки, сам служил по архиерейскому служебнику московского издания, внушая униатскому духовенству, что обряды и церковные книги в униатском богослужении аналогичны православным. В 1806-1807 гг. в Полоцке Лисовский учредил униатскую семинарию. После кончины Лисовского (1809) его преемником на митрополии стал Луцкий еп. Григорий Коханович (1810-1814), затем униатскую митрополию возглавил Иосафат Булгак (1814-1838), сторонник сближения с католич. Церковью.

В первые годы царствования Николая I был принят ряд ограничительных мер в отношении католич. Церкви в западнорус. губерниях: в 1826 г. было запрещено строить каплицы в местностях с правосл. населением, в 1827 г. в базилианские мон-ри разрешено принимать только униатов, в униатском богослужении предписано употреблять только церковнославянский язык. В те годы униатская Церковь состояла из 4 епархий: Брестской, Виленской, Полоцкой и Луцкой.

В 1827 г. асессор католич. коллегии, в ведении к-рой состояли униаты, от Луцкой епархии Иосиф (Семашко) обратил внимание директора департамента, занимавшегося делами униатов, Г. И. Карташевского на тяжелое положение униатской Церкви и предложил меры по предотвращению ее дальнейшей латинизации, а также по возвращению униатов, совращенных в католичество. Записка Иосифа Семашко привела к коренным преобразованиям униатской Церкви: 28 апр. 1828 г. была учреждена особая греко-униатская коллегия под председательством митр. Иосафата Булгака, его помощником был назначен Иосиф Семашко. Началось очищение униатского богослужения от лат. обрядов и возвращение к постановлениям унийного Брестского Собора (1596). Было запрещено принимать униатов в Виленскую католич. семинарию. Для них создали по образцу правосл. семинарию в Жировицах (1828), на содержание к-рой были использованы средства базилиан. Кардинальные изменения произошли и в положении этого монашеского ордена. Униатской коллегии было поручено произвести ревизию всех базилианских мон-рей и ненужные из них закрыть, в результате было упразднено свыше 60 мон-рей, а их имения поступили на содержание униатских уч-щ и белого духовенства. Для ослабления связи базилиан с папой после смерти прокуратора ордена, проживавшего в Риме, его должность была упразднена.

Для ознакомления униатского духовенства с учением правосл. Церкви Иосиф Семашко распространял соч. Московского митр. свт. Филарета (Дроздова) «Разговоры между испытующим и уверенным о Православии Греко-Российской Восточной Церкви». Все эти меры привели к отделению униатской иерархии от католич., к созданию собственной системы образования и росту проправосл. настроений среди униатского священства. В 1829 г. Иосиф Семашко был назначен викарным епископом Мстиславским и председателем консистории униатской Белорусской епархии с правом присутствия в коллегии в С.-Петербурге.

Участие ряда униатских священников и базилиан в польск. восстании 1830-1831 гг. изменило планы рус. правительства в отношении униатской Церкви: Полоцкая епархия вместе с упраздненной Луцкой перешла под управлением митр. Иосафата Булгака, а Брестская епархия была соединена с Литовской, и во главе ее встал Иосиф Семашко, началось закрытие базилианских мон-рей, были уволены мн. униатские священники, а на их места поставлены выходцы с Украины, детей белорус. духовенства начали посылать на учебу во внутренние российские губернии или на Украину.

На воссозданную правосл. Полоцкую кафедру был назначен Смарагд (Крыжановский), к-рый энергично принялся за воссоединение униатов. Однако его методы вызывали недовольство, Семашко в особой записке отмечал торопливость в действиях еп. Смарагда и предложил выработать систему мер для постепенного присоединения униатов.

Ответом на эту записку Иосифа Семашко явились Высочайшее повеление (13 янв. 1834) и секретная инструкция, к-рая предписывала правосл. епископам действовать «осторожно и неторопливо». Униатским епископам предлагалось постепенно очищать унию от латинства. 26 мая 1835 г. был учрежден секретный комитет по делам униатской Церкви, а 19 дек. им было принято постановление об устройстве в униатских церквах иконостасов и об устранении из богослужения всех лат. обрядов. В янв. 1837 г. униатская Церковь перешла в ведение Святейшего Синода, одним из первых распоряжений стало запрещение католич. священникам крестить детей униатов.

В нач. 1838 г. скончались униаты митр. Иосафат Булгак и Пинский еп. Иоасаф Жарский, противники сближения с Православием. В марте 1838 г. председателем греко-униатской коллегии был назначен еп. Иосиф Семашко, 2 др. униатских епископа - Антоний Зубко и Василий Лужинский сочувствовали соединению с правосл. Церковью. Наиболее сильным стремление к воссоединению униатов с Православием было в Литовской епархии: из 1057 ее священников за объединение высказалось 760. В Полоцкой епархии идея единения встретила значительную оппозицию не только среди духовенства, но и среди части мирян, из 680 священников согласие дали только 186. Антиправосл. настроения в белорус. епархии во многом были вызваны деятельностью еп. Смарагда. Для изменения ситуации еп. Иосиф вместе с Антонием Зубко проводил в Полоцке широкую агитацию за объединение, по отношению к остававшимся в оппозиции униатским священникам принимались адм. меры: перевод в др. епархию, высылка на покаяние в мон-ри внутренних губерний России. Для ускорения воссоединения униатов в кон. 1838 г. в Б. прибыл представитель обер-прокурора Синода В. В. Скрипицын. Вместе с Иосифом Семашко им удалось добиться согласия большинства униатского духовенства на соединение с Православием. 12 февр. 1839 г. в Полоцке епископами и начальствующим духовенством был подписан соборный акт о воссоединении униатской Церкви с правосл., составлено соответствующее прошение на Высочайшее имя и был приложен список, содержащий имена 1305 униатских священников, высказавшихся за воссоединение. Обер-прокурор Синода гр. Н. А. Протасов 1 марта 1839 г. представил эти документы императору, к-рый 25 марта утвердил постановление Синода о слиянии греко-униатской Церкви с правосл. Униатам были оставлены те обряды и обычаи, к-рые не противоречили Православию. В 1839 г. было воссоединено ок. 1607 приходов и более 1600 тыс. чел.

До 1875 г. уния продолжала существовать в Холмской епархии (Седлецкая, Люблинская и Сувалкская губернии). После издания манифеста о свободе совести (17 окт. 1905) мн. бывш. униаты, присоединившиеся к правосл. Церкви, вернулись в унию. После обретения Польшей независимости между Ватиканом и польск. правительством в 1925 г. было подписано соглашение, по к-рому униатскому духовенству гарантировалась оплата труда, если оно принесет присягу на верность Польше. Униаты были лишены права проводить миссионерскую деятельность. Неск. позже униатских миссионеров стали готовить Восточный ин-т при Люблинском католич. ун-те и семинария в Дубне на Волыни. В Альбертине иезуиты основали униатский мон-рь, а также школу миссионеров и развернули исключительно широкую прозелитическую активность среди православных. В 1932 г. польск. правительство под нажимом Ватикана приняло тайное постановление о том, что «задача обращения Востока в католичество, так же как и в прошлые столетия, остается и далее «исторической миссией» Польского государства». Это усилило принудительное обращение православных в католичество и униатство. Однако результаты этих усилий были невелики: к 1938 г. в Виленской епархии было 4 униатских прихода, 7 священников и ок. 3300 верующих, в Пинской епархии - 12 священников и ок. 6 тыс. прихожан, на Подляшье - 9 священников и ок. 3200 верующих. Тем не менее в Польше началась работа по отобранию у православных в пользу униатов всех храмов и мон-рей, к-рая велась даже в годы второй мировой войны. В послевоенное время уния существовала на Зап. Украине до Львовского Собора 1946 г.

После распада СССР в Б. делались попытки возрождения унии, на 1 янв. 2002 г. зарегистрировано 14 униатских общин, к-рые появились в кон. 80-х - нач. 90-х гг. XX в. и образовали церковно-адм. единицу - деканат, в каждой из общин состоят 5-7 чел., это преимущественно новообращенные верующие, среди них - бывш. комсомольские и партийные деятели, атеисты, самоопределяющеся в новых политических условиях, часть белорус. интеллигенции считает униатство национальной Церковью. Связь между Ватиканом и униатскими общинами осуществляют апостольские визитаторы Конгрегации Восточных Церквей Ватикана архим. Сергей Гаек (Польша) и ректор Белорусской католич. миссии в Великобритании прот. Александр Надсон.

Протестантизм

Появился в Б. в сер. XVI в. в форме лютеранства и кальвинизма, распространявшихся в Б. и Литве (преимущественно в городах, где было нем. и латыш. население) проповедниками из Германии, Пруссии, Ливонии и Польши. Первые лютеран. общины появились в Слуцке (1535), где местный кн. Юрий Семёнович подарил лютеранам земельный надел для строительства кирхи, при к-рой позже было организовано уч-ще, и в Вильно (1539). В XVI в. лютеран. общины образовались также в Гродно, Минске, Витебске, Полоцке, Могилёве, они были малочисленны и состояли преимущественно из иностранцев.

Среди населения Б. широкое распространение получил в XVI в. кальвинизм (Евангелическо-реформаторская Церковь), его исповедовали магнаты, шляхта и часть зажиточных горожан. Главным покровителем кальвинизма в Б. был канцлер ВКЛ и воевода виленский Н. Радзивилл Чёрный, принявший это учение в 1553 г. и активно насаждавший его не только в своих владениях, но и в крупнейших городах ВКЛ. Его примеру следовали представители др. крупных родов - Сапеги, Ходкевичи, Кишки, Воловичи, Пацы, Нарушевичи, Тышкевичи, Хребтовичи, Горностаи, Корсаки, Соломерецкие и др., а также большая часть зависимой от них шляхты. Увлечение кальвинизмом приняло столь широкие размеры, что в Новогрудском воеводстве из 600 шляхетских правосл. и католич. родов только 16 не приняли кальвинизм (остались православными). В кон. 50-х гг. XVI в. общины кальвинистов существовали почти во всех городах Б., при каждой общине действовали церкви, школы, часто «шпитали» (лечебницы, дома призрения), при многих - типографии. При содействии местной шляхты только в Новогрудской епархии кальвинист. пастор Симон Будный разорил 650 правосл. церквей и домовых храмов, взамен к-рых были поставлены кальвинист. храмы. С. Будный основал в 1562 г. типографию в Несвиже и издал на белорус. языке написанные им сочинения «Катехизис» и «Об оправдании грешного человека перед Богом». В 1574 г. он создал типографию в имении Лоск (совр. Минская обл.), где опубликовал свои труды «Про две сущности Христа», «Против крещения детей» и др. Кальвинист В. Н. Тяпинский в 70-х гг. начал издание Евангелия на 2 языках: церковнослав. и старобелорус. В посл. десятилетия XVI в. протестант. типографии были организованы более чем в 10 городах и местечках Б. Реформационное книгоиздание на польск. языке было представлено деятельностью типографии в Бресте, где в 1563 г. П. Базиликом на средства Н. Радзивилла Чёрного была издана Брестская Библия, предназначавшаяся для протестантов Польши и ВКЛ. Наиболее крупные протестант. типографии действовали также в Любче (совр. Новогрудский р-н Гродненской обл.), Вильно, Клецке, Бресте.

В. Н. Тяпинский. Гравюра. 1576 г.

В. Н. Тяпинский. Гравюра. 1576 г.


В. Н. Тяпинский. Гравюра. 1576 г.

Во 2-й пол. XVI - 1-й пол. XVII в. в Б. существовало 85 кальвинист. общин (в ВКЛ - 190), входивших в Литовскую провинцию, к-рая делилась на 6 дистриктов (округов): Брестский, Виленский, Жмудский, Завилейский, Новогрудский, Русский (позже Белорусский с центром в Минске), центром провинции был Вильно. Высшим органом управления являлись провинциальные синоды, в округах - партикулярные синоды, в их работе принимали участие как духовные, так и светские лица. Между синодами руководство кальвинистами Б. осуществляли суперинтенданты, а в дистриктах - сеньеры. В 1563 г. Виленский сейм уравнял кальвинист. шляхту в правах с католич. и правосл. К кон. 60-х гг. XVI в. в состав Верховной рады ВКЛ («Паны-рада») входило 17 протестантов, 9 православных и 2 католика.

В 1-й пол. 60-х гг. XVI в. из кальвинизма выделяется радикальное направление антитринитариев (социниан или ариан), покровителем к-рых был белорус. магнат Я. Кишка. При его покровительстве были созданы типографии в Лозках (Ошмянский повет), в Любче и Заславле. Наибольшего успеха антитринитарии добились в Новогрудском и Брестском воеводствах. Отрицание социнианами учения о Св. Троице, утопичность социальных лозунгов вызывали недовольство церковных и светских властей Речи Посполитой, преследовавших социниан (в 1638 была закрыта их школа в Ракове). Социниане, обвиненные в сотрудничестве со шведами, были изгнаны из Польско-Литовского гос-ва по решению сейма в 1658 г. Раскол и ослабление реформационного движения, наступление контрреформации и ряд др. факторов привели к тому, что со 2-й пол. XVII в. протестант. конфессии утратили в Б. свое влияние, магнаты, шляхта и горожане стали переходить преимущественно в католичество.

Решения вального сейма Речи Посполитой 1768 г. об уравнении в правах протестантов и православных с католиками и конституция 1791 г. гарантировали протестантам свободу вероисповедания. Протестанты Б. и Литвы создали свой церковный статут («диссидентское право»), по к-рому вся церковная власть передавалась генеральному синоду. После присоединения Б. к России «диссидентское право» было запрещено, новые статуты евангелических церквей Российской империи были утверждены в 30-х гг. XIX в. Во 2-й пол. XIX в. в белорус. губерниях было зарегистрировано 19 лютеран. приходов (20 тыс. прихожан) и 17 кальвинист. общин (10 тыс. прихожан). Богослужение у лютеран проводилось преимущественно на нем. и латыш. языках, у кальвинистов - на польском, хотя правительство требовало проведения служб также по-русски.

В кон. XIX - нач. XX в. из среды гл. обр. лютеран и кальвинистов начали выделяться новые протестант. деноминации, среди к-рых наибольшее распространение получил баптизм. Неск. позже, чем баптизм, в Б. появились пятидесятники, адвентисты седьмого дня, иеговисты. После издания манифеста 17 апр. 1905 г. о веротерпимости их деятельность приобрела легальный характер.

За годы советской власти протестанты в Б. (в наибольшей степени иеговисты и пятидесятники), как и представители др. конфессий, подвергались преследованиям. В послевоенный период до 77% всех протестант. общин было зарегистрировано в Зап. Б. Наиболее многочисленной протестант. деноминацией являются Евангельские христиане-баптисты (ЕХБ) - 149 общин в 1966 г., 171 - в 1989 г. В 60-х гг. от них отделились Христиане веры евангельской (ХВЕ), к-рые к 1989 г. были объединены в 39 общин. В 90-х гг. XX в. количество протестант. деноминаций в Б. увеличилось в 5 раз (с 3 до 15), а количество общин - почти в 3 раза (с 288 до 862). Наиболее динамично развиваются ХВЕ, ЕХБ и адвентисты. Неопротестант. объединения, возникшие в Б. за последние 10 лет, представлены общинами христиан полного Евангелия, новоапостольской церкви, церкви Христовой, Церкви Иисуса Христа святых последних дней и др. Многие из них малочисленны и насчитывают от 10 до 50 чел. Все протестант. течения объединяют в Б. ок. 70 тыс. активных верующих. Пресвитеров, проповедников и регентов готовят в 2 высших и 2 средних учебных заведениях ЕХБ и ХВЕ. Издается неск. журналов и газет, действуют 307 молитвенных домов и 12 благотворительных миссий.

Иудаизм

Первые крупные этноконфессиональные группы иудеев мигрировали в Б. из Германии, Польши и Украины в XIV-XVI вв. и селились преимущественно в городах и местечках, где составляли в то время от 10 до 20% населения. Во 2-й пол. XVII-XVIII в. в результате новых миграций число евреев в Б. значительно возросло (от 40 до 80% в нек-рых городах и местечках), к кон. XVIII в. на землях Б. и Литвы проживало более 300 тыс. евр. семей. Согласно общероссийской переписи 1897 г., в 4 белорус. и в вост. части Виленской губ. проживало более 1,2 млн чел. иудейского вероисповедания. Неортодоксальный иудаизм исповедовали сравнительно немногочисленные группы тюркоязычных караимов, переселившихся в XIV-XVII вв. на земли Б. и Литвы из Крыма и Сев. Причерноморья.

Большинство евр. населения Б. придерживалось ортодоксального талмудического иудаизма. Этноконфессиональные общины евреев (кагалы) возглавлялись раввинами и старостами (габаями). Среди евреев (особенно их беднейшей части) был распространен также хасидизм. Хасидские общины, возглавляемые цадиками (проповедниками), враждовали с общинами ортодоксальных евреев, что требовало вмешательства властей. В нач. XIX в. хасидам было разрешено строительство собственных синагог, выборы цадиков, организация школ и т. д., однако евр. община в каждом населенном пункте должна была быть единой. В 1902 г. в Минске состоялся Всероссийский съезд сионистов по вопросу об организации выезда евреев из Российской империи. После отмены черты оседлости и отъезда евреев в Центр. Россию мн. традиц. центры иудаизма в Б. частично пришли в упадок. Большинство евреев Б. было уничтожено во время нем. оккупации 1941-1944 гг., после войны часть евреев выехала в Израиль.

Религ. жизнь иудеев в Б. начала восстанавливаться в 90-х гг. XX в. В 1993 г. 10 иудейских общин организовали Иудейское религиозное объединение в Республике Беларусь, в 1999 г. было зарегистрировано более 20 общин. Действуют 2 высших ДУ (ешиботы), более 15 воскресных школ, евр. классы в средних школах, вопросы религ. жизни освещаются в 4 евр. газетах. Из-за отсутствия местных раввинов общины приглашают проповедников из США и Израиля. В совр. иудаизме в Б. существует 2 основных направления - ортодоксальное (консервативное) и прогрессивное (реформаторское).

Ислам

(суннитского направления Абу-Ханифа) исповедуют в Б. татары, их предки появились на землях ВКЛ в XIV-XVI вв. в качестве пленных или были приглашены на службу вел. князьями литов. Возведение первых мечетей в ВКЛ относится к XIV в., привилей на их строительство выдавался вел. князем литов., позже королем, на территории Виленской епархии требовалось также разрешение католич. епископа; дозволялось строительство только деревянных мечетей. Особенностью мечетей ВКЛ было разделение внутреннего пространства на муж. (справа) и жен. (слева) половины, служба проводилась только на муж. половине. В XVI в. численность татар в ВКЛ составляла, по нек-рым данным, ок. 40 тыс. человек, а основными регионами проживания были западнобелорус. земли. Многие из татар. поселенцев за свою службу получили шляхетство и значительные привилегии, но им запрещалось иметь крепостных крестьян-христиан и жениться на христианках, что обусловило этноконфессиональную эндогамность их групп. Общины белорус. мусульман до кон. XVIII в. были самостоятельными, для разрешения спорных вопросов они обращались к муфтиям Оттоманской империи или Крыма, собственных религ. уч-щ не имели. Общины выбирали муллу и муэдзина (мязима). По обычаю все муллы и руководство общин были шляхетского происхождения («шляхта-мусульмане»). В кон. XVIII - 1-й пол. XIX в. в Б. насчитывалось более 20 мечетей. В XIX в. мусульм. общины получили возможность восстанавливать старые и возводить новые мечети, строительство осуществлялось преимущественно в Минской губ. В сер. XIX в. татары-мусульмане получили право на строительство каменных мечетей, единственная каменная мечеть была построена в Минске в 1901 г.

Все вопросы, связанные с религ. жинью белорус. татар, решались в Таврическом магометанском духовном управлении в Крыму, а также в Департаменте духовных дел и иностранных вероисповеданий в С.-Петербурге. Собственного языка белорусско-литов. татары не сохранили, при богослужении и в быту пользовались белорус., польск., позже рус. языками (на араб. читался только Коран). На старобелорус. языке в XVI-XVIII вв. (араб. письмом) татары создали богатую религ., морально-этическую и фольклорную лит-ру (аль-китабы, макры, тесфиры). В нач. XX в. у белорус. татар начали возникать просветительские об-ва, быт стал приобретать более светский характер, значительное количество молодежи стало учиться в светских образовательных учреждениях, в т. ч. и военных.

В наст. время на территории Б. проживает ок. 20 тыс. татар, действуют 24 мусульм. общины (19 в Гродненской обл.). Все общины входят в состав созданного в 1994 г. Мусульманского религиозного объединения Республики Беларусь, руководящим органом к-рого является муфтиат во главе с муфтием. С 1991 г. действует культурно-просветительское белорус. объединение татар «Аль-Китаб», проводятся акции по культурно-религ. интеграции татар Б., Литвы, Польши и Крыма, сохранению их этнической самобытности, возрождению ислам. религии и культуры. После Великой Отечественной войны в Б. осталась 1 мечеть в Ивье Гродненской обл. Во 2-й пол. 90-х гг. XX в. активизировались строительство и реставрация мечетей в Слониме, Новогрудке, Видзах, создается комплекс мусульм. культурно-религ. центра в Минске.

Нетрадиционные религиозные и псевдорелигиозные направления и движения

Получили распространение в Б. в посл. десятилетие, они связаны гл. обр. с буддизмом и индуизмом (хатха-йога, дзен-буддизм, агни-йога, вайшнавы, брахма кумарис и др.). Их последователями является в основном учащаяся молодежь и интеллигенция. Наиболее крупные и активные - агни-йога, кришнаиты. В Б. зарегистрированы неск. общин синкретических религиозно-этических учений бахаев (баха-уллу), сайентологов, центра Шри Чин Моя и др. Деятельность экстремистских и деструктивных религ. сект Белого братства, Аум Синрикё, тантрийской секты Ананда Марг, сатанистов и др. в Б. запрещена.

Арх.: НАРБ. Ф. 4, 62, 93; НИАБ. Ф. 136, 2786; НАБ в Гродно. Ф. 1.

Ист.: АЮЗР. 1859. Ч. 1. Т. 1; 1871. Ч. 1. Т. 4; 1914. Ч. 3. Т. 4; ПСПиР. 1915. [Т.]: Царствование государя имп. Павла I; ПСРЛ. Т. 1, 2, 7, 9, 35; Древняя Русь в свете зарубежных источников. М., 1999; Археографический сб. док-тов, относящихся к истории сев.-зап. Руси. Вильно, 1867-1904. Т. 1-14; Акты, издаваемые Виленскою комиссиею для разбора древних актов. Вильна, 1889. Т. 16; 1908. Т. 33; Житие прп. Евфросинии, кнж. Полотския (по трем ред.) / Изд. А. Сапунова. Витебск, 1888; Иосиф (Семашко), митр. Литовский. Записки. СПб., 1883. Т. 1-3; Василий (Лужинский), архиеп. Полоцкий и Витебский. Записки... о начале и ходе окончательно совершившихся дел воссоединения греко-униатской церкви в Белоруссии и Волвены с Правосл. Российской Церковью, написанные в кон. 1866 г. Каз., 1885; Документы, объясняющие историю Западнорусского края и его отношения к России и к Польше. СПб., 1865; Памятники полемической лит-ры в Зап. Руси. СПб., 1878, 1903. Кн. 1, 3. (РИБ; Кн. 4, 19); Памятники полемической лит-ры в Зап. России. СПб., 1882. Кн. 2. (РИБ; Кн. 7); Памятники православия и русской народности в Зап. России в XVII-XVIII вв.: Акты по истории заграничных мон-рей: Киев. Епархии. К., 1905. Т. 1. Ч. 1-3; Volumina Legum: Przedruk zbioru praw staraniem ХХ. pijarów, [1732-1793]. Petersburg, 1859-1860. T. 1-8; Volumina Legum / Wyd-wo komisisyi prawniczej Akad. umiejetnosci w Krakówie (z funduszu s. p. ks. A. Jakubowskieho). Kraków, 1889. T. 9; Кривонос Ф., свящ. Синодик за веру и церковь Христову пострадавших в Минской епархии, 1918-1951 гг. Киевец, 1996; Уния в документах. Минск, 1997.

Лит.: Niesiecki К. Korona Polska: Metropolia Ruska. Lwów, 1728; Stebelski L. Dwa wielkie swiatia na Horyzoncie Polckim. Wilno, 1781; Narbutt T. Dzieje starożytne narodu Litewskiego. Wilno, 1839. T. 1; Боричевский И. Православие и русская народность в Литве. Вильно, 1851; Мухлинский А. Исследование о происхождении и состоянии литовских татар. СПб., 1857; Флеров И. О. О православных церковных братствах, противодействовавших унии в юго-зап. Руси в XVI, XVII и XVIII ст. СПб., 1857; Коялович М. О. Литовская церковная уния. СПб., 1859-1861. Т. 1-2; он же. Чтения по истории Зап. России. СПб., 1884; он же. История воссоединения западнорусских униатов старых времен. Минск, 1998р; Демьянович А. Иезуиты в Западной России 1569-1772 гг. СПб., 1872; Котович И. А. Первоначальная история христианства в нынешнем Сев.-Зап. крае России до Вел. литовского кн. Ягайлы. СПб., 1873; Барсов Т. Константинопольский Патриархат и его власть над Русской Церковью. СПб., 1878; Жукович П. Кардинал Гозий и Польская церковь его времени. СПб., 1882; он же. Сеймовая борьба православного западнорусского дворянства с церк. унией. СПб., 1901-1912. Вып. 1-6; Чистович И. Очерки истории западнорусской церкви. СПб., 1882-1884. Ч. 1-2; Кареев Н. Очерки реформационного движения и католической реакции в Польше. М., 1886; Сапунов А. П. Исторические судьбы Полоцкой епархии с древнейших времен до пол. XIX в. Витебск, 1889; Бобровский П. О. Русская греко-униатская церковь в царствование имп. Александра I. СПб., 1890; Голубев С. Материалы для истории западно-русской православной церкви (XVI и XVII ст.). К., 1891; Киприанович Г. А. Исторический очерк православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве с древнейшего до настоящего времени. Вильна, 1895; Рункевич С. История Минской архиепископии (1793-1832 гг.): С подробным описанием хода воссоединения западнорус. униатов с Православною церковью в 1794-1796 гг. СПб., 1893; Павлов А. С. О начале Галицкой и Литовской митрополий по визант. докум. источникам XIV в. М., 1894; Извеков Н. Д. Исторический очерк состояния Православной Церкви в Литовской епархии за время с 1839-1889 г. М., 1899; Папков А. А. Положение православия и рус. народности в Литве до XVII в. Серг. П., 1899; Миловидов А. И. Заслуги гр. М. Н. Муравьева для Православной Церкви в Сев.-Зап. крае. Х., 1900; он же. Исторические основы латинско-польской политики в Сев.-Зап. крае. Вильно, 1901; Любавский М. К. Литовско-Русский сейм. М., 1901; он же. Очерк истории Литовско-Русского гос-ва до Люблинской унии включительно. М., 1910; Голубинский. История РЦ. Т. 1-2; Горючко П. С. Из истории воссоединения униатов в Белоруссии. К., 1902; он же. Материалы для истории церквей Белоруссии кон. XVIII - нач. XIX ст. Могилёв, 1903; Карский Е. Ф. Белорусы. Варшава, 1903-1922. 3 т. в 7 ч.; Павлович С. К. Опыт истории Замойского униатского провинциального собора (1720 г.). Гродно, 1904; Беднов В. А. Православная церковь в Польше и Литве (по «Volumina legum»). Екатеринослав, 1908; Тихомиров Н. Д. Галицкие и Литовские митрополиты 14-15 вв. и отношение к ним епископов Полоцкой и Туровской епархий. Витебск, 1910; Шавельский Г. Последнее воссоединение с Православною церковью униатов Белорусской епархии (1833-1839 гг.). СПб., 1910; Покровский И. М. Русские епархии в XVI-XIX вв., их открытие, состав и пределы. Каз., 1912. Т. 2; Chodynicki K. Kościoł pzawosławny a Rzeczpospolita Polska: Zaryz hist., 1370-1632. Warsz., 1934; Касяк I. З гiсторыi Праваслаўнай Царквы беларускага народу. Н.-Й., 1956; Пашуто В. Т. Образование Литовского государства. М., 1959; Зернова А. С., Горбунов Т. С. Книгопечатание в Белоруссии XVI-XVIII вв. // 400 лет русского книгопечатания. М., 1964; Алексеев Л. В. Полоцкая земля в IX-XIII вв. М., 1966; Poppe A. Panstwo i Kościoł na Rusi w XI wieku. W., 1968; Подокшин С. А. Реформация и общественная мысль Белоруссии и Литвы (2-я пол. XVI - нач. XVII в.). Минск, 1970; Мараш Я. Н. Ватикан и католическая церковь в Белоруссии. Минск, 1971; Ochmaсski J. Biskupstwo wileńskie w śriedniowieczu. Poznań, 1972; Пашуто В. Т., Флоря Б. Н., Хорошкевич А. Л. Древнерусское наследие и исторические судьбы восточного славянства. М., 1982; Улащик Н. Н. Введение в изучение белорусско-литовского летописания. М., 1985; Зверуго Я. Г. Верхнее Понеманье, IX-XIII вв. Минск, 1989; Щапов Я. Н. Государство и Церковь Древней Руси. Х-ХIII вв. М., 1989; Афанасий (Мартос), архиеп. Беларусь в исторической, государственной и церковной жизни. Минск, 1990; Блинова Т. Ю. Иезуиты в Белоруссии. Минск, 1990; Ермаловiч М. I. Старажытная Беларусь. Минск, 1990; Грыгаровiч I. I. Беларуская iерархiя. Минск, 1992; Мельников А. А. Путь непечален: Ист. свидетельства о святости Белой Руси. Минск, 1992; Никон (Лысенко), игум. Православная церковь Литвы и Малой Руси и религиозная политика князей Литовских в XIV - нач. XV вв. // Тэз. навук. канф., прысв. 1000 - годдзю Полоцкай епархii i праваслаўнай царквы на Беларусi. Минск, 1992; Думiн С. У., Канапацкi I. Б. Беларускiя татары: мiнулае i сучаснасць. Минск, 1993; Кушнярэвiч А. М. Культавае дойлiдства Беларусi ХIII-XVI ст. Минск, 1993; Насевiч В. Л. Пачаткi Вялiкага княства Лiтоўскага. Минск, 1993; Нiкалаев М. Палата кнiгапiсная: Рукапiсная кнiга на Беларусi у X-XVIII ст. Минск, 1993; Туронок Ю. Фармiраванне сеткi рыма-каталiцкiх парафiй на Беларусi ў 1387-1781 гг. // Наша вера. 1995. №. 1. С. 22-23; Иоффе Э. Г. Страницы истории евреев Беларуси. Минск, 1996; Процька Т. Пакутнiк за веру i бацькаўшчыну. Минск, 1996; Макарий. История РЦ. Кн. 1-3, 5, 6; Материалы научно-богословской конференции, посв. памяти прпмч. Афанасия, игум. Брестского и 400-летию Брестских церковных соборов. Минск, 1997; Шейкин Г. Н. Полоцкая епархия. Минск, 1997; Mironowicz A. Teodozy Wasilewicz, archimandryta Slucki, biskup Bialoruski. Białystok, 1997; Загарульскi Э. М. Заходняя Русь, IX-XIII ст. Минск, 1998; Канфесii на Беларусi (канец XVIII-XX ст.). Минск, 1998; Короткая Т. П., Прокошина Е. С., Чудникова А. А. Старообрядчество в Белоруссии. Минск, 1998; Василий (Костюк), иеродиак. История Полесской епархии (1922-1944 гг.). Брест, 1999; Лысенко П. Ф. Туровская земля, IX-XIII вв. Минск, 1999; Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. М., 1999; Этнические и конфессиональные проблемы в современном мире: Науч.-информ. сб. Минск, 1999. Вып. 1; Беларусь на парозе тысячагоддзяў. Минск, 2000; Ермаловiч М. I. Беларуская дзяржава Вялiкае Княства Лiтоўскае. Минск, 2000; Краўцэвiч А. К. Стварэнне Вялiкага Княства Лiтоўскага. Rzeszów, 2000.

Свящ. Феодор Кривонос, В. А. Теплова, И. В. Чаквин, И. В. Оржеховский, Г. Н. Шейкин, С. В. Силова, Г. А. Лаврецкий

Церковное искусство Б.

См. ПЭ. РПЦ. С. 552 (Архитектура православного храма. X-XX вв.), 567-568 (Церковное искусство малых форм. X-XX вв.), 587-598 (Православное искусство Украины и Белоруссии. XIV-XVIII вв.), а также статьи: Богша Лазарь, Борисоглебский полоцкий мон-рь, Борисоглебская церковь в Гродно, Евфросиниев полоцкий жен. мон-рь, Евфросинии Полоцкой крест, Купятицкая икона Божией Матери, Остробрамская икона Божией Матери, Полоцкая епархия и др.

Церковное пение

Древнерусский период (X-XVII вв.)

Начало письменной истории певч. искусства относится к кон. Х в. Основой певч. традиции являлся монодийный знаменный распев, белорус. редакции к-рого засвидетельствованы начиная с XV в. Церковнослав. язык белорус. книг отражает влияние фонетики народной диалектной речи и украинизмов.

Единственной разновидностью нотолинейного певч. сборника Юго-Зап. Руси является Ирмологион. Особенности знаменных и ранних нотолинейных Ирмологионов XVI - 1-й пол. XVII в. передают связь практики того времени с ранней древнерус. традицией. В белорус. образцах проявляются те же «черты архаики», к-рые, по мнению прот. И. Вознесенского, были присущи укр. Ирмологионам: особый подбор репертуара для записи, длительное сохранение раздельноречия, надстрочные знаки придыханий и ударений. В основе белорус. Ирмологионов XVII в. почти всегда лежит четырехчастная структура: 1) Обиход; 2) Октоих и Ирмологий (в виде единого осмогласника или разделенных циклов); 3) Подобны; 4) Стихирарь с ирмосами (минейный), Триодь и Обиход Постный, Праздники (этот раздел изложен в порядке дней церковного года). Белорус. Ирмологионы кон. XVI - 1-й пол. XVII в. имеют ярко выраженную структурную специфику: они состоят из большего числа разделов, имеют дробное расположение разных жанровых групп; в отдельные группы выделяются ирмосы и розники (ирмосы на предпразднства Рождества и Богоявления); Октоих представлен разными циклами стихир, изложенными по типам (наподобие Октоиха изборного); обиходная часть в основном помещается между др. разделами сборника.

Супрасльский Ирмологион. 1596–1601 гг. Титульный лист (НБУВ ИР. Ф. 1. № 5391)

Супрасльский Ирмологион. 1596–1601 гг. Титульный лист (НБУВ ИР. Ф. 1. № 5391)


Супрасльский Ирмологион. 1596–1601 гг. Титульный лист (НБУВ ИР. Ф. 1. № 5391)

Типичным примером раннего юго-западнорус. Ирмологиона является Супрасльский Ирмологион (НБУВ ИР. Ф. 1. № 5391) - ценнейший памятник западнобелорус. певч. искусства, первый из сохранившихся восточнослав. нотолинейных сборников. Он происходит из Супрасльского мон-ря, основанного в 1498 г. выходцами из Киево-Печерской обители.

Супрасльский Ирмологион, переписанный в 1596-1601 гг. Богданом Онисимовичем из Пинска, содержит переводы со знаменной нотации, выполненные распевщиком, обозначенным инициалами «  ». Многочастная структура памятника сближает его с др. ранними (в т. ч. знаменными) сборниками. Знаки нотации на пятилинейном стане выполнены здесь, как и в укр. памятниках нач. ХVII в. (Долынянский, Львовский Ирмологионы), не «квадратной» нотой, а ранним «легким» письмом (скорописью), близким к начертаниям крюков. Здесь использованы цефаутные ключи на различных линейках, в записи нек-рых напевов есть знаки мутации звукоряда. Певч. содержание Супрасльского Ирмологиона генетически связано с укр. традицией: как установлено А. В. Конотопом, содержащиеся в нем напевы близки к киевским. Этот памятник является также единственным известным в наст. время нотолинейным сборником Юго-Зап. Руси, содержащим демество, причем в его архаическом виде. Указание «         », помещенное перед всенощным бдением, возможно, означает, что типовой супрасльский напев песнопений Обихода в греко-балканской традиции пелся с исоном, - др. голосов в записи нет. Нек-рые традиц. напевы, содержащиеся в обиходной части Супрасльского Ирмологиона, имеют особые названия: знаменный, мирский, острожский (вписан позже; см. Южнорусские распевы), « », « » («  »), « » (греко-балканские), « » (молдавский). Супрасльский мон-рь являлся активно действующим центром восточнослав. культуры, сохранившим эту роль и после вынужденного перехода в унию в нач. XVII в. Известны имена неск. переписчиков XVII в. из Супрасля: Феодор Семионович (БАН Литвы. F. 19. 116, 1638-1639), инок Феофил (1662; по сведениям Ф. Добрянского), вик. Антоний Кищиц (1674-1676; Археографический сб.). Именно в этом мон-ре впервые в восточнослав. землях было введено нотопечатание, первым образцом к-рого стали ноты тропаря «  » в сб. «Последование пострига» (1697) (Разумовский. С. 122-123).

Супрасльский Ирмологион. 1638–1639 гг. (БАН Литвы. F. 19.116. Fol. 32)

Супрасльский Ирмологион. 1638–1639 гг. (БАН Литвы. F. 19.116. Fol. 32)


Супрасльский Ирмологион. 1638–1639 гг. (БАН Литвы. F. 19.116. Fol. 32)

Особенности белорус. церковного пения XVII-XVIII вв. объясняются сложным положением Православия, с XVI в. теснимого в этом регионе др. конфессиями. Различные инославные богослужебно-певч. культуры влияли на состояние местной традиции по-разному: если католич. (римского обряда) и протестант. ориентировали на освоение многоголосия (разного стиля, хорального и полифонического), то униатская поначалу опиралась исключительно на монодийное пение. В Вильно, являвшемся в регионе центром кальвинизма, кн. Н. Радзивилл Чёрный создал капеллу, исполнявшую хоровую музыку. В разных городах работали протестант. типографии, где издавались нотные протестант. песенники - канционалы. Известны Брестский польск. кальвинист. канционал «Pieśni Chwal Boskich», изданный Яном Зарембой (1558), Крулевецкий (15602), Несвижский «Katechizm… Psalmy i pieśni» Даниеля из Ленчицы (1563-1564), Виленские (1594, 1598, 1600) канционалы. Первый белорус. канционал (1568) сохранился лишь во фрагментах. Белорус. кальвинисты использовали для своих песнопений напевы франц. гугенотов, нем. лютеран, моравских братьев; в них входили также песнопения местного происхождения, напр. стих о 10 заповедях Христа.

Католицизм, активизировавшийся после принятия Люблинской унии и создания Речи Посполитой (1569), сконцентрировал усилия на развитии своей системы образования (от школ до академий), книгопечатании, учреждении мон-рей разных орденов, строительстве костелов. В бесплатных иезуитских школах, куда набирали детей из беднейших сословий, преподавали гуманитарные дисциплины, хоровое пение, обучали игре на оргaне и скрипке. Воспитанники школ обязаны были принимать участие в праздничных службах в костелах, играя в инструментальных капеллах.

С нач. XVII в. вместе с древним вост. богослужебным обрядом в униатских мон-рях сохраняли традицию правосл. монодийного пения. Это было предметом особого внимания римской курии, издававшей документы, запрещавшие латинизацию греч. ритуала (Бреве папы Павла V, 1615, и др.). При сопоставлении двух Супрасльских Ирмологионов, принадлежавших ранней и более поздней редакциям (1598-1601 и 1638-1639 соответственно), видно, что старый репертуар сохранен почти полностью, исключены и дописаны лишь нек-рые напевы. Сохранение униатами монодийного репертуара очевидно и по старопечатным нотным Львовским и Почаевским Ирмологионам (1700, 1709, 1766 и др.), близким по составу к укр. и белорус. рукописям XVII-XVIII вв. Со временем в певч. практике униатов появились новые, нетрадиц. напевы (напр., полиелей напева «     » (мохнативского или литов.) из укр. Старосамборского Ирмологиона Иоанна Рижкевича // Warszawa. Biblioteka Narodowa. Akcesja. 2662, 1748). В нек-рых униатских обителях богослужение с течением времени испытало сильное влияние муз. традиции рим. обряда. Так, в Супрасльском мон-ре по указу митр. К. Жаховского была основана инструментальная капелла, а в Жировицком установлен 80-регистровый орган, самый крупный в Белой Руси. Очевидно, эти новшества были связаны с переходом (частичным или полным) в этих мон-рях на многоголосное пение, поскольку с традиц. монодийным пением игра на инструментах не согласовывалась. Источники униатского многоголосия сегодня не установлены, возможно, традиция партесного пения была заимствована ими у правосл. братств. В др. униатских мон-рях (прежде всего периферийных) монодию продолжали исполнять до кон. XVIII в. Известно неск. имен переписчиков поздних Ирмологионов: Авраамий, иером. Святодуховского мон-ря (в Вильно?) (1764; указано В. Перетцем); известный только по инициалам П. Ш. диакон «Базилианского монастыря Литовской провинции» (ГИМ. Син. певч. № 512, сер. XVIII в.); иером. Иосиф Загоровский (БАН Литвы. F. 22. 71, 1769); Порфирий Клюбовский, иером. витебского базилианского мон-ря (1795; сведения Ю. П. Ясиновского).

В кон. XVI - нач. XVII в., после офиц. признания белорус. Мстиславской епархии, активизировалась издательская деятельность братств, публиковалась служебная (ненотная) лит-ра (Полуустав, Ирмолой и др.), тогда как нотная до кон. XVII в. существовала только в рукописной традиции. В XVII-XVIII вв. развивалась параллельно правосл. и униатская книжность. Белорус. Ирмологионы обеих конфессий (их сохранилось более 60) в целом сходны между собой, но почти всегда различаются в деталях. В правосл. сборниках содержатся песнопения слав. святым (в т. ч. прп. Евфросинии Полоцкой), Полууставы отмечают память новомучеников Литовских Антония, Иоанна и Евстафия; иногда упоминаются братства и принадлежащие им храмы. Поминовение польск. королей («  ») содержится в книгах обеих конфессий (см. напр., ектении в Полууставах, изданных правосл. братствами в Вильно и Евье в 1637-1640, 1643-1644, 1646, молитвы во здравие «  » в Супрасльском Ирмологионе, 1638-1639). В греко-католич. Ирмологионах изредка содержатся здравицы священноначалию (напр., архиеп. Рафаилу - Супрасльский Ирмологион, 1638-1639), песнопения в память униатских святых, нек-рые лат. гимны в переводах (напр., «Dies irae» (        ) в Супрасльских Ирмологионах, 1638-1639 и 1662).

Супрасльский Ирмологион. 1638–1639 гг. (БАН Литвы. F. 19.116. Fol. 271v.)

Супрасльский Ирмологион. 1638–1639 гг. (БАН Литвы. F. 19.116. Fol. 271v.)


Супрасльский Ирмологион. 1638–1639 гг. (БАН Литвы. F. 19.116. Fol. 271v.)

В основе репертуара Ирмологионов XVII в., как правосл., так и униатских, лежат поздние редакции песнопений знаменного распева, составляющие циклы Октоиха, Ирмология, Триоди и Стихираря. Названия напевов, часто встречающиеся в Обиходе простом и постном (в начальной и последней частях Ирмологионов) - «болгарский», «грецкий», «подгорский», «киевский» (редко - «печерский»), «острожский», «простый», «руский» (или «руский простый»),- отражают движение традиции с Украины. Местные белорус. редакции (напевы супрасльский, кутеинский, слуцкий, купятицкий, могилёвский, а также без названия) создавались в различных певч. центрах. в Белой Руси, как и на Украине, был очень популярен болгарский распев, присутствующий в каждой рукописи (без обозначения, под «своим» или «чужим» названием): традиц. напевы составлены в калофоническом визант. стиле (см. Калофоническое пение), краткие - имеют позднее происхождение. Так, напев херувимской песни с названием « » (Ирмологион василианского Жировицкого мон-ря, 1649 - НБУВ ИР. Ф. 1. № 3367) или «  » (Ирмологион правосл. киевского Межигорского мон-ря, сер. XVII в.- НБУВ ИР. Софийск. 112/645) совпадает с известным болг. напевом 5-го гласа, к-рый в Московской Руси записывался с помощью знаменной нотации. Др. болг. напев херувимской обозначен в раннем белорус. Ирмологионе (1-я пол. XVII в., переписчик иером. Иона) как «            []    [] »; в Жировицком Ирмологионе 1649 г. тот же напев носит название « », т. е. признан имеющим укр. происхождение, хотя в укр. Ирмологионах он либо не имеет названия, либо именован «болгарским» или иначе. Происхождение большинства новых напевов XVII-XVIII вв., имевших общее слав. распространение, пока не установлено. Острожские напевы чаще включали в правосл. Ирмологионы, без названий они были распространены повсеместно. Крайне редко в униатских Ирмологионах встречаются развернутые греч. напевы в калофоническом визант. стиле (прот. Вознесенский отмечал, что униатская певч. практика от них отказалась), но необходимые для службы песнопения с греч. текстами туда иногда включались («  »). Вместо пространных греч. напевов (и сходных с ними киевских) в мон-рях создавали их сокращенные редакции; удачными переложениями являются краткие мелодии херувимских - « » и « » (Жировицкий Ирмологион, 1649), сконцентрировавшие наиболее выразительные интонации греко-балканских и киевских напевов.

Жировицкий Ирмологион. 1649 г. (НБУВ ИР. Ф. 1. № 3367. Fol. 14)

Жировицкий Ирмологион. 1649 г. (НБУВ ИР. Ф. 1. № 3367. Fol. 14)


Жировицкий Ирмологион. 1649 г. (НБУВ ИР. Ф. 1. № 3367. Fol. 14)

Начиная с 20-40-х гг. XVII в. широкое распространение получили новые песенные напевы херувимской, исполнявшиеся наряду с традиц. репертуаром (известны по укр. Ирмологионам XVII - нач. XIX в. из правосл. мон-рей). В этих кратких мелодиях заметны отсутствие связей с интонационным строем знаменного распева, влияние европ. песенности, четко выраженная мажорная или минорная ладовая основа, симметрия в расположении попевок. В связи с краткостью напева текст херувимской распевался в куплетной форме, по строкам. Новые напевы херувимской, подтекстованные только 1-й строкой, часто выписаны циклами по 8, 15 или более образцов, из к-рых многие сходны между собой. Рядом с таким циклом выписывался также канонический, мелодически развернутый напев херувимской, к-рый мог помещаться в сборнике с названиями «супрасльский», «киевский», «старожитный» и др. или без наименования. Можно предположить, что этот многораспевный комплекс был необходим в монастырском богослужении, где краткие «новые» напевы предназначались для вседневных будничных литургий, а торжественный традиц. напев - для воскресных и праздничных. Песенные напевы близки по стилю мелодизму ранних партесных концертов и считаются одним из его истоков. Партесная обработка песенной херувимской содержится в Супрасльском Ирмологионе 1638-1639 гг. (4 голоса выписаны последовательно), она напоминает песни из протестант. канционалов. В Ирмологионе иером. Тарасия (базилианские мон-ри, до 1643) мелодичность напева подчеркнута названием « ». Общность певч. материала говорит о том, что укр. и белорус. Ирмологионы составляли единую традицию муз. книжности Юго-Зап. Руси.

Правосл. переписчики, покидавшие белорус. земли вслед. сложного конфессионального положения, составляли в Москве и С.-Петербурге Ирмологионы юго-зап. образца, репертуар к-рых дополнен российскими напевами. Так, в Ирмологионе иером. Гавриила Аранесовича, «полочанина, постриженца Черниговского», есть напевы «белорусский», «кутеинский», «простый», «московский», «болгарский» (Саввин Сторожевский мон-рь, 1673 - РГБ. Ф. 205. № 248). В анонимном Ирмологионе сер. 50-х гг. XVIII в. содержатся «киевский», «острожский», «московский», «смоленский», «печерский», «симоновский», «польский», «кутеинский», «болгарский», «греческий» напевы; в др. сборниках - «невский», «жуковский». С первых лет книжной справы сер. XVII в. по приказу Патриарха Никона в Московскую Русь привозили белорус. и укр. книги, приезжали знатоки церковного пения. Первый из датированных нотолинейных Ирмологионов, известных в Москве, был переписан свящ. Тимофеем Куликовичем в Белом Ковеле при братской ц. Рождества св. Иоанна Предтечи (Оршанское воеводство - ГИМ. Син. певч. № 1368, 1652 г.); наряду с др. сборниками Юго-Зап. Руси он использовался в Воскресенском Новоиерусалимском истринском мон-ре.

Арх.: Разумовский Д., прот. [Нотные рукописи и книги.] (Ркп.) // РГБ. Ф. 380. № 10-11.

Католич. ркп.: Добрянский Ф. Описание рукописей Виленской Публичной б-ки церковнославянских и русских. Вильно, 1882; Снитко А. Описание рукописей и старопечатных книг в Слуцком (Минской губ.) Тройчанском мон-ре // ИОРЯС. 1911. Т. 16; Перетц В. Рукописи б-ки Моск. ун-та, самарских б-к и музея и минских собраний: Описание рукописных собраний. Л., 1934. Вып. 3; Ясиновський Ю. Украïнськi та бiлоруськi нотолiнiйнi Iрмолоï XVI-XVIII ст.: Кат. i кодикологiчно-палеографiчне дослiдження. Львiв, 1996.

Ист.: Археографический сб. док-тов, относящихся к истории Сев.-Зап. Руси. Вильно, 1870. Т. 9; Карский Е. Отчет о научных занятиях в б-ках Москвы, Троице-Сергиевой лавры и Слуцка // Варшавские унив. изв. 1898. № 9; Kot S. Kancionał breski Jana Zaremby z roku 1558 // Reformacja w Polsce. Warsz., 1937-1938. T. 9-10; Pichura G. P. Monument of Byelorussian Church Music // The Eastern Churches Quarterly. 1962. Vol. 14; Конотоп А. Супрасльский Ирмологион // Сов. музыка. 1972. № 2; он же. Супрасльский Ирмологий 1638-1639 гг. // ПКНО, 1980. Л., 1981; Ясиновський Ю. Першi схiднослов'янськi нотнi видання // Укр. музикознавство. К., 1974. Вип. 9; он же. Нотний iрмолой Гаврила Аранесовича як пам'ятка схiднослов'янських муз. зв'язкiв // Бiблiографiя украïнознавства. Львiв, 1994. Вип. 2; Лабынцев Ю. Неизвестный памятник нотной печати // Сов. музыка. 1983. № 3; Дубровiна Л. Супрасльський iрмолой 1601 року: Деякi аспекти кодикологiчного дослiдження // Рукописна та книжкова спадщина Украïни. К., 1993. Вип. 1.

Изд.: Пiхура Г. Жыровiцкi iрмолой (1649): Выбраные лiтургiчные напевы. Лёндон, 1990.

Лит.: Likowski E. Dzieje kościoła unickiego na Litwie i Rusi w XVIII i XIX wieku uwaźane glуwnie ze względu na przyczyny jego upadku. Poznań, 1880; Вознесенский И., прот. Церковное пение Православной Юго-Западной Руси по нотно-линейным ирмологам XVII-XVIII вв. М., 1898. Вып. 1; Пiхура Г. Царкоўная музыка на Беларусi // Божым Шляхам. Лёндон, 1964. № 83; он же. Богдан Анiсiмович // Там же. 1966. № 4; Przywecka-Samecka M. Drukarstwo muzyczne w Polsce do konca XVIII wieku. Kraków, 1969; Скребков С. Русская хоровая музыка XVII-нач. XVIII в. М., 1969; Пароцкая Н. Раннее белорус. нотопечатание // Полымя. 1970. № 8. С. 245-250; Лабынцев Ю. Некоторые вопросы кирилловского нотопечатания в Супрасле // Федоровские чтения, 1978. М., 1981; Дадзiёмава В. Гiсторыя музычнай культуры Беларусi ад старажытнасцi да канца XVIII ст. Минcк, 1994; Ясиновський Ю. Джерела вивчення украïнсько-бiлорусько-росiйських музичних зв'язкiв XVI-сер. XVII ст. // З iсторiï укр. муз. культури. К., 1991; Герасимова-Персидская Н. А. Партесный концерт в истории муз. культуры. М., 1993. С. 38-42; Picarda H. The Evolution of Church Music in Byelorussia // California Slavic Studies. Oxf., 1993. Vol. 16; Шевчук О. Ю. Киïвський наспiв у контекстi церк.-монодичного спiву Украïни та Бiлорусiï XVII-XVIII ст. (джерела, жанри, риси стилiстики): Канд. дис. К., 1999; она же. Об атрибуции песнопений киевского роспева в многороспевном контексте укр. певческой культуры XVII-XVIII вв. // Гимнология: Учен. зап. МГК им. П. И. Чайковского. М., 2000. Вып. 1. С. 367-376; Ядловская Л. Н. Богослужебное пение и церк. музыка в Беларуси в XVI ст.: (К вопр. межконфессиональных взаимодействий) // Муз. культура христианского мира: Мат-лы междунар. науч. конф. Р. н/Д., 2001; Базылева И. В. Особенности богослужения по Полууставу, изданному в Великом княжестве Литовском // Бражниковские чтения: Тез. науч. конф. СПб., 2002.

Е. Ю. Шевчук

Cтановление партесного стиля пения (XVII-XVIII вв.)

В становлении и развитии многоголосного партесного пения в Б. исключительное значение имели правосл. братства. Обобщение музыкально-теоретических основ и изложение композиционных норм содержится в трактате Н. П. Дилецкого «Идеа грамматики мусикийской», ранняя редакция к-рого предположительно была издана в Вильно на польск. языке в 1675 г. Из Речи Посполитой этот стиль хорового пения и новую нотацию певчие принесли в Москву; царский двор и Патриарх Никон неоднократно приглашали белорус. мастеров партесного пения. В XVII в. в Москве работали белорус. «воспеваки» (распевщики) И. Дьяковский, Иоанн Кокля, Иван (Ян) Конюховский, А. Бережанский, Д. Рогачевский, Иоанн (Ян) Коленда (ученик Дилецкого). Дьяковский и Коленда были известными композиторами, работавшими в партесном стиле. Белорус. певчие пели в хорах Иверского Валдайского мон-ря и Воскресенского Новоиерусалимского мон-ря, ставшего одним из центров партесного пения. Певчие Новоиерусалимского мон-ря сыграли огромную роль в развитии традиций многоголосного пения в России; здесь жили и трудились авторы партесных композиций белорусы П. Гиржда и Миневский.

Во 2-й пол. XVI-XVII в. в белорус. муз. искусстве получили распространение т. н. канты и псальмы. Большинство религ. кантов посвящено борьбе с унией и написано на белорус. языке. В XVII-XVIII вв. приобрели популярность рождественские псальмы-колядки. Массовому распространению кантовой культуры способствовали школяры и семинаристы, ходившие в праздники с вертепом и батлейкой (народный рождественский кукольный театр). Псальмы и канты пели не только в дни церковных праздников, но и в будни и даже в церковном обиходе, где распространилась практика использования мелодий кантов в литургических песнопениях. Нек-рые канты на богослужебные тексты стали называться «концертами».

Распространение гомофонно-гармонического стиля пения (кон. XVIII - нач. XX в.)

После раздела Речи Посполитой большинство земель Белой Руси вошли в состав Российской империи, где с XVIII в. в богослужебном пении культивировались стиль и манера пения Придворной певческой капеллы. Церковнопевч. образование можно было получить в Варшавской ДС и ДА, Виленской, Минской, Могилёвской ДС. Из семинаристов-хористов выходили регенты и композиторы. Выпускники семинарий направлялись на псаломщицкие (регентские) места в приходы. В сельские приходы порой назначались лица, не имевшие духовного образования, но обладавшие большим опытом пения в церковных хорах и сдавшие экзамен по литургике и церковному уставу. Большинство регентов (а иногда диаконы и священники) преподавали муз. дисциплины и в светских учебных заведениях.

Для талантливых мальчиков существовало Училище для малолетних певчих при минском архиерейском доме. Начальное муз. образование в архиерейском хоре получили буд. архим. Мартирий (Горбачевич) (1809-1812) - первый белорус. исследователь богослужебного пения; композитор, проф. Белорусской консерватории Н. Я. Ровенский (1895-1903) и др.

Во вновь организованных народных школах и уч-щах, воскресных школах при семинариях наряду с Законом Божиим, церковнослав. языком и счетом изучались молитвы и церковное пение. В каждом учебном заведении давалось серьезное музыкально-певч. образование, существовал хор, к-рый пел на богослужениях, праздниках, торжественных актах; выпускники обладали необходимыми знаниями, навыками и опытом церковных певчих.

Своеобразными музыкально-певч. центрами были губернские города (Гродно, Могилёв, Пинск, Полоцк). В кон. XIX - нач. XX в. особенно славились исполнительским искусством могилёвские церковные хоры, что было связано с расположением здесь Ставки имп. Николая II. В Спасском храме пел знаменитый бас Семён Казаков. На рубеже XIX-XX вв. церковное пение и приходские хоры особенно опекал Могилёвский архиеп. Анастасий (Братановский-Романенко). Почти в каждой церкви употреблялось нотное богослужебное пение, а нек-рые хоры прихожан славились своим строем. Особенно выделялся архиерейский хор могилёвского кафедрального собора, в к-ром в нач. XIX в. служили регентами диак. и композитор Вус и композитор, выпускник Придворной певч. капеллы украинец В. Нельговский. В кон. XIX - нач. XX в. в белорус. храмах служили такие выдающиеся музыканты, как Г. Рубинский, О. Кончиловский, Н. Архангельский (Виленский Пречистенский собор), В. Завитневич и Н. Соловьевич (Пинский кафедральный собор), И. Долматский и С. Подобедов (певцы минского кафедрального собора), знаменитый бас А. Царенков (певчий могилёвского архиерейского хора, затем протодиак. минского Покровского храма, свящ. минского Петропавловского кафедрального собора, репрессирован, после освобождения из ГУЛАГа певец хора Белорусского оперного театра). Церковную музыку писали Нельговский, диаконы Вус и Сперанский.

В репертуаре церковных хоров значительное место занимали песнопения петербургских авторов или песнопения, получившие одобрение цензурного комитета Придворной певч. капеллы. На богослужениях использовались сборники гласового обиходного пения, издававшиеся в Варшаве, составленный А.Ф. Львовым и Н. И. Бахметевым «Обиход простого церковного пения, при Высочайшем Дворе употребляемого», к-рый рассылался по всем епархиям и рекламировался в церковных изданиях. Самыми популярными в белорус. областях были упрощенная редакция киевского напева и петербургский обиход. В белорус. мон-рях также использовались московские напевы, имевшие сдержанный характер, лишенные эффектных мелодических и гармонических особенностей.

В кон. XIX - нач. XX в. в Б. создавались литературно-муз. кружки и товарищества, к-рые устраивали муз. собрания, лекции и чтения, организовывали концерты (в т. ч. церковной музыки). Репертуар концертов правосл. песнопений строго регламентировался: разрешалось только пение псалмов, песнопений всенощной, молебнов и проч. треб, из песнопений литургии дозволялось исполнять только «Отче наш».

1917 г.- нач. XXI в.

В связи с установлением в 1918 г. в вост. белорус. губерниях советской власти развитие церковнопевч. культуры было остановлено. В Зап. Беларуси, вошедшей в состав Польши, число правосл. приходов и мон-рей сократилось наполовину вслед. их разрушения или передачи католич. Церкви. В 20-30-е гг. ХХ в. церковнопевч. образование можно было получить в ДС в Вильно и Кременце (Волынь), а также в псаломщицко-диаконской школе в Яблочинском мон-ре. В Виленской ДС церковное пение преподавали В. С. Бейер (в первых классах) и Ф. С. Матвеец, руководивший архиерейским хором в виленском Свято-Духовом мон-ре. Среди семинаристов, певших в этом хоре, были буд. белорус. и литов. музыканты В. В. Ровдо (проф., главный дирижер Академического хора Национальной Телерадиокомпании РБ), Г. И. Цитович (художественный руководитель Гос. народного хора БССР), а также Д. М. Рулинский (хормейстер того же коллектива), Л. Мурашко (солист Литовского оперного театра, ныне регент архиерейского хора в вильнюсском Свято-Духовом соборе), Л. С. Ракитский (регент архиерейского хора минского Свято-Духова собора) и др. В виленском Пречистенском соборе певчим и чтецом был проф. Виленской консерватории композитор-симфонист К. М. Галковский (Галкаускас), регентами служили Г. Р. Ширма (до 1939; впосл. главный дирижер Академической гос. капеллы БССР) и Рулинский (40-е гг.). Превосходные церковные хоры существовали в Гродно и в Молодеченском р-не, ими управляли выпускники Варшавской ДА - Е. Крылов, свящ. Арсений Воробей (1937-1938), свящ. В. Цинцевич (сослан в 1939), диак. Я. Семашко; в Белостокской ц. регентом был композитор К. Кислый (1898-1985) и др. В храмах Вильно, Гродно, Клецка, Слонима, Новогрудка служил регентом выпускник богословского фак-та Варшавского ун-та и Варшавской консерватории церковный композитор А. М. Волынчик (1896-1985). Как композиторы-регенты были известны Шах, Кислый, И. Юшкевич и др. Крупным певч. центром Зап. Белоруссии был Пинск. Архиерейский хор являлся предметом особой заботы архиеп. Полесского и Пинского Александра (Иноземцева) и влиял на музыкально-певч. вкусы не одного поколения регентов, псаломщиков и певчих. По его благословению полесским епархиальным миссионерским комитетом в Пинске был издан «Обиход нотного церковного пения» или «Полесский сборник» (1929), куда вошли композиции рус. композиторов, известные обиходные напевы, сочинения молодых композиторов, местные напевы, а также начальные сведения по теории музыки.

В 20-40-х гг. XX в. в минской Свято-Преображенской ц. служил регентом Д. Пигулевский, в ц. св. Марии Магдалины руководили хорами певчих В. Теравский (расстрелян в 1938) и П. Вершинский (расстрелян в 1937), особенно выделялись своим пением хоры в Козыревской ц., в Сторожевской кладбищенской ц., в Петропавловской ц., в жен. Свято-Преображенском мон-ре (регент мон. Никодима), в слуцком Успенском соборе (регент М. Николаевич) и др. В светских муз. учебных заведениях преподавали выпускники Придворной певч. капеллы. В военные годы в хорах белорус. храмов служили регентами известные композиторы и дирижеры Ровенский (Червень), Кислый (Белосток), Матвеец (ц. св. Александра Невского, Минск), внесшие большой вклад в развитие певч. культуры Б.

После окончания Великой Отечественной войны в белорус. церковных хорах пели в основном женщины пожилого возраста. Только в крупных городах в состав церковного хора входило до 20 чел., т. к. уполномоченные по делам религии не разрешали набирать в хоры более 5 чел. в партию.

Во 2-й пол. ХХ в. большой вклад в развитие правосл. церковнопевч. искусства внесли: регенты - Г. Г. Грудовик и Н. В. Бутомо (1905-1986), преподаватели Жировицкой ДС - Ф. С. Савинич, Волынчик (1896-1985), Пигулевский, диак. Петр Лешкевич, Ракитский и др., выдающиеся певцы - В. Некрасов (тенор), С. Казаков (бас), А. Ракитская (сопрано), И. Серпокрылов (баритон).

В годы советской власти, несмотря на идеологическое давление и запрет на сочинение и распространение религ. музыки, белорус. композиторы М. В. Анцев, Ровенский (1886-1953), А. Е. Туренков (1886-1958), Бутомо, Волынчик, диак. П. Лешкевич, В. В. Скоробогатов, М. Ф. Маттисон, свящ. Петр Гудкевич, Галковский, Ракитский, Н. Миколаевич, Соломка (имя неизвестно) сочиняли церковную музыку. Их произведения ориентированы на гармонический хоровой стиль XIX в., использование правил классической гармонии.

Белорус. церковнопевч. искусство продолжало развиваться и в эмиграции: в Бельгии трудились Ровенский и Кислый, в США - церковный композитор и музыковед Н. Н. Куликович-Щеглов (1897-1969). Были изданы сборники белорус. богослужебных песнопений и религ. песен (Кливленд, 1957-1963; Лондон, 1979; 1989; 1991).

С 90-х гг. ХХ в. начинается интенсивное развитие правосл. певч. культуры, связанное с образованием Белорусского Экзархата РПЦ. Открылись ДУ, готовящие певчих, псаломщиков и регентов. Созданы хоры в правосл. храмах Минска, Витебска, Бреста, Гомеля, Слуцка, Барановичей, Орши, Гродно, Пинска. Особенностью совр. периода стал интерес регентов и певчих к уставным песнопениям, знаменным распеву и нотации.

В 1989 г. к празднику 1000-летия Крещения Руси в Белоруссии была выпущена грампластинка (альбом) с записью песнопений белорус. церковных композиторов в исполнении архиерейского хора минского Свято-Духова кафедрального собора под упр. Ракитского. В 1995 г. в Б. появился первый сб. правосл. песнопений «Нова радасць. Хрэстаматыя па духоўнай харавой музыцы», изданный А. В. Пекутько и Е. Н. Реутович. В 1998 г. в Польше выпущен сборник белорус. колядок в обработке польск. композитора Р. Твардовского. В изд-ве Белорусского Экзархата вышел «Учебник церковного пения» В. А. Вахромеева в 2 т. (2000), где представлены гласовый материал и неизменяемые песнопения в совр. нотации.

С 1989 г. ежегодно проходит Минский международный фестиваль правосл. песнопений. Традиции национальной правосл. композиторской школы продолжают развивать совр. композиторы; среди них наиболее известен свящ. А. Бондаренко (род. 1955), клирик Борисоглебской (Коложской) ц. в Гродно, композитор, лауреат Гос. премии Республики Беларусь, творчество к-рого получило широкое признание на родине и за ее пределами.

Ист.: Литовские ЕВ. 1871. № 7; 1876. № 7, 8, 10, 12, 15-17, 19-31, 33-52; 1904. № 12, 19, 20, 21, 23, 24, 27-30; Горючко П. С. Мат-лы для истории церквей Белоруссии кон. XVIII и нач. XIX вв.: Мат-лы для истории могилёвского архиерейского хора 1798-1805 гг. Могилёв, 1903; Ясiноўскi Ю. П. Беларускiя Iрмалоi: Помнiкi музычнага мастацтва XVI-XVIII ст. // Мастацтва Беларусi. 1984. № 11; Касцюкавец Л. П. Беларускi рукапiсны Iрмалой // Помнiкi мастацкай культуры Беларусi: Новыя даследаваннi: Зб. арт. / Рэд. С. В. Марцэлеў. Мiнск, 1989.

Лит.: Кулiковiч М. Беларуская музыка: Кароткi нарыс гicторыi беларускага музычнага мастацтва. Н.-Й., 1953; Pichura H. The Podobny Texts and Chants of the Suprasl Irmologion of 1601 // The J. of Byelorussian Stud. Brux. 1964. № 3; Костюковец Л. Ф. Кантовая культура в Белоруссии. Минск, 1975; она же. Из истории древнерус. знаменного пения // Вопр. музыкознания. Минск, 1981; Масленiкава В. П. Музычная адукацыя ў Беларусi. Мiнск, 1980; Шевчук Е. Киевский роспев как явление певческого искусства юго-западной Руси // Муз. культура средневековья: Сб. науч. тр. М., 1992. Вып. 2. С. 46-48; Ясиновский Ю. П. О напевах в укр. певческих рукописях // Там же. С. 41-43; Ялiнская М. Школы праваслаўных брацтваў у сярэднявечнай Беларусi: З гiсторыi // Спадчына. 1992. № 1. С. 51-55; Берасцень С. I жадаў стаць казачнай няўгледкай: Лёс Мiколы Кулiковiча-Шчаглова // Культура беларускага замежжа: У 3 т. / Склад. i прадм. А. Сабалеўскага. Мiнск, 1993; Пратапопаў Ў. Ў. Архiмандрыт Марцiрый (Гарбачэвiч) - буйны навуковец-беларус у галiне царкоўнага спявання // Пытаннi культуры i мастацтва Беларусi: Рэсп. мiжвед. зб. навук. прац. Мiнск, 1993. Вып. 12; Густова Л. А. Багаслужбовыя спевы ў Беларусi: Традыцыя i сучаснасць // Праваслаўе ў Беларусi i ў свеце. 1994. Вып. 1; она же. Литургическое творчество совр. белорус. композиторов // Христианские ценности в совр. культуре: Мат-лы междунар. науч. конф., Минск, 20 дек. 2000 г.: В 2 ч. Минск, 2001; она же. Беларускае праваслаўнае музычна-пеўчае мастацтва ХХ ст. // Праваслаўе. 2001. № 10; Максiмюк Я. Мiкола Равенскi // Спадчына. 1995. № 4; Пiкарда Г. Царкоўная музыка на Беларусi, 989-1995. Мiнск, 1995; Сiдаровiч Л. «Рыфматворная псалтыр» Сiмяона Полацкага - В. Цiтова // Праблемы этнамузыкалогii i гiсторыi музыкi ў сучасных даследаваннях: Зб. дакл. III навук. чыт. памяцi Л. С. Мухарынскай. Мiнск, 24-25 сак. 1994 г. Мiнск, 1996; Музычны слоўнiк беларуска-рускi / Аўт.-склад. Г. Р. Куляшова i iнш., навук. рэд. Г. Р. Куляшова, Л. А. Антанюк. Мiнск, 1999; Пракапцова В. П. Мастацкая адукацыя ў Беларусi. Мiнск, 1999; Восович С. М. Деятельность церк. школ Ведомства правосл. исповедания на территории Белоруссии (кон. ХIX - нач. ХХ в.) // Мат-лы 5-х Междунар. Кирилло-Мефодиевских чтений, посвящ. Дням слав. письменности и культуры, Минск, 24-26 мая 1999 г.: В 2 ч. Минск, 2000.

Л. А. Густова


Православная энциклопедия. - М.: Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия». 2014.

Синонимы:

Смотреть что такое "БЕЛАРУСЬ" в других словарях:

  • БЕЛАРУСЬ — Республика Беларусь Географические названия мира: Топонимический словарь. М: АСТ. Поспелов Е.М. 2001. БЕЛАРУСЬ РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ Государство в Вост …   Географическая энциклопедия

  • беларусь — сущ., кол во синонимов: 2 • белоруссия (3) • страна (281) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • Беларусь — (Belarus), внутриконтинентальное гос во в Вост. Европе. В апр. 1991 г. Белорусская Советская Социалистическая республика в составе СССР провозгласила независимость, став Республикой Б. со столицей в Минске. Руководство страны объявило о создании… …   Всемирная история

  • БЕЛАРУСЬ — Государство, расположенное на западе Европейской части СНГ. Территория 207,6 тыс.кв.км, население 10260 тыс.человек (1990). Поверхность республики равнинная, климат умеренно континентальный. Развиты машиностроение, химическая, деревообрабатывающ …   Мировое овцеводство

  • Беларусь-2 — У этого термина существуют и другие значения, см. Беларусь (значения). Беларусь 2 телеканал «Беларусь 2» Страна …   Википедия

  • Беларусь-1 — Эта страница требует существенной переработки. Возможно, её необходимо викифицировать, дополнить или переписать. Пояснение причин и обсуждение на странице Википедия:К улучшению/16 июля 2012. Дата постановки к улучшению 16 июля 2012 …   Википедия

  • Беларусь-ТВ — У этого термина существуют и другие значения, см. Беларусь (значения). «Беларусь ТВ» телеканал «Беларусь ТВ» …   Википедия

  • БЕЛАРУСЬ — РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ Государство в Восточной Европе. На северо западе граничит с Литвой и Латвией; на востоке с Россией; на юге с Украиной; на западе с Польшей. Бывшая советская республика Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР),… …   Города и страны

  • БЕЛАРУСЬ — (Республика Беларусь, Белоруссия) государство в Восточной Европе. Столица г. Минск. В 1922–1991 гг. Белорусская Советская Социалистическая Республика, член учредитель СССР. Граничит с Россией на востоке и севере, Литвой и Латвией на севере и… …   Большая актуальная политическая энциклопедия

  • Беларусь — Biélorussie Pour les articles homonymes, voir Belarus (homonymie). Рэспубліка Беларусь[1] …   Wikipédia en Français

Книги

  • Беларусь, . Край легенд, извечных песен и сказок,- так сказал поэт о своем белорусском крае. Происхождение названия Белая Русь толкуют по-разному, часто облекая в поэтическую форму. А сколько образных… Подробнее  Купить за 480 руб
  • Беларусь, Кульков, Дмитрий Евгеньевич. Перед вами экспресс-гид по Беларуси. В нем содержится краткая информация о стране, советы, как лучше провести три и семь дней, и 25 главных достопримечательностей. Также в книге вы найдете… Подробнее  Купить за 314 руб
  • Беларусь, Кульков Д.Е.. Перед вами экспресс-гид по Беларуси. В нем содержится краткая информация о стране, советы, как лучше провести три и семь дней, и 25 главных достопримечательностей. Также в книге вы найдете… Подробнее  Купить за 277 руб
Другие книги по запросу «БЕЛАРУСЬ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.